Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

->

Назло Штатам отморозят себе нос


Законопроект, предложенный нижней палатой парламента в ответ на «антироссийскую политику США», в пятницу, 13 апреля, представили лидеры всех думских фракций и лично спикер Вячеслав Володин. Инициатива «предусматривает возможность введения правительством различных ограничительных мер по поручению президента РФ в отношении различных товаров и граждан США и других стран, которые приняли аналогичные ограничительные меры в отношении Российской Федерации», – объяснил вице-спикер Александр Жуков. Таким образом, наказание распространится не только на Америку, но и на Евросоюз, Канаду и других «наших западных партнёров».

Экономическая часть контрсанкций как «стимул для развития российской экономики» будет включать: запрет на ввоз продовольствия, лекарств, алкоголя, табака; разрыв сотрудничества в атомной, авиационной и ракетно-двигательной отраслях; эмбарго на технологическое оборудование и программное обеспечение. К «мерам политического характера» относятся запрет на въезд для американцев и их союзников или, как минимум, визовые трудности. Самая свежая идея авторов законопроекта – чтобы Россия вышла из соглашений об интеллектуальной собственности, и тогда внутри страны расцветут производства точно таких же виски и айфонов, как американские, только лучше.

Как мы заживём в этом недалёком и прекрасном будущем – объясняет экономист, финансист, директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги Андрей Мовчан.

- Андрей Андреевич, какое значение Россия имеет для США как торговый партнёр?

– Если количественно, то, можно сказать, никакого. Показатели там какие-то совершенно ничтожные, особенно сейчас. Россия и была таким микропартнёром году в 2013-м, а сейчас почти ничего не осталось. А если качественно, то Россия для Америки – это четыре вещи: нефтепродукты, удобрения, титан и сталь. Ещё был алюминий, но он и был практически незаметен. Где-то на миллиард долларов.

- Весь алюминий уже под американскими санкциями вместе с Дерипаской и Вексельбергом, он до российских контрсанкций не дожил.

– Да, он был – и кончился. Так что остались четыре вещи. Три из них, кроме титана, замещаются элементарно. Нефтепродукты, удобрения и сталь – их даже желательно заместить. Американцы пошлины повышенные хотят вводить, потому что им надо свой рынок развивать. На сталь уже ввели. Думаю, что и титан они заместят.

- Вряд ли сразу. Производство «Боингов» зависит от российского титана на 40 процентов.

– Это сегодня. Но титан есть не только в России. Титан есть в Австралии, в Южной Африке, в общем, как-нибудь они титан найдут. Он, конечно, поднимется в цене на мировом рынке, но понятно, что с поиском титана американцы как-то справятся. Но если Россия перестанет поставлять титан в Штаты, то завтра ей надо будет кому-то другому его продавать.

- При этом 90 процентов титана в России производит одно предприятие, где работают 20 тысяч человек.

– Конечно, 20 тысяч человек можно переквалифицировать, например, в эфэсбэшники. Но обидно как-то переставать производить титан, мы всё-таки деньги на нём зарабатываем. Нам надо будет его куда-то продавать. Поэтому мы на голубом глазу пойдём продавать его, скажем, китайцам. Которые его купят – и тут же за комиссию в два процента перепродадут в те же Штаты. Будет всё то же самое, только пострадает Россия. Потому что эти два процента возьмут с нас.

- Ещё Россия запретит американцам вывозить продукцию из редкоземельных металлов.

– Рынок редкоземельных металлов – это биржевой рынок. Можно делать из них продукцию и зарабатывать на производстве. А можно продавать их сырьём. Если американцы не будут покупать у нас редкоземельные металлы в виде продукции, то они будут покупать сырьё через биржи. Биржи – это центральный клиринг. Какой-нибудь китайский трейдер, гонконгский трейдер купил у нас – продал американцам. Там контрагента не отследишь. Не будем продавать американцам то, что сами переработали? Ну, очередной выстрел себе в ногу. Будем дальше хромать. Будем продавать не готовые изделия, а сырьё. И никуда не денемся, потому что американский рынок самый большой.

- Вообще-то пары процентов от выручки за идею не жалко.

– За какую идею?

- «Всё это будет способствовать тому, чтобы американцы почувствовали, что ответные меры приняты», – сказал Жириновский. «Мы наконец-то отвечаем адекватно Соединенным Штатам Америки», – это Миронов.

– Понятно… Знаете, бывает так: здоровый детина идёт по улице, задевает плечом тщедушного очкарика, тот ждёт, пока детина отойдёт подальше, и громко кричит: «Дурак!» В этот момент с него падают очки и разбиваются об асфальт, потому что во время крика он слишком тряс головой. А он считает, что адекватно ответил. Примерно так выглядит этот законопроект. Но если говорить серьёзно, то он совершенно чудовищный.

- Это мы с вами его только начали разбирать. Вот вы назвали четыре позиции, которыми мы можем насолить Штатам, но есть же пятая: мы им поставляем ракетные двигатели.

– Ракетные двигатели и прочее – это какая-то совсем ничтожная доля в нашем экспорте в США.

- Просто они когда-то купили «с запасом», а потом понемножку прикупали. Два года назад Пентагон объявил, что раньше 2021-го не сможет найти замену российским РД-180 и, несмотря на санкции, заключил контракт на покупку ещё двадцати штук.

– Я вас уверяю, что в США как-нибудь эту задачу решат. У них уже есть производители, которые могут выпускать ракетные двигатели по цене, сравнимой с ценой российских. Экономика размером в 19 триллионов долларов как-нибудь с этой проблемой справится, если она справляется с производством айфонов, космических кораблей, «Тесл» и так далее. А вот как справится наша экономика с производством того, что нам поставляют американцы, – это я не очень понимаю.

- Айфон собирают в Китае, к нам он может поставляться оттуда. Как и масса других товаров. Они попадут под запрет как американские или будут считаться китайскими?

– Это всегда большой вопрос в международной торговле. И каждая страна по каждому поводу принимает особые определения происхождения – origin determination. Если мы будем применять международно принятые origin determination, то в большинстве случаев условный айфон окажется не американским. И даже не китайским, а каких-нибудь третьих стран. Более того, origin можно поменять, перебрасывая юрлица и так далее. В общем, придётся, как с «Телеграмом», или признать, что эти санкции – ерунда, или вводить жёсткие определения. По интеллектуальной собственности, по головной компании, например. Тогда под эти санкции действительно попадёт много товаров. И что? Мы останемся без айфонов?

- Ужас.

– «Серые» будут ввозиться.

- Что ещё поставляет нам Америка, чтобы наша экономика не справилась с производством?

– Америка поставляет нам товаров на ничтожные 5 миллиардов долларов, это почти ничего. В это входит чуть-чуть автомобилей, немного поездов и разных устройств для железнодорожного транспорта. Серьёзный кусок – это самолёты «Боинг», которые мы, между прочим, хорошо покупаем. И на которых мы летаем. Не знаю, понимают ли это наши уважаемые депутаты, но если этот их законопроект будет принят, то мы перестанем получать запчасти и для тех самолётов, которые уже есть. У нас 45 процентов авиапарка – это «Боинги». Значит, надо выводить эти 45 процентов парка из эксплуатации? И что мы будем делать?

- Летать на «Суперджетах».

– Ну, хорошо. Вывели «Боинги» – летаем на «Суперджетах». А на дальние дистанции на чём?

- А это, наверное, уже не понадобится. Потому что в законопроекте есть пункт о запрете въезда в Россию для иностранцев… Вы смеётесь, а у кого-то ведь жёны или мужья – американцы.

– Ну, тут, думаю, будет составлен некий список, кому нельзя въезжать. Какой-нибудь Барак Обама в него попадёт. Дональд Трамп. Но вообще-то депутаты могли бы пойти и дальше: надо, я считаю, вообще запретить людям с американским гражданством въезжать в Россию. И уволить со всех предприятий ключевых специалистов, если это американцы.

- Вы депутатов недооцениваете. Они это уже предусмотрели. «Будет введён список, запрещающий въезд на территорию России гражданам Соединённых Штатов Америки, и будет прекращена деятельность на территории России американцев, которые, может быть, даже являются специалистами высокого класса», – сказал Владимир Жириновский.

– Правильно. А чего нам? Заменим их депутатами Думы, пусть они работают.

- И сами к ним в Америку тоже летать не будем, накажем их.

– Итак, мы лишаем себя «Боингов», мы лишаем себя критически важного оборудования в энергетической области, в транспорте. Мы лишаем себя и коммуникационного оборудования, потому что есть вещи, которые не замещаемы: у них американский IP – Intellectual Property, патент. Никто другой их просто не сможет нам продать. Мы лишаем себя лекарств – и обрекаем несколько сотен тысяч человек в своей стране на болезни и страдания. Потому что есть набор лекарств, которые производит Америка, а мы не в состоянии произвести эквиваленты. Мы, конечно, пытаемся сделать смесь мела с сахарной пудрой под тем же названием, но оно почему-то не лечит. А американское лечит. Ну, если мы сочтём, что Великобритания, Германия, Франция и Израиль – не союзники Штатов, то, наверное, худо-бедно сможем заместить почти всё, кроме самолётов. Может, даже лекарства.

- Не сочтём. Законопроект предполагает аналогичные наказания для всех стран, поддержавших антироссийские санкции. А их из перечисленных только Израиль не поддержал.

– Израиль их поддержит, я уверен. Ещё немножко Асаду попомогаем – и Израиль к санкциям присоединится.

- Но Дума ведь предлагает решение проблемы: Россия выйдет из соглашений об интеллектуальной собственности – и американские товары будут выпускаться у нас под российскими марками.

– Я вам могу сказать, что будет, если это произойдёт. Можем забыть про экспорт российских товаров, чуть более сложных, чем нефть. Какая же страна согласится покупать хоть что-то, в чём неожиданно может оказаться сворованная интеллектуальная собственность? Они покупают у нас партию, скажем, ломов, а потом приходят американцы и говорят: у нас патент на лом такой формы, а русские своровали. И у нас перестанут покупать всё.

- Китай когда-то начинал с этого, крал чужую интеллектуальную собственность, копировал товары – и неплохо развился.

– Он делал это для внутреннего рынка. Наружу не продавал. Южная Корея тоже начинала с того, что у них по дорогам бегали машинки, как две капли воды похожие на европейские, только с корейскими шильдиками. Всё это действительно было. Только на внешний рынок такой товар не пойдёт. И потом, если у нас такие крутые ребята, что могут производить американскую продукцию по американскому IP, то почему они не начали с «Теслы»? У «Теслы» открытый IP, пожалуйста – производите, никто не мешает.

- Просто «Теслы» их нам не надо. Пусть наши машины ездят на бензине из родной нефти.

– Тогда какой американский IP авторы законопроекта хотят украсть? Что у нас будут с этим делать?

- Свои «Боинги» и айфоны.

– Кто ж нам до сих пор мешал делать айфон? Что в нём закрытого? Конечно, это получился бы не конкретно айфон. Но вот «Самсунг» не воровал никакого IP, а у них есть свой телефон. Китайцы выпускают море телефонов. А у нас за всё это время получился только йотафон. Да и тот – китайский. Для того чтобы сделать хоть что-нибудь на сегодняшнем технологическом уровне, нам необходимы технологическая платформа, база, школа, система кооперации. Наконец, для того чтобы сделать свой айфон, нам надо будет где-нибудь купить экран. Потому что в ближайшие 20 лет мы его делать не научимся. Но кто нам продаст экран, если мы вышли из соглашения по IP? Ни одного дурака не найдётся.

- Придётся вернуться к ракетным двигателям, о которых вы так пренебрежительно сказали. Америка планирует к 2022 году наладить собственное производство аналогов российских РД-180. Если мы выйдем из патентных соглашений, могут ли они тоже украсть нашу интеллектуальную собственность и выпускать наш двигатель?

– Вы меня простите, но у нас нет интеллектуальной собственности на двигатели. Я физик, я когда-то занимался именно ракетными двигателями. Это, грубо говоря, цилиндр, запаянный с одной стороны, в него подаётся топливо и поджигается. Там не нужен IP. Ракетные двигатели плохие были сделаны в Древнем Китае, а хорошие – 75 лет назад. И всё. Это даже не двигатель, это ускоритель ракетный. Это же не что-то такое, что летит вместе с объектом, а то, что взлетает и отваливается. Весь вопрос – сделать это, как я уже сказал, дёшево. Ну, у американцев деньги есть, в крайнем случае, они сделают чуть подороже. Сколько, вы думаете, эти двигатели составляют в нашем экспорте?

- Все вместе товары по коду «машины, оборудование, транспортные средства» – это 4,2 процента от всего нашего экспорта в США.

– Приведу вам для примера данные о российском экспорте в США за 2016 год, которые у меня под рукой. Нефть и уголь – на 6,6 миллиарда, сырой металл – 3,6 миллиарда, химическая продукция, включая удобрения, – 1,9 миллиарда, рыба и морепродукты – 400 миллионов, транспортное оборудование – 400 миллионов, нефть и газ тонкой химической переработки – 306 миллионов. А вот весь fabricated metall, включая эти двигатели, – 199 миллионов. И о чём мы говорим?

- Вот мера, которая наверняка больно заденет наших недоброжелателей: повысить сборы за аэронавигационное обслуживание грузовых воздушных судов США и других стран, поддержавших санкции.

– Ну, что тут сделать, хотят летать через территорию России – будут платить. Если это окажется неконкурентно, то начнут искать другие транспортные маршруты. И непонятно, будем мы в итоге больше денег получать или, наоборот, меньше, потому что они поменяют маршруты, будут Россию облетать.

- Им большой крюк делать придётся.

– Это смотря куда будут летать. Через Россию, конечно, удобно летать, но только, например, из Германии в Китай. А такой полёт – это интересы не только Германии, но ещё и Китая. Если мы повышаем за это плату, то наши китайские друзья будут точно так же недовольны, как наши немецкие друзья. Мы хотим, чтобы Китай тоже был нами недоволен? Мы же когда-то мечтали, что будем зарабатывать на транспортном коридоре, на «шёлковом пути», мы строим китайцам «Силу Сибири», угрохали туда денег больше, чем все тарифы вместе взятые, и ещё угрохаем. То есть мы всячески добиваемся, чтобы китайцы нас полюбили – а тут мы им повысим тарифы на транспортировку из Евросоюза в Китай. А у них торговый оборот – триллион.

- Этим способы наказания Америки не исчерпываются. Дума хочет запретить американцам участвовать в приватизации российского государственного и муниципального имущества.

– Это страшно. Американцы же годами ждут, как бы им приватизировать муниципальное имущество в России! Что они теперь будут делать – не представляю. Наверное, у них начнётся кризис.

- Американским и вообще иностранным консалтинговым компаниям, аудиторам и юристам запретят работать в России.

– Это тема давняя. Ровно с тех пор, как у нас появились свои лоббисты, которые, с одной стороны, готовы подписывать любые фальшивые бумажки, а с другой – хотят зарабатывать на аудите. С тех пор идёт этот разговор: давайте выгоним аудиторов, которые правду пишут, а будем иметь своих, которые напишут чего надо. Но запретите работать международным аудиторам – и вообще не сможете продавать на внешний рынок ни свои долги, ни другие бумаги, потому что верить вам никто не будет.

- Когда Россия ввела эмбарго на ввоз «Боржоми», этот завод сильно пострадал, но потом нашёл новые рынки сбыта, и всё это пошло ему на пользу. Может быть, у нас тоже найдутся новые рынки для того же титана? И в итоге контрсанкции пойдут России на пользу?

– Мне кажется, России уже всё идёт на пользу. Если людям запретить дышать, это тоже будет на пользу: они найдут новые способы добычи кислорода. Непонятно только, зачем это надо. С «Боржоми» – это всё-таки была для Грузии вынужденная ситуация. И Грузия снова продаёт у нас «Боржоми», не то чтобы они сказали «отойдите, не мешайте, мы уже заняты». Любое ограничение рынков, любая изоляция, любое закрытие – это по определению идёт во вред. Дальше вы, конечно, с трудом находите лазейки, подставляете костыли, что-то протаскиваете, теряете деньги, силы, возможности. И ещё раз скажу, что титан – это биржевой товар. Это «Боржоми» надо пробиваться на рынке, где тысячи минеральных вод, их можно пить или не пить. А титан – его используют в конкретных местах конкретные производители. Если вы просто отказываетесь продавать его какому-то производителю, то вам нужно найти другого, который почему-то станет у вас покупать.

- То есть закон – та самая «стеночка», которой мы наконец обнесём страну, и будем сидеть внутри?

– Пока это всё-таки мелочи. Да, мы наступаем самим себе на ногу, но всё-таки с Америкой у нас маленький товарооборот. Здесь можно развлекаться, понимая, что хуже от этого только нам. На экономическом фоне американцы этого не заметят. Зато на политическом – это для них огромный аргумент, чтобы говорить: эти сумасшедшие и непредсказуемые русские так плохо относятся к собственным гражданам, что иметь дело с ними нельзя, давайте им ещё что-нибудь запретим. Так что я бы не переоценивал значение этого законопроекта. Очередной безумный, самоубийственный акт людей, которые всерьёз вредят стране. Но тенденция такая, да… Мы двигаемся от Пелевина к Сорокину.

- Зачем это нужно?

– Хороший вопрос – зачем… Нам вообще свойственно задавать вопрос «зачем» там, где надо бы задать вопрос «почему». «Зачем» – это категория людей с хорошей рефлексией, тех, кто научен думать. А здесь вопрос «почему». И на него ответить можно. Потому что есть внутреннее, на уровне бактериальных сенсоров, ощущение у этих авторов закона, что они – в струе. Что если они такое пишут, то это нравится. А им хочется нравиться. Потому что они боятся за свои места. Потому что это примитивные, агрессивные люди. У них фантазия павиана: что они становятся крутыми, а грудь их более волосатой. Сейчас они этим Штатам покажут, сейчас назло им отморозят себе нос. Потому что есть общая истерия. Если ты из неё выбиваешься и спрашиваешь, что в этом хорошего для России, тебе кричат: идиот, что ты несёшь, санкции нужно вводить. Потому что это очень глупые, злобные и непорядочные люди. Ровно поэтому.

- Вот Дума примет этот закон…

– Думаете, они его примут? Я всё-таки надеюсь, что нет.

- Там есть тревожный признак: его внесли и прокомментировали лидеры всех фракций. Это значит, что, вероятно, примут.

– Тогда это просто делириум. Причём не только с точки зрения человеческой интуиции или какого-то всеобщего мира и процветания. Это делириум с точки зрения интересов страны. Это уже граничит с изменой родине. Это нанесение ей умышленного ущерба. Всё это напоминает мне ситуацию в Европе перед Второй мировой войной, когда международное сообщество смотрело на Германию и говорило – «такого не может быть», но каждый раз «такое» случалось. Так что я надеюсь, что его всё-таки не примут.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.04.23 16.25.09ENDTIME
Сгенерирована 04.23 16:25:09 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3026272/article_t?IS_BOT=1