Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

29 Май, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Разведданные 15-летней давности и будущее Ближнего Востока


«Если вы не знаете, куда идете,
любая дорога ведет в никуда»
Генри Киссинджер

Совсем недавно эксперты и журналисты-международники отмечали грустный 15-летний юбилей вторжения США и их союзников в Ирак. Вторжение было осуществлено под ложным предлогом и без санкции Совбеза ООН. Эта война, которая, по сути дела, не закончена до сих пор, привела к хаосу на Ближнем Востоке и усугубила противоречия между основными региональными лидерами — Турцией, Ираном, Израилем и Саудовской Аравией.

По прошествии 15 лет многое изменилось. Возник — как будто из ничего — террористический халифат. Сначала его существование долго замалчивали, а потом его стали «мочить» со всех сторон. То, что было невозможно в 2012-м, стало возможно в 2015-м: на помощь режиму Башара Асада прилетели русские самолеты, и «на земле» пошла совсем другая игра.

Но есть одна закавыка: присутствие в зоне конфликта иранских инструкторов, командиров от Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и спецназовцев, направленных Тегераном в Сирию. Ели бы их не было, режим Асада пал бы до прибытия наших боевых самолетов (кстати, весьма в скромном количестве) на базу Хмеймим. Более того, если все иранские специалисты сейчас уйдут из САР, вся мощь российских ВКС не спасет Дамаск от поражения.

Однако иранское влияние в регионе не нравится не только боевикам-ваххабитам, но и Израилю, с которым у Москвы все последние годы были прекрасные отношения. Россию после 2015-го рассматривают как «брокера» ближневосточного урегулирования, и даже называли Владимира Путина «новым хозяином Ближнего Востока».

По инициативе Барака Обамы была заключена так называемая иранская ядерная сделка. Поначалу во всем мире к ней относились весьма оптимистично. Мол, Иран станет новым глобальным экономическим хот-спотом, и все ближневосточные противоречия — пусть и не сразу — разрешатся сами собой. Честно говоря, и я рассматривал такой сценарий в качестве возможного.

Но Обама не стал развивать свою инициативу. Он ясно дал понять, что дальше снятия части санкций с Ирана не пойдет и не будет участвовать в «дальнейших переговорах с режимом аятолл».

Кандидат Хиллари Клинтон говорила по поводу обамовской сделки на дебатах следующее: «Эта сделка хороша. И теперь нужно ее подкрепить силой!» Что она имела в виду, так никто и не узнал, как и того, что означала ее угроза — в случае прихода к власти — введения бесполетных зон над Сирией в ситуации, когда там уже «работали» наши боевые самолеты.

Игра в четырехсторонние шахматы — в древней Индии она называлась четурангой — на Ближнем Востоке продолжается. В Вашингтоне, несмотря на все заверения в безусловной поддержке Израиля, теперь всё чаще говорят об «уходе» из региона (Дональд Трамп даже заявил, что, мол, «пусть другие страны позаботятся» о нем), а Россия (несмотря на все залпы «Томагавков») третий год продолжает оставаться здесь доминирующей геополитической силой.

В этой ситуации премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху решил обострить игру. В бункере пресс-центра министерства обороны еврейского государства «Биби» выступил с презентацией, которую мировые СМИ назвали «Иран лгал». Ошеломительного эффекта глава правительства еврейского государства ни на кого не произвел. Единственная сенсация в презентации Нетаньяху состояла в том, что «Моссаду» удалось похитить прямо из центра Тегерана архив «весом в полтонны», состоящий из 55 тыс. папок с документами, а также 55 тыс. компакт-дисков.

Разумеется, это пас президенту Трампу, который 15 мая должен определить (и сообщить Конгрессу), насколько иранская ядерная сделка соответствует национальным интересам США. Дональд Трамп давно называет обамовскую сделку «ужасной» и угрожает ее расторгнуть.

В свое время Нетаньяху (против воли Обамы) приезжал в США и выступал перед Конгрессом. «Биби» также держал речь перед ООН, показывая на картонной диаграмме, насколько Иран приблизился к обогащению урана, которое позволит «аятоллам создать бомбу». Тогда дипломаты большинства стран назвали эту диаграмму «иранской картонной бомбой».

Но премьер Израиля в тот момент был хотя бы убедителен. Как пишет на страницах издания The National Interest Пауль Пиллэр, обе презентации «Биби» свидетельствуют в пользу сохранения ядерной сделки. Почему? Потому что с помпой преподнесенные Нетаньяху «новые» данные… известны миру как минимум 15 лет. Так называемый проект «Амад» по разработке ОМП в Исламской Республике был хорошо известен Вашингтону (равно как и европейским столицам) еще в 2003 году, — когда Белым домом принималось сомнительное решение о вторжении в Ирак.

Лучше всего об этом свидетельствует недавнее интервью Кондолизы Райс — советника по нацбезопасности, а затем госсекретаря в администрации Джорджа Буша младшего. Отвечая на вопросы корреспондента телеканала CBS, Райс отметила, что в заявлениях израильского премьера нет ничего нового. Именно наличие «Амада» и привело в конечном счете к заключению ядерной сделки с Тегераном. Расторжение этой сделки экс-госсекретарь призвала не считать «концом света», но выразила надежду на «усовершенствование» соглашения с Исламской Республикой — в части мер верификации, включения в нее контроля над разработкой Тегераном баллистических ракет, экспорта военных технологий и т.д.

Наличие у Ирана ученых и фундаментальных разработок в областях, которые напрямую могут быть связаны с созданием атомного оружия ни для кого не секрет. Такой потенциал (и схожие стратегические наработки) имеется у многих стран мира. В частности, у Японии, Саудовской Аравии, Бразилии и др.

Сам Израиль, скорее всего, владеет ядерным оружием. Эта «скандальная тема» довольно долго не обсуждалась мировыми СМИ, но премьер еврейского государства своей презентацией снова ввел ее в повестку дня. Защищая «главное внешнеполитическое достижение Обамы» (иранскую сделку), либеральные медиа стали задавать «Биби» неудобные вопросы. И надо сказать, что справился он с ними отнюдь не на пять с плюсом. Так, он не очень уверенно отвечал на вопросы корреспондента CNN о наличии ОМП у еврейского государства. Многие восприняли слова Нетаньяху о том, что «Израиль никогда не задействует его первым» как подтверждение существования атомного потенциала Израиля. Как справедливо сказал телеведущий, «это уже ни для кого не секрет».

И всё же наличие «машинок судного дня» у определенных государств вне официального ядерного клуба не является основной проблемой — во всяком случае, на Ближнем Востоке. Да, было бы очень хорошо, чтобы режим нераспространения продолжал действовать, особенно в этом непростом регионе.

Но до решения «деликатных вопросов» необходимо обеспечить мир на землях, где ведутся гибридные войны между ближневосточными державами. Прежде всего — в Сирии.

Полноценное восстановление территориальной целостности и государственного суверенитета САР, на первый взгляд, должно устраивать всех крупных региональных игроков. Проблема состоит в том, что сегодня между этими игроками нет доверия. Каждый из них опасается, что его контрпартнеры понимают под суверенитетом совсем не то же самое, что он сам. Более того, поскольку такой суверенитет в первое время будет существенно зависеть от поддержки соседей, возникают соблазны использовать такую поддержку в своих собственных интересах, а вовсе не в интересах нейтральной и независимой Сирии.

Турция не уверена в том, что северная часть страны не станет одним большим лагерем по подготовке курдских военизированных формирований. Кроме того, слабость центральной власти после многих лет гражданской войны может со временем привести к образованию слишком широкой курдской автономии, которая затем вполне демократическим путем может превратиться в независимое государство. Соответственно, возникает соблазн если не репрессировать всех курдов, то, по крайней мере, лишить их политической субъектности на десятилетия.

Израиль опасается, что Дамаск останется под влиянием Тегерана, и поэтому шиитские военизированные формирования в Ливане и на западе Сирии будут получать от Исламской Республики военно-техническую помощь, что будет создавать постоянные угрозы на северной и западной границах еврейского государства. «Хезболла» и другие хорошо организованные отряды шиитов под руководством офицеров КСИР видятся в Тель-Авиве как куда бóльшая опасность, нежели суннитский халифат, который вышел бы — в случае падения режима Асада — к границам Израиля.

В настоящий момент иранское военное присутствие в Сирии (даже если это присутствие ограничивается военными советниками) — это главная военно-политическая фобия израильских правых.

Практически такой же уровень тревоги вызывает у Тель-Авива и усиление влияние Анкары в регионе. Именно поэтому Израиль поддерживал курдов и лоббировал в Вашингтоне выбор именно их сил сопротивления в качестве главных союзников США в Сирии и Ираке. Независимая Сирия по-тель-авивски будет максимально стараться расширять курдскую автономию, призывая мировое сообщество «оградить многострадальный народ от турецкой гегемонии». Я думаю, что почти угадал формулировку.

Одновременно руководство еврейского государства будет везде в Сирии искать «руку Тегерана» и стараться не допустить к власти (или ослабить такую власть) лидеров, которые будут защищать религиозные меньшинства, к которым в САР, помимо мусульман-шиитов, относятся также христиане и другие конфессии. По мнению Тель-Авива, именно такие меньшинства и являются проводниками «иранского экспансионизма».

И тут в игру вступает Саудовская Аравия, которая, практически проиграла гибридную войну Ирану в Ираке и Сирии, а также до сих пор находится в патовой ситуации в «контртеррористической» операции в Йемене. Саудиты попробуют взять реванш и усилить свое присутствие (денежное, военное или гибридное) в САР. Почти наверняка последуют попытки распространить свое влияние на Иорданию и Египет, а также додавить Катар, который «посмел» занять нейтральную позицию и принять помощь Турции и Ирана.

Дом Аль-Саудов больше всего боится, что его навсегда выкинут из большой ближневосточной игры. Имея немалы финансовые ресурсы и новейшую боевую технику на вооружении (хотя и слабую по тренированности армию), королевский дом почти наверняка предпримет действия для восстановления своего былого величия. Возможность такого развития событий вызовет нервозность как в Тегеране, так и в Анкаре и Тель-Авиве.

И что же тогда? Война всех против всех, о возможности которой я уже предупреждал?

В хороших бизнес-школах слушателям рассказывают, что есть три варианта сделкок. Один из них — так называемая ситуация win-win. То есть выигрывают все. Такое и правда иногда случается, но не очень часто. Другой вариант описывают как «игру с нулевой суммой», то есть при определенных обстоятельствах один из игроков уступает другому, и насколько первый проиграл, настолько же выиграл другой. Этот отступил, — тот получил преимущество. Третий: когда обеим (или всем) сторонам не слишком нравится результат, но зато сохраняется возможность для дальнейшего взаимодействия (сотрудничества и, возможно, соревнования) в общем пространстве. Ни одна из сторон не терпит невосполнимого ущерба, но одновременно все должны немного «сдать назад».

Возможно, президент США Дональд Трамп всё же в чем-то прав — в смысле схожести политики и бизнеса. Все три перечисленных варианта сделок давно используются в международной сфере. СССР и США довольно долго по всему миру играли с нулевой суммой. Иностранные лоббисты и Конгресс США давно играют в win-win, но для остального мира это оборачивается катастрофическими последствиями. В Сирии же придется реализовывать самый сложный вариант — проигрывают понемногу все, но войны «судного дня» всё же удается избежать, а Ближний Восток постепенно движется к долгому миру.

Для этого, на мой взгляд, необходимо признать два факта.

Первый: на сегодняшний день не существует ни одной внятной стратегии (не только в Москве или Вашингтоне, но и во всем мире) для разрешения ближневосточного кризиса. Второй: разработка такой (успешной) стратегии должна вестись во взаимодействии экспертных сообществ России, США, Израиля, Ирана, Саудовской Аравии и многих других стран, но такая деятельность будет успешной только в том случае, если каждая из сторон признàет ограниченность своих возможностей.

Биньямин Нетаньяху, выступив со своей презентацией об «иранской лжи», сделал попытку упростить игру, сделав ставку на безусловную поддержку своей позиции Вашингтоном. Реакция на его демарш во всем мире показала, что такое упрощение вряд ли возможно.

Мировому сообществу необходима ясная стратегия «решения задачи четырех тел» в ближневосточной вселенной. Для ее выработки недостаточно «надежных и взаимовыгодных» контактов спецслужб между собой — при всем уважении к их возможностям. Не станет также панацеей (выражаясь языком нашего МИДа) «развитие дружеских отношений со всеми странами региона».

Тут, говоря языком фундаментальной физики, нужен теоретический прорыв.






Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.05.24 22.39.46ENDTIME
Сгенерирована 05.24 22:39:46 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3039996/article_t?IS_BOT=1