Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


-> Материалы к обсуждениям   Экономика == Политика   Текст Индустриализация, как это было.   

Политэкономия сталинизма - Планирование в СССР (глава из книги)

Акакий Акакиевич
2263 дня
 2176.23
Пол Грегори   
17.06.2018 14:28
публикатор Акакий Акакиевич [purgen_39]  
Темы: индустриализация , мифология советского планирования , планирование , пол грегори , ссср , сталин

Пятилетки использовались как один из главных инструментов пропаганды, при помощи которого руководство доносило до народа планы строительства коммунизма. Пятилетние планы обычно оглашались с большой помпой и под бурные аплодисменты, за которыми следовала гробовая тишина, так как важнейшие плановые показатели приходилось пересматривать как нереалистичные.



КОНТРОЛЬНЫЕ ЦИФРЫ И СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

Мы становимся страной металлической, страной автомобилизации, страной тракторизации,

Сталин, 7 ноября 1929 г. «Год великого перелома. К 12 годовщине Октября»

...Не у всякого хватает нервов, силы, характера, понимания воспринять кар­тину грандиозной ломки старого и лихорадочной стройки нового... Понятно, что при такой «головоломной сутолоке» у нас не может не быть усталых, издерган­ных, изношенных, отчаявшихся, отходящих, наконец - перебегающих в лагерь врагов. Неизбежные «издержки» революции.

Письмо Сталина Максиму Горькому, 17 января 1930 г.1

В предыдущей главе было показано, как советское руководство определяло оптимальный объем капиталовложений, сопоставляя размер инвестиций и возможное сокращение интенсивности трудовых усилий. В данной главе рассматриваются советские производственные планы, пятилетние и годовые, давшие советской экономике ее имя - «плановая». Производственные планы и планы капвложений были связаны между собой, по крайней мере в теории. Производственные планы устанавливали задания по росту производства, но, чтобы выпускать больше товаров, необходимо было больше капиталовложений. Планы по капвложениям предполагали создание новых мощностей, способных обеспечить выполнение заданий, установленных планами производства.

Связь между инвестициями и плановыми заданиями по производству действительно существовала. Если руководителям предприятий удавалось убедить вышестоящие организации в нереальности плановых заданий по производству, то, как правило, выделялись дополнительные инвестиции. 3 ноября 1935 года на

1Цит. по: Davies R.W. The Soviet Economy in Turmoil, 1929-1930. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1989. P. 96.

совещании комиссии по лесозаготовкам по Горьковскому краю рассматривалась просьба руководства края о сокращении плано­вых заданий на 8 процентов. Просьба была отклонена, но Горьковскому краю было дополнительно выделено 50 тракторов, чтобы он смог выполнить производственные задания2. 1 октября 1935 года правительство отклонило просьбу наркомата тяжелой промышленности о сокращении плановых заданий по росту производства, но выделило дополнительные 700 миллионов рублей капвложений3.

В западной литературе обычно предполагается, что приорите­ты и предпочтения плановиков выражались в первую очередь в производственном плане, а план капиталовложений устанавли­вался исходя из плана производства. Фактически, считалось, что основой плановой системы являлся производственный план4. Однако, как показано в предыдущей главе, на самом деле предпочтения плановиков выражались в плане капвложений. В том, что в основе распределения ресурсов лежал план капвложений, нет ничего удивительного. Цель диктатора заключалась в накоплении капитала и современных технологий, тогда как рост производства был всего лишь неизбежным побочным следствием накопления капитала.

На первый взгляд может показаться, что цели руководства задавались производственными планами. Выбор Политбюро наиболее амбициозного варианта первого пятилетнего плана и принудительной коллективизации действительно четко отражал предпочтения плановиков. Однако в дальнейшем во время первых пятилеток производственные планы слабо отражали пред­почтения плановиков. Пятилетние планы были плохо связаны с реальностью и не соответствовали оперативным планам. В действительности административно-командная экономика управлялась с помощью сложного сочетания всевозможных предварительных ежемесячных, ежеквартальных и ежегодных планов, которые часто пересматривались, а в некоторых случаях вообще не существовало оперативных планов. Вследствие такой неразберихи цели высшего руководства почти невозможно определить, исследуя производственные планы.

2     Rees Е.А. The People's Commissariat of the Timber Industry // Decision Making in Stalinist Command Economy, 1932-37 / Ed. by E.A. Rees. London: MacMillan, 1997. P. 133-134.

3     Khlevnyuk O. The People’s Commissariat of Heavy Industry // Decision Making in Stalinist Command Economy. P. 121.

4     Gregory P, Stuart R. Soviet and Post-Soviet Economic Structure and Performance. 5th ed. New York: Harper Collins, 1994. P. 155-158.

Контрольные цифры

Контрольные цифры определяли производственные задания, например по стали, углю или грузоперевозкам, которые должны были быть выполнены в определенном году или квартале. В западных учебниках, посвященных советской экономике, обычно предполагается, что советский диктатор оптимизировал производство, устанавливая «максимальные» контрольные цифры3 * 5. Несомненно, ни один центральный плановый орган не в состоя­нии установить производственные задания по сотням тысяч про­дуктов. Ещё в первые годы большевистского правления Ленин утверждал, что экономику можно контролировать, владея «ко­мандными высотами»: тяжелой промышленностью, транспортом, обороной. Совсем не обязательно контролировать все аспекты народного хозяйства, достаточно держать под контролем лишь наиболее важные. Теоретически, устанавливая и регулируя не­сколько ключевых плановых заданий, таких, как производство чугуна, руды, хлеба, химическое производство или объем грузо­перевозок, можно контролировать всю экономику страны.

Ясно одно: высшее партийное руководство было в состоянии контролировать лишь несколько аспектов экономической жиз­ни страны в силу ограниченности наличных кадров. В январе 1933 года в аппарате ЦК ВКП(б) работало всего лишь 375 чело­век6. Политбюро, состоявшее из 10 человек, опираясь на неболь­шой аппарат, могло контролировать движение лишь незначитель­ного количества товаров. Руководство было завалено работой, находилось в постоянном цейтноте, задыхаясь под грудой бумаг и петиций, постоянных инспекционных проверок. Каждому чле­ну и кандидату в члены Политбюро приходилось становиться экспертом в той или иной отрасли экономики. Например, в мар­те 1934 года Л.М. Каганович был назначен заведующим транс­портным отделом ЦК, Н.И. Ежов - промышленным отделом, а А.А. Жданов - сельскохозяйственным отделом7. Руководите­ли экономических отделов ЦК контролировали работу соответ­ствующих отраслей народного хозяйства и нередко имели боль­ше полномочий, чем народные комиссары8. Назначение главой

3 Gregory Р., Stuart R. Russian and Soviet Economic Structure and Performance. 7th ed. Boston: Addison-Wesley, 2001. Chap. 6.

  1. Сталинское Политбюро в 30-е годы / Сост. О.В. Хлевнюк и др. М.: АИРО XX,

1995. С. 14-15.

7 Rees Е.А., Watson D.H. Politburo and Sovnarkom // Decision Making in the Stalinist Command Economy. P. 14.

8 Rees E.A. The People’s Commissariat of Transport (Railroad) // Decision Making

какого-либо из экономических отделов ЦК означало быструю карьеру. Так, Жданов был назначен членом Политбюро в феврале 1935 года, а Ежов стал комиссаром внутренних дел в 1936 году и членом Политбюро - в октябре 1937 года, в то время, когда проводил сталинскую политику Большого террора. Члены По­литбюро совершали инспекционные поездки на фабрики и за­воды, отправлялись в сельскую местность для того, чтобы лично проверить темпы коллективизации, сбора зерновых, или для ру­ководства хлебозаготовительными кампаниями9. Между собой они постоянно обсуждали вопросы производства стали, всевозможного оборудования, проблемы строек и перевозки грузов: «В комиссии по импортным делам мы пошли на увеличение ввоза цветных металлов, вышли мы далеко за установленные лимиты платежей, вместо 67 миллионов рублей на 32 г. 71 миллион... В смысле погрузки транспорт работает у нас сейчас хуже про­шлого года. Грузит мало, 45-47 тысяч вагонов в день»10. «Перед нами определенная угроза - не вывезти торф из-за транспорта, о чем ты в курсе дела. Торф добывается за 30-40 верст от места потребления, и доставка торфа возможна только механизирован­ным транспортом, для чего необходимо: рельс (узкой и широкой колеи) - 4000 тонн; мотовозов-17 штук...»11 Одно из заседаний Политбюро было почти полностью посвящено подробнейшему разбору технической стороны автомобилестроения. Эти примеры показывают, насколько хрупкой была грань между знанием слишком многого и знанием слишком малого - в своей погоне за информацией члены Политбюро рисковали за деревьями не увидеть леса.

Политбюро рассматривало множество самых разнообразных вопросов, от важнейших до мелочей: назначение и увольнение руководящих работников разных уровней, утверждение смертных приговоров, определение внешней политики, распределение автомобилей, обсуждение газетных передовиц, назначение комис­сий, вопросы экспорта машинного оборудования, определение цен на хлеб, стоимости проезда в московском метро и т.д. Если бы Политбюро устанавливало «предпочтения плановиков» посредством контрольных цифр и планов, как это предполагают учебни­ки, то рассмотрение годовых и ежеквартальных планов занимало бы, вероятно, большую часть его времени, что выразилось бы в

in the Stalinist Command Economy. P. 219.

9 См., например: Сталинское Политбюро в 30-е годы. С. 114-115.

10    Там же. С. 126-127.

11    Там же. С. 130-131.

постоянных совещаниях и ожесточенных спорах. Однако, если мы посмотрим на список вопросов, которые Каганович передавал на рассмотрение Сталину во время отсутствия последнего в Москве, мы увидим, что вопросы контрольных цифр по производству занимают в этом списке относительно незначительное место12.

Советские оперативные планы подготавливались Госпланом и экономическими наркоматами на основе общих указаний высшего руководства. Инструкции по подготовке годовых и квар­тальных планов издавались СНК и Политбюро; если в это время Сталин отсутствовал, утверждение контрольных цифр будущего плана откладывалось до получения визы Сталина. Роль Сталина отображена в письме Молотова Куйбышеву (в тот момент председателю Госплана) от 12 сентября 1933 года:

Здравствуй, Валерьян! Не буду подробно писать, т. к. скоро увидимся... Кон­трольные цифры на 34 год по твоим наметкам считаю правильными. В этом же роде (21 млрд. +15%) я написал недавно Сталину, запрашивая его мнение. Более подробно я еще не вникал в дело. Очень рад хорошим перспективам по свекле (не переборщили ли с 130 млн. цнт.?) Сомневаюсь в целесообразности повышения задания по хлопку до 26 млн. пуд. волокна13.

Через четыре дня (16 сентября 1933 г.) в следующем письме Молотов писал: «Здравствуй, Валериан Владимирович! ...Сталин сообщил, что согласен на 34 год с наметками по капитальным работам не больше 21 млрд, рублей по продукции не больше 15%. Твои наметки как раз отвечают этому. Сталин сообщил также, что согласен на цифру урожая зерновых в 698 миллионов центнеров. Из этого и надо исходить»14.

Поскольку Сталин, как правило, уходил в отпуск в период между июнем и октябрем, в своих письмах Сталину Каганович обсуждал в основном проблемы, касавшиеся планов на третий и четвертый квартал. Ниже приводятся отрывки из пяти писем, характеризующих процесс обсуждения и принятия квартальных планов в Политбюро. В первом из приводимых писем Каганович докладывал Сталину о заседании Политбюро, состоявшемся

12    В 1931 году Сталин находился в отпуске на юге с начала августа по начало октября. В 1932 году Сталин был вне Москвы в течение трех месяцев. В 1933 году он отсутствовал большую часть августа, сентября и октября. В1934 году он отсутствовал с 30 июня по 31 октября. В 1935 - cl августа по 2 ноября. Большая часть его переписки с Кагановичем за 1936 г. датируется августом - октябрем. Сталин и Каганович. Переписка. 1931-1936 гг./Сост. О.В. Хлевнюки др. М., 2001. С. 129,300,409.

13    Сталинское Политбюро в 30-е годы. С. 134.

11 Там же. С. 135.

21 сентября 1931 года, на котором обсуждался план на четвер­тый квартал 1931 года:

Вчера состоялось совещание по основным линиям народнохозяйственного плана на четвертый квартал. В протокол Политбюро предлагается записать следующее:

а)  финансирование капитальных работ по всем основным отраслям народного хозяйства установить так, чтобы была выполнена годовая программа по капитальному строительству;

б) план производства по основным отраслям промышленности установить не ниже плана третьего квартала. Исходя из этого, установить план перевозок в 88,2 миллиона тонн;

в) снижение себестоимости установить по промышленности ВСНХ на 9'/2% и по промышленности Наркомснаба на 11%. Обязать ВСНХ и Наркомснаб добиться решительного сдвига в снижении себестоимости в четвертом квартале;

г) резерв по бюджету установить в 800 миллионов рублей...

е) поручить комиссии в составе [девяти членов] произвести необходимые подсчеты на основе принятых установок. Созыв за Молотовым|!.

26 сентября 1931 года Каганович сообщил Сталину оконча­тельное решение Политбюро:

По плану на четвертый квартал мы приняли решение, пришлось снизить ре­зерв с предполагавшихся 800 млн. руб. до 585 млн. Прибавили НКЗему 70 млн. руб., ВСНХ 50 и т.д.15 16

7 июня 1932 года Каганович докладывал Сталину о решении Политбюро по контрольным цифрам на третий квартал 1932 года:

Сегодня на совещании членов Политбюро наметили следующие директивы к составлению контрольных цифр третьего квартала:

«а) Дать Госплану директиву при сверстке народнохозяйственного плана на третий квартал по вопросу о капиталовложениях держаться в пределах второго квартала (6800 тысяч рублей).

б) Предрешить в третьем квартале некоторое преимущество НКПС в капиталовложениях против второго квартала.

в)  При сверстке производственной программы на третий квартал особо учесть интересы уборочной кампании.

15    Сталин и Каганович. Переписка. С. 111-112.

16    Там же. С. 119.г)      Предложить Наркомтяжпрому, Наркомлегпрому, Наркомснабу, Нарком- зему и НКПС разработать мероприятия в направлении снижения себестоимости строительства и созвать для этого узкие специальные деловые совещания и через месяц заслушать доклады указанных выше наркоматов с согласованными предложениями РКИ СССР.

д)  Предложить всем хозкомиссариатам в пределах ассигнований третьего квартала выделить специальные средства, более, чем во втором квартале, на нуж­ды ширпотреба и доложить комиссии по ширпотребу.

е) Госплану дополнительно рассмотреть вопрос о развертывании производ­ства товаров ширпотреба по линии промкооперации.

ж) Выделить из общего фонда металла в третьем квартале для производства товаров ширпотреба не менее 70 тысяч тонн металла».

Просим сообщить Ваше мнение. Это постановление не оформляем до получения Вашего ответа17.

3 сентября 1934 года Каганович писал Сталину о плане на четвертый квартал 1934 года:

Перед отъездом мы подработали ряд вопросов, по которым просим Вас сообщить Ваше мнение.

  1. Рассмотрели с наркомами лимиты по народнохозяйственному плану на четвертый квартал. Намечаем размер валовой продукции по промышленности со­юзных наркоматов 11170 мил. рублей, т.е. 28,9% к годовому плану, Объем капитальных работ по всему народному хозяйству намечаем 5116,2 мил. Включаем в постановление пункт о том, чтобы в общесоюзном бюджете было предусмотрено превышение доходов над расходами на 1500 млн. руб. Посылаю Вам проект по­становления.
  2. После нескольких хлебозаготовок сегодня окончательно отшлифовали постановление о закупке хлеба, который и посылаю Вам18.

2 сентября 1936 года Каганович докладывал:

Обсудили с наркомами вопрос о народнохозяйственном плане на IV квартал. Объем продукции союзной и местной промышленности на IV квартал намети­ли в 19,7 миллиардов рублей, что дает увеличение против третьего квартала на 17,3 процента. Наркомам предложили установить для каждого главка, треста и предприятия задание по выпуску готовой комплектной продукции и детальный ассортимент выпуска этой продукции с обеспечением высокого качества изделий и их соответствия установленным стандартам.

17    Сталин и Каганович. Переписка. С. 146.

18    Там же. С. 473.

Совету труда и обороны поручается утвердить развернутый ассортиментный план товарной продукции по промышленным наркоматам.

Среднесуточную погрузку желдортранспорта установили в 91 тыс. вагонов, перевозку грузов в поездах коммерческого движения в 131 миллион тонн, раз­мер пассажирских перевозок - в 18 миллиардов пассажиро-километров. Объ­ем речных перевозок грузов устанавливаем в 12 миллионов тонн, а морских - в 7,8 миллионов тонн.

Объем капитальных работ устанавливаем в 7909 миллионов 37 тысяч рублей и финансирование, учитывая снижение себестоимости работ, в размере 7048 мил­лионов 2 тысяч рублей.

Розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли выра­зится в 28 миллионов рублей. Рыночный фонд по хлебу в переводе на муку - 3100 тыс. тонн, по крупе - 230 тысяч тонн, по сахару -360 тысяч тонн, по вод­ке и водочным изделиям - 20300 тысяч декалитров.

Просим сообщить Ваше мнение19.

Приведенные отрывки о контрольных цифрах оставляют впечатление незаконченности. Контрольные цифры недостаточно детальные и задают лишь общее направление развития. Письмо с обсуждением плана на четвертый квартал 1936 года содержит наиболее детальные контрольные цифры, но даже они устанавливают задания для промышленности лишь в целом. В письме с планом на четвертый квартал 1931 года вообще содержатся лишь основные позиции будущего плана. В письме с планом на третий квартал 1932 года приводятся наиболее точные, возможно, даже чрезмерно точные, предложения по распределению металла, что было связано с инициативой Сталина - поставкой ширпотреба в сельскую местность. Приведенные в этих письмах обсуждения капвложений подтверждают изложенный в предыдущей главе тезис, что Политбюро в первую очередь интересовал объем инвестиций.

Непосредственная реакция тех, кто должен был претворять установленные планы в жизнь, также оставляет впечатление незаконченности. В письме-докладе о плане на четвертый квартал 1931 года Каганович, в частности, делает следующее едкое за­мечание: «О хлебофуражном балансе Госплан дал никуда негодные материалы»20. После того как Политбюро обсудило план на третий квартал 1932 года, оно столкнулось с тем, что некоторые промышленные наркоматы игнорировали задания по снижению себестоимости: «Самое главное и опасное то, что хозяйственники

19    Сталин и Каганович. Переписка. С. 658-659.

20    Там же. С. 119.

мало заботятся о рубле [о снижении себестоимости]»21. Летом 1932 года Сталин настойчиво требовал направить товары широкого потребления в деревню: «Очередная задача состоит в том, чтобы в мае, июне и июле послать максимум ширпотребных товаров в хлебные, сахарные (свекловичные) и хлопковые области - в расчете на то, что товар будет на месте уже в июле и августе». Сталин предупреждал Кагановича: «Комиссия ПБ по ширпотребу создана для того, чтобы Центросоюзом руководили Вы и Постышев... Отныне ссылка на слабость Центросоюза будет (должна!) расцениваться, как слабость Кагановича и Постышева»22. Однако, несмотря на личный интерес Сталина, Каганович рапортовал, что программа выполняется плохо:

Несмотря на то, что сами наркомы и их ближайшие замы клянутся в том, что понимают серьезность положения и стараются выполнить решение ЦК, мы наблюдаем большую беспомощность на практике. У них, например, не было до сих пор наметки выполнения программы по кварталам... Особенно плохо обстоит с выполнением директив ПБ об увеличении завоза промтоваров в деревню на 604 млн. руб., к сожалению, до июня точного учета завоза в деревню не было, так как товары, шедшие через базы, и не планируемые товары не учитывались - идут ли они в сельскую или городскую торговую сеть23 24.

Директивы Политбюро по пятилетним планам оставляют также впечатление незаконченности. Директивы по второму пятилетнему плану (1933-37), утвержденные XVII партийной конференцией в 1932 году, включают одиннадцать натуральных и пять стоимостных показателей21. Само Политбюро устанавливало лишь несколько контрольных цифр, обычно около двадцати важ­нейших производственных заданий. Таблица 5.1 содержит контрольные цифры на 1955 год, принятые Политбюро в 1951 году на основании предложения заместителя председателя Совета министров Г.М. Маленкова, после исправлений Сталина25. По

21 Сталин и Каганович. Переписка. С. 147.

22    Там же. С. 162.

23    Там же. С. 153-154.

24    Zaleski Е. Stalinist Planning for Economic Growth 1933-1952. Chapel Hill: University of North Carolina Press, 1980. P. 117. Плановые задания в натуре были установлены по добыче угля, нефтедобыче, коксу, выработке электроэнергии, про­изводству чугуна, минеральных удобрений, тракторов, по посевным площадям, уро­жаю зерновых, средней урожайности с гектара и рабочей силе. Стоимостные показа­тели включали национальный доход в текущих и неизменных ценах, промышленное производство, машиностроение, потребление на душу населения и капвложения.

25      Эти цифры взяты из документов, находящихся в фонде XIX Съезда КПСС. Фонд в микрофильмированном виде хранится в архиве Гуверовского института войны, мира и революции (Стэнфорд, Калифорния, США). Оригиналы находятся в РГАСПИ, фонд 592.

прошествии двух десятилетий высшее руководство устанавливало менее двух десятков показателей, причем большинство из них были достаточно общими, такими, как объем капитальных вложений, потребление или производство тяжелой промышленности. В 1951 году подробная версия пятилетнего плана, подготовленная Госпланом включала лишь 127 заданий в натуральных показателях26.

Поверхностный характер контрольных цифр, устанавливаемых Политбюро, опровергает стереотип научного планирования. Контрольные цифры устанавливались случайным образом. Ста­лин нередко действовал как сочинский оракул, извлекая «опти­мальные» показатели просто из воздуха. Мы подозреваем, что «пророческие» цифры Сталина основывались исключительно на опыте, интуиции и торге. Те, кто отвечал за выполнение заданий, установленных контрольными цифрами, обычно возражали, что утвержденные показатели слишком высоки. Каганович писал Сталину:

«...Микоян [ответственный за хлебозаготовки и импорт зерновых} конечно возражал...»27 Плановые задания вырабатывались в результате длительных открытых или неявных споров и торговли. Сталин писал Кагановичу: «Шеболдаев [первый секретарь Азово-Черноморского крайкома ВКП(б)] просит ссуды в 5 миллионов пудов для 28 задетых суховеем районов... Я думаю, что можно удовлетворить Шеболдаева, с тем, однако, чтобы за счет этих 5 миллионов была покрыта также вся потребность края на недостающие яровые семена и чтобы ни о какой ссуде не ставился больше вопрос»28. В данном случае более важно, однако, то, что архивы сказать не могут. Когда знакомишься с архивными материалами, не возникает чувства, что Политбюро было убеждено в том, что контрольные цифры являются важным властным инструментом. На самом деле к 1951 году Сталин уделял контрольным цифрам уже совсем мало внимания, рассматривая их скорее как черновой материал для плановых органов29. Высшему партийному руководству было очевидно, что установление

Hoover Archive, collection «Archives of Former Soviet State and Communist Party»/ РГАСПИ. Ф. 592.

26   Tikhonov A., Gregory P. Stalin’s Last Plan // Behind the Facade of Stalin’s Command Economy / Ed. by P. Gregory. Stanford, Calif.: Hoover Institution Press, 2001. P. 176.

27   Сталин и Каганович. Переписка. С. 91.

28   Там же. С. 556.

29   Tikhonov A., Gregory Р. Stalin’s Last Plan. Р. 174-175.

нескольких плановых заданий, объединенных в такие общие ка- егории, как задания по производству тяжелой или легкой про- [ышленности или розничный товарооборот, не могло определить :онечное распределение ресурсов.

Таблица 5.1. Плановые задания на пятую пятилетку

Предложения По­литбюро/ Маленкова, 1951

Исправления Сталина, 1951

Национальный доход

70%

Капитальные вложения

105%

Потребление

50%

Грузооборот

44%

Товарооборот

74%

Себестоимость

-20%

Производительность труда в про­мышленности

52%

Производительность труда в строи­тельстве

47%

Фонд заработной платы

30%

Выпуск промышленной продукции

80%

70%

Выпуск продукции промышленнос­тью группы А

90%

80%

Выпуск продукции промышленнос­тью группы Б

70%

65%

Производство сельхозпродукции

Зерновые

35-40%

40-50%

Пшеница

Н.д.

55-65%

Хлопок

55-65%

Лен

35-40%

40-50%

Сахарная свекла

60-65%

65-70%

Семя подсолнуха

40-45%

50-60%

Кормовые

2,5-3%

Источник: Hoover Archive, collection «Archives of Former Soviet State and ommunist Party» / РГАСПИ. Ф. 592. On. 1. Д. 6. Л. 3, 6.

Пятилетние планы: почему их не отменили?

Составлять пятилетние планы было легче всего. Их нужно было разрабатывать только раз в пять лет, они предполагали высокий уровень агрегирования и ставили перед народным хозяйством лишь общие цели. Евгений Залески в своем подробном исследовании о советском планировании убедительно показал, что пятилетние планы имели мало общего с действительностью. Они были слабо связаны с оперативными планами и выполнялись плохо. Плановые задания из первого пятилетнего плана (1928-1933) были выполнены в среднем менее чем на 60 процентов. План на вторую пятилетку (1933-1937) был менее амбициозным, чем на первую, но и его удалось выполнить лишь немногим более чем на 70 процентов (таблица 5.2)30. Осуществление третьего пятилетнего плана было прервано Второй мировой войной. План на четвертую пятилетку, следуя установившейся традиции, также не равнялся сумме годовых оперативных планов за 1945-1950 годы. Выполнение плана по оборонной промышленности на пятую пятилетку было далеко от поставленных задач31.

Таблица 5.2. Среднее отклонение от стопроцентного выполнения плана (годовые планы и второй пятилетний тан) в 1933- 1938 годах

1933

1934

1935

1936

1937

1938

В

среднем

Второй пятилетний план в целом

33-37

33-37

Промышленность

16,1

15,5

11,7

11,9

16,7

10,4

14,4

30,5

Сельское хозяйство

11,3

7,8

9,3

19,6

17,7

Н.д.

13,1

29,9

Транспорт

11,3

12,6

10,5

11,4

11,7

7,3

11,5

24,3

Занятость

10,4

6,4

6,9

6,6

4,4

4,7

6,9

21,1

Заработная

плата

2,8

11,2

7,6

12,0

5,7

5,9

7,9

66,5

Другое

10,4

10,7

9,2

12,3

11,3

7,1

10,8

34,5

Источник: Составлено по: Zaleski Е. Stalinist Planning for Economic Growth 1933-1952. Chapel Hill: University of North Carolina Press, 1980. P. 279.

30 Среднее отклонение от стопроцентного выполнения второго пятилетнего плана составило немногим менее одной трети, что примерно в три раза больше, чем среднее отклонение в пяти годовых планах, составляющих вторую пятилетку.

31    Gregory Р. Why Soviet Defense Puzzles: Archives, Strategy, and Underfulfilment // Europe-Asia Studies. 2002. Vol. 55. N 6.

Общество, как правило, отбрасывает институты, которые «не работают». Невыполнение пятилетних планов можно считать провалом пятилетнего планирования как института. Тем не менее пятилетние планы оставались одной из важнейших характеристик советской системы вплоть до развала Советского Союза. Вто­рая мировая война прервала выполнение третьего пятилетнего плана, и после войны институт пятилеток можно было бы не восстанавливать, однако он был возрожден. Подобная настойчивость указывает на то, что для советского руководства пятилетние пла­ны представляли определенную ценность. Если прав Залески и пятилетки служили «экономической мечтой» («vision of growth») для возбуждения энтузиазма среди населения, советское руко­водство должно было полагать, что они положительно влияли на чистую прибыль. Факт невыполнения пятилетнего плана мож­но было нейтрализовать, либо направив внимание общества на следующий пятилетний план, либо сделав ложное заявление об успешном выполнении плана, с помощью своего рода «большой лжи». В самом деле, официально все пятилетние планы, даже те, которые позорно провалились, были объявлены успешными. План на первую пятилетку, во время которой было выполнено немногим более половины поставленных задач, был объявлен XVII партийной конференцией, проходившей в январе-феврале 1932 года, обеспечившим завершение построения основ социализма32.

Тот факт, что советское руководство с большой помпой обнародовало пятилетние планы, обычно в разгар очередного партийного съезда, говорит в пользу тезиса Залески о том, что при­нятие пятилетних планов было важным публичным ритуалом. Практически все пятилетние планы были утверждены уже после того, как началось их осуществление, поэтому было бы ошибкой утверждать, что распределение ресурсов в самом деле происходило на их основе. План на первую пятилетку (с 1928 по 1933 год) был принят в августе 1929 года; план на пятую пятилетку (с 1951 по 1955 год) был принят в августе 1952 года33. К тому моменту, когда пятилетние планы, в конце концов, утверждались, руководство, несомненно, уже знало, что их нельзя будет выполнить. Тем не менее каждый пятилетний план имел свой смысл. Первый пятилетний план воплощал идею Великого перелома и

32    Davies R.W. Crisis and Progress in the Soviet Economy, 1931-1933. Basingstoke, England: MacMillan, 1996. P. 134.

33    Davies R.W. The Soviet Economy in Turmoil. P. 67; Tikhonov A., Gregory P. Stalin’s Last Plan. P. 173.

обещал в кратчайшие сроки преодолеть отсталость России, если каждый бросится в бой, готовый жертвовать собой. «Враги» не хотели, чтобы эта программа была выполнена, так что каждый должен был быть начеку и остерегаться вредителей и саботажников. От обещаний первого пятилетнего плана захватывало дух. В ноябре 1929 года Сталин с гордостью говорил о «развертывании творческой инициативы и трудового подъема масс рабочего класса на фронте социалистического строительства»: «Мы идем на всех парах по пути индустриализации - к социализму, оставляя позади нашу вековую “рассейскую” отсталость»34. Были сделаны оптимистичные заявления о том, что советское промышленное производство, составлявшее в то время лишь 5 процентов производства США, к началу 1940-х годов его обгонит35. Первоначальное задание по производству чугуна новыми заводами было установлено Госпланом в апреле 1929 г. в размере 1,3 миллиона тонн. Одобренный в конечном итоге оптимальный вариант плана на первую пятилетку повысил задание по чугуну до 2,6 миллиона тонн, но в декабре 1929 года оно было увеличено до 6,1 миллиона36. В течение всего восьми месяцев план увеличился в целых пять раз!

То, что первый пятилетний план был документом политическим, подтверждается тем фактом, что пересмотр плана был инициирован партией (в лице объединенного партийно-советского наркомата ЦКК РКИ - Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и Рабоче-крестьянской инспекции). Государственный плановый орган, Госплан, оттеснили на задний план, вынуждая его одобрить принятие этого плана. Работавший в то время в Госплане Струмилин, до этого настроенный скептически, в сентябре 1929 года был вынужден с энтузиазмом заявить, что программа индустриализации не только не преувеличена, но, наоборот, излишне скромна37. Плановики и директора предприятий, просившие установить им хотя бы подобие выполнимых плановых зада­ний, объявлялись врагами народа и вредителями38. Как говорил Куйбышев, руководители предприятий должны не доказывать, что они не могут выполнить план, а предоставлять руководству

34 Цит. по: Davies R.W. The Soviet Economy in Turmoil. P. 95-96.

35 Ibid. P. 68.

36 Ibid. P. 498.

37 Ibid. P. 92-93.

38 Ibid. P. 67-70, chap. 6.

информацию о том, при каких условиях они могли бы выполнить поставленные задачи39.

Пафос второго пятилетнего плана (1933-1937) состоял в том, что огромные успехи первого пятилетнего плана позволяют несколько снизить темпы экономического развития и что улучшение жизни простых людей не за горами. Некоторые плановые задания на вторую пятилетку, представленные на XVII конференции ВКП(б), проходившей с 30 января по 4 февраля 1932 года, были существенно ниже показателей, предложенных Госпланом за полгода до этого. Примечательно, что увеличение производства потребительских товаров, предложенное в плане на вторую пятилетку, было столь же фантастическим, как и рост средств производства, утвержденный первым пятилетним планом. К 1937 году производство потребительских товаров должно было увеличиться как минимум в два, а то и в три раза - цель, цинично озвученная председателем Госплана и членом Политбюро В. Куйбышевым. Как заметил по этому поводу Р. Дэвис: «В то время, когда в СССР свирепствовал голод, он [Куйбышев] нагло уверял конференцию... что Советский Союз станет самой развитой страной в мире и покажет всем трудящимся, чего может достичь рабочий класс, строя социализм»40. Несмотря на то что план на вторую пятилетку был выполнен в значительно большем объеме, чем первый пятилетний план, оторванные от реальности задания по увеличению выпуска потребительских товаров означали, что задания, установленные для розничной торговли, были выполне­ны лишь на 50 процентов41.

Идеологическая направленность последующих пятилетних планов была не столь ярко выраженной, как двух первых. Составление проекта плана на третью пятилетку (1938-1942) хронологически пришлось на пик Большого террора42. Чистки в Госплане

39 Davies R.W. The Soviet Economy in Turmoil. P. 185.

40 Davies R.W. Crisis and Progress in the Soviet Economy. P. 137-138.

41 Zaleski E. Stalinist Planning... P. 157.

42     Подготовка третьего пятилетнего плана началось в феврале 1936 года, когда в самый разгар награждений и поздравлений в связи с пятнадцатилетием Госплана последний получил инструкцию завершить работу по подготовке плана в течение шести месяцев. В 1936 году Сталин дал Госплану только общие указания о производстве зерновых и электроэнергии. В 1928 и 1932 годах его инструкции были намного более конкретны. Несмотря на то что в 1936 году работа по подготовке третьего пятилетнего плана близилась к завершению, она была приостановлена, а затем снова возобновлена в апреле 1937 года, в основном в связи с угрозой войны. В 1937 году появилось несколько статей, в которых были опубликованы конкретные цифры плановых заданий. В феврале 1938 года Госплан возобновил работу над планом, результаты этой работы были представлены Молотовым на XVIII съезде ВКП(б), состоявшемся 10-21 марта 1939 года. Zaleski Е. Stalinist Planning... Р. 161-212.

начались в марте 1937 года и достигли своей кульминации, когда многим работникам Госплана были предъявлены обвинения во вредительстве, разрушении экономики и подрыве обороноспособности страны. Два председателя Госплана (Межлаук и его преемник Смирнов) были арестованы и затем расстреляны, так же как и начальник ЦУНХУ (Центрального управления народнохозяйственного учета), главного советского статистического органа43. Выполнение плана на третью пятилетку было прервано Великой отечественной войной, во время которой «обычное» планирование было заменено составлением краткосрочных военно-хозяйственных планов. План на четвертую пятилетку (1945— 1950 годы) был планом восстановления народного хозяйства с довольно простыми приоритетами: восстановить в довоенных масштабах разрушенные войной отрасли промышленности44. Плану на пятую пятилетку Сталин уделил мало внимания, либо в силу того, что он пришел к выводу о ненужности пятилетних планов, либо от активного участия в составлении плана его удержало плохое состояние здоровья45. План на пятую пятилетку был скорее плодом творчества плановых органов (Госплана, нового Государственного комитета снабжения и Министерства финансов), а не результатом обсуждения членов Политбюро.

Сталин придавал особое значение символам, указывающим на приближение светлого будущего. 9 июня 1932 года Сталин писал Кагановичу и Молотову:

Нужно немедленно поднять в печати кампанию насчет богатейших перспектив стерлитамакской, ухтинской и эмбинской нефти. Нужно на протяжении ряда номеров «Известий» прокричать о богатейших залежах нефти в этих районах и о том, что при таких богатых перспективах придется большую часть грозненской, майкопской и бакинской нефти повернуть на экспорт. Надо устроить ряд интервью с геологами, особенно с Губкиным, с Косиором и Ганшиным, с заявлением о небывалых запасах нефти в восточных районах.

Сталин хотел обнародовать эту оптимистичную информацию не только для того, чтобы возбудить у народа энтузиазм, но и потому, что «вполне возможно, что такая кампания заставит англо

43   Подробнее см.: Zaleski Е. Stalinist Planning... Chap. 8.

44   Ibid. P. 503.

43 Tikhonov A., Gregory P. Stalin’s Last Plan. P. 174-175.

американских нефтяников возобновить переговоры и пойти на уступки нам»46.

Оперативные планы

Если советская административно-командная экономика и работала на основе планов, то это были не пятилетние планы. Скорее, она управлялась с помощью краткосрочных планов, которые содержали конкретные задачи и инструкции. В главе 8 мы рас­смотрим оперативное планирование и покажем, что на практике фактически все «оперативные» планы представляли собой предварительную договоренность между производителями и вышестоящими органами о том, что производить и кому поставлять произведенную продукцию. Большинство оперативных планов составлялось не СНК или его официальным плановым органом, Госпланом, а самими производителями. Часто оперативных планов попросту не существовало (как, например, годовых планов, которые производители, как правило, получали только в середине года или не получали вообще), или же они постоянно корректировались разнообразными государственными и партийными органами. Поскольку оперативные планы не устанавливали «перспективу на будущее», они привлекали мало внимания, и внесения изменений в них оставалось незамеченным.

Почему сталинская модель роста?

Пятилетние планы не соответствовали сумме оперативных планов за пятилетку. Фактически, все оперативные планы были предварительными и, по желанию, могли быть изменены в любое время. По мнению Залески, ресурсы распределялись не в соответствии с планами, а на основе решений тех, кто их контролировал. Тем не менее, сравнивая результаты экономической деятельности административно-командных систем и рыночных, легко видеть различия. В СССР и странах Восточной Европы производилось сравнительно больше продукции тяжелой промышленности и военного назначения и меньше услуг, доля инвестиций в ВВП выше, а масштабы внешней торговли и уровень урбанизации ниже, чем в странах с рыночной экономикой, находящихся на сопоставимой ступени развития. Эти выводы имеют богатую эмпи­рическую базу. Они показывают, что предпочтения плановиков

46 Сталин и Каганович, Переписка. С. 151.

существенно отличались от того, что предлагал рынок47. «Сталинская» модель роста показывает, что, даже если распределение ресурсов не определялось напрямую планами, сами руководители, ответственные за распределение ресурсов, действовали на основе негласных правил и практик, перешедших из Советского Союза в другие плановые системы.

Эти правила и практика не находили отражения в заявлениях высшего руководства, которые были либо слишком общими, либо слишком конкретными. Примером неконкретного заявления может служить постановление Политбюро от 19 июля 1936 года:

СНК СССР и ЦК ВКП(б) считают важнейшей задачей промышленных нар­коматов в 1937 г. решительное улучшение качества выпускаемых изделий, обязательное обеспечение комплектности продукции, точное соответствие выпускаемой продукции установленным правительством ассортименту, утвержденным стандартам и техническим условиям48.

В сентябре 1932 года Политбюро определило приоритеты более конкретно, но лишь в области транспорта:

Сохранить положение текущих пользователей транспортных средств при не­значительном увеличении производства товаров широкого потребления легкой промышленности, продолжать политику механизации сельского хозяйства, отдавать предпочтение союзным организациям над местными49.

Распоряжение Сталина о сокращении производственных заданий в июле 1935 г. было еще более конкретным:

Есть некоторые вещи, которые нельзя сокращать: НКОбороны; ремонт пути и подвижного состава плюс оплата новых вагонов и паровозов по НКПС; строительство школ - по НКПросу; переоборудование (техническое) по Легпрому; бумажные и целлюлозные заводы - по Лесу; некоторые очень нужные предприятия (уголь, нефть, мартены, станы, вискоза, электростанция, химия) по НКТяжу50.

47    Ofer G. The Service Sector in Soviet Economic Growth. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1973; Kuznets S. A Comparative Appraisal // Economic Trends in the Soviet Union / Ed. by A. Bergson, S. Kuznets. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1963. P. 333-382; Gregory P. Socialist and Nonsocialist Industrialization Pattern. New York: Praeger, 1970.

48 Сталинское Политбюро в 30-е годы. С. 150.

49    Цит. по: Lazarev V., Gregory Р. The Wheels of a Command Economy // Economic History Review. 2002. Vol. 60. P. 324-348.

и Цит. no: Davies R.W., Khlevnyuk О. Gosplan // Decision Making in the Stalinist Command Economy. P. 55.

Необязательно формулировать приоритеты в явном виде, если их и так все знают. Тяжелая промышленность и оборона имели однозначный приоритет.

Как писал Залески:

В результате... экономическая политика не выполнялась в том виде, как она была сформулирована в планах. Пятилетние планы не приводились в действие, а годовые и квартальные планы - плохо скоординированные, составленные с опозданиями и вводившиеся в действие по частям - представляют лишь один из элементов системы принятия решений... В той степени, в какой плановые задачи невыполнимы, государству приходится делать выбор, которого оно хотело избежать с помощью планирования... Выбор правительством приоритетов происходит согласно определенной схеме. Обычно предпочтение отдается средствам производства и транспорту за счет сельского хозяйства и потребительских товаров... Результаты показывают истинную сталинскую «модель роста»51.

Таким образом, лица, ответственные за распределение ресурсов, как на высшем, так и на низшем уровне, ясно понимали правила принятия решений, остававшиеся на удивление неизменны­ми во времени и пространстве. Тяжелая промышленность важнее легкой промышленности. Военные заказы важнее гражданских заказов. Выполнение заказов должно быть основано на использовании внутренних ресурсов, а не импортных. Сфера услуг не играет особой роли, и ею можно пренебречь. Эти правила довольно просты, и они твердо отпечатались в сознании советских хозяйст­венников и плановиков.

Политбюро самостоятельно могло принимать лишь небольшое число решений. Большинство вопросов передавалось на усмотрение экономических агентов, которые уже напрямую общались с хозяйственниками, отвечавшими за производство в промышленных наркоматах. В следующей главе речь пойдет об иерархической структуре административно-командной экономики, начиная с диктатора, стоявшего на вершине пирамиды, вплоть до предприятий, находившихся в основании.

Выводы

Советский диктатор сохранил пятилетние планы в качестве фасада административно-командной экономики, несмотря на то, что после Второй мировой войны у него была возможность от них отказаться. Опыт пятилетнего планирования с гордостью был передан соседним странам Восточной Европы и Китаю. Советские

51    Zaleski Е. Stalinist Planning... Р. 503-504.

советники в Индии помогали разрабатывать пятилетние планы в этой стране в 1950-е и 1960-е годы. Пятилетки использовались как один из главных инструментов пропаганды, при помощи которого руководство доносило до народа планы строительства коммунизма. Пятилетние планы обычно оглашались с большой помпой и под бурные аплодисменты, за которыми следовала гробовая тишина, так как важнейшие плановые показатели приходилось пересматривать как нереалистичные. Однако во время подготовки очередного пятилетнего плана превозносились впе­чатляющие успехи предыдущей пятилетки. В 1930-е годы власть использовала пятилетки, чтобы объяснить людям, почему от них требуются жертвы, делая упор на светлое будущее. Используя выражение Сталина, можно сказать, что главной задачей всех пятилетних планов было объяснить людям, что «жить стало лучше, жить стало веселее».

Советское руководство сохранило институт пятилетних планов, так как оно посчитало, что его выгоды превышают издержки. От того, что внимание людей сосредотачивалось на светлом будущем, государство ничего не проигрывало. Тем не менее мы должны задать вопрос, не превышали ли выгоду издержки невыполненных планов, причем не только в послевоенный период, но и в 1930-е годы, когда разрыв между планом и его выполнением был наибольшим. Модель справедливой заработной платы, предложенная в предыдущей главе, предполагает, что интенсивность трудовых усилий зависит от представлений о справедливости. В самом деле, в 1930-е годы рабочих, возможно, и удалось бы убедить работать за мизерную заработную плату, если бы они были убеждены в том, что эти жертвы в самом деле необходимы. Возможно, их можно также было бы убедить идти на жертвы, утверждая, что «дела идут не очень хорошо» из-за иностранных врагов, засухи или иных стихийных бедствий. Однако советская пропаганда вовсю трубила об успехах, достигнутых несмотря ни на что. Утверждалось, что фабрики и заводы выпускали потоки машин, тракторов, текстиля и товаров широкого потребления. В какой-то момент рабочие, чья реальная заработная плата не повышалась и которые продолжали жить в крайне тяжелых условиях, должны были бы спросить: когда же мы получим свою долю? И если они придут к выводу, что не получают «справедливую» заработную плату, то в ответ они снизят интенсивность своих трудовых усилий.

Вот один небольшой пример, который показывает последствия такой ситуации: 12 июня 1932 года Сталин лично распорядился, чтобы «Правда» публиковала «ежедневные сводки производства автомашин на АМО и Нижегородском Автозаво­де»52. Вскоре после этого СНК получил запрос на автомобили от Карагандинского обкома ВКП(б) со следующей сопроводительной запиской: «Раньше мы не настаивали. Но теперь с запуском Горьковского автозавода я требую, чтобы вы удовлетворили нашу просьбу»53. Если бы рядовые рабочие ответили на обещания и заявления об успехах так же, как этот партийный комитет, то для того, чтобы удержать интенсивность трудовых усилий на прежнем уровне, потребовалось бы перенаправить значительные ресурсы с инвестиций на потребление. Если утверждения об успехах не подтверждались реальным повышением уровня жизни, рабочие и в самом деле могли стать (по словам Сталина, приведенным в начале этой главы) усталыми, издерганными, изношенными, отчаявшимися.

52 Сталин и Каганович. Переписка. С. 161.

53 ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 14. Д. 2029. Л. 219-220.

Просмотров за 24 часа 1 всего 330
Оценок:  4   cредняя: + 2.00


Обсуждение: 194 комментария, последний - 28.12.2018 18:21,

Просмотр и участие в обсуждениях доступно только зарегистрированным пользователям.

Регистрация на сайте так же позволит вам выставлять оценки материалам и комментариям, получать рассылки самых интересных материалов сайта, и массу других полезных возможностей!

Если вы были зарегистрированы ранее, войдите на сайт
Логин или email:    Чужой компьютер
Пароль:    Забыли пароль?


   
Если нет - зарегистрируйтесь сейчас
Логин*:
Допустимы только маленькие латинские буквы
Вас зовут*:  
(введенное имя будет использоваться для именования вас на форуме, в ваших материалах и др.)
Пароль*:    Повторите пароль:   
e-mail*:
Этот e-mail будет использован для доставки вам сообщений от сервера. Адрес скрыт от просмотра всеми, кроме вас, и не передается третьим лицам. Не рекомендуется использовать почтовые адреса сервисов hotmail.com & live.com! Эти сервисы не принимают почту от нашего сервера.
Проверочный код:

Чужой компьютер
    

Или войдите на сайт через какую-нибудь социальную сеть

вход через соцсети




>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=3076203ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.02.22 05.02.14ENDTIME
Сгенерирована 02.22 05:02:14 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3076203/article_t?