Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


->

ПОКОРИВШИЙ ТРИ СТИХИИ


Михаил Петрович Девятаев, человек с удивительной судьбой, летчик АС, Герой Советского Союза, однополчанин Александра Покрышкина, друг Сергея Павловича Королева, личный враг Адольфа Гитлера,  покоривший три стихии. Небо, воду и космос. Угнавший секретный немецкий бомбардировщик из концентрационного лагеря немцев, находясь там в плену, после неудачного боя с немецкими истребителями.

Михаил Петрович Девятаев родился в обычной крестьянской семье. Будучи еще ребенком, влюбился в небо.

 Из воспоминаний - «Однажды около нашего села приземлился самолет. Это было необычайное диво, всколыхнувшее все окрестные деревни. Ватага восхищенных деревенских ребятишек плотной стеной окружила диковинную стальную птицу. Из самолета вышел мужчина в кожаном пальто, в таком же шлеме, с огромными очками на лбу. Мы стояли как завороженные, не дыша, в изумлении разглядывали летательную машину, с завистью бросали взгляды на летчика. Он казался мне волшебником и чародеем. Человек, который летает!.. Что может быть интереснее его профессии? Вот бы подняться с ним под облака, а еще лучше - самому научиться летать! Загорелось мое сердце. Теперь я знал, кем хочу быть. Во что бы то ни стало буду летчиком»

В 1938 году его призвали в армию. Окончив в 1940 году Первое Чкаловское военное авиационное училище летчиков им. К. Е.Ворошилова, он с первого дня войны попал на фронт, летчиком истребителем на самолете Як-1. Боевой счёт открыл 24 июня, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик, Юнкерс Ju 87 (Лаптежник).

23 сентября 1941 года, под Киевом  Михаил Девятаев был атакован немецкими истребителями. Одного сбил, но и сам был подбит, получив ранение в ногу. После госпиталя врачебная комиссия определила его в тихоходную авиацию. Сначала он воевал в ночном бомбардировочном полку, затем его перевели в санитарную авиацию.  Пока в мае 1944 года, Михаил Петрович  не встретил старого боевого товарища В.И. Боброва, воюющего с А.И. Покрышкиным.

Из воспоминаний – «Странно было в первое время летать на тихоходном самолете, непривычно и скучно. Одно утешение было: все-таки я в воздухе! А когда мы начали темными осенними ночами забрасывать передовую линию и штабы фашистов бомбами, изматывая силы врага, немного повеселее стало на душе. Часто мы вывозили раненых с передовой в тыловые госпитали, летали к партизанам, доставляя им оружие и боеприпасы, продукты и обмундирование, а оттуда вывозили на Большую землю раненых народных мстителей. За всё это я был награжден вторым орденом Красного Знамени.

Но может ли настоящий истребитель долго летать на санитарном самолете? Я напоминал о себе, доказывал, что мое здоровье уже полностью восстановлено, просил вернуть меня на истребитель. Медицина же и слушать не хотела…

Однажды я посадил свой санитарный самолет на аэродроме вблизи Пятихаток. Бегаю между зданиями, разыскиваю, кому бы сдать привезенную кровь, как вдруг меня кто-то окликнул:

- Старший лейтенант! Откуда ты свалился, "Мордвин"? - "Мордвин" был моим позывным в воздушных боях.

Я был очень удивлен и обрадован, когда увидел своего боевого командира Владимира Ивановича Боброва. Мы крепко обнялись, приветствуя и хлопая друг друга по спине.

- Ты где пропадал столько времени? Я уже не думал увидеть тебя в живых! Где сейчас находишься? - засыпал он меня вопросами.

Мне стыдно было перед ним, что я летаю на санитарном. Язык не поворачивался говорить ему об этом. Но деваться некуда было. А он не отставал:

- Рассказывай же, истребитель, как живешь, как летаешь?

- Нечего мне рассказывать, - смутился я, - теперь я не истребитель, а скорая помощь…

- Как? - не понял он.

- Служу в санитарной авиации. Сколько ни бьюсь, чтобы вернуться в истребительную часть, ничего не выходит… Медики не разрешают…

- Только и всего? - засмеялся Владимир Иванович. - Это нетрудно уладить. Постараюсь помочь тебе. Идем к нашему командиру соединения, Александру Покрышкину, он сумеет уговорить медицину… Не беспокойся, вместе закончим войну на истребителях!

Через несколько дней я был переведен в истребительный полк, входивший в соединение ныне трижды Героя Советского Союза А. И. Покрышкина. Снова я попал под команду В. И. Боброва. С ним начинали войну и теперь опять вместе идем на решительный штурм врага»

13 июля 1944 года Михаила Петровича сбили над территорией противника на американском самолете  Bell P-39 Airacobra. Самолет загорелся и ему пришлось прыгать, с парашютом. Как и многие летчики аэрокобры, он пострадал от коварства этого самолета. Дело в том, что у него был выход из кабины в бок как у автомобиля и летчики, прыгая из сбитого самолета ломали ноги о стабилизатор.

Из воспоминаний – «Идя к грузовику, думаешь об ужине, о ночлеге, внутренне предвкушая отдых. Но вдруг оклик:

- "Мордвин", летим! "Юнкерсы"!

Майор Владимир Бобров быстро идет навстречу, запихивая в планшет карту. Он называет нескольких товарищей по имени, а меня позывным, который употребляю в бою. ("Мордвин", я атакую. Прикрой! "Морд..." Т-р-р! - рыкает пулемет).

- Володя! В моей "кобре" пробоина, - сообщаю я командиру.

- Возьми Сашин "туз"! Летят "юнкерсы"!

"Пиковый туз", нарисованный через весь фюзеляж, приметен даже отсюда, на порядочном расстоянии. Саша Рум сегодня не полетит - болен. Но зачем так разукрасил он свою "кобру"? Немецкие асы, поди, примут меня за комдива Покрышкина.

Наконец я добежал до самолета. Ребята уже взлетают, а мне нужно лямки укорачивать - у Саши Рума богатырский рост.

Я малость отстаю. Однако минут через пять догоняю Владимира Боброва и занимаю место ведомого. Не раз я водил группы навстречу "юнкерсам", ходил четверками и шестерками против "мессершмиттов", а сейчас моя задача - прикрыть своего командира.

Давай, Володя, форсаж, все будет нормально!

Мы перехватили "юнкерсов", дружным нападением рассеяли их плотную группу. Несколько бомбовозов сбили. Победа множит силы, а увлечение боем притупляет настороженность.

"Юнкерсы", как известно, очень редко приходят на цель без прикрытия своих истребителей. Вот и теперь они выскочили из-за белых вечерних облаков. И сразу же четверкой "мессеры" набрасываются на моего "туза".

Чувствую удар по машине и будто кто-то толкнул в плечо. В кабине запахло дымом. Немец поразил мой самолет, как я поражал врага много раз. Нужно выйти из боя и перетянуть за линию фронта.

"Не торопись, солнышко, за горизонт, посвети еще немножко". А языки пламени уже лижут ноги.

- "Мордвин", прыгай!»

Оказавшись в Лодзинском лагере для военнопленных, он с другими несчастными пытался сделать подкоп, что бы сбежать, но их планы были раскрыты. Далее он попадает в лагерь смерти  Заксенхаузен. Где ему удалось избежать смерти благодаря парикмахеру, подменившему ему бирку с умершим военнопленным. Под чужим именем он попадает на полигон, где разрабатывались ракеты ФАУ-1, ФАУ-2  на острове  Узедом, где ему удается угнать командирский самолет Heinkel He 111 оборудованный дистанционным управлением ракетами.

Научил его управлению незнакомым самолетом, сам того не подозревая немецкий летчик, хвастаясь перед ним как перед обычным заключенным, а не военнопленным  пилотом -  «как мол у нас техника хорошо работает, запуская двигатели при нем и.т.д». Заметив эту слабость, Михаил Петрович Девятаев работая в аэродромной команде, часто изображал зеваку удивляющемуся такому техническому чуду как самолет.

Пробравшись к самолету с 10 товарищами, Герой все сделал, так как делал немец хвастун, ему удалось запустить двигатели вырулить на взлетную полосу и разогнать самолет, однако взлететь не удалось, штурвал оказывал сопротивление, и самолет никак не хотел отрываться. В конце взлетной полосы он, зная, что нельзя тормозить на скорости, все же затормозил, ноги сами выжали педали, так как взлетка заканчивалась обрывом и морем, самолет сначала чуть не скапотировал. Отпустив, он инстинктивно вновь нажал на левую педаль тормоза, а правому двигателю дал полные обороты, самолет, вспахав крылом землю развернулся.  Паникующие товарищи по несчастью, приставили ему штык между лопаток, а к самолету бежали перепуганные немцы. Но немцы  не знали что в самолете заключенные, по этому бежали без оружия. Поняв это, Михаил Петрович выжав тормоз, дал полные обороты двигателям и резко отпустил педали, давя ненавистных мучителей. Вернувшись к началу взлетной полосы, он вновь развернул самолет и крикнул остальным беглецам, что бы они помогали ему давить на штурвал. К концу взлетной полосы самолет, наконец, удалось оторвать от земли.

Но стоило чуть чуть ослабить усилие на штурвал, как самолет резко взмыл вверх теряя скорость, перепуганные беглецы снова навалились на штурвал, и он спикировал, отжав штурвал на себя перед самой водой с трудом удалось выровнять самолет, шасси бежали по воде. Плавно потянув ручку на себя, Девятаев набрал высоту.  Через несколько минут мучений, когда силы были на исходе, Девятаев вспомнил, что он находится на бомбардировщике, а там для компенсации усилий на ручках применяются триммеры, и если они стоят на посадку, то взлететь, никак не удается. Ощупывая все подряд, он нащупал возле сиденья колесико, покрутив его туда и обратно, Михаил Петрович понял, что это триммер и добился горизонтального полета. Он направил самолет вдоль побережья к Ленинграду, хоть и сказал своим товарищам,  что летят прямо в Москву, к Кремлю по их просьбе. (Вообще удивительно, что им удалось взлететь так как военнопленные из себя представляли едва передвигающиеся скелеты)

Под Ленинградом, заметив мелькнувшие Яки, Девятаев спикировал в поле и посадил самолет на «брюхо», та как знал, что их обязательно собьют на самолете противника.

Остальных военнопленных после длительных допросов, отправили в штрафбат. А Михаила Петровича, вместе с Сергеем Павловичем Королевым на разбомбленный по наводке военнопленных полигон,  где он рассказал все, что знал про немецкую технику, помогал из обломков комплектовать на свои места двигатели и прочие части немецких ракет.

За помощь, оказанную в разработке советской ракеты Р-1, Сергей Павлович Королев в 1957 году смог представить Девятаева Михаила Петровича к званию Героя Советского Союза.

Летать ему больше не разрешили и при содействии Королева, он стал испытателем и капитаном крылатых судов «Ракета» и «Метеор».

Умер Герой 24 ноября 2002 г. (85 лет).

Использованы материалы книг: 

МИХАИЛ ДЕВЯТАЕВ - ПОЛЕТ К СОЛНЦУ

МИХАИЛ ДЕВЯТАЕВ - ПОБЕГ ИЗ АДА





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.09.19 07.14.00ENDTIME
Сгенерирована 09.19 07:14:00 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3080691/article_t?IS_BOT=1