Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


->

О разнице нацизма и национализма

Что Гитлер на самом деле говорит, это то, что абстрактное мышление — как нормативное, так и научное — по сути своей еврейское. На самом деле невозможно думать о мире, говорит Гитлер, видя человеческих существ как человеческих существ. Любая идея, которая позволяет нам видеть другого как человеческое существо: общественный договор, юридический контракт, рабочая солидарность, христианство, — все эти идеи идут от евреев. Поэтому для того, чтобы люди стали настоящими людьми, чтобы они вернулись к своим корням, чтобы они стали истинными представителями своей расы, они, по мнению Гитлера, должны быть избавлены от этих идей. И единственный способ избавить их от этих идей — это уничтожить евреев. И если уничтожить евреев, мир вернется к тому, что Гитлер считал естественным, правильным состоянием: расы борются друг с другом, убивают друг друга, морят друг друга голодом и отбирают друг у друга землю"

.......

Да, это единственно хороший мир. Это очень темная, пустая Вселенная. Именно так Гитлер объясняет ее себе. Мир, в котором единственной ценностью является осознание суровой реальности, что мы рождены, чтобы отнять вещи у других. Поэтому Гитлер видит необходимость в том, чтобы убрать евреев, которые, как он говорит, извращают природу человека и мира.

................

Нельзя сказать, что Гитлер построил немецкое государство в принятом смысле. Он построил способность навязать расовые воззрения в других странах. И парадокс в том, что он не мог по-настоящему сделать это в Германии. Я имею в виду, что случившееся с немецкими евреями было ужасно, но до войны немецких евреев не убивали в значительных количествах. Убитые исчислялись сотнями. Евреев оказалось возможным массово убивать только тогда, когда Гитлер вырвался из Германии и использовал немецкую расистскую мощь, которую он создал за шесть лет, чтобы уничтожить государство в других странах. Все дело именно в том, что в этих странах все было возможно. Но кроме того, оказалось, что можно послать немецких евреев на восток, в Минск или Ригу, где был уничтожен политический порядок, и убить их там. Это одна из вещей, которые, на мой взгляд, должны объяснить историки Холокоста. Да, было много антисемитизма, скажем, в Вене, но венские евреи были убиты в Беларуси. Почему? И ответ в том, что немецкое государство не могло убивать их в Германии [или Австрии] — не могло убивать их в больших количествах. Для массовых убийств оно должно было сначала создать зону анархии на востоке, и затем отправить туда евреев.

.......

Если мы думаем, что Гитлер был националистом, просто радикальным, или просто авторитарием, мы совсем не понимаем источник зла. Если бы Гитлер был просто немецким националистом, хотевшим править немцами — если бы он был просто авторитарием, хотевшим сильного государства, — Холокоста бы не могло быть. Холокост произошел потому, что он не был ни тем, ни другим. Он не был националистом. Он был расовым анархистом, который думал, что в идеальном мире расы должны бороться. Он полагал, что немцы, скорее всего, выиграют в этой борьбе, но он не был до конца в этом уверен. И с его точки зрения, если немцы проиграют, это тоже хорошо. И эта точка зрения, как мне кажется, невозможна для националиста. Я думаю, что националист не может принести весь свой народ в жертву идее расовой борьбы — это то, что сделал Гитлер, и это отличает его от румынского националиста, венгерского националиста и т.п. В конце войны Гитлер сказал: "Ну что ж, немцы проиграли. Это только показывает, что русские оказались сильнее. Так тому и быть. Таков вердикт природы". Я не думаю, что националист может так сказать.

......

На самом деле все было наоборот. Гитлер использовал разочарование населения, чтобы прийти к власти. Он использовал Великую Депрессию, чтобы прийти к власти. Он изображал себя немецким националистом, который заставит снова работать немецкую экономику, который соберет немцев в [новых] границах Германии. Так он изображал себя, но он лгал. Он совершенно сознательно манипулировал национальными чувствами, чтобы получить власть, а затем начать войны, которая по его мысли преобразит немцев, сделав их из нации расой. Он знает силу немецкого национализма, но он просто использует ее, чтобы создать мир, который он хочет: мир расовой борьбы. И он, что поразительно, вполне откровенен. Он знает, что немцы любят Германию, но он этого чувства сам не разделяет. Он на самом деле хочет манипулировать их привязанностью к Германии, чтобы мобилизовать их для борьбы, которая их очистит и так далее.

......

Очевидно, на тактическом уровне он был совершенно рационален, потому что он мог сказать: "Моя цель в том, чтобы прийти к власти и начать войну", — и затем он вполне рационально действовал для достижения этой цели, включая то, что он приглушал выражение собственных чувств. Так что он был очевидно политически рационален, иначе говоря, рационален в выборе средств для достижения цели. Мог ли он рационально видеть мир в целом? Тут я, пожалуй, скажу нет.

Но проблема в том, что вовсе не нужно видеть мир в целом рационально, чтобы получить власть, и на самом деле определенные способы иррационального представления мира, вроде антисемитизма, могут помочь в ежедневной деятельности. Они руководят поступками, они привлекают сторонников, даже если они в конечном счете неверны. Вы можете создать то, что Ханна Арендт называла "фиктивным миром" — сейчас мы называем его "альтернативной реальностью", но это то же самое. Вы можете создать фиктивный мир, в котором вы живете, и который позволяет вам продвигаться к цели. На самом деле он может даже быть источником успеха. В декабре 1941 года, когда перед Гитлером оказывается непобедимый союз британцев, американцев и Советов, он интерпретирует это как международный еврейский заговор, что было, разумеется, неправдой: евреи не имели к этому никакого отношения. Но он интерпретирует это именно так, говоря: "Ага! Это именно то, о чем я всегда предупреждал, что мировые державы управляются евреями, и именно поэтому они объединились против нас", и это становится аргументом в пользу ускорения Endlösung. Так фиктивный мир дает аргументы для изменения мира реального, потому что именно в этот момент Endlösung становится политикой тотального убийства евреев по всей Европе.

Полностью https://www.theatlantic.com/amp/article/404260/





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.09.22 01.21.15ENDTIME
Сгенерирована 09.22 01:21:15 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3089887/article_t?IS_BOT=1