Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать
Канарские острова, Мадейра, 01 декабря - 15 декабря

Все мероприятия >>



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Поцелуй Юнкера

«Председатель Европейской Комиссии прилетел в Вашингтон и встретился с президентом США». Еще два года назад такая новость вряд ли могла бы кого-то всерьез заинтересовать: отношения Вашингтона и Брюсселя привычно рассматривались как отношения двух уважаемых партнеров, старшего и младшего, все проблемы решались в рабочем порядке, о каких-то глобальных разногласиях или даже противостоянии не могло быть и речи.

Хотя зубры западной дипломатии и пытаются время от времени уверить мир, что противоречия между Европой и США были всегда, и даже «во время холодной войны общих ценностей не хватало для того, чтобы достичь согласия», речь всегда шла о конфликтах между Вашингтоном и отдельными европейскими столицами (Париж, Берлин) – а не между США и ЕС как двумя крупнейшими квази-империями Запада, производящими половину мирового ВВП (страны БРИКС, для сравнения, производят 25% мирового ВВП).

Но сегодня все по-другому. Мало того, что Дональд Трамп с самого начала пошел на конфликт с лидерами ведущих стран ЕС (светские любезности, которые при этом он расточает Меркель и Макрону, не должны никого обманывать). Еще с тех времен, когда его советником по стратегическим вопросам был Стивен Бэннон, Трамп относился к ЕС с глубоким подозрением: бывший главред Breitbart сумел убедить его в том, что это громоздкая бюрократическая машина с подозрительно социалистическими методами управления.

Вскоре после инаугурации Трампа Бэннон заявил послу Германии в США Виттигу, что считает Евросоюз «ущербной конструкцией» и предпочитает выстраивать отношения между США и странами ЕС на двусторонней основе. Это вызвало легкую панику в рядах евробюрократов, но через несколько месяцев Трамп уволил еретика Бэннона с поста советника, и волнения улеглись. Однако – ненадолго.

«Европейский Союз, возможно, так же плох, как и Китай, разве что чуть меньше. То, как они поступают с нами, – ужасно» 

— заявил Трамп

На самом деле, «чуть меньше» — это изрядное преувеличение. В 2017 г. торговый дефицит между США и Китаем составил $336 миллиардов, а с ЕС – всего $101 млрд.

Объявленная Трампом Евросоюзу «торговая война» уже принесла европейцам значительные убытки. Одно повышение таможенных тарифов на сталь и алюминий, по предварительным оценкам, будет стоить европейским экспортерам около 6,5 миллиардов евро. Ответные меры, принятые ЕС – введение дополнительных пошлин на список из 200 американских товаров, куда входят, например, мотоциклы Harley-Davidson, джинсы, апельсиновый сок, арахисовое масло и бурбон – оцениваются в половину этой суммы, и Трампа, похоже, не слишком волнуют.

Анонсированное им введение пошлин на европейские (в основном – немецкие) автомобили в размере 20% напугало европейцев гораздо больше. Тем более, что во время саммита НАТО 11-12 июля Трамп «очень уверенно» заявил лидерам ЕС, что введение «карательных» тарифов на продукцию европейского автопрома можно ожидать уже до проведения промежуточных выборов в Конгресс в ноябре.

В Еврокомиссии (председателем которой является г-н Юнкер) стали всерьез обсуждаться глобальные ответные меры – введение пошлин в общем объеме до $294 миллиардов (около 19% общего объема экспорта американских товаров на рынки ЕС). Эти цифры подозрительно похожи на объем импорта американских автомобилей и запчастей (в 2017 г. – $330 миллиардов), что заставило экспертов предположить, что речь может идти о первом по-настоящему зеркальном ответе Брюсселя.

На фоне этих приготовлений к настоящей большой войне в Вашингтон и прилетел Юнкер.

Дональд Трамп, который не так давно встречался с председателем Еврокомиссии в Брюсселе на саммите НАТО, встретил гостя так, словно тот был его лучшим другом, с которым он не виделся по меньшей мере лет двадцать. Американец и европеец обнялись и расцеловались – этот момент, запечатленный фотографами Белого дома, живо напоминает объятия и поцелуи престарелых советских вождей.

«Это было для меня сюрпризом. Инициатива исходила не от меня, что противоречит моему обычному поведению»

— оправдывался позже Жан-Клод Юнкер

Впрочем, «обычное поведение» Юнкера – если вспомнить недавний инцидент в Брюсселе, где он объяснял свою неровную походку и попытки упасть на Петра Порошенко приступом «ишиаса», а также странные выходки на переговорах по Кипру в Женеве (январь и май 2017 г.), когда Юнкер приветствовал лидеров стран ЕС игривыми шлепками ниже спины, а некоторых трепал по щеке – как раз и предполагает объятия и поцелуи. 

«Вопрос, который многие задавали себе в Брюсселе до поездки Юнкера в Вашингтон, заключался не в том, может ли он добиться ощутимых результатов, а в том, будет ли он вообще в состоянии совершить такое трудное путешествие» 

— прозрачно намекает на известные пристрастия председателя Еврокомиссии Der Spiegel

Поэтому утверждение о том, что инициатором в данном случае был Трамп, можно подвергнуть осторожному сомнению. А вот что действительно сделал хозяин Белого дома – так это выложил фото, где похожий на пожилого вампира Юнкер тянется к его шее, в своем Твиттере, снабдив иронической подписью: 

«Совершенно очевидно что Европейский Союз, представленный Юнкером, и США, представленные вашим покорным слугой, любят друг друга!»


Больше, чем бобы

После двухчасовой встречи, начавшейся с поцелуев, Жан-Клод Юнкер казался явно истощенным, но жизнерадостным.

 «Я сделал это, — заявил он журналистам. — Я приехал заключить сделку, и я заключил сделку»

Оптимистичным выглядел и Трамп – он, как мастер выгодных сделок, наверняка считал, что «продавил» партнера по целому ряду важных вопросов. Между тем, реальные результаты встречи выглядят вовсе не такими уж очевидными.

Реакция западных СМИ на встречу Трампа и Юнкера варьируется от крайнего скептицизма («это были переговоры о переговорах») до восторженных реляций о триумфе каждой из сторон.

Истина, как всегда, где-то рядом – в чем-то уступил хозяин Белого дома, в чем-то его гость, во всяком случае, в торговой войне, эскалация которой казалась неминуемой, наступило хрупкое перемирие.

В совместном заявлении Юнкера и Трампа об их встрече подчеркивается, что стороны договорились, прежде всего, «совместно работать в направлении снижения тарифов до нуля». Также упоминается стремление к нулевым нетарифным барьерам и нулевым субсидиям на промышленную продукцию, за исключением автопрома».

Некоторая расплывчатость этих формулировок бросается в глаза. Как иронически замечает известный финансовый аналитик Иван Данилов (Crimson Alter)

«обещать – не значит жениться… Работу – обещали. Результаты – нет»

Тем не менее, кое-какие конкретные договоренности все же были достигнуты. Прежде всего, Юнкеру удалось уговорить Трампа не вводить карательные тарифы на импорт европейских автомобилей – «по крайней мере, пока». В ответ председатель Еврокомиссии пообещал, что ЕС «почти незамедлительно начнет закупать значительное количество соевых бобов» у американских фермеров, преимущественно – на Среднем Западе.

«Что касается сельского хозяйства, то Евросоюз может импортировать из США больше соевых бобов, и он будет это делать»

— сказал Юнкер в своем коротком выступлении на лужайке у Белого дома

«Соевые бобы – это большая часть (договоренностей). Я благодарен тебе за это, Жан-Клод»

— подтвердил Трамп

Вопрос соевых бобов, при всей его кажущейся частности, всерьез беспокоит американского президента. В апреле этого года США и Китай обменялись «ударами» — Трамп заявил о возможном увеличении пошлин на китайские товары на $100 млрд., а Пекин в ответ объявил о введении 25% тарифов на импорт 106 наименований американских товаров. В «санкционный список» Китая попали и соевые бобы.

Китай, как известно, является крупнейшим импортером масличных культур в мире – в частности, он потребляет около 60% мирового рынка соевых бобов.

Важнейший сектор сельского хозяйства страны – животноводство, насчитывающее около 400 миллионов свиней. Эти легионы хрюшек питаются в основном соевыми бобами. Удорожание корма раскрутит спираль инфляции, что совсем не в интересах правящей китайской элиты.

Но для американских фермеров, которые еще недавно являлись главными поставщиками соевых бобов в КНР, повышение таможенных пошлин на их товар, обернется огромными убытками (в 2017 г. соя занимала первое место в сельскохозяйственном экспорте США в Китай – около $12 млрд.) Фермерские хозяйства Среднего Запада, опора и ядро электората Трампа, могут пострадать от торговой войны, развязанной президентом, за которого они голосовали – это второй после возможного подорожания бензина на фоне нефтяного эмбарго Ирана риск негативных последствий для американской экономики агрессивной внешней политики Трампа.

Именно поэтому «продавить» Юнкера на открытие рынков ЕС для американских производителей сои было для Трампа жизненно важно.

«Это откроет рынки для фермеров и рабочих, увеличит инвестиции и приведет к большему процветанию Соединенных Штатов и Евросоюза»

— не скрывал своей радости хозяин Белого дома

Однако в ЕС с самого начала наблюдался сдержанный скептицизм по отношению к этой победе Трампа.

«Но ведь такие решения принимаются частными компаниями. Если, конечно, Еврокомиссия не собирается сама закупать бобы»

— недоуменно прокомментировал новость некий европейский дипломат газете The Guardian

Почти сразу же стало очевидно, что европейцы и американцы по-разному понимают договоренности, достигнутые Трампом и Юнкером в сфере сельского хозяйства.

«Это больше, чем просто соевые бобы. Все сельскохозяйственные продукты должны тем или иным образом стать предметом обсужденияСоевые бобы оказались просто очень своевременным примером таких продуктов»

 — заявил в среду вечером в эфире Fox News министр торговли США Уилбур Росс

Схожее мнение выразил и торговый представитель США Роберт Лайтхайзер, выступая в Сенате США на следующий день после встречи Трампа и Юнкера.

«Наше видение заключается в том, что мы ведем переговоры о сельском хозяйстве. Это часть проекта»

— заявил он

Однако, как отмечает британская The Guardian, для Европейского Союза сама мысль о том, что все сельскохозяйственные продукты (а не только соя) могут быть предметом торгового договора с США – абсолютно недопустима и граничит с ересью [1] .

Брюссель тут же отреагировал на слова Лайтхайзера:

«Сельское хозяйство не является частью повестки переговоров. Ясно, что США хотели бы этого, но об этом не было договоренностей (между Трампом и Юнкером). Г-н Росс может говорить все, что он хочет, но это не соответствует соглашению. В этом отношении нет никакой двусмысленности» 

— заявил представитель ЕС журналистам в тот же день

Другой представитель Еврокомиссии, Александр Винтерштайн, заявил, что ЕС не будет соглашаться на «компромисс с пищевыми продуктами и экологическими стандартами», несмотря на то, что Вашингтон неоднократно требовал от Брюсселя открыть европейские рынки для американской курятины, в процессе обработки которой используется хлор, а также для «гормональной» говядины [2] .

По-видимому, увеличение импорта соевых бобов так и останется единственной уступкой ЕС в сфере сельского хозяйства: остальные секторы своего рынка Брюссель твердо намерен уберечь от давления со стороны Вашингтона.

«Мы не собираемся превращаться в экономику советского типа»

— гордо заявил один из членов делегации ЕС, побывавший с Юнкером в США

Вторая «победа» Трампа на переговорах с председателем Еврокомиссии, заключается в том, что Юнкер выразил желание закупать «больше» СПГ у США.

«Мы договорились об укреплении нашего стратегического сотрудничества в области энергетики. Европейский союз хочет импортировать больше сжиженного природного газа (СПГ) из Соединенных Штатов для диверсификации своего энергоснабжения»

 — говорится в совместном заявлении Трампа и Юнкера

При всем желании выдать эту договоренность за прорыв или победу США вряд ли возможно. Речь идет прежде всего о строительстве терминала для СПГ на острове Крк в Адриатическом море. Это старый (второй половины 90-х годов прошлого века) проект, так и не реализованный из-за нерентабельности. Интерес к нему вновь возник после переворота на Украине и возросшей нестабильности на пути украинского транзита газа. Зимой 2015 г. премьер-министр Венгрии Виктор Орбан обсуждал с тогдашним премьером Турции Ахмедом Давутоглу поставок в Венгрию газа из США или Турции с терминала на острове Крк, который для этого предполагалось коренным образом модернизировать.

И, наконец, в 2017 г. Еврокомиссия (среди других 10 проектов, связанных с газовым сектором экономики) одобрила проект модернизации хорватского терминала на Крк – в целях снижения зависимости от российского газа на него планировалось выделить сумму в размере 101.4 миллионов евро. Пообещав увеличить закупки американского СПГ (что, разумеется, важно для поддержки компаний, занимающихся добычей сланцевого газа в США), Юнкер фактически «продал» в качестве уступки Трампу то, на что Еврокомиссия и так уже согласилась раскошелиться – причем довольно давно.


Хрупкий мир

Даже те довольно скромные результаты, которых сумели достичь Трамп и Юнкер во время своей двухчасовой встречи, вряд ли могут быть отнесены к разряду их личных достижений. Spiegel Online прямо пишет, что благодарить за соглашение следует советника по экономике Трампа Ларри Кадлоу и генерального секретаря Еврокомиссии Мартина Селмайера, которые за день до встречи Трампа и Юнкера провели консультации в одном из вашингтонских отелей и разработали «дорожную карту» для своих боссов.

 «Это были краеугольные камни сделки, которая была заключена позже»

— отмечает Spiegel

Европейская пресса обращает внимание на тот факт, что с Кадлоу представителям Евросоюза оказалось проще найти общий язык, чем с Уилбуром Россом (министром торговли) и Робертом Лайтхайзером (торговым представителем США). Любопытно, что Кадлоу – новичок в администрации, он только в марте этого года сменил на посту советника по экономике одного из фаворитов президента, Гэри Кона, которого Трамп даже хотел видеть на посту главы ФРС США.

Причиной замены Кона на Кадлоу, как считают аналитики Bloomberg, стало глобальное расхождение «Глобалиста Гэри», как называли Кона в вашингтонских коридорах власти, во взглядах с президентом по вопросу о новых торговых ограничениях, в первую очередь, о повышении тарифов на импорт стали и алюминия.

Несмотря на то, что результаты переговоров Трампа и Юнкера не поражают воображение, сам факт, что президент США и председатель Еврокомиссии вообще смогли о чем-то договориться, безусловно, является позитивным.

«Юнкер оказался способен купить еще немного времени для немецкого автопрома. И он очевидно оказался также способен построить личные отношения с президентом США»

— не без иронии пишет The Guardian

«Между президентом Юнкером и президентом Трампом в определенном смысле возникал хорошая химия. Но, как сказал Гарольд Уилсон, неделя в политике – это очень долгий срок» 

— соглашается один из официальных представителей ЕС

Действительно, пока еще рано говорить, насколько долговременным окажется соглашение, заключенное между Трампом и Юнкером. Многие опасаются, что все, что потребуется, чтобы не оставить от него камня на камне – один-единственный твит Трампа. И это, в общем, правда. Но угроза для хрупкого соглашения проистекает не только из непредсказуемого характера американского президента, но и из глубокого скептицизма, который испытывают по отношению к переговорам с ним европейские лидеры.

«Может быть, это и хорошая сделка, увидим. Но, может быть, это всего лишь «мир для нашей эпохи», и тогда это совсем другое дело» 

— заявил один высокопоставленный дипломат из Брюсселя

Эта цитата прямо намекает на Невилла Чемберлена, который, вернувшись в Лондон из Мюнхена, где поставил подпись под соглашением, передававшим Судетскую область Чехословакии Гитлеру, заявил:

«Я привез мир для нашей эпохи» (peace for our time)

И, конечно, то, что европейские дипломаты используют подобные коннотации, многое говорит об их восприятии переговоров с Дональдом Трампом.

Более всего против того, чтобы Еврокомиссия вела переговоры с Трампом, пока он не отменил тарифы на европейскую сталь и алюминий, с введения которых началась торговая война, выступают Франция и Нидерланды. Президент ФранцииЭммануэль Макрон произнес хлесткую фразу:

«Евросоюз не будет вести переговоры с пистолетом, приставленным к виску»

И призвал Трампа немедленно отказаться от тарифов на сталь и алюминий в качестве предварительного условия для проведения переговоров.

(Конспирологи по обе стороны Атлантики связали недавний скандал с советником Макрона и бывшим главой его службы безопасности Александром Беналля именно с жесткой позицией французского лидера). Кроме того, в мае на саммите в Софии 28 государств-членов ЕС договорились о том, что любая сделка, касающаяся торговли с США, должна быть обязательно увязана с вопросом участия европейских компаний в тендерах на госзакупки в США.

«Мы не хотим ничего отдавать бесплатно. Но пистолет по-прежнему на столе, а базука тарифов на автомобили только спрятана в шкаф, откуда ее можно достать в любое время»

— заявил The Guardian высокопоставленный дипломат в Брюсселе

В ситуации, когда речь идет о судьбе торговых отношений общим объемом в триллион долларов, подобные оружейные метафоры звучат крайне тревожно. Последствия настоящей торговой войны между Старым и Новым Светом могут драматически сказаться на мировой экономике уже этой осенью. А если добавить к этому почти неизбежное повышение цен на энергоносители в результате нефтяного эмбарго Ирана, можно с высокой степенью уверенности прогнозировать, что в ноябре – декабре 2018 г. мир войдет в эпоху турбулентности, сравнимой с кризисом 2008-2009 гг.

[1] В оригинале – «анафема». В отличие от русского языка, в английском слово «anathema» имеет еще и значение «ненавистное», «одиозное».

[2] ЕС еще в 1988 году установил запрет на ввоз из США мяса скота, при выращивании которого использовали гормон роста (в США до 95% говядины производится с применением гормональных добавок).





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.10.15 02.58.29ENDTIME
Сгенерирована 10.15 02:58:29 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3109770/article_t?IS_BOT=1