Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Почему в России либералы правят экономикой


Или почему люди всегда будут недовольны любой системой

Человек весь родом из детства. Ещё Фрейд заметил, что люди тащат во взрослую жизнь неизжитые детские комплексы в массовом количестве, что является причиной неврозов и инфантильности. Так как всё это живёт в сфере подсознания и скрыто мощнейшим забором психологической защиты, рационально-логическим путём невозможно убедить человека принять некоторые истины, которые отвергает его психика, состоящая из неизжитой детской инфантильности более чем наполовину.

Первая детская психотравма возникает у человека на теме осознания смерти. Если взрослый скажет ребёнку о том, что жизнь не вечна и все умрут, ребёнок сначала задумается, а потом спросит: "А умрут все-все?" "Да - ответите вы - все-все". "И я умру? И мама умрёт?" "Да - скажет взрослый, но опомнившись, добавит, - Но это будет ещё очень нескоро".

Но ребёнок напряжённо ищет выхода. Он думает над услышанным. Он не принимает истину смерти и пытается найти формулу спасения. "Это ты умрёшь - говорит ребёнок. - А мама не умрёт, и я не умру. Ты плохой".

Вы думаете, это куда-то девается тогда, когда ребёнок вырастает? Нет. Инфантильность не рассасывается. "Мужество быть" - философская категория, осознающая драму бытия, которое неизбежно кончается смертью. Философов в обществе 2%. Остальные – большие дети. Они требуют мифа, который позволит им успокоиться и найти в себе силы жить перед лицом грядущего небытия. Упрекать человека за слабость - безнравственно.

Апокалипсис – самая нечитаемая часть Священного писания. Новое Время с его новой религией гуманизма в виде обожествления всех человеческих похотей, является убежищем взрослого человека от травмирующих истин. Если перевести гуманизм как религию человекобожия на профанный язык бытового мышления, он сведётся к формуле: "Эх, пей, гуляй, однова живём!". Вот вам и вся суть гуманизма как либерального раздела антропологии, учения о человеке.

Когда взрослому человеку говорят какие-то травмирующие истины, он протестует и агрессию против травмирующего переносит на говорящего, упрекая его, что тот хочет призвать его оправдать зло. Согласиться с тем, что объяснить и понять – не значит простить и оправдать, душа инфантила не может. Потому что понять – это в его понимании смириться с неизбежностью и прекратить борьбу. Мысль же о том, что борьбу прекращать нельзя, потому что будет ещё хуже, но при этом окончательная победа невозможна, вообще вводит человека в ступор. Он не принимает вывода, что всё так плохо и безнадёжно, что придется жить и терпеть то, что терпеть не хочется, а в конце умереть. Не хочется терпеть зло и соглашаться с тем, что оно вечно. Вот соберёмся все вместе, убьём врагов или прогоним их - и наступит эра светлого счастья.

Человек не понимает – а зачем тогда жить, если зло неискоренимо и непобедимо? Бытиё со страданием неоправданно. Оно оправдано лишь в блаженстве. Страдание не может быть целью бытия. Это бесчеловечно. Негуманно. Мысль, что в жизни человек вынужден терпеть, не принимается, а говорящий такое объявляется еретиком, подлежащим распятию. Как взрослый, сообщивший ребёнку о том, что все умрут. Зачем же тогда рождаться и жить? Не затем же, чтобы мучиться, а в конце всего умереть? А как же "Человек рождён для счастья, как птица для полёта?" Терпеть - удел рабов. Нетерпение - высшая форма героизма. Вот источник эстетики всех революционных учений. Инфантильность. Странно, инфантильность как исток революционности? Это кажется парадоксом, только если отбросить этапы трансформации одного в другое.

То, что сейчас будет сказано, встретит именно такую реакцию читателей. И именно по этой причине автор будет назван адвокатом зла и его защитником – самый нелепый вывод. Реакция улитки на укол булавки. Очень болезненный вопрос. Но истина дороже, и потому должна быть сказана.

В России либералы правят экономикой не потому, что Запад заставил, а потому, что общество так решило. Сотни тысяч протестующих против советской системы в 90-м – это факт. ГКЧП никто не поддержал – это факт. Семейные походы с поеданием мороженного на зрелище расстрела танками Верховного Совета РСФСР в 1993-м – это факт. Народ выбрал Ельцина для того, чтобы тот поскорее сокрушил социализм и начал строить капитализм. Об этом тогда мечтала вся страна, включая рабочий класс и интеллигенцию. Осознание ошибки пришло позже и уже ничего не изменило.

Когда-то в СССР так случилось, что люди устали от дефицита и отсутствия возможностей потреблять так, как на Западе. Руководство партии с подачи интеллигенции и согласия большинства народа отказалось от социализма как от политэкономической системы. Переход к капитализму оказался болезненным, но создал визуальный ряд изобилия прилавков. Общество страдает от язв капитализма, но ни в коем случае не хочет возврата к социализму. Оно хочет уврачевания капиталистических язв, но не отмены самого капитализма.

То есть общество требует капитализма с человеческим лицом. Но капитализма. Частная собственность в целом как категория не вызывает у человека отторжения. Человек, если он не обладает частной собственностью, хочет обладать ею и защитить её от угроз, а не уничтожить как понятие. Человек хочет лишь обуздания эксцессов частной собственности, но не запрета на неё. И эти эксцессы он относит не к институту частной собственности, а к греховной природе человека.

Либерализм, таким образом, лежит в основе человеческих экономических мотиваций. Либерти – свобода – понимается как свобода иметь собственность и защищаться ею от жизненных невзгод. Это базовый инстинкт человека. Все искажения этой идеи уже наросли со временем и подобны искажениям коммунизма – антитезы идеи частной собственности. Сколько существует коммунизм как идея, столько существует борьба с его искажениями. То есть искажается всё – даже христианство. Ну могли ли думать 12 апостолов с Христом во главе, что будут времена, когда выступающие от их имени католические и протестантские пасторы будут шествовать в колонне содомитов, благословляя то, за что Господь спалил огнём Содом и Гоморру? Что проповедь нестяжания у пастырей будет заменена стремлением к стяжанию?

Могли ли стремящиеся к царству свободы коммунисты полагать, что во имя их идеи будут убиты и заключены в тюрьмы, где и погибнут, многие тысячи людей, вся вина которых была в том, что они родились в классово чуждых семьях? А оставшимся будет жёстко предписано, сколько они могут зарабатывать, на что тратить заработанное и что считать правильным? Стоит ли удивляться, что либерализм скатился к сатанизму? Ведь всё, родившись, деградирует и стремится к смерти.

И потому теперь в России, расставшейся с коммунизмом, капитализм. Социалистический государственный бюджет имел источники накопления денег в том, что всем госпредприятиям (а других не было) предписывался план по производству, ценам, себестоимости и прибыли. Под план Госбанк составлял кассовый план и эмитировал деньги – строго безналичные. Вся наличность в стране возникала только через кассу, где получали зарплату. План был так составлен, что прибыть была небольшой и распределялась по специальным фондам предприятия. Но не вся, а часть. Нераспределённый остаток прибыли изымался в госбюджет и служил главным источником пенсий и капвложений в экономику.

Плюсом системы была независимость от внешних источников капитала. Минусом – все деньги уходили на крупную индустрию, на потребительский рынок система не ориентировалась. Там была деградация или очень медленное, отстающее развитие. Россия в ХХ веке в области торговых площадей отстала от Запада на столетие, а сама торговля стала источником массового раздражения. В конце концов, именно убожество потребительского рынка и убило систему – она потеряла оправданность в глазах населения. Никакие социальные льготы систему не спасли.

Капиталистическая экономика основана на том, что госбюджет получает деньги лишь через налоги. И потому чувствителен к взлётам и спадам в экономике. От налогов денег в бюджете всегда не хватает. Они идут на социальные цели, на науку, полицию и на оборону, ну и на крупные проекты, которых не может быть много. Быть главным инвестором в экономике капиталистическое государство не может в принципе – для этого у него нет источников денег. Чтобы они возникли, нужно поставить под контроль цены и прибыль, убить рынок. Согласиться на перекосы и дефицит, на всё то, что было в 60-х, 70-х и 80-х.

Критиковать либерализм как господствующую идеологию за его догмы мало. У коммунизма свои догмы. Не слабее либеральных. Сказать, что эффективность не зависит от формы собственности и потому привет мощному госсектору – мало. Надо сказать – если вы хотите за счёт бюджета финансировать экономику, вам нужны Госплан, Госснаб и Госкомцен с Госбанком. И здравствуй, чёрный рынок. Потому что когда в стране действуют свободные рыночные цены и заниженные фиксированные государственные, мотивация работает так, что её не задавить – начинается переток государственных ресурсов на рынок, который становится чёрным. Мы это уже проходили, начиная с Хрущёва. Вернёмся? Нет, если примем решения вернуться, то вернёмся, но хочет ли этого общество?

Оно этого не хочет. Между советским планом и рынком общество выбрала рынок. Не колхозный, примитивный, советский, а нынешний, с гипермаркетами и автосалонами. С потребительскими кредитами, благодаря которым все ездят на иномарках и пользуются бытовой техникой в домах. И сами дома по ипотеке позволяют не жить на квартире. Расширить доступность ипотеки легче, чем в принципе решать вопрос через бесплатное государственное жилищное строительство, где придётся стоять всю жизнь в очереди на формально бесплатное жильё, когда уже и дети выросли и внуки пошли, а жилья всё нет. Да, ипотека – это рискованно, доступно не всем – но доступно. Предложите сейчас народу от всего этого отказаться! Ни за что не согласятся. Денег не хватает? Это другая проблема.

В СССР и деньги были, но товаров не было. На чёрном рынке всё втридорога. Краска для пола только белая и слоновой кости – коричневую не ищите. Нет. Распределяется только по фондам среди предприятий. Купить нельзя, можно лишь украсть. Автомобиль не купить. Запчасти не купить. Обои не купить. Кафель только в Москве. Колбаса только в столице и городах-курортах. По полкило в одни руки. Яйца три раза в неделю и заканчиваются за час. Очереди. Очереди. Очереди. Вся страна - сплошная очередь.

Видят очередь – занимают и потом спрашивают, что дают. Продавцы грубят. Пирамиды из консервов двух видов. В серых продмагах запах гнилой картошки и бочек с соленьями. Полупустые прилавки. Ржавая селёдка в эмалированных лоточках. Всё это заворачивают в серую бумагу. Периодически пропадает то мыло, то стиральные порошки, то сахар, то бензин, то детские колготки. Народ приспосабливается как может. Всё везде по блату. Всё на связях. Нет блата – ничего нет. Ты на социальном дне. Забыли? Тем, кто тогда жил, этого никогда не забыть.

А теперь поставьте себя на место Путина. Страна не хочет социализма в виде Госплана и дефицита, но хочет его в виде бюджета как бездонного источника пенсий и новостроек. Пожалуйста – это можно организовать! Сейчас нам Госплан составит план, Госкомцен составит цены, Госснаб скажет, кто что произведёт и кому отпустит. Тотчас появится свободный остаток прибыли, изымаемый в бюджет. Его раздадут на пенсии и заводы.

Правда, исчезнет стиральный порошок и сахар с колготками, колбаса исчезнет, туалетной бумаги не станет, но ведь это мелочи, правда? За яйцами с утра во вторник, четверг и субботу пораньше встанете – бабушки научат, как это делалось, они помнят. Вы готовы? Колбасу завезут двух видов – варёную и кровянку. За час разберут. Но только в понедельник и четверг, и только не больше килограмма в одни руки. И не толпитесь, вы сами себя задерживаете. Вы на это согласны? Тогда дело за малым! Выберите КПРФ – и здравствуй, социализм!

Ибо, как вы понимаете, тогда будет нужна однопартийная система и Советы как приводные ремни партии, в которых одна партия совьёт свои гнёзда. Это называлось "партийные группы в непартийных организациях". В эту партию мгновенно устремятся все подонки и карьеристы. Откроются закрытые спецраспределители и торгсины, где торгуют импортом по дешёвке. Вернётся пора закрытых просмотров и пансионатов ЦК. Вам Медведев с Силуановым не нравятся? Не вопрос - Лигачёва с Рыжковым хотите? Горбачёва с Шеварднадзе хотите? А придётся.

Страна в большинстве своём не хочет советской экономико-политической модели. Альтернативой ей может быть только та, что сейчас – капиталистическая. Не в форме собственности главное дело, а в том, как наполняется бюджет. Он наполняется либо по социалистической модели – со всеми оборотными сторонами медали, либо по капиталистической – со всеми оборотными сторонами медали.

А теперь представьте себе, уважаемые правильные патриоты, что Владимир Путин остро захотел вернуться в социализм. Ему для этого надо малость – сделать революцию. Сможет он это организовать? Позволят ли ему это – нет, даже не элиты – вы сами? Общество? Люди позволят? Вы действительно именно этого хотите? И вы готовы вернуться туда, ко всему этому? Если да – добро пожаловать на площади и избирательные участки – вот вам Зюганов. Не хотите – вот Тюлькин с РКРП, вот бюллетень в руки – поддержите их на ближайших выборах! И будет вам социализм с Госпланом, пустые прилавки, чёрный рынок, дефицит, пенсии из бюджета и безналичные деньги на строительство заводов. Только дайте понять Путину и миру, что вы всего этого очень хотите. Это очень не сложно.

Если вы этого не хотите, то определитесь с тем, чего вы хотите. За любой выбор придётся чем-то платить. Не будет так, чтобы всё у вас было и ничего вам за это не было. Так не бывает. На что вы готовы? Чем и ради чего хотите пожертвовать?

И пока вы чётко с этим не определитесь, не толкайте Путина на революцию со всеми её побочными последствиями. Во-первых, вы же сами этого не захотите. Во-вторых, вы ещё не знаете, чего толком вы хотите. Капитализма не хотите, социализма не хотите – а чего вы хотите? И в-третьих – а что вы будете делать, когда выяснится, что новые министры тоже плохие и партия плохая, что всё опять не по классикам и получилось опять не то, что хотели? Опять требовать делать революцию?

Может, хватит? Может, всё дело не в системе, а в вас? Может, вы просто нигилисты? Вам ведь никакая система не понравится. Ни та, ни эта. Что же делать? Тут олигархи и компрадоры, там партийные перерожденцы и оппортунисты, повсюду коррупционеры, карьеристы, приспособленцы. Как жить? Не принимать же истину, что идеальной системы нет и быть не может. Это может сказать лишь враг, который хитро хочет заморочить голову. Заставить терпеть.

Это нет так, уважаемые патриоты. Не терпите, не надо, просто определитесь, чего вы хотите. И потом будьте готовы нести полную личную ответственность за ваш выбор, не перекладывая её ни на кого. Социализм – значит, социализм. Со всей партноменклатурой, фальшивыми лозунгами и дефицитом. Капитализм – значит, капитализм. Со всеми либералами, рекламой и банкирами. Совместить не получится. Одного без другого не бывает. За всё, что происходит, отвечает каждый из вас.

Тут как в фехтовании – нельзя сказать: "Ой, мужик, извини, я ошибся, дай я переделаю". Переделать не получится. Придётся терпеть. Терпеть – это не значит не менять. Терпеть – это значит не ломать. Менять, не ломая перед этим. Разница огромная. Терпение в этом. Как ни крути, а это всё же главное, ради чего мы приходим в этот мир.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.12.15 17.26.20ENDTIME
Сгенерирована 12.15 17:26:20 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3117439/article_t?IS_BOT=1