Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

«Грузия оправилась, мы - нет!»: Социальные сети о годовщине «пятидневной войны»

Важная историческая дата: десять лет военному конфликту России и Грузии.

На одном фланге политического спектра радость с сединою на висках.


Александр Афанасьев:

— Ровно 10 лет назад в этот день российская армия начала боевую операцию в Южной Осетии, а потом и в Грузии — так называемое «Принуждение к миру» или «война 08.08.08».

В то время президент Саакашвили проводил глубокие реформы и ставил свою страну на светлый путь развития. В рамках этого увлекательного пути он решил наконец покончить с почти 20-летней независимостью непризнанных государств Южная Осетия и Абхазия. Ради светлых идей не грех и пролить кровь народа — эта мысль близка правителям всех времен. Мишка за свою жизнь сделал много глупостей, но эта его ошибка — решение сделать дело быстро и с помощью силы, обошлась дорого

Война закончилась за 5 дней. Чтобы раздавить слабую и плохо организованную (несмотря на заявленные реформы и помощь США) армию Грузии, хватило одной лишь 58-й общевойсковой армии, усиленной спешно переброшенными частями ВДВ. Говорят, что из-за совпавшего по времени переезда Генштаба вооруженных сил РФ в новое здание приказы доходили в войска с задержкой, из-за чего наши части продвинулись гораздо дальше, чем следовало.

Советский союз распался уже 27 лет назад. Но множественные противоречия, заложенные и выросшие в СССР, до сих пор дают свои горькие плоды. Я был в Северной Осетии еще в советское время, и местные с горечью говорили, что несмотря на нахождение в одном государстве — Советском союзе, фактически осетинский народ разделен. Мол, в РСФСР у осетинов есть хотя-бы автономная республика, Северная Осетия, а вот в Грузии осетины не имеют даже этого и там их притесняют.

Деление на национальные республики и автономные республики, особенно так как оно было сделано в СССР, было большой ошибкой. В итоге, Советский союз, формально прекративший свое существование 27 лет назад, по факту распадается и по сей день. И закончится это не завтра.


Марат Хамидуллин:

— Десять лет назад сумасшедший президент Саакашвили отдал приказ грузинским войскам совершить массированный артобстрел столицы Южной Осетии. После чего грузинская армия предприняла попытку установления контроля над Южной Осетией. В результате вооруженного террора (геноцида) со стороны Грузии жертвами стали более тысячи мирных граждан и более ста военнослужащих, в том числе и наши миротворцы. Но мировое сообщество и наша прогрессивная общественность так и не осудила действия грузинского руководства, для них Саакашвили является примером реформатора-демократа, несущего права и свободы по всей Европе. Поэтому неудивительно, почему преступник и убийца Саакашвили до сих пор на свободе.


Егор Холмогоров:

— Августовская война в целом оказалась важным краш-тестом для российской государственности.

Миру стало понятно, что Россия больше не намерена быть жертвой.

Что выращивание бойцовых геополитических шавок на наших границах дело если не вовсе бесперспективное, то уж точно опасное для самих шавок. Утратив за 1990-е, и особенно после косовской войны, репутацию надежного союзника и покровителя, мы начали её стремительно возвращать – снова появилась уверенность в том, что русские своих друзей не сдают.

Не менее важным был международно-юридический аспект этой войны, выразившийся в официальном признании Абхазии и Южной Осетии независимыми государствами. До этого Россия казалась абсолютно завороженной «беловежскими границами».

Произвольно обозначенные советской властью административные рубежи, превратившиеся в 1991 году в «международно-признанные государственные границы» (о нелепости такого варианта, напомню, предупреждал Ельцина 30 августа 1991 года Солженицын) были настоящей геополитической удавкой для России, к тому же – рассекали по живому тело русского народа.

Тем не менее, для российской политической элиты они долгое время казались абсолютно незыблемыми. Чтобы поддержать тяготение к России Москва иногда поддерживала «непризнанные государства», как те же Южную Осетию или Приднестровье, но на их признание никогда не решалась. Очерченный вокруг России магический круг казалось неразрушимым.

Появилась даже абсурдная теория, что в 1991 году народы, включая русский народ, «сами» выбрали свою судьбу в виде отделения от России и теперь должны всегда придерживаться этого своего мнимого «выбора». Такой риторикой можно было оправдать какое угодно предательство.

И вот решение о признании независимости Абхазии и Южной Осетии этот круг разрушило. Москва дала понять, что Беловежские границы – это не священная корова и, если России и дальше будут угрожать, устанавливать разнузданно русофобские режимы, надвигать на Восток базы НАТО, то трястись над «заповедными» рубежами никто не станет.

Урок «геополитическими партнерами» был усвоен явно в недостаточной мере и они, к нашей общей радости, сами спровоцировали возвращение Крыма в Россию, которое, конечно, было бы невозможно, если бы в 2008 году мы не перешли в отношении к постсоветским границам важный психологический рубеж


Андрей Песоцкий:

— Сегодня - десятилетний юбилей начала грузино-осетинской войны. 8 августа 2008 года впервые за многие годы нашей страной можно было гордиться, потому что тогда она повела себя как настоящая великая держава, дав отпор отмороженному Мишико. Все "нулевые" до того дня Россия отползала назад: топила орбитальную станцию и закрывала военные базы в мире, смолчала во время войны в Ираке и безучастно наблюдала, когда Восточная Европа входила в НАТО. Но вдруг что-то пошло по-другому - нарушилась закономерность.

Закроет ли Кремль глаза на русских солдат, гибнущих под грузинским огнем утром 8 августа, в день открытия Пекинской олимпиады, спрашивали все? Многим казалось, что закроет, утрется, испугается окрика "мирового сообщества", придумает отмазку, чтобы не усмирять Грузию. Однако случилось всё так, как случилось: и сталь в голосе Медведева вдруг не стала противоестественной, а военная машина Тбилиси, выстроенная американцами, которую наши либералы превозносили как чудо-армию, оказалась игрушечной и разбежалась за пару дней. За злого грузина из США с его голландской женой, к счастью, никто не захотел погибать.

Вспоминаются нелепые значки "я - грузин" от рукопожатной публики, которая в любой войне с участием России всегда имеет обыкновение быть против России, и радость от того, что нашу военную победу не слили дипломаты, как это порой бывало в истории, закрепив хорошими, правильными шагами - признанием Абхазии и Южной Осетии. Тогда не верилось, что все это реально, что наша страна действительно может так. Опьяняющие дни. И никто не боялся каких-то санкций.

Время многое расставило на свои места. Товарообмен между РФ и Грузией в 2018 году бьет рекорды последних лет, рана межнациональной вражды довольно быстро затянулась, а Саакашвили самими же грузинами считается вором и придурковатым авантюристом - крэзи-персона, пожиратель галстуков.

И пусть русская победа в войне 8-8-8 - это лишь небольшой светлый эпизод, кратковременное явление, все же славно, что был этот триумф, пробуждение гиганта.

Но у многих воспоминания об августе 2008 года очень горькие.


Ирина Медушевская:

— 08.08.08. Грузия! 10 лет!
Ох, какой нам всем урок....


Слава Рабинович:

— Сегодня ночью – 10-летняя годовщина начала вторжения России в Грузию. В ночь на 8 августа 2008 г. международные террористы и государственные и военные преступники Путин В.В. и Медведев Д.А. ввели войска в Грузию, расчленив её.


Михаил Рольник:

— Ровно 10 лет назад я стоял на набережной вечерней Ялты, Крым был ещё не наш, а нормальный, я слушал музыкантов и пил портвейн, всё было отлично, рядом шумело море. И вдруг заскакали пузатыми козлами мужики с красными шеями: братка, мы грузинам , братка, ура, возьмём Тбилиси, Россия вперёд. В 2000 году я впервые почувствовал запах , а вот тогда, ровно 10 лет назад в Ялте я понял, что наступил, и дальше будет только хуже. Музыканты как-то сникли, перестали играть, пошли купаться в ночное море. Я допил портвейн и окончательно протрезвел. Не люблю 8 августа. Плохой день.


Александр Осовцов:

— 8-го августа 2008-го я уже несколько дней валялся практически без сознания, лишь изредка приходя в себя. В эти минуты спрашивал я только одно - держится ли Грузия. Почему-то ясно запомнилось ощущение наплывающего беспамятства с единственной отчётливой мыслью - чтобы когда я в следующий раз начну осознавать реальность,Грузия обязательно была. 
Странно, что я терял сознание вместе с Россией, в которой уже практически не жил. Хорошо, что я всё-таки оклемался. Не всем с этим повезло.


Андрей Десницкий:

— Десять лет назад на турбазе в Псковской области, среди прекрасных озер и лесов, я краем уха услышал по ТВ из чужого окна, что началась война.
Я пришел тогда в ужас. Не понимая еще, что именно произошло, я увидел как наяву страшный сценарий с ненужной войной с прежде братским народом, с повальной милитаризацией общества, с (само)изоляцией России на глобусе...
А потом все как-то рассосалось.
На самом деле - на несколько лет отложилось. Это была всего лишь репетиция. Прошла успешно.


Леонид Гозман:

— Десять лет назад мы, Россия выстрелили в Грузию. Оказалось, не столько в Грузию, сколько в себя. Грузия от этого удара более или менее оправилась. Мы - нет!


Алексей Лапшин:

— К десятилетию российско-грузинской войны. Прежде всего, нужно называть вещи своими именами. События августа 2008 года - это именно российско-грузинская война, а не грузино-югоосетинский конфликт или, тем более, операция по принуждению к миру. Южная Осетия(Цхинвальский регион), как и Абхазия, - продукты имперского выстраивания геополитического пространства. Москва, через разжигание сепаратистских настроений, использовала их как инструменты для удержания Грузии.Так было и в начале 90-х, и в 2008. Грузинская армия начала боевые действия вовсе не внезапно. Спровоцированы они были регулярными обстрелами грузинских сёл, наносившими серьёзный ущерб населению. Михаил Саакашвили, как президент страны, был обязан предпринять решительные действия. Информационный, а точнее, дезинформационный цунами обрушившийся на российских граждан 8 августа - одно из главных свидетельств того, что российское руководство тщательно готовилось к войне. Сообщения о вырезанных за одну ночь двух тысячах осетин, отрезанных головах, беременых со вспоротыми животами, сожжённом Цхинвали - поступали явно по заготовленному плану. Разумеется, вскоре выяснилось, что всё это сплошной фейк, но СМИ своё дело уже сделали.
Утверждение о том, что за Грузией в этой войне стояли США - миф кремлёвской пропаганды. Конечно, Тбилиси обладал политической поддержкой, но непосредственно в ходе конфликта, реакция Вашингтона была достаточно вялой. Михаил Саакашвили и Дж.Буш связались только в самый критический момент боевых действий и это был самый жёсткий разговор за время их общения. Фактически Грузияосталась один на один с российской военной машиной. Наиболее заметную моральную поддержку оказали восточноевропейские лидеры, прибывшие в эти трагические дни в Тбилиси. Ещё один миф - разгром грузинской армии. Её как раз удалось сохранить в прямом столкновении с многократно превосходящим в военной силе противником. Боеготовность грузины показали отличную. Основная задача войны - подрыв и, как задача максимум, свержение грузинской власти, тогда достигнута не была.


Роман Удот:

— Десять лет назад правительство моей страны втянуло мою страну в первую открытую войну.

Правительство не посовещалось и не объяснило своих действий своим гражданам. Правительство сделало это в нарушение Конституции, введя войска на иностранную территорию без согласия Совета Федерации.

Это было начало головокружительной спирали на дно той ямы, в которой мы оказались через 10 лет.

Грузия - прекрасная и маленькая страна. Настолько маленькая, что праздновать в России победу над нею как-то даже стыдно. "Что вы празднуете? - как сказал один интернет-острослов. - Победу над страной, население которой равно дневному пассажиропотоку Московского метрополитена?"

"Дневному пассажиропотоку".

Да и победы особенной не было. Во всех наземных боестолкновениях грузинские войска побеждали. Сломили их только бомбардировки из стратосферы, высот, недоступных для страны не ракет, а хачапури, хинкали и сациви.

К сожалению, как мы слишком поздно поняли, что советские СУ-24, 1970-го года разработки, разбомбили не не Гори, а наше будущее.

Грузия восстановилась, и прекрасна как и прежде. А нам наше будущее ещё восстанавливать из руин.


Аркадий Бабченко:

— Это была первая из путинских войн новой формации - насквозь лживых, насквозь паскудных, насквозь захватнических. Именно там впервые обкатывались все те технологии, которые мы наблюдаем теперь - и при аннексии Крыма, и при оккупации Донбасса, и при бомбардировках Сирии.
Ихтамнеты, марионеточные квазигосударства, полностью управляемые, контролируемые и обеспечиваемые Россией, безумное, оголтелое вранье зомбоящика, схождение нации с ума и выявление грузинских детей в школах, первые распятые мальчики, первый грузинский фашизм, убивший две тысячи мирных жителей, первое по-настоящему, без оглядки, превращение средств массовой информации в технологии зомбирования и убийства - в открытую все началось там.
Это была настоящая война. С ракетными ударами, с кассетным ударом по мирному Гори, с танками, с авиацией, с «Буками» - один из них сбил российский самолет на моих глазах. Ночная бомбардировка Гори, которую я наблюдал, лежа в поле под Земо-Никози. Интенсивность этой войны вполне сравнима с самыми интенсивными боями на Донбассе, хоть она и уступает им по масштабности. Столько трупов, сколько я видел там, я не видел, пожалуй, даже за все время своей Чечни. Запах сгоревших, разлагающихся на жаре людей меня преследовал потом еще годами.
И - вранье, вранье, вранье. Все вранье. От начала и до конца.
Вранье, что она началась 08.08.08. Российские войска зашли уже седьмого, об этом говорит сам Хрулев. Активная фаза началась еще на неделю раньше, первого. А открытая война - еще раньше. Когда началась накачка осетин, когда начали тянуть железнодорожную ветку через Абхазию, когда «неизвестные» штурмовики уничтожали радары на территории Грузии, а неизвестные ДРГ подрывали газопроводы. А провоцировать Грузию Россия не прекращала никогда. Вообще никогда.
Первые ихтамнеты. Когда под видом миротворцев был введен оккупационный контингент российской армии.


Алексей Левкин:

— Именно 08.08.2008 я четко понял что зомбоящик это коллективный геббельс. Т.е. не просто слегка привирающие, немного приукрашивающие и неуместно восхваляющие. А именно геббельс, со всей его чудовищной гнусью. Когда я приехал на работу в суд в тот день, мне пристав на входе сказал: "слышал, на нас Грузия напала". Я подумал что он неудачно похмелился и пошел включил тв. Там вовсю орали что грузинская военщина уже пять часов градами сносит мирный Цхинвал и в мирном Цхинвале уже ТРИ ТЫСЯЧИ трупов. Первая мысль: да в этом Цхинвале всего живет тысяч 15. Неужели убили пятую часть населения за пять часов в практически одноэтажом городе? Этож какой шквальности должен быть обстрел? И вторая вдогонку: как они под ТАКИМ обстрелом Градами посчитали трупы на улицах, в подвалах, домах итд.? Пропагандисткий эффект упырями с зомботв был достигнут тогда на славу. Народ предсказуемо ополоумел в своей ненависти к грузинам, Грузии. А власть потом втихаря и без помпы выпустило официальной бюллетень о количестве жертв с осетинской стороны. 162 человека за всё время конфликта. Но это канеш никому уже было не интересно и никто этого по большому счету не заметил. Кто бы мог подумать что то была только репетиция(((


Гоша Димитрюк:

— Помню как я в те дни бегал по Москве с большими глазами, восклицал друзьям - вы представляете? это же как в Чехии в 1968м! Танки идут по Грузии! А те, кого я считал друзьями, с оловянными от тв глазами отвечали про Саакашвили и бомбежки мирного города, и что так и надо. В те дни я понял, что с тем народом и той страной мне совсем не по пути. Потом еще были надежды в 2010, 2011, что всё как-нибудь выровняется, но в 2012 они рухнули окончательно.

И слава грузинам, отделяющим политику от людей, привечающим всех приезжих, построившим за десять лет нормальное государство, слава их гостеприимству, открытости, доброте и мудрости. Выстоять против орды это большое дело. Пусть дальше в Грузии всё будет только лучше и лучше.


Виктория Ивлева:

— Главной ошибкой, как мне кажется, империя признАет недостаточность пропаганды в деле ссоры двух народов. С Украиной ошибка была полностью исправлена с помощью мифических возрожденных бандеровцев и неожиданно превратившихся в фашистов граждан Украины.


Андрей Нофенко:

— В 2008-м грузин мало кто понимал.

Сегодня же - украинцы понимают, как никто другой, своих братьев-грузин.

У Украины и Грузии общая геополитическая беда - сосед с имперскими комплексами.


Карл Волох:

— Как видим, Путин сделал из войны в Грузии три главных вывода. Первый - Европы можно не опасаться, тамошние политпроститутки найдут возможность проявить "толерантность" по отношению к любому агрессору-нарушителю международных законов. Второй - проблему могут создать только США, но вероятность, что она будет острой, резко падает, если у власти демократ, тем более, такой малахольный, как Обама. Третий - военное вторжение лучше осуществлять не открыто, а "гибридно", с опорой на местную пятую колонну. 
Вот этот компот мы в 2014 и получили


Роман Попков вспоминает о событиях десятилетней давности:

— Я вышел на свободу 14 августа 2008 года, спустя сутки после завершения военных действий. И честно говоря, проблемы Южной Осетии вообще не казались мне в тот момент сколь-либо политически важными для русских, для их будущего. Авторитарная Москва решила военным путем унизить ненавистный ей режим Михаила Саакашвили, использовав южно-осетинский конфликт, в котором самоуверенный грузинский президент все сильнее увязал. Вроде бы тут нечему сочувствовать и не за кого болеть. Но я с удивлением понял, что и моих партийных товарищей по ныне запрещенной НБП, оставшихся на воле, и значительную группу других патриотов-оппозиционеров война с Грузией взволновала сильнее, чем нужно. Большинство наших соратников все эти августовские дни с напряженным интересом следило за перипетиями кавказского блицкрига, на полном серьезе готовилось ехать в Осетию воевать. И они очень сокрушались из-за того, что война быстро закончилась.

«А за кого вы собирались ехать биться? За армию РФ или за грузин?» — с горькими усмешками спрашивали мы, только что отряхнувшие с себя бутырскую пыль. Один из моих недавно освободившихся из тюрьмы подельников в интервью оппозиционному сайту говорил: «Я осуждаю войну, я не верю в благие намерения наших властей». Вот эта ключевая, здоровая способность — не верить в благие намерения властей — была словно ампутирована у людей, совсем недавно боровшихся с Кремлем и испытывавших на себе его полновесные удары.

Еще свежей была могила убитого в Подмосковье оппозиционера Юрия Червочкина. Еще недавно ОМОН лупил дубинками людей на «Маршах несогласных». И недавно прокремлевские погромщики-нашисты расстреливали активистов из травматических пистолетов. Буквально еще вчера российские суды десятками отправляли врагов Кремля в тюрьмы. И память оказалась настолько короткой, что «лево-патриотическая» фракция оппозиции в августе 2008 года была готова ехать на Кавказ и умирать в рядах российской правительственной армии. А лидеры «лево-патриотической» оппозиции писали пресс-релизы, одобряющие Кремль и потом еще несколько месяцев склочничали, ругались с либеральными коллегами из-за позиции по «грузинскому вопросу».

Есть огромная, тяжелая болезнь у русского национализма, да и у русского патриотизма. Одному богу известно, излечима ли она. Мой товарищ, исследователь национализма Сергей Простаков неоднократно описывал эту драму самоубийственного влечения националистов к «имперским химерам», описывал тщетность попыток преодолеть разрушительные последствия господства царистской «официальной народности». В последний раз готовность следовать за «имперскими химерами» значительная часть националистов продемонстрировала в 2014 году, во время войны с Украиной. Они вновь поддержали Кремль, воевавший на Донбассе со своими фобиями, мстивший украинцам за свои болезненные комплексы. Вновь показали готовность стать пушечным мясом авторитаризма — теперь уже в войне против чужой революции. Только в этот раз цена такой поддержки оказалась в миллионы раз выше.

Если твоя отчизна несвободна, как она может дать свободу кому-то за своими границами? Если мы, русские люди, лишены ментом, чиновником, эфебешником пресловутого «жизненного пространства» у себя дома, если дома нам нечем дышать, то какое право мы имеем учить жить другие народы, наводить где-либо порядок? Если наше государство устраивает полицейские спецоперации против юных девочек, а потом держит этих девочек в тюрьмах — какой порядок оно может установить в других странах? Если государство РФ беспощадно к собственной земле, то какая судьба будет уготована чужим, завоеванным землям? Простые, банальные вопросы, и ответы на них еще более просты и банальны — но все это почему-то находится за пределами понимания значительной части «национал-патриотов».


Юрий Рост:

— Конечно, во многих российских семьях существует основанное на опыте предание о друге-грузине, о красотах страны, о невероятном гостеприимстве, винах, кухне… Грузинская литература, театр, кино, певцы, танцоры, художники, скульпторы и музыканты вошли в нашу жизнь радостным участием. Как родные и близкие. Но для нашего нынешнего высокомудрого государства Грузия — страна, с которой Россия воевала и с которой порвала дипломатические отношения.

И вот наши запропагандированные граждане, зажав в руке паспорта, опасливо идут к паспортному контролю. А там им мгновенно ставят въездной штамп и вручают бутылку «Саперави». Каждому. Добро пожаловать, дорогой гость! И они, обретя улыбку и не расставаясь с ней вплоть до возвращения в Домодедово или Внуково, пребывают в атмосфере доброжелательства, с которым как раз большие проблемы на нашей родине.

Чуть не полтора миллиона российских подданных каждый год свободная Грузия завоевывает одной правой, протянутой для дружбы рукой.

Ну и кто же, спрашивается, победил в той поганой войне десятилетней давности?

Грузины отделили российского человека от российского государства и сохранили историческую к нам привязанность.

И мы (я имею в виду здоровых, не задавленных злобной патриотической пропагандой людей) свою не потеряли.

Любовь оказалась сильнее самодовольной агрессии и имперского хамства. Ну-ка отгадайте, какую компанию я выберу, если на одной стороне будет премьер-министр, бывший тогда президентом, или президент, бывший тогда премьер-министром, а на другой — мои друзья — Гоги Харабадзе, Отар Иоселиани, Буба Кикабидзе, Робик Стуруа, Гия Канчели, Миша Чавчавадзе, никогда не предававшие святых отношений, которые с трудом вырабатывались двести совместных лет и всю нашу жизнь?

Обиды прошлого не забудутся, но плодить новые, отбивая у будущих поколений доверие к близким нам по литературе, культуре, вере соседям и друзьям, — глупая затея. Может быть, самая глупая в нашей политической жизни.

Протяните руку в ответ или будьте первыми.

Хватит позориться, пора войну кончать.


Александр Морозов в своём тексте:

— В какой мере грузинская война предопределила поведение Кремля во время второго Майдана? Разумеется, теперь невозможно уйти от проведения прямой линии между точками — военной операцией в Осетии и операцией в Крыму и Донбассе. Дело в том, что в России всегда был «генерал Ивашов» («если не мы, то здесь будут солдаты НАТО»), и всегда были сторонники «небесного СССР», которые не принимали постсоветские границы всерьез, а суверенитет бывших республик Советского Союза считали временной условностью. Но они до четвертого срока Путина числились даже не «вторым мейнстримом», а экзотическими фантазерами за пределами common sense. А теперь «Россия без границ», риторика об отсутствии суверенитета не только у соседей, но и даже у старых стран Европы — это общее место кремлевского мейнстрима.

Путин воплощает самые смелые фантазии Лимонова и Проханова. Лукашенко и Назарбаев испытывают обоснованную тревогу, глядя на это.

Между 2008 и 2014 годами прошло всего шесть лет, за которые Кремль проделал огромный путь — от поддержания замороженных конфликтов, оставшихся в наследство от развала Союза, и политики «региональной державы» с опорой на мягкую силу к попытке развалить Украину за счет отпадения шести-семи областей и создания Новороссии.

Теперь, когда мы возвращаемся к событиям «пятидневной войны», главный вопрос — к какой третьей точке ведет та прямая линия российской политики, которая образовалась из событий 2008 и 2014 годов?


Глеба Павловского:

— Читая историю Пятидневной войны, ощущаешь странно пересекающееся дежавю. Кто тут за что сражался? Грузия 2008 года ведет себя, как Россия 2014-го. Саакашвили бросил военный вызов президенту Медведеву, как Путин Крымский — президенту Обаме со всем блоком НАТО. Пятидневная война похожа на бой в зеркалах политических сыновей Путина с их отцом.

Политика Саакашвили после «революции роз» — путь героических имитаций. Первая из них сама революция, с занятием неохраняемого здания парламента и вывозом Шеварднадзе в Москву. Затем у нового президента возник трудный выбор, кого далее имитировать?

В мозгу Саакашвили царил Путин и его великолепный пиар — в начале 2000-х он был иконой большого стиля для постсоветской Евразии. Даже оппозиционный Кучме Ющенко начинал свою борьбу как «украинский Путин». Мечтал стать Путиным и Саакашвили — но для этого, всем известно, надо восстановить территориальную целостность железной рукой. А руки не было!

Европеизированная Грузия Саакашвили, как и модернизированная грузинская армия были лишь пиар-эффектами. Но первая модель оказалась жизнеспособна, а вторая — муляжом. Августовский крах Тбилиси лишь отчасти военный, он прежде всего психологический. Крах пиар-государства, подобного российской системе, но поменьше и победней. Стратегия азартной военной импровизации слабыми средствами могла выиграть лишь по счастливой случайности. Она и провалилась лишь оттого, что президент Медведев не смел позволить себе отступить, как вероятно отступил бы еще раз сильный Путин. Саакашвили войдет в историю Грузии не показушными стеклянными полицейскими участками, а как Карл XII в Швеции — разгромом ненужной армии, отбросившим грузинскую нацию, во благо для нее — к счастливому геополитическому ничтожеству.

Лишь поздней из мемуаров советников Буша в России узнали, что в августе 2008-го Белый дом обсуждал идею военной защиты Тбилиси, с включением США в конфликт. Крейсер-тезка американского посла в России «Макфол» вошел в Черное море, дефилируя в фарватере сочинской резиденции президента Медведева с «Томагавками» на борту. Но в этот момент на счастье России на Америку рухнул мировой финансовый кризис. В сочетании с президентскими выборами в США он уберег Москву 2008 года, дав ей несколько лет мирной передышки — которой Кремль не воспользовался. Если Саакашвили пристроил к удачно сымитированной модернизации бесполезный муляж грузинской армии, то Путин развернул единственную понятную ему модернизацию — военную. В России десять лет спустя к муляжу экономики пристроена отменно модернизированная министром Сердюковым армия.

Вынудив Россию к военной постановке с человеческими жертвами, Саакашвили показал урок наихудшей импровизации, в которую может кинуться российская система. В 2008 году в Грузии мы посетили панораму своего вероятного будущего. И если боевой азарт Кремля сохранится на нынешнем уровне, в Москве изжуют еще не один галстук.


Иван Курилла:

— Две трактовки войны 08.08.08:

1) Грузия (Саакашвили) неверно рассчитал(а) силы и готовность союзников его поддержать, Россия (Путин и Медведев) получила(и) повод открыто использовать силу за границами России, - получилось успешно, что повлияло на дальнейшую эволюцию внешней политики России (с этого момента использование войск за рубежом стало частью планирования внешней политики), - в том числе, способствовало решениям, принятым в 2014 году.

2) Россия (Путин и Медведев) давно искали, как "перейти красную черту", им удалось спровоцировать Грузию (Саакашвили), чтобы нанести давно подготовленный удар. В этой трактовке смена внешней политики произошла не как результат войны в Южной Осетии и в процессе извлечения из нее уроков международной политики, а до нее, и сама война была первым шагом в уже определившемся направлении.

Вроде бы близкие нарративы, но все же немного по-разному сфокусированы. Мне кажется убедительнее первый, - но просто потому, что мне всегда кажутся немного надуманными теории ̶з̶а̶г̶о̶в̶о̶р̶а̶ долгосрочного планирования, особенно в условиях "тумана войны".


Константин Калачёв:

— Моё мнение о тех событиях в официозный мэйнстрим не укладывается, ибо я считаю, что российское руководство целенаправленно повышала градус напряжённости перед этой "маленькой победоносной войной", а грузинское руководство неверно рассчитало силы, недооценило решимость руководства России, переоценило союзников. Речь Путина в Мюнхене в 2007 году обозначила разворот политики России, Саакашвили её похоже не читал. События 2008 года, военные и политические итоги добавили смелости российскому руководству в 2014-м, заложили основы не только новой внешней политики, но и всей новейшей истории России. Путин в итоге значительно расширил коридор своих возможностей. Прошлое, как известно, не только объясняет нам наше настоящее, но и дает недвусмысленные намеки о нашем будущем. За все нужно платить. В том числе за новые возможности. Главное, чтобы цена соответствовала приобретениям. Дипломатические отношения между Россией и Грузией в полном объеме так и не восстановлены. До нормализации отношений двух стран еще далеко. Это не мешает нам ездить туда без виз и обретать там друзей. Имея там друзей, несложно поставить себя на их место, попробовать посмотреть на все их глазами. И тогда "маленькая победоносная война" точно не может быть предметом гордости, и ты понимаешь, что у каждого - грузин, осетин, абхазов - своя правда. В Абхазию и Южную Осетию я точно не поеду. Агрузинам желаю терпения и успехов в экономическом развитии и сохранении уникальной атмосферы и идентичности. Быть самой привлекательной частью Европы, оставаясь грузинами. И пусть те, кто ушел, завидуют. Тогда они может еще вернутся. События 2008 года не забыть, но надо жить дальше.






>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.12.15 17.53.36ENDTIME
Сгенерирована 12.15 17:53:36 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3117814/article_t?IS_BOT=1