Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Почему в РФ пытают людей


Прогрессивная интеллигенция России вдруг с удивлением обнаружила, что «кто-то кое-где у нас порой» применяет пытки. Стоило только «Новой газете» опубликовать видео, как сотрудники ярославской ИК-1 «взбадривают» зека, так и понеслось – охи, ахи, гневные восклицания «доколе еще будет это продолжаться» и даже призывы «бороться с этим позорным явлением». Особенно доставило продолжение истории, когда началась решительная «борьба с превышением полномочий» и за решеткой оказались сами садисты в погонах. Столь же внезапно выяснилось, что они люди хорошие, добрые, коммуникабельные, любят детишек, и сами-то дескать, не пытали, а только рядом стояли, однако на допросах были вынуждены оговорить себя. Ну, не иначе, как под пытками. Я реально ржал, глядя этот трогательный сюжет Дождя.

Видео, от "Новой Газеты"

https://youtu.be/Q6QYXvbkkws

Откуда этот непроходимый инфантилизм? Пытки – фундамент россианской карательной системы. Борьба с пытками в рамках существующей системы абсолютно бессмысленна. Уничтожать надо всю систему целиком, потому что лечению она в принципе не подлежит. Давайте я расскажу, как работают, например, полицаи в РФ. Допустим, в темной подворотне произошло ограбление, жертва обратилась в органы, те по ориентировке задерживают преступника. Первая проблема: терпила его не опознает. Был пьян, ничего не помнит, темно, не разглядел, тот налетел сзади, был в маске и т.д. Эта проблема решается просто. Опера говорят терпиле: «Хочешь вернуть себе деньги, сотовый телефон и драгоценности – тогда опознай вот этого небритого с родинкой на щеке в ходе официальной процедуры, это точно-точно тот самый злодей. Не опознаешь – мы его вынуждены будем отпустить, он скроется, и ты останешься с носом».

Дальше надо доказать вину подозреваемого. Есть два пути. Первый: собрать улики, провести экспертизы, изъять записи с десятков камер видеонаблюдения, побегать по окрестностям с собакой, запросить биллинг у сотового оператора, найти и опросить свидетелей, короче, провести хренову кучу следственных действий, в результате которых будет неопровержимо доказана вина преступника. Второй путь: засунуть задержанному в анус электрошокер и он тут же сделает признательные показания. Все, дело раскрыто, опера – молодцы, следователю остается только заполнить сотню бланков, подшить, пронумеровать и передать дело в суд.

Но что, если произошла ошибка и взяли не того, просто случайного прохожего? А вот это вопрос в высшей степени неполиткорректный. Я бы даже сказал, провокационный, или того хуже – экстремистский. Это откровенное возбуждение ненависти в отношении социальной группы «садисты в погонах». До шести лет лишения свободы. Так что завалите свои хлебальники и молчите, а еще лучше не думайте. Раз человека везут в наручниках в суд – значит он виноват по определению. Органы не ошибаются.

Для так называемого «суда» достаточно всего двух «доказательств»: терпила подсудимого опознал, а тот признал свою вину уже через 20 минут после задержания. Потом он может сколько угодно отказываться от своих первоначальных показаний, заявлять о пытках, вопить, что его допрашивали без адвоката (на самом деле дежурный «мусорской» адвокат всегда присутствует, иногда даже бить помогает) – это уже не имеет никакого значения, как и то, что у него есть, например, неопровержимое алиби. Это только в детективах следователь проверяет алиби всех подозреваемых, чтобы распутать таинственное преступление. Россианское уголовное законодательство в принципе не оперирует такой категорией. Самого термина «алиби» в нем нет.

Система построена так, что пытки становятся самым простым, быстрым и эффективным следственным действием. Пытают всех – женщин, детей, инвалидов, виновных и невиновных, пытают свидетелей и даже… самих потерпевших. Мне один жулик рассказал такую веселую с его точки зрения историю: как-то он, мучимый абстинентным синдромом, решил разжиться ночью на опохмел гоп-стопом возле единственного в микрорайоне работающего круглосуточно ларька. Подлетел с ножиком к какому-то пареньку, тот отказался разгружать свои карманы, завязалась драка. Терпила, получив скользящий удар ножом по предплечью, в ответ сломал нападавшему ключицу и, приложив затылком об асфальт, отправил в нирвану почти на сутки. Когда тот очнулся в больнице, к нему пришел следователь, чтобы снять с него показания, как с потерпевшего. 
Жулик попытался съехать с темы, заявив, что ничего не помнит, был бухой, ни к кому претензиев не имеет, но упрямый следователь потащил его на очную ставку с пареньком, которого тот пытался ограбить. Последний к тому времени уже сознался в попытке разбойного нападения с применением оружия (до 10 лет лишения свободы, между прочим). Когда гребитель-неудачник увидел свою жертву, у него челюсть отвисла – на том живого места не было, одна сплошная гематома.

Мусоров вызвал какой-то случайный прохожий, пэпээсники примчались через три минуты, обнаружили лежащее на обочине тело жулика, рядом ножик, а где-то в конце квартала мелькнула убегающая фигура. Фигуру догнали и «крепанули» на предмет явки с повинной по полной программе, пока настоящий разбойник находился в коматозе.
Закончилась эта история более-менее благополучно. По ходу дела у жулика всплыло две «делюги» по 162-й статье (разбой)и свой «шестерик» он получил вполне заслуженно. Паренек, давший ему отпор, отделался всего двумя годами условно, а побои, полученные им в отделе полиции, были оформлены, как итог драки с жуликом. Статью перебили на 111-ю, вменив «нанесение тяжких телесных из хулиганских побуждений на почве внезапно возникших неприязненных отношений». Раз «явку с повинной сделал», то обратного хода уже не будет.

Кого больше пытают – виновных или невиновных? Сложно ответить на этот вопрос. Да, 9 из 10 задержанных обычно попадаются за дело. Но они как раз в большинстве своем полностью или частично вину признают, особенно, если взяты с поличным. Зачем их пытать? Подвергают пыткам тех, кто «едет по 51-й», то есть отказывается от дачи показаний, или отрицающих свою вину. А отрицают ее те, кто не виновен – это же логично. Вот их и пытают.

Возникает вопрос: зачем опера пытают заведомо невиновных – неужели они такие звери? Звери они, конечно, конченые, но заведомо невиновных просто из садистских побуждений если и истязают, то нечасто. Мне такие случаи неизвестны. Чаще всего мусора уверены, что перед ними настоящий преступник, они даже уверены, что делают благое дело, наказывая, например, насильника-педофила. А если дело благое, то любые методы приемлемы.

Был у меня такой сокамерник, Ваней зовут. Пустил переночевать по доброте душевной 13-летнюю девочку, сбежавшую из дома от матери, которая ее избивала. Та потом, конечно, вернулась домой, а мать написала заявление, что ее дочь изнасиловали. Зачем? Да хрен ее знает. Мусора, конечно, быстро вычислили Ваню по телефону девочки и плотно с ним «поработали» в отделе полиции N4 г. Тюмени. Описание пыток я опускаю, ничего сверхординарного в них нет, просто били разными способами, но к утру он подписал признание, что трижды изнасиловал малолетку. Причем дело происходило в однокомнатном пансике, в которой при этом находилась его мать с отчимом. Вскоре в распоряжении следствия оказались результаты судмедэкспертизы – «изнасилованная» не только была целкой, но на ее теле и одежде не обнаружилось даже следов эпителия (кожной ткани) «насильника». Это неопровержимо свидетельствовало о том, что Ваня даже не прикасался к «потерпевшей». Получается, зря опера поверили маргинальной мамашке.

Но ведь признательные показания в деле есть, наверх доложено о раскрытии преступления сексуального характера против несовершеннолетнего лица (такие дела всегда находятся на контроле у прокурора), «насильнику» суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей, все 54 гематомы на ванином теле честно зафиксированы в протоколе и оформлены, как последствия применения приемов самбо сотрудниками угрозыска для пресечения попыток сопротивления при задержании. 
Если обвиняемого отпустить, то возникнут вопросы к мусорам: а что это у вас невиновные сознаются в несуществующем преступлении? Вопросы возникнут к прокуратуре, санкционировавшей арест и не отреагировавшей на заявления задержанного о пытках. Вопросы появятся и к судье: почему он отправил человека под арест, не имея никаких доказательств его вины, кроме выбитых избиениями совершенно фантастических признаний?

Нет, если дать задний ход делу – это значит, что за решеткой должны оказаться десяток носителей погон, которые немножко «перестарались». А ведь они «добрые люди, заботливые мужья и отцы, коммуникабельные, у них много друзей»... Поэтому Ване перебили статью и посадили на восемь лет за «иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста».

Еще один мой сокамерник Хасан получил по той же схеме 12 лет «строгача» за «сексуальные действия» в отношении 8-летней девочки. Вот тут уже нельзя сказать, что каратели верили в виновность подозреваемого, но раз какая-то бдительная старушка просигнализировала, что «чурка пристает к детям на детской площадке», то меры надо принять. Какого-то чЮрку понаехавшего не жалко. Хасан работал в ТСЖ, где проживала бабушка-стукачка вахтером, а на площадке просто играл с детьми, но кому это интересно? Электрический ток, пропущенный через хасановы гениталии быстро убедил его написать под диктовку опера явку с повинной. Вообще-то на «месте преступления» находилось аж 26 камер видеонаблюдения (с их помощью Хасан и мониторил двор из своей будки), и в открытую «педофилить» под ними совершенно за гранью здравого смысла, но в Эрэфии, как известно, любые видеозаписи теряются, когда это надо следствию.

Подобных дел «эротической направленности» только в Тюмени за год случаются десятки. Пытки применяются в 100% случаев, когда подозреваемый отказывается признавать свою вину. А после признания уже совершенно не важно, виноват человек или нет. Если бы Хасан и Ваня не встретили в СИЗО меня, мир не узнал бы о том, какими изощренными методами ублюдки в синих фуражках и мантиях борются с «педофилами». Но благодаря мне и журналисту «Новой газеты» Георгию Бородянскому мир об этом узнал в июле прошлого года из статьи Судьбы под звездами.

Ну, узнал. И чо? Да ничо, миру глубоко по…уй. Пытки в россианском гестапо осуществляются конвейерным способом. Наберите в Яндексе запрос Тюмень ОРЧ пытки – в выдаче 60 тысяч страниц, десятки публикаций в СМИ, слезные жалобы фюреру президенту, митинги против пыток, видеообращения, пикеты с выездом в столицу. Всем по…уй. Помимо пытошной по ул. Тульской, 3, где располагается Оперативно-розыскная часть (ОРЧ), в Тюмени действует еще один филиал ада в УБОПе. По запросу Тюмень УБОП пытки Яндекс находит 15 тысяч страниц. И чо? Да ничо, всем так же по…уй.

Надо отдать должное тюменскому УВД, там решительно борются с пытками. Например, еще лет 15 назад тогдашний городской милицейский начальник решительно потребовал от всех семи ГОМов (горотделов милиции) прекратить пытать задержанных. Знаете, чем это требование было мотивировано? Тем, что простые мусора пытают непрофессионально – тупо бьют чем попало куда ни попадя, иной раз насмерть, опять же истошные вопли пытаемых разносятся через открытые окна, смущая прогуливающихся мимо горожан. Но главная причина состояла в том, что иногда СИЗО тупо отказывалось принимать арестованных, забитых до полусмерти. А вдруг они сдохнут через день – спрос-то будет именно с фсиновцев.

Всех «крепких орешков» было велено отныне свозить либо в ОРЧ, либо в УБОП – вот там уже специалисты все делают по фэншую. Если пытают током, то не шокером, который характерные следы оставляет, а используя специальный «сварочный аппарат» и обязательно через мокрую тряпку – тогда следов ожогов нет. Если бьют, то пластиковыми бутылками с водой – внутренние органы отбивает, а гематом на коже нет. Тамошние мастера заплечных дел знали все тонкости использования противогаза, умели вовремя снять полиэтиленовый пакет с головы «клиента», чтоб сознание от удушья он потерял, но задохнуться насмерть еще не успел. И самое главное – у профи в ОРЧ и УБОП редко кто-то умирал в ходе «воспитательной работы». Они, можно сказать, гуманно пытали – не до смерти.

Однако благие пожелания милицейского начальства большей частью оставались лишь пожеланиями. В отделах как пытали, так и продолжают пытать. Как убивали – так и убивают. Был у меня сокамерник Веня, настоящий профессиональный преступник. Его однажды так «радушно» приняли опера, что сломали ребра и смяли легкое. Веня без сознания бьется в конвульсиях, кровавая пена на губах, потом затих и глаза закатил. Мусора подумали, что он коньки отбросил и вывезли бездыханное тело в лес. А дело происходило зимой, мороз под 20 градусов. Но именно зима Веню и спасла, потому что дороги замело снегом и проехать вглубь лесного массива полицаи не смогли, тащить на руках тело поленились, бросили «труп» прямо на обочину. Буквально через несколько минут из леса какой-то дед вышел (шел к остановке автобуса по тропе), видит – парень в одной футболке в сугробе лежит, поднял, накинул свой пуховик, вызвал скорую помощь. Веня начал отходить в мир иной прямо в реанимобиле, но его все-таки успели довезти до больницы. Повезло ему просто феноменально.

Через электропыточную в ОРЧ Веня тоже прошел. С гордостью говорит, что выдержал там целый день. В камеру его вечером уже заносили, сам идти не мог. На следующий день он договорился с операми по-хорошему: пишите «сознанку» с моих слов, а от подписи я официально откажусь, составляйте соответствующий акт. Веня говорил, что пытка током самая страшная, потому что к побоям привыкаешь, нервная система как бы «замораживается» и болевые ощущения  притупляются. Ток же течет непосредственно по нервным тканям, поэтому спасения от боли нет. Он был убежден, что долго в ОРЧ ни один человек не выдержит, и если кто-то будет хвастаться, что крепился, например, неделю, то стопудово врет.

В автозаке я однажды катил с арестантом (как зовут не знаю, погоняло – Булатный), который утверждал, что его промариновали в ОРЧ почти месяц. Звучит, конечно, фантастически, но когда он улыбнулся во всю ширь, я ему поверил – у него все 32 зуба были словно спилены по уровню десны – торчали только ровненькие пеньки. Длительная пытка током приводит к тому, что зубы крошатся. Но чтоб выкрошились вообще все зубы в 26 лет – такое увидишь нечасто. Впрочем, Булатного не только током пытали, иначе он бы не выжил, он испытал на себе весь арсенал ОРЧ-шных «спецсредств». Говорит, что когда его повезли в лес попугать смертоубийством люди в масках, он, вместо того, чтобы испугаться, упал и начал истерически хохотать – обрадовался, что его убьют и его мучения прекратятся. Показывал он и странные шрамы на руках – пытался зубами разгрысть себе вены, но не смог – зубов у него к тому времени уже почти не осталось. Других способов покончить с собой не нашел. Что выбивали у Булатного, я не знаю, но, видимо, шили ему особо тяжкое преступление. Получив 8 лет, он считал, что легко отделался. Так что стимул выдержать месяц ада у него был. Сам он, правда, признавался: если бы изначально знал, что его будут пытать неделями, сломался бы. Но он всегда настраивался выдержать один день, а там будь что будет. В итоге оэрчешникам он просто надоел.

Еще один «кремень» был известен всему тюменскому централу – знаменитый бандит Савин-папа, главарь банды спортсменов-беспредельщиков. Не знаю, сколько сеансов электротерапии он выдержал, но, как говорят, единственный из всей шайки не дал признательных показаний. Заплатить за это пришлось ампутацией ноги (вторую тоже готовились отчекрыжить). При пытке током кровь в буквальном смысле слова закипает в сосудах, и при этом сворачивается. Капиляры забиваются тромбами, ткани начинают отмирать – здравствуй, гангрена. Итог – дисфункция конечностей и ампутация. Вот Савина явно пытали из садистских побуждений, доказухи по его делу было выше крыши.

Подобных историй я могу рассказать десятки, но все они довольно однотипны. Без массированного применения пыток россианская карательная система работать просто не в состоянии. «Борьба с пытками» в РФ совершенно бессмысленна – это явление СИСТЕМНОЕ, замазаны все сверху донизу. Никто же не пытался реформировать СС, СД и гестапо после разгрома гитлеровской Германии, их просто упразднили в рамках денацификации, а активных садистов преследовали в индивидуальном порядке. Вот то же самое следует сделать с МВД, ФСБ, прокуратурой, судами, ФСИН и прочими монстрами фашистской Эрэфии. Мантры про то, что «ну есть же и честные-законопослушные офицеры» способны впечатлить разве что инфантильных столичных либералов, которые веруют, что в гнилом путинском рейхе что-то наладится, если в Ярославле посадят нескольких изуверов в погонах, которые утеряли берега настолько, что стали звездами Youtube.

Ну, вот вы теперь знаете про пытки уже более чем достаточно. И чо? И ничо, всем по…уй.  Завтра расскажу о пытошных практиках во фсиновских лагерях. И всем тоже будет по…уй. Меня утешает лишь то, что определенный процент этих по…уистов рано или поздно сам окажется с головой, опущенной в унитаз или с мошонкой, перетянутой строительным пластиковым хомутом. Пусть хотя бы знают, что их ждет.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.08.20 10.09.02ENDTIME
Сгенерирована 08.20 10:09:02 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3117955/article_t?IS_BOT=1