Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Навальный против СМИ. Почему эта история важнее, чем спор обиженного ньюсмейкера с журналистами?


Мне не очень нравится, когда ньюсмейкеры нападают на СМИ. В подавляющем большинстве случаев работает пословица: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива». В современном мире на рынке медиа существует острая конкуренция. Журналисты отвечают своей репутацией за качество предоставляемой информации. Если они о чем-то не написали, или написали некорректно, это приведет к снижению авторитета у читателей и, как следствие, падению доходов. Если журналисты регулярно сообщают негативную информацию о ньюсмейкере или не реагируют на его инфоповоды, то ему, скорее, нужно задуматься о своем поведении, чем обвинять журналистов, что они не замечают его, такого великого и прекрасного, или замечают, но пишут недостаточно комплиментарно.

Поэтому когда Навальный решил наехать сразу на всех журналистов деловых СМИ, ожидаемо получил отлуп от всего журналистского сообщества. Критика варьировалась от относительно мягкой – Александр Винокуров (владелец Republic и телеканала «Дождь») сравнил Навального с Трампом до площадной – Татьяна Лысова (шеф-редактор службы политической информации агентства «Интерфакс», бывший главный редактор «Ведомостей») назвала Навального гандоном.

Если бы это был заурядный спор обиженного ньюсмейкера и журналистов, не стоило бы этому событию уделять много внимания. Однако в этом случае есть одна очень важная особенность, которая заставляет более подробно проанализировать проблему.

Когда Трамп наезжает на СМИ, он наезжает, прежде всего, на «вражеские» — медиа, которые поддерживают демократов (например, CNN, NBC). Но в США есть также мощные республиканские медиа (например, Fox News), и их работой Трамп вполне доволен. В России же 95% медиа (если считать по аудитории) прямо или косвенно контролируется государством, и они по определению враждебны Навальному. Есть несколько хилых СМИ, которые еще пока освещают его расследования и другие связанные с ним события. И именно по поводу них он решил (причем не в первый раз) высказать недовольство. Со стороны выглядит как выстрел в ногу. Кажется иррациональным ругаться с теми немногими медиа, которые хоть как-то освещают его деятельность.

Суть обвинений Навального можно свести к двум тезисам.

1. В деловых СМИ царит самоцензура, что ограничивает их в публикации, в том числе, информации о его расследованиях

2. В деградации «Ведомостей» виноват новый собственник – Демьян Кудрявцев

С первым тезисом я, скорее, согласен, со вторым – нет.

В деловых СМИ царит самоцензура

Я слежу за российскими деловыми СМИ уже порядка 20 лет, и налицо их постепенная деградация. Причем это ощущения не только как читателя, но и «писателя». На протяжении многих лет я регулярно публиковал свои колонки в ведущих деловых изданиях – Republic, РБК и «Ведомостях». Однако постепенно стало чувствоваться, что самоцензура в них становится все жестче и жестче. Каждый отдельный случай можно было описать рациональными аргументами, к примеру, «этот кусок можно выкинуть без особой потери смысла», «здесь нам юристы рекомендовали вырезать», «здесь нет достаточно фактуры, чтобы обвинять кого-то в преступлении», и т.д. Однако после множества таких редактур в голове выстраивается ясная схема: любое упоминание в негативном контексте некоторых фамилий, например, Сечина, Тимченко, Ротенбергов, Кабаевой и некоторых других, ведет к тому, что редактор будет с тобой биться, чтобы эти фамилии из колонки убрать. В конце концов я пару лет назад вообще отказался публиковать свои колонки в российских деловых СМИ.

Можно, конечно, сказать, что я – обиженный автор, который учит редакторов делать свою работу (это одна из самых популярных претензий от журналистского сообщества к Навальному – он, непрофессионал, учит их, профессионалов, как делать СМИ). Но, к сожалению, подтверждение самоцензуры в деловых СМИ, в частности в «Ведомостях», есть и внутри журналистского сообщества. Владелец «Ведомостей» Демьян Кудрявцев напрямую признает, что бывший редактор отдела комментариев Андрей Синицын уволился после того, как через его голову сняли с публикации критическую колонку о «Роснефти». После интервью Кудрявцева, Синицын дал свое объяснение, почему он уволился. Потому, что через его голову поставили пиар-колонку «Роснефти», которая объясняет, что на самом деле правильно и справедливо у «Системы» отобрали «Башнефть».

Десять лет назад такое невозможно было представить. Я это знаю точно – у меня жена работала в отделе комментариев «Ведомостей». Они сидели за стеклянной перегородкой, отделенные от всей остальной редакции. Никто не имел права вмешиваться в работу отдела комментариев, тем более ставить или снимать колонки без согласия редактора отдела. Тем более публиковать колонку в оправдание национализации «Башнефти», которая уж очень похожа на джинсу. «Ведомости» тем и отличались исторически от всей деловой и неделовой прессы, что принципиально не ставили джинсу. Видимо, этот пункт «Догмы» тоже уже не так бесспорен.

С одной стороны, я понимаю желание журналистов защитить свою честь. Но с другой стороны,– нельзя отрицать очевидного: количество внутренних ограничений, которые они сами на себя накладывают, за последние годы значительно выросло.

Теперь перейдем к сути аргументов, которые выдвигают в свое оправдание журналисты «Ведомостей» и им сочувствующие. Основные тезисы можно сгруппировать как:

1. Нельзя ставить новости без проверки (например, вот комментарий шеф-редактора «Ведомостей» Максима Товкайло)
2. Прежде чем что-то публиковать, нужно получить подтверждение из нескольких источников (например, вот комментарий редактора отдела медиа «Ведомостей» Ксении Болецкой)
3. По расследованиям Навального нельзя без проверки писать заметки, так как были случаи массовых ошибок (например, вот комментарий журналиста «Ведомостей» Елены Мухаметшиной, что Навальный вполне мог подделать справку из Росреестра)

1. Нельзя ставить новости без проверки

Это лукавство. Высказывание политиков и важных ньюсмейкеров само по себе новость. Если Путин, Трамп, Илон Маск или кто-то еще делают громкие заявления, то СМИ их тут же транслируют как «Трамп заявил ....». На этих спикерах лежит репутационная ответственность за свои слова. Если их слова оказываются недостоверными, то у них возникают проблемы. Например, после твита Илона Маска о наличии инвестора, готового выкупить его компанию, комиссия по ценным бумагам США начала против него расследование. Странно было бы ожидать, что все СМИ, когда увидели его твит, сначала бы отправили запрос в пресс-службы всех заинтересованных сторон, потом попытались выяснить, кто же этот инвестор и действительно ли он подтвердил финансирование на выкуп, и только после сбора всей информации через неделю опубликовали бы новость. Так современные СМИ не работают. Если окажется, что кто-то что-то соврал, то это будет отдельная новость. То есть вначале публикуются «Илон Маск заявил...», а через 3 дня, «Как выяснил Financial Times, Илон Маск на самом деле....»

Навальный является ведущим в стране оппозиционным политиком. Его высказывания и расследования — инфоповод сам по себе. Точно так же, как высказывания Путина, Володина, Медведева, Лаврова. Если издание считает, что политик Навальный своим читателям интересен, они должны выдать тут же новость «Навальный заявил, что 82-летняя мать Володина владеет 400-метровой квартирой в престижном районе Москвы». Потом они могут запустить фактчекинг и через несколько дней выдать подробную заметку – что в расследовании Навального подтвердилось, а что нет. К примеру, русский сайт BBC без проблем выдал новость по факту публикации расследования.

На самом деле журналисты «Ведомостей» все это понимают, и их ссылка на необходимость фактчекинга в данном случае — это неумелая попытка оправдаться за нежелание ставить новость. Просто зайдите на сайт «Ведомостей» и вбейте в поиск «Путин заявил», «Трамп заявил», «Володин заявил» — и вам выпадет длинный список заметок по каждому запросу.

2. Прежде чем что-то публиковать, нужно получить подтверждение из нескольких источников

Это тоже лукавство. Во-первых, это никак не препятствует публикации новости «Навальный заявил...» (см выше). Во-вторых, одно дело, когда, например, компания А заявляет, что покупает компанию Б, и нет никаких документов, а только слова заинтересованных сторон. Тогда желательно поговорить с другими участниками рынка – консультантами, банками, инсайдерами в компании Б, чтобы получить подтверждение. А когда дело касается коррупционных обвинений, то получить подтверждение из нескольких источников почти всегда невозможно. К примеру, в расследовании ФБК «Он вам не Димон», утверждается, что Усманов дал взятку Медведеву в виде усадьбы на Рублевке через фонд «Соцгоспроект». Как можно получить подтверждение взятки из второго источника. Спросить Медведева, брал ли он взятку? Или Усманова, давал ли он взятку? Или Елисеева (руководителю «Соцгсопроекта»), посредничал ли он в процессе передачи взятки от Усманова к Медведеву? Дела о коррупции представляют собой высокую общественную важность. Есть ли есть один надежный источник, то можно и нужно публиковать статьи. Это должна быть забота политиков — доказать, что они чисты перед обществом (презумпция виновности политика лежит в основе современного антикоррупционного законодательства, в том числе знаменитой 20-й статьи конвенции ООН о противодействии коррупции).

Уже после того, как пресса привлечет внимание общественности, правоохранительные органы должны начать расследование по опубликованным фактам, и либо оправдать политика, либо осудить. Приведу пример недавнего коррупционного скандала в Аргентине. К журналистам La Nacion попали дневники шофера одного из бывших чиновников высокого ранга, где подробно описывалось, когда и кому он развозил взятки. Это был единственный источник. Тем не менее, на основании этих дневников журналисты опубликовали несколько статей с обвинениями в коррупции. После того, как эти дневники стали достоянием общественности, полиция начала полномасштабное расследование, и уже несколько десятков крупных чиновников и бизнесменов арестованы. Многие бизнесмены и один крупный чиновник уже дали признательные показания (см. ссылки на публикации СМИ в треде). Но это расследование и признания последовали после привлечения внимания СМИ, а не до. Да и трудно себе представить, что журналисты La Nacion начали обзванивать бы чиновников и бизнесменов с вопросами типа «скажите, это правда, что вы такого-то числа дали/получили взятку в таком-то размере».

В данном конкретном случае, ссылка на документ из Росреестра, в котором утверждается, что мать Володина является собственницей 400-метровой элитной квартиры, — уже достаточное основание для публикации заметки о возможной коррумпированности Володина. В конце концов в итоговой заметке «Ведомостей» и нет никакого особого фактчекинга. Вся информация подана как «ФБК утверждает...». То есть на самом деле ни необходимости проверки информации (пункт 1), ни получения подтверждения из нескольких источников (пункт 2) не было. Опубликовали и так, просто с большой задержкой и после скандала, инициированного Навальным.

3. По расследования Навального нельзя без проверки писать заметки, так как были случаи массовых ошибок

Этот аргумент — тоже лукавство. Все ссылки на массовые ошибки в расследованиях Навального обычно упираются в действительно неудачное видео Киры Ярмыш о медиаимперии Ковальчука. К чести ФБК, они свою ошибку быстро признали и видео удалили. Там не было прямых подтасовок, просто было использование давно устаревшей информации. Но ошибаются все. Навальный ни разу не был пойман на том, что подделал какие-либо документы (такую возможность допускает в своем комментарии Мухаметшина). Навальный и «ФБК» — пожалуй, самый авторитетный в России источник информации о коррупции.

Но даже если бы он ошибался часто. Вполне допустимо публиковать новости в формате «Навальный заявил...» (см. пункт 1). К примеру, мы знаем, что Путин постоянно врет. Что же теперь, нельзя публиковать заявления Путина, пока журналисты не проведут полный фактчекинг? К примеру, если Путин заявляет, что наших войск в Крыму нет, журналисты вначале должны отправить корреспондентов в Крым, поговорить с «вежливыми человечками», идентифицировать их принадлежность к конкретным частям, и только потом выдать новость «Путин сказал..». Звучит абсурдно? Но именно в этом хотят убедить нас журналисты «Ведомостей»: если источник в прошлом допускал ошибки, то новости о его высказываниях/расследованиях можно публиковать только после тщательной проверки.

Суммируя, аргументы журналистов «Ведомостей», почему они оперативно не поставили новость о расследовании Навального, выглядят неубедительно. Я не знаю истинной причины, почему они этого не сделали. Возможно, это самоцензура. Возможно, они посчитали эту новость неинтересной. Возможно, у них было еще какие-то причины. Однако это точно были не те причины, которые они публично озвучили.

Перейдем ко второму тезису:
В деградации Ведомостей виноват новый собственник – Демьян Кудрявцев


Здесь я с Навальным, скорее, не согласен. Государство ведет планомерное наступление на свободу СМИ. Положение медиа можно сравнить с положением человека, над которым маятником качается молот. Причем молот опускается все ниже, так что человеку, чтобы выжить, приходится пригибаться все ниже и ниже. Почему Кудрявцев стал собственником «Ведомостей»? Российское государство приняло закон, который запрещает иностранным собственникам владеть российскими СМИ (разрешено владеть менее 20%). По состоянию на 2014 год, «Ведомостями» владели Sanoma, Dow Jones, Financial Times. Уважаемые международные медиа, которым бесполезно звонить из АП и требовать что-то не публиковать. Принятый закон заставил их продать «Ведомости». Толпы желающих их купить не было. Этим, в том числе, объясняется низкая цена, по которой «Ведомости» были проданы – порядка 10 млн евро. Для сравнения, за 9 лет до этого Усманов купил «Коммерсант» за 300 млн долларов. Медиа активы в России с 2006 г. по 2015 г., конечно, подешевели, но не так радикально. Отсутствие покупателей на «Ведомости» по адекватной цене, скорее, объяснялось тем, что кто бы ни стал новым собственником, он прекрасно понимал, что работать придется уже совсем по другим правилам, чем когда ими владели WSJ и FT. А главная стоимость «Ведомостей» заключена в их независимости и объективности. Как только рынок поймет, что ее больше нет, то и стоимость актива резко упадет. Поэтому никто и не захотел покупать «Ведомости» и продолжать биться за их независимость. Купил бы «Ведомости» не Кудрявцев (или кто там за ним стоит), а какой-либо другой российский инвестор, то ситуация была бы ровно такая же, если не хуже.

С остальными деловыми медиа история ровно такая же. Если ненароком прогневить уважаемых людей, то можно тут же получить иск, который будет судить наш российский суд, самый независимый суд в мире. Почитайте, ради интереса, как Сечин судился с российскими СМИ и всегда выигрывал. Естественно, что после подобных процессов любой главный редактор, который хочет сохранить издание (а значит, свою работу), будет крайне аккуратно публиковать любые негативные новости с упоминанием Сечина (а также других уважаемых людей). Российские деловые СМИ вынуждены работать в том поле, которое очерчивает им государство. Иначе – уйти с рынка. В чем-то их судьба похожа на судьбу системных оппозиционных партий. Им тоже вроде разрешено ругать власть, но рамки этой критики четко очерчены и постоянно сужаются.

И здесь встает извечный русский вопрос: что делать? Мне кажется, что развитие нормальных СМИ в существующем де-факто правовом поле, довольно бесперспективное предприятие. Именно поэтому все «независимые» СМИ постоянно теряют читателей и влачат жалкое существование, еле-еле сводя концы с концами (хотя в 2000-е те же «Ведомости» были машинкой по печатанью денег). Впрочем, та же судьба уже постигла и системную оппозицию – избиратель в конце концов чувствует, что ему подсовывают фейк, и разочаровывается не только в партии власти, но и в «оппозиции».

На мой взгляд, возможны два пути развития нормальных СМИ в России. Первый – это вынос штаб-квартиры за рубеж. Самые успешные проекты последних лет, «Медуза» и «The Bell», запускались из-за рубежа. Второй вариант – это делать СМИ в России, но не называть их формально СМИ. По этому пути пошли varlamov.ru, медиа-ресурсы Навального (блог, видео-канал) и другие блоги и youtube-каналы.

Максим Миронов
Профессор IE Business school (Мадрид)





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.09.22 20.46.59ENDTIME
Сгенерирована 09.22 20:46:59 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3127342/article_t?IS_BOT=1