Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

06 Ноя, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


->

Запланированная катастрофа Ил-20. Куда смотрел Сергей Шойгу?


В истории с гибелью 15 российских военнослужащих на борту самолета-разведчика Ил-20, сбитого 17 сентября ракетой комплекса С-200 ПВО Сирии в ходе отражения атаки четырех израильских истребителей Ф-16, остается много неясного. Российское Минобороны почти сразу возложило всю ответственность на «провокационные действия» израильских пилотов, один из которых якобы «прикрывался российским самолетом». Израиль представил свою версию (с документированным докладом в Москву прибылкомандующий ВВС Израиля Амикам Норкин), по которой вина целиком лежит на операторах ПВО Сирии, устроивших беспорядочную стрельбу во всех направлениях уже после того, как израильские самолеты после выполнения боевой задачи покинули зону. В ответ Москва объявила комплекс мер по усилению сирийской ПВО современными комплексами С-300.

Эти версии несовместимы, кто-то говорит правду, кто-то говорит нечто иное. У общественности нет возможности сравнить секретные данные российских и израильских радаров. Представленная Минобороны РФ картинка с радара российского ЗРК С-400 на авиабазе Хмеймим призвана как бы документально подтвердить российскую версию (там обозначен израильский самолет, «прячущийся за Ил-20»), но уверенности, что это именно картинка, запечатленная РЛС, а не последующая компьютерная анимация, на данный момент нет. После брифингов про малазийский «Боинг» и химическое оружие в Сирии картинки от российских военных вызывают у общественности справедливый скепсис.

Гибель 15 ⁠военнослужащих и боевого самолета в результате «дружественного огня» – это по ⁠армейским меркам мега-ЧП. Как минимум должно была возбуждено ⁠уголовное дело по подозрению в халатности, а военная контрразведка ⁠ФСБ должна ⁠была начать проверку на предмет ⁠наличия в этой ситуации признаков шпионажа, саботажа ⁠и диверсии. Например, должна быть отработана версия о преднамеренных действиях сирийской стороны с целью спровоцировать прямое боевое столкновение России с Израилем (имеются прецеденты из 1980-х).

Пока известно, что по факту крушения возбудил уголовное дело Следственный комитет, о его версиях и ходе расследования ничего не говорится. В демократических странах инцидент такого масштаба и с такими вероятными внешнеполитическими последствиями мог бы стать предметом парламентского расследования. Общественность имеет право знать, что произошло – из источника, вызывающего доверие. Пресс-секретаря Минобороны к таковым, к сожалению, отнести нельзя.

То, с какой быстротой вина была возложена на израильскую сторону, при том что предоставленные Израилем данные были проигнорированы, а в отношении действий сирийских военных не высказано вообще никаких претензий, наводит на подозрения, что мы имеем дело с пропагандистской операцией прикрытия для вывода из-под удара истинных виновных, в том числе среди высокопоставленных российских военных. Другой очевидной целью такой кампании может быть попытка «пристыдить» руководство Израиля и продавить его на сокращение или даже прекращение израильских авиаударов по территории Сирии – но это вспомогательная цель.

Ключевым расхождением в версиях сторон, от которого зависит установление виновных, является время присутствия самолетов ВВС Израиля в зоне операции. По израильской версии, F-16 сбросили самонаводящиеся бомбы по целям в Сирии в 21.40 и тут же вернулись на базу. В момент, когда сирийская ракета поразила Ил-20 в 22.03 (по данным РФ), израильские самолеты уже приземлились. По российской версии, F-16 после бомбардировки остались в зоне операции, один из них «прятался» за Ил-20, и улетели они только в 22.40. Если правы россияне, Израилю нужно ответить на много неудобных вопросов, хотя военный смысл такого поведения израильских самолетов после выполнения боевой задачи (то есть фактически без оружия и с полупустыми топливными баками при совершении сложных маневров в отношении российского самолета) как-то не очевиден. Может быть, они выполняли какую-то еще разведывательную миссию по вскрытию работы сирийской и российской ПВО, но вообще-то для этого есть другие, специализированные самолеты.

Если верны данные Израиля, и их самолетов в момент уничтожения российского Ил-20 там не было (то есть никто за ним «прятаться» не мог), то возникают серьезные вопросы к офицерам российского КП в Хмеймиме, руководителю полетов и к процедурам связи и координации с ПВО Сирии. Получается, как минимум, что дежурная смена КП в Хмеймиме неправильно оценивала воздушную обстановку, утратила контроль над ситуацией и не смогла своевременно остановить огонь сирийской ПВО (после удара израильских самолетов у них было 22 минуты, чтобы либо вывести Ил-20 из зоны поражения, либо отдать команду «сирийским партнерам» прекратить беспорядочную стрельбу во все стороны). Но вместо этого были странные оценки, что удары по Сирии наносил французский фрегат Auvergne (который, как заявили французы, не стрелял). Это в общем тянет на преступную халатность и эти вопросы должны быть заданы.

Российская сторона утверждает, что локатором комплекса С-400 в Хмеймиме был зафиксирован полет ракеты комплекса С-200 в направлении израильского F-16, высота полета ракеты С-200 была выше положения и израильского, и находящегося ниже его российского самолета. С-400 «увидел», как «ракета, приближаясь к израильскому самолету, резко изменила направление полета и пошла на Ил-20». То есть сирийская ракета самонавелась на более крупную цель Ил-20, имевший «большую отражающую поверхность».

Это несколько лукавое заявление. У ракеты комплекса С-200 нет активной головки самонаведения. Она наводится по лучу подсветки наземной РЛС и этот луч на цели должен удерживать оператор на КП. Можно считать, как пишут «Ведомости», что сирийский С-200 стрелял в режиме, в котором он вообще не мог определить расстояние до цели, и что частью большой групповой цели на экране РЛС был российский самолет, который они не могли определить из-за отсутствия системы «свой-чужой». Но люди, работавшие на С-200, утверждают, что такие цели как истребитель F-16 (небольшой скоростной реактивный самолет с малой отражающей поверхностью) и Ил-20 (турбовинтовой большой самолет с низкой скоростью и с отражением винтов на экране РЛС в виде «гребенки») спутать невозможно. Либо сирийский оператор был невменяем, либо он наводил на Ил-20 вполне умышленно. Израильтяне говорят, что на этом объекте сирийской ПВО были российские советники и они якобы не уследили, но проверить это невозможно (хотя если были и не вмешались, их вина очевидна).

Но, пожалуй, самым странным во всей этой истории является сам факт полетов российских ВКС в небе над Сирией в условиях, когда у сирийских ПВО нет российской системы распознавания самолетов «свой-чужой». Система эта сверхсекретная и, разумеется, при экспорте комплексов ПВО она не поставляется заказчику. Но… Российские ВКС летают в сирийском воздушном пространстве уже три года и все это время сирийские ПВО автоматом определяют их как враждебные цели. То есть сбить могли любой самолет в любое время. Странно, что катастрофы не случилось раньше. Три года российское военное руководство знало о существовании этой проблемы и ничего не делало. Нынешний главком ВКС генерал Суровикин был командующим российской группировкой в Сирии и не мог не знать, что существуют такие риски. Как-то «разруливали» на пальцах.

Почему сирийская ПВО (как, впрочем, и бестолковые сирийские ВВС) с самого начала операции не была поставлена под контроль российского командования в Хмеймиме и не оборудована соответствующими техническими средствами? Только сейчас в качестве «ответа Израилю» Сергей Шойгу заявляет, что Сирии будет передана автоматическая система управления ПВО и другие средства, которые обеспечат идентификацию российских самолетов (очевидно, что эти системы будут под полным российским контролем из-за своей секретности). Фактически Шойгу объявил, что сирийская ПВО будет теперь под российским управлением. А где он был все эти три года? Что мешало это сделать сразу? Асад не соглашался? Шойгу много раз с ним встречался и не поставил вопрос? Но если нужен был более высокий уровень, то почему не доложили Путину и почему он не «продавил союзника» на решение, обеспечивающее элементарную безопасность наших летчиков от «дружественного огня»? Что это такое, если не халатность? Конечно, в данном конкретном случае имела место «цепь трагических случайностей», но их первопричина именно в том, что большие начальники своевременно не приняли совершенно необходимого решения, которое они обязаны были принять. За это они должны нести ответственность. Понятно, что списать все на Израиль – это способ уйти от такой ответственности. Может быть, Израиль и виноват, но это должно установить независимое следствие, а не пресс-служба МО РФ.

В стратегическом плане в этой истории интересно, какую в действительности картину произошедшего имеет Путин и как она была сформирована. Он поддержал версию Минобороны («со мной согласовано»), что неудивительно – он не мог публично не поддержать своих. Но важно, что он знает на самом деле и давал ли указание провести независимое расследование. И что он сделает, если вдруг выяснится, что его пытались ввести в заблуждение для ухода от ответственности? Российское руководство, вероятно, считает, что в таких ситуациях лучше «не выносить сор из избы» и не устраивать «публичных разборок», которые ослабляют государство. Но именно публичность персональной ответственности страхует от повторения ошибок и укрепляет государство.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.10.23 09.19.27ENDTIME
Сгенерирована 10.23 09:19:27 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3167772/article_t?IS_BOT=1