Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

06 Ноя, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Поставка клапанов дымоудаления в Москве и по всей России от НПО «Машпром»

АР-сервис — поставки оборудования для систем отопления и водоснабжения в Москве.


->

ВВЕДЕНИЕ В ВЕРТИКАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ

Кривохатько Н. И.

ВВЕДЕНИЕ В ВЕРТИКАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ

Эта книга – попытка обосновать в первом приближении метод СФКМ. Самый первый и самый естественный вопрос, который возникает здесь, это вопрос, а что же такое – СФКМ?

Аббревиатура "СФКМ" расшифровывается как "системно-физическая концепция мира". Содержание этой концепции составляет принципиально новый стиль научного мышления, ядром которого является системно-вакуумный теоретический конструктор. Расшифровка сути этой новизны, а также обоснование возможности и необходимости подобного подхода в современном познании и будет составлять содержание этой главы.

Чтобы проделать это в популярной и наглядной форме, используем понятие инструмента, это наиболее удобное для достижения заявленной цели понятие.

Деятельность человека – это деятельность с использованием орудий труда. Традиционно под этими орудиями понимаются вещественные орудия – станки, механизмы и другие устройства. Хотя другое, более точное определение орудия – это термин инструмент. Смысл инструмента – в посредничестве между человеком и средой, он всегда находится между человеком и средой, делая доступными для восприятия и воздействия те её уровни организации, которые непосредственно не могут быть достигнуты естественными эффекторами и органами чувств человека. Такие инструменты, как бы они не выглядели внешне и из чего бы ни состояли (гаечный ключ, электронный микроскоп или целый завод) – это всегда некие пути, каналы (по-гречески - методы), по которым передаётся и принимается информация и энергия. Существуют и методы другой природы – познавательные, это инструменты преобразования информации в представления и понятия, методы информационного анализа и синтеза познаваемых объектов. Вещные инструменты и методология познания принадлежат к разным классам объектов. Но всё же и те и другие составляют целостную стройную эволюционирующую иерархическую структуру. Важнейшим моментом для нас здесь является то, что эта структура эволюционирует как целостность. Но начинается цикл обновления общей инструментальной иерархии всегда с уровня познавательной методологии, которую можно рассматривать и как самостоятельный комплекс.

Это даёт нам возможность представить человеческое знание как самостоятельный, целостный эволюционирующий инструмент. Человеческое знание - это система понятий и представлений, которая имеет очень сложную структуру. В качестве основного элемента (подсистемы) этой системы можно назвать теорию – специализированный комплекс знаний о том или ином фрагменте действительности, который описывает, объясняет и прогнозирует явления в этой области. Очень важным для построения теории является понятие теоретического конструктора. Теоретический конструктор – это система базовых понятий, с помощью которых в области, которую исследует теория (или группа теорий) может быть объяснено любое явление. Для примера можем сказать, что существующая сейчас система знаний где непосредственно, а где опосредованно базируется на атомно-молекулярном теоретическом конструкторе. Выбор же и синтез теоретического конструктора обусловлен доступной человеку на данном этапе развития формой (или аспектом) восприятия действительности. Основных таких аспектов существует всего два. Разберёмся с этим подробнее. Чтобы облегчить дальнейшее восприятие материала, используем упрощённую аналогию, построенную для этой цели умозрительную модель.

Возьмём любой объект и поместим его в пространство, свойства которого разрешают восприятие данного объекта рецепторами наблюдателя (из всех форм восприятия для наших целей достаточно будет зрительного восприятия). Допустим, что этот предмет неподвижен, а мы имеем возможность выбрать любую точку пространства, из которой можем наблюдать ту или иную сторону объекта. Точку пространства, из которой производится наблюдение, логично назвать точкой зрения, точка зрения в сочетании с наблюдаемой из неё стороной объекта, (иначе - подсистемой системы свойств объекта) назовём аспектом восприятия.

В качестве наблюдаемого объекта поочерёдно будем брать простейшие геометрические фигуры – допустим, шар и цилиндр. При этом условимся, что наблюдатель поначалу лишён возможности восприятия объёма и перспективы и может воспринимать объект лишь по его абрису, по внешнему очертанию. Такой абрис можно рассматривать также как проекцию на некую условную плоскость (назовём её плоскостью восприятия, она всегда нормальна к точке зрения). Шар – абсолютно симметричная фигура, поэтому его проекция при выборе любой точки зрения будет представлять окружность; основные проекции цилиндра – в зависимости от выбора точки зрения - будут являть собой соответственно окружность и прямоугольник.

Допустим, есть два наблюдателя, каждому из которых, в силу тех или иных причин, доступен лишь один аспект восприятия (в случае цилиндра это или окружность, или прямоугольник). Если теперь каждый из наблюдателей построит свою теорию объекта, каждый с использованием своего теоретического конструктора, базисным элементом одного такого конструктора неизбежно окажется окружность, другого – прямоугольник. Дальнейшее развитие событий приведёт к построению двух взаимоисключающих, конфликтующих теорий, каждая из которых (объективно) частично корректна. Ситуация соответственно будет усложняться с усложнением объекта, с обнаружением у него новых подсистем свойств. Единственный выход из этой ситуации – найти такую точку зрения, из которой можно будет наблюдать все стороны объекта (хотя бы умозрительно, на основе конструктивного предположения) и соответственно отыскать соответствующий базисный элемент универсального теоретического конструктора.

Гораздо более сложной является ситуация, когда объектом исследования является сложная динамическая система, имеющая иерархическую структуру, каждая подсистема которой содержит как общий, так и свой, уникальный набор свойств. Самая сложная из таких систем – это сама Действительность.

Роль познания для цивилизации переоценить трудно, существует непосредственная связь между внутренним совершенством науки и развитием цивилизации. Поэтому можно сказать, что знание – это, по сути, и есть цивилизация. Поэтому развитие знания предопределяет развитие цивилизации (куда идёт знание – туда следует и развитие). За предшествующий исторический период (от момента возникновения мысли как явления, по настоящий момент) существующая система знаний прошла значительный путь развития и имеет сейчас практически завершённую форму, так как главные свои конструктивные ресурсы она в основном исчерпала. Те процессы, которые происходят в ней сейчас, носят преимущественно экстенсивный характер (развитие прикладных исследований). Но фундаментальные, системные законы развития настоятельно требуют появления качественно нового познавательного инструмента. Для того, чтобы понять, что это за законы, нам необходимо понять сущность (системно-физическую сущность) исторического процесса, обратиться к теоретической истории.

История человека – это чётко структурированный процесс, который имеет форму повторяющегося цикла. Содержанием каждого такого цикла является переход человечества в качественно новое пространство возможностей. Остановимся на этом моменте подробнее.

В целостном процессе развития любой живой системы (растения, животного, популяции, цивилизации) можно выделить базовый цикл, который состоит из трех основных фаз:

  • Скрытой, латентной фазы (например, внутренней активизации зерна злака до его прорастания, развития эмбриона в утробе животного или человека, процессы в личинке - относительно будущего организма, в который эта личинка превратится).
  • Открытой, которой соответствует период бурного роста, завоевание нового пространства, интенсивное освоение доступного ресурса.
  • Фазы угасания, старения, смерти.

У некоторых живых систем весь жизненный процесс ограничивается одним циклом (к таким можно отнести растение злака или организм млекопитающего), у других таких циклов два (личинка - взрослое насекомое), ну, а у некоторых количество базовых циклов не ограничено генетически и определяется действием совсем других факторов.

Переход такой системы в процессе развития из латентной фазы в открытую или из одного базового цикла в другой можно также определить и как переход в новое пространство возможностей (головастик может жить только в воде, а лягушка - уже и на суше, гусеница перемещается по земле, а бабочка - в воздухе и т. д.). Иными словами, пространство возможностей живой системы - это часть природы, доступная для извлечения из нее ресурса. Но если для большинства биологических систем пространство возможностей ограничено генетической программой, то для людей (как для отдельной особи, так и для любой организованной группы, вплоть до цивилизации), размеры пространства возможностей определяются наличием соответствующих знаний, позволяющих эксплуатировать ресурсы того или иного сектора действительности. Переход человека в новое пространство возможностей обусловлен появлением у него новых свойств (знаний и методов получения знаний) и является своего рода метаморфозом (в системной интерпретации это самый настоящий метаморфоз, потому что появление нового знания неизбежно влечет за собой изменение общества, влияет на его структуру).

Если рассматривать эволюцию человека в этом аспекте, то он, начав с того же, чем, по сути, располагали его "животные современники", благодаря развитию познания совершил переход в огромное количество новых пространств возможностей, осуществил множество частичных метаморфозов, среди которых были и достаточно крупные (например, смена общественно-экономических формаций). Но та трансформация, к необходимости которой мы подошли сейчас, ни по масштабам, ни по значимости, несравнима ни с чем, что было до сих пор.

Можно ли указать на какие-то характерные особенности, присущие этому процессу "эволюционной интенсивной миграции" (назовем его так)? Да, они присутствуют. Например, обеспечение доступа к новому ресурсу, к новому пространству возможностей обусловливает бурный рост системы, а это приводит к тому, что через определенный промежуток времени опять начинает испытываться недостаток ресурса. Это в свою очередь порождает необходимость в поиске нового пространства возможностей, и все повторяется сначала. Это означает, что человек по самой своей природе обречен на движение, на экспансию, на освоение все новых и новых пространств.

Если нахождение способа перехода в новое пространство возможностей по тем или иным причинам задерживается, недостаток ресурса (даже прогноз будущего недостатка) способен породить напряжения и деструктивные процессы внутри системы. Возможны сколь угодно глубокая деградация или даже самоистребление; ведь любая часть нашей цивилизации, любое государство - это тоже развивающаяся система со свойством экспансии, а наличествующий уровень развития вполне пока позволяет некоторым из них рассматривать другие государства, другие народы как источник ресурса. Именно это и происходит сейчас с миром людей.

Цивилизация людей находится сейчас именно в таком положении: перед нами встала жёсткая необходимость освоения нового пространства возможностей, но соответствующим инструментом (качественно новой познавательной системой) мы пока не располагаем. Существующее знание в основном исчерпало свой конструктивный ресурс, и развиваться дальше не может из-за заложенных в нём базовых принципов. Поэтому самой актуальной задачей на настоящий момент является синтез качественно новой познавательной системы. В первую очередь это инструмент для инструментов – методологическая система. Но это будет действительно другое, целостное, генетически не связанное с предшествующим, знание. Оно может быть построено лишь в рамках новой формы восприятия, с использованием принципиально нового теоретического конструктора. Единственными реальными претендентами на эти роли оказались системная форма восприятия мира и системно-вакуумный теоретический конструктор. Что же представляет собой системно-вакуумный теоретический конструктор?

В науке, где есть конструктор, её границы, задаются возможностями этого конструктора: такая наука изучает любые объекты, модели которых может построить в рамках своего конструктора. Пример теоретического конструктора - атомно-молекулярные представления в химии. Хотя атомистика опосредованно влияет на развитие познания в целом, но это влияние не всегда конструктивно. В религии всё сводится к Богу, в познании – к информации.

Мы знаем, что наш мир представляет собой некую целостность и в принципе может быть описан в рамках единого знания, единой науки. И если такой науки пока нет, то лишь по той причине, что ни один из используемых конструкторов не обладает достаточной степенью универсальности для решения этой задачи. Скажем, тот же атомно-молекулярный конструктор совершенно непригоден для описания мира человека, психических и социальных явлений. А такое понятие, как информация невозможно применить для моделирования процессов в атомном ядре. Существует ли принципиальное решение этой проблемы и если да, то где его следует искать? Какое базисное явление можно было бы использовать в качестве универсального теоретического конструктора?

Имеет место гипотеза, в соответствии с которой физический вакуум имеет структуру и все материальные образования, весь наш мир являют собой результат сложных возбуждений этой структуры. Тем самым предполагается, что свойства окружающего нас мира в значительной степени определяются свойствами вакуума. Можно сказать, что законы физики начертаны на вакууме. С помощью свойств, присущих физическому вакууму, причем некоторые из этих свойств, безусловно, реальны, другие предполагаются, современные теории и гипотезы объясняют - или пытаются объяснить очень многое в мире: от природы всех взаимодействий до механизмов образования Метагалактики в ее нынешнем виде. Не просто большие - грандиозные надежды связывают физики с вакуумом, видя в нем ключ едва ли не ко всем замкам Вселенной.

И эти надежды обоснованы, потому что идея структурности физического вакуума содержит в себе возможность создания интеграционной науки с максимальной степенью интеграции - единой науки. Эта задача имеет решение при выполнении следующих условий.

Известно, что в науке существует такое методологическое направление, как системный подход, основная задача которого состоит в "разработке методов исследования и конструирования сложноорганизованных объектов - систем разных типов и классов". Но системный подход - это не просто удобный метод познания, системные свойства объектов отражают некий фундаментальный закон, который можно определить как принцип системной организации материи. При использовании постулата структурности физического вакуума эти подходы органически сливаются, и появляется реальная возможность создания теоретического конструктора с уникальными свойствами. В качестве этого конструктора используется такое базисное явление, как возбуждение некой кристаллической решетки - идеального аналога физического вакуума.

Возможности этого конструктора кажутся неограниченными. По крайней мере, мне удалось найти представление всей действительности, включая мир человека, как единого процесса эволюции некой глобальной флуктуации физического вакуума. Причем содержательный аспект этого представления имеет свой формальный, математический эквивалент. Отсюда с очевидностью следует вывод, что в основу Единой науки о Единой Реальности может быть положен именно описанный выше теоретический конструктор. Назовем его СВ - конструктор (системно-вакуумный конструктор). Теоретическую науку, использующую СВ-конструктор и опирающуюся на представление о действительности как флуктуации физического вакуума, безусловно, можно отнести к классу естественных наук. Отталкиваясь от предмета этой будущей науки, назовем её "физика единой реальности" (далее в тексте для удобства будет использоваться аббревиатура ФЕР). СФКМ является общей концепцией ФЕР.

Возможности этого подхода весьма обширные. Например, с его помощью можно "собрать" принципиально новую теорию общества - "системную теорию общества". Одним из важнейших компонентов этой теории будет "системная экономика" – экономическая теория, базирующаяся на принципах, отличных от потребительских. С использованием этой теории могут быть разрешены практически все социально-экономические проблемы (это не преувеличение, так как источник у всех наших проблем – один и он устраняется методами СФКМ). Но для того, чтобы осуществить это крупнейшее преобразование общества, необходим соответствующий инструмент. И здесь появляется возможность создания партии принципиально нового типа, базирующейся на мощнейшей, строгой, научной идеологии.

С помощью методологии СФКМ может быть разрешено множество других человеческих проблем, в том числе и такая важная, как религиозная проблематика. СФКМ содержит подходы, позволяющие создать знание, которое будет выполнять функцию Единой религии, единой веры, строго и точно объясняющее роль и место человека во Вселенной. Это очень важно, так как религиозное противостояние в современном мире входит, пожалуй, в первую пятёрку факторов, угрожающих стабильности мира людей в целом.

Здесь необходимо затронуть ещё один важный момент – о том, как воспринимается идея СФКМ. Часто, когда я предлагаю свою концепцию, меня обвиняют в том, что я якобы "заглядываю слишком далеко вперёд", а нужно, мол, заниматься сегодняшними, "жизненными" проблемами. Это очень распространённое отношение к перспективным идеям, общим концепциям, в нём проявляется важная, и вместе с тем опасная тенденция в общественном, а зачастую и научном мышлении.

Крайне необходимо понять, что речь в данном случае идёт не об исторических расстояниях, но о научном методе, с помощью которого (и достаточно скоро) можно найти решение проблем, которые не решаются сейчас, не решаются методами традиционной науки, и дальнейшее промедление в решении которых содержит значительную опасность для жизни вида. Речь идёт о новом научном направлении, о пути, отличном от того, по которому мы двигались прежде и продолжаем двигаться сейчас. И на котором уже ничего "путного" не найдём. Речь идёт, таким образом, о новом историческом пути.

Необходимо понять, что наше историческое движение сейчас не является поступательным, это бег по замкнутому кругу в поисках выхода из этого круга. То же, что предлагает СФКМ – это новый путь, это новое, обширное пространство возможностей, и на этом пути мы найдём всё, что необходимо для эффективного развития. По крайней мере, главное – консолидацию общества – мы найдём сразу. А вот в том тупике, в котором мы находимся сейчас, мы уже не найдём ничего.

Теперь попробуем несколько развить нашу мысль, показав наглядно сущность предлагаемого методологического поворота в познании.

Атомно-молекулярные представления в том законченном виде, в котором они используются сейчас в некоторых специальных дисциплинах, известны не так давно - это инструмент науки Нового времени. Но эти представления не возникли сразу, мгновенно, из "ничего". Нет, они выкристаллизовались из тех наиболее общих представлений о мире и его свойствах, которые были характерны для мышления человека в гораздо более ранние периоды истории. Представлений, которые появились на самой заре освоения человеком мира и базировались на непосредственном восприятии его как совокупности отграниченных друг от друга предметов и явлений.

Непосредственное восприятие неспособно проникнуть во внутреннюю структуру предметов, отчего они кажутся сплошными, неделимыми. Сплошность, неделимость, отграниченность - вот основные составляющие образа предмета, который сохранился в познании на протяжении всей его истории и лишь отодвигался - при соответствующих крупных прорывах в познании - на более глубокие уровни структурной организации действительности. До тех пор, пока этот образ не отлился в ту законченную форму, которая используется в современном познании.

Отметим, что этот первичный образ предмета, как отграниченной сущности действует не только в строгих науках. Он присущ практически всем направлениям духовной деятельности человека и является неотъемлемым элементом большинства научных, философских и других построений (примеры: человек-атом, общество-атом и т. д.). Пусть и проявляется зачастую в них данный образ не в буквальной, как, скажем, в физике и химии, а в "снятой", скрытой форме.

Человек может планировать и осуществлять свою деятельность лишь на основе знаний о мире, о свойствах составляющих его предметов и явлений. Но любое конкретное знание в конечном счете является развитием каких-то предельно общих представлений. Таких, например, какие обусловливает исторически первая форма восприятия мыслящим человеком мира  - непосредственное восприятие. Эта взаимосвязь общего и конкретного имеет форму иерархии, которую можно изобразить приведенной ниже схемой.

Отметим заранее, что эту форму - назовем ее "трехвекторный куст" диктуют именно атомистские представления. Нижняя часть этой схемы - ниже горизонтальной линии - призвана иллюстрировать весь массив явлений действительности (D – действительность), которую пронизывают корни - наши органы чувств. Полученная информация проходит через форму восприятия - точку на линии (A в этом случае означает “атомистская”) и отражается (O – отражение) в верхней части схемы в виде системы представлений. Первая из трех главных ветвей символизирует научное направление познания, вторая - религиозно-философское, третья - искусство. Многочисленные ветви кроны изображают дифференциацию основных направлений на конкретные научные дисциплины и их приложения, на различные религиозно-философские направления, на различные жанры, школы и течения в искусстве.

Количество основных познавательных направлений (коих три) обусловлено следующими причинами. Любой объект исследования - от молекулы до Вселенной, имеет три основных составляющих: внутреннюю область, внешнюю область и некую условную границу, отделяющую первую область от второй (в этом и проявляется атомизм восприятия). Если рассматривать в качестве объекта исследования всю Вселенную, то наука больше ориентирована на исследование своими методами ее внутренней области, она идет со стороны частностей к общему. У религии же и философии как бы противоположное направление познания - они из общих предположений выходят на осмысление и обоснование внутреннего устройства нашего мира. А искусство - это особый аспект мышления, больше ориентированный на подсознание, это мировоззрение, выраженное через чувства, эмоции. Потому данному направлению познания вполне можно дать определение философии эмоций.

Исходя из всего, сказанного выше, мы можем утверждать, что все наши знания имеют – в качестве непосредственной формы восприятия как бы единый источник, единую точку роста, из которой развиваются. И, добавим, самую древнюю, самую устойчивую познавательную традицию. Но - акцентируя внимание на почтенном "возрасте" этого образования, этой системы познавательных методов, которую можно определить как собственно культуру, мы вправе спросить: а совершенно ли это знание, достаточно ли его возможностей для разрешения актуальных человеческих задач?

Существует целый ряд весомых признаков, опираясь на которые можно сделать вывод, что человеческая цивилизация находится в состоянии развивающегося кризиса. В качестве источника кризисных явлений мы традиционно рассматриваем экономическую сферу деятельности человека и упорно ищем решение там. Совершенно не принимая во внимание, что конкретный экономический процесс (во всех своих региональных, классовых и прочих ипостасях) есть лишь продукт, производная тех самых общих наших представлений, на которых базируется познание и на основе которых, в конечном счете, мы планируем конкретную экономическую деятельность. Поэтому, если мы в соответствии с экономическими канонами все делаем правильно, а ситуация продолжает ухудшаться, значит, дело вовсе не в экономике, причины кризиса где-то значительно глубже.

Есть ли иные причины, кроме названных выше, позволяющие утверждать, что базовый принцип нашего познания исчерпал свой конструктивный ресурс и требует коренной реконструкции или замены? Да, такие основания существуют и вот некоторые из них.

Во первых, с полным основанием можно утверждать, что настоящего, полноценного, поступательного развития человеческого познания сейчас не существует. То, что происходит в познании сейчас, это не больше, чем разработка и использование открытых когда-то - в результате фундаментальных познавательных прорывов - научных "месторождений". Но означает ли это, что подобные прорывы уже невозможны? Отнюдь!

Во-вторых, это наличие в нашем бытии - не только научном - значительного количества проблем, которые в рамках существующих научных подходов не решаются или решаются неудовлетворительно.

Это отсутствие полноценного, строгого знания о разуме, человеке, обществе, способного заменить существующие представления об этих феноменах. Представления, из которых с неизбежностью вытекает, что человек, общество - это нечто, главным назначением, главной ролью которого в системе мироздания является одно - неограниченное потребление. Можно, конечно, определить такое высказывание как неоправданно резкое. Но ведь нельзя не согласиться, что деятельность всей земной экономики ориентирована на производство ради потребления.

Еще один аргумент. Наука 20-го столетия (особенно вторая его половина) характеризуется повышенным интересом к междисциплинарным исследованиям, всплеском интеграционных тенденций, что обычно преподносится как крупный этап в развитии познания. Но с одинаковым успехом это можно рассматривать и как признаки кризиса. Дело в том, что современное познание дифференцировано - но главная беда не в этом (если строго, то это не беда, а проявление закономерности). Главная проблема в том, что каждое крупное познавательное направление как бы говорит на "своем" языке, т. е. имеет свой собственный понятийно-категориальный аппарат. Что порождает расчлененность знания и его значительную информационную избыточность. Между тем мир являет собой целостность, все части которой управляются одними и теми же законами, а значит, могут быть описаны с помощью одного понятийно-категориального аппарата. Всплеск интеграционных процессов есть не что иное, как спонтанная попытка решить эту проблему искусственным путем. Попытка, обреченная на неудачу, потому что Единое знание о единой Вселенной нельзя получить путем искусственного слияния методологически несовместимых подходов, без отказа от некоторых древних окостенелостей в нашем мышлениии, именуемых познавательными традициями.

Да, в познании, как и в деятельности вообще, существуют традиции. Традицию можно определить как некое соответствие между ситуацией и инструментом, используемым для ее разрешения (при условии очень широкого толкования понятия "инструмент", включающего, скажем, и идеологические концепции, главное назначение которых - обоснование соответствующего организационно-правового и других аспектов устройства общества, и самые общие познавательные методы). Поэтому каждый инструмент актуален на конкретном отрезке времени, где он применяется для достижения каких-то ситуативно обусловленных целей. Меняется ситуация - и старый инструмент становится непригодным для ее разрешения, возникает необходимость в расширении его функциональных возможностей. В таких случаях осуществляется модернизация традиционного инструмента (если этого достаточно) или же замена его новым инструментом. Это событие называют отказом от традиции (что неизбежно означает появление новой традиции).

Всю историю человечества, в том числе историю познания можно рассматривать как борьбу между старыми, давно установившимися, и приходящими им на смену новыми традициями. Сила традиции в привыкании к ней, в том, что она не требует дополнительных усилий на освоение новых знаний и навыков, в том, что традиция со стажем кажется истиной в последней инстанции, опровержение которой является для многих абсурдом и т. п. Традиция может стать очень серьезным тормозом развития со всеми вытекающими из этого последствиями. Но традиция и облегчает человеку (до определенного, конечно, срока) обыденное существование. Поэтому даже устаревшие традиции защищаются иногда весьма жестко, а за "посягательство" на них многие поплатились не только судьбами, но и самой жизью.

Но кто возьмется подсчитать, сколько человечеству пришлось (и еще придется) заплатить за "победы" устаревших традиций, за задержку прогресса? А ведь не исключено, что платить придется очень, очень дорого, возможно - судьбой самой цивилизации.

Можно утверждать (и доказательно) что самой старой и устойчивой традицией познания, сохранение которой отрицательно сказывается на состоянии общечеловеческого прогресса является именно непосредственная (иначе - атомистская) форма восприятия. Но существует ли реальная альтернатива этой традиции, может ли быть найдена полноценная замена атомно-молекулярному теоретическому конструктору? Такая замена возможна: атомно-молекулярный теоретический конструктор может быть заменен (точнее - дополнен) т. н. системно-вакуумным теоретическим конструктором. Что представляет собой этот конструктор?

Имеет место гипотеза, в соответствии с которой физический вакуум имеет структуру и все материальные образования, весь наш мир являют собой результат сложных возбуждений этой структуры. Тем самым предполагается, что свойства окружающего нас мира в значительной степени определяются свойствами вакуума.  С помощью свойств, присущих физическому вакууму, причем некоторые из этих свойств безусловно реальны, другие предполагаются, современные теории и гипотезы объясняют - или пытаются объяснить очень многое в мире: от природы всех взаимодействий до механизмов образования Метагалактики в ее нынешнем виде.

Идея структурности физического вакуума содержит в себе возможность создания интеграционной науки с максимальной степенью интеграции - единой науки. Эта задача имеет решение при выполнении следующего условия.

Известно, что в науке существует такое методологическое направление, как системный подход, основная задача которого состоит в "разработке методов исследования и конструирования сложноорганизованных объектов - систем разных типов и классов". Но системный подход - это не просто удобный метод познания, системные свойства объектов отражают некий фундаментальный закон, который можно определить как принцип системной организации материи. При использовании постулата структурности физического вакуума эти подходы органически сливаются и появляется реальная возможность создания теоретического конструктора с уникальными свойствами. В качестве этого конструктора используется такое базисное явление, как возбуждение некой кристаллической решетки - идеального аналога физического вакуума.

Возможности этого конструктора весьма значительны. С его помощью можно дать представление всей действительности, включая мир человека, как единого процесса эволюции некой глобальной флуктуации физического вакуума. Причем содержательный аспект этого представления имеет свой формальный, математический эквивалент. Отсюда с очевидностью следует вывод, что в основу Единой науки о единой Вселенной может быть положен именно описанный выше теоретический конструктор. Назовем его СВ - конструктор (системно-вакуумный конструктор). Теоретическую науку, использующую СВ-конструктор и опирающуюся на представление о действительности как флуктуации физического вакуума безусловно можно отнести к классу естественных наук.

Познание нового всегда начинается с какого-то предположения, постулата. Чем концептуально, скажем так, отличаются старый и новый подходы, в чем отличие их основных постулатов? Коротко на это можно ответить следующим образом. В основе научного знания, характерного для конца первой, назовем ее так, глобальной исторической фазы развития человеческой цивилизации лежит предположение о возникновении мира из хаоса (это отражено в космологической концепции возникновения Метагалактики в результате т. н. Большого взрыва) и последующей самоорганизации его в систему. В основе же знания второй (виртуальной пока, т. к. ее начало однозначно связано с появлением этого знания) глобальной фазы развития будет лежать предположение о существовании - еще до того, что мы традиционно называем Большим взрывом - некой первичной структуры, истинной материи (на роль которой лучше всего подходит физический вакуум; точнее, то, что мы называем физическим вакуумом).

Мы здесь можем привести основную логическую структуру СФКМ, которая выглядит следующим образом.

Основной постулат СФКМ.

Это постулат существования первичного порядка. Его содержание: наш мир не возник из ничего и не  самоорганизовался из хаоса - он является одним из состояний некой вечно существующей  и вечно изменяющейся структуры (в современной научной терминологии - физического вакуума).

Логика СФКМ.

Логика СФКМ  базируется на органическом синтезе трех фундаментальных принципов познания. Очень коротко их сущность можно выразить следующим образом.

Организованность мира. Наш мир организован и изотропен, т. е. наблюдаемая нами организация сохраняется во всех областях Вселенной.

Системность мира. Организация мира носит системный характер: все, что существует, существует в форме системы. Все понятия и категории, необходимые для описания мира как целостности, можно вывести из понятия системы.

Диалектичность мира. Мир может существовать  лишь в движении, во взаимодействии, взаимоизменении всех своих подсистем.

Все три фундаментальных познавательных принципа органически объединяются в системных представлениях, образуя системно-физический (системно-вакуумный) синтетический подход в познании.

Выше мы приводили  схему, наглядно иллюстрирующую общую структуру знания, ядром которого является атомно-молекулярный теоретический конструктор. Какой должна быть структура знания, использующего в качество основы системно-вакуумные представления?

На этом рисунке мы тоже увидим горизонтальную линию, надвое разделяющую плоскость. Нижняя часть схемы идентична предыдущей - она изображает многообразие явлений действительности, в которую встроены наши органы чувств. Но зона перехода - точка на горизонтальной линии - имеет уже другой смысл: она символизирует форму восприятия, как бы опосредованную уже существующим знанием (S здесь означает “системную” форму восприятия). Отметим, что это вторая из двух возможных "в принципе" и разрешенных самим устройством мира форм восприятия. Часть схемы в верхней части плоскости отражает ту систему представлений человека о мире, о его истинной архитектонике, которую мы можем получить с помощью системно-вакуумного теоретического конструктора. В системе нового знания отсутствует представление (точнее, оно определено как условное), соответствующее псевдогранице - тому, существующему лишь в непосредственном восприятии слою, который как бы отделяет каждый предмет от среды и от других предметов. В системно-вакуумном варианте предмет и среда разделены скачком свойств той истинной материи (собственно материи), которую являет собой физический вакуум.

Эту часть плоскости можно условно разделить на две части, соответствующие основным уровням организации действительности - энергоструктурному и информационному. В свою очередь каждый из этих уровней разделен на два подуровня. Если отсчитывать их от первой горизонтальной линии вверх, то это следующие подуровни.

Энергоструктурный уровень делится соответственно на 1 - подуровень инертных явлений (тех, которые описывают современные физика и химия) и 2 - биологический подуровень. Первый из подуровней информационного уровня - 3 - это диапазон явлений, нижняя граница которого - простейшие инстинкты, а верхняя - совокупность явлений, составляющих личность. Второй подуровень нформационного уровня – 4 - это многообразие явлений, характерных для социума.Вертикальная линия, проходящая через все уровни, символизирует универсальный познаватель-ный принцип, единый понятийно - категориальный аппарат (универсальный язык описания действительности).

Очевидно, что с использованием СФКМ наши представления о мире претерпят существенные изменения. Возможно ли так же наглядно изобразить сущность этих изменений? В первом приближении это можно сделать следующим образом.

Все частные представления о мире, характерные для определенного исторического отрезка, являются составными частями одного сложного (обобщающего) представления, именуемого в философии картиной мира. Из этого определения можно сделать вывод, что картина мира - очень сложный объект и эта сложность складывается следующим образом.

В процессе закономерного обновления знаний возникают новые картины мира, а старые теряют актуальность и постепенно как бы отходят на второй план - но никогда целиком: элементы, содержащие истинные представления, включаются в состав новой картины мира. Потом, в свое время, процесс повторяется уже относительно этой новой картины. В историческом плане это выглядит как наслоение, суперпозиция картин мира, которая постоянно усложняется. Если же учесть, что относительно большинства представлений не существует единства мнений, то каждая из картин мира (соответствующий слой в общей системе воззрений) обычно представлен большим или меньшим количеством версий, что, естественно, еще больше усложняет суперпозицию.

Для того, чтобы продемонстрировать наглядно сущность изменений в наших представлениях, осуществляемых СФКМ, поступим следующим образом. Представим нашу картину мира в виде обычной плоской картины, определенным образом расположенную в трехмерной системе координат. Понимая смысл изображенного на ней сюжета, мы обычно сразу находим нужный ракурс для восприятия. В крайнем случае мы ориентируемся на форму полотна, и если изображение содержит хоть один знакомый элемент, то проблему поиска правильного ракурса можно считать решенной.

Совсем иначе обстоит дело, когда мы рассматриваем совершенно незнакомый сюжет. В этом случае вероятность того, что нужный ракурс будет найден с первой попытки, невелика и в этом случае мы в течение какого-то времени будем рассматривать картину под ложным углом зрения, пребывая в уверенности, что созерцаем истину. И лишь накопив достаточно умозаключений, мы найдем способ установить нужный ракурс. В этом случае перемещение картины в правильное положение будет выглядеть как поворот плоскости относительно заданной системы координат. С тем небольшим различием, что повернуть плоскость достаточно просто, но вот преобразовать таким образом без искажений в нормальное (в геометрическом смысле) положение по отношению к наблюдателю сложное изображение уже значительно труднее.

Если теперь на место обычной картины подставить сложнейшую суперпозицию наших представлениий о мире, а вместо геометрического поворота плоскости преобразование, заключающееся в наполнении новым содержанием громадного количества старых понятий, станет приблизительно понятной запредельная сложность этой задачи.

А возможно ли так же схематически изобразить - разумеется, в контексте настоящих рассуждений историческую ситуацию в целом, увидеть наглядно, в чем заключается ее главная особенность? Да, это вполне возможно и не так сложно, как может показаться на первый взгляд.

Изобразим то историческое время, в течение которого возник и развился до нынешнего уровня "Homo sapiens" отрезком прямой, который содержит точки 0, a и k (замечание: надо воспринимать расположение точек на  прямой не в хронологическом, а в событийном, содержательном смысле). Смысл же этих точек следующий.

Точка 0 здесь символизирует момент зарождения известной нам формы разума на Земле. Точка A - это так называемая "точка актуальности", она изображает момент, проживаемый нами сегодня, сегодняшний день, наше настоящее. Пунктирный отрезок [A,K] - наше ближайшее будущее, оно виртуально, но относительно определено (опять же, не в хронологическом, а в событийном плане). Точку K можно определить как критическую точку, точку кризиса или альтернативы - событие в нашем виртуальном будущем, когда наша цивилизация определится в выборе одного из двух исторически возможных путей развития: 1 - руководствуясь принципиально новым (по сути - космическим) мировоззрением, 2 - оставив на вооружении традиционные познавательный и идеологический инструментарии.

Это означает, что виртуальная развилка в точке K будет обусловлена либо отказом от самой старой и устойчивой традиции, либо же ее сохранением. На схеме это можно отразить следующим образом. Будем считать, что движение по отрезку [0,K] в положительном направлении - от т. 0 к т. K символизирует поступательное развитие познания, разработку и использование новых общепознавательных и прикладных методов. Движение же в обратном направлении (на большее или меньшее расстояние) соответственно отказ от той или иной традиции, и здесь возможны разные варианты развития событий. Обычно отказ от существующей традиции (будь то в научной или в социально-экономической сфере бытия человека) происходит в результате накопления "критической массы" доказательств ее несостоятельности. Но хорошо, если к этому моменту появляется полноценная альтернатива. Тогда отказ от традиции означает одновременно начало нового прогрессивного витка развития общества. Но если, образно говоря, от старого инструмента отказались, а нового еще не придумали, то ничего не остается, как неопределенное время пользоваться еще более старым инструментом, который, естественно, неспособен обеспечить потребности нового состояния общества (нового хотя бы в демографическом отношении). Именно такую ситуацию мы и наблюдаем последние годы в странах бывшего СССР. Т. о. если движение по хронологически-исторической оси всегда поступательно, то по методологически-исторической оно может быть и возвратно-поступательным.

Новая традиция в контексте, предлагаемом СФКМ, означает альтернативу всему существующему направлению развития человечества. На схеме эта альтернатива изображена пунктирной линией - как альтернатива старому методологическому вектору, или старому вектору традиций, как можно определить методологическую ось 0,K Решение этой проблемы (синтез единого знания) в сложившихся условиях уже не является чисто познавательной задачей. От этого - в самом буквальном смысле - зависит само будущее нашей цивилизации, нашего мира. Потому что лишь на основе этого знания, на основе тех представлений о мире и о месте в нем человека, которые оно дает, можно разработать оптимальный согласующий алгоритм бытия человека - самую насущную необходимость из всех, ныне существующих.

Теперь подытожим наши рассуждения, коротко изложив самые важные положения данной главы. Здесь необходимо подчеркнуть следующие моменты.

В ходе рассуждений мы выяснили, что:

- уже очевидным фактом является то, что мы пришли в качественно новые исторические условия бытия;

- фактом (хоть и не столь очевидным) является и то, что существующее знание, этот важнейший инструмент человека, в возникших новых условиях беспомощен. Свидетельством тому – то громадное количество проблем, которые мы имеем возможность наблюдать в жизни глобального социума;

- что для выживания человеческого вида необходим качественно новый познавательный инструмент;

Таким инструментом, обладающим своей уникальной структурой и логикой, является СФКМ.

Примечание 1. В более поздних публикациях автора чаще, чем СФКМ, используется аббревиатура СВФ (системно-вакуумная физика). Это не разные инструменты, соответствие между СФКМ и СВФ такое же, как между общей концепцие и теорией (как между эскизом, скажем, и чертежом). К тому же название СВФ точнее отражает сущность подхода. Хотя это совершенно не значит, что существует законченная теория - системно-вакуумная физика, речь идёт о возможности.

Примечание 2. Версию с иллюстрациями можно посмотреть по ссылке http://sfkm.inf.ua/wm_vvedenie.htm





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.10.24 08.41.19ENDTIME
Сгенерирована 10.24 08:41:19 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3180849/article_t?IS_BOT=1