Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

22 Окт, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Единство и борьба противоположностей


Освещенный мной труд Энгельса, в предыдущей статье, требует вполне логичного продолжения. Мы остановимся и рассмотрим отдельные части марксизма и поговорим о диалектике

Моя предыдущая статья начиналась с утверждения: народ жаждет возрождение социализма. Но количество откровенно антисоветских комментариев заставляет задуматься, а так ли это на самом деле. По крайней мере, на месте редакции и Михаила Леонидовича я бы задумался над этим. Но я не на месте редакции и Михаила Леонидовича, поэтому буду делать то, что должен на своём месте. А именно, продолжу начатый разговор о социализме. Сегодня мы поговорим о самой интересной, на мой взгляд, части марксизма. Мы поговорим о философской составляющей марксизма, о диалектике.

Вообще-то, про диалектику слышали все. Но дальше слухов дело, как правило, не идёт. При этом, количество комментаторов, никогда не заглядывавших ни то, что в "Науку логики" Гегеля, но, даже, в "Философские тетради" Ленина, огромно. И количество соответствующих комментариев так же крайне велико. Из последнего, хочу порекомендовать ролик из серии "Разведопрос" Гоблина, в котором Михаил Попов и Клим Жуков обсуждают разговор Бориса Юлина и Лекса Кравецкого о диалектике. Два ролика, три мнения... И это ещё не самое плохое, ибо мнений существует больше! Разобраться в этом болоте крайне сложно. И, тем не менее, разбираться надо. Если книга "Анти-Дюринг" содержит в себе все части марксизма, то диалектику она никак не могла обойти стороной. Плюс ещё и то, что книга писалась для людей, которые о диалектике вообще ничего не слышали. А значит, её можно рассматривать как подготовительное пособие для изучения диалектике. Давайте же откроем книгу и прочтём то, что там написано.


Диалектика и формальная логика

Уже во вступлении Энгельс касается диалектики. И ставит, пусть и в неявном виде, очень сильный вопрос: в каком отношении находится диалектика с формальной логикой? И тут мы узнаём много интересного.

«Для метафизики вещи и их мысленные отражения, понятия, суть отдельные, неизменные, застывшие, раз навсегда данные предметы, подлежащие исследованию один после другого и один независимо от другого. Он мыслит сплошными неопосредствованными противоположностями, речь его состоит из: «да — да, нет — нет; что сверх того, то от лукавого». Для него вещь или существует, или не существует, и точно так же вещь не может быть самой собой и в то же время иной. Положительное и отрицательное абсолютно исключают друг друга; причина и следствие по отношению друг к другу тоже находятся в застывшей противоположности. Этот способ мышления кажется нам на первый взгляд вполне приемлемым потому, что он присущ так называемому здравому человеческому рассудку»

Небольшое отступление. Всё, что сказано в этой цитате, относится к формальной логике. Почему же Энгельс говорит о метафизике? Дело в том, что законы мышления: закон тождества, закон отрицания, закон исключения третьего, были изложены Аристотелем в работе, названной позднее "Метафизикой". Собственно говоря, формальная логика тогда ещё не была развита, и метафизика была тем разделом философии, где формальная логика получила своё развитие. Энгельс часто использует термин "метафизика", но это означает у него не нечто мистическое, а именно формальную логику. Идём далее:

«Метафизический способ понимания, хотя и является правомерным и даже необходимым в известных областях, более или менее обширных, смотря по характеру предмета, рано или поздно достигает каждый раз того предела, за которым он становится односторонним, ограниченным, абстрактным и запутывается в неразрешимых противоречиях, потому что за отдельными вещами он не видит их взаимной связи, за их бытием — их возникновения и исчезновения, из-за их покоя забывает их движение, за деревьями не видит леса. В обыденной жизни, например, мы знаем и можем с уверенностью сказать, существует ли то или иное животное или нет, но при более точном исследовании мы убеждаемся, что это иногда в высшей степени сложное дело, как это очень хорошо известно юристам, которые тщетно бились над тем, чтобы найти рациональную границу, за которой умерщвление ребёнка в утробе матери нужно считать убийством»

И здесь Энгельс говорит не только о правомерности формальной логики, но  и, о её ограниченности. Причём, подтверждая это примером! Проблема есть, но где же выход?

«Равным образом и всякое органическое существо в каждое данное мгновение является тем же самым и не тем же самым; в каждое мгновение оно перерабатывает получаемые им извне вещества и выделяет из себя другие вещества, в каждое мгновение одни клетки его организма отмирают, другие образуются; по истечении более или менее длительного периода времени вещество данного организма полностью обновляется, заменяется другими атомами вещества. Вот почему каждое органическое существо всегда то же и, однако, не то же. При более точном исследовании мы находим также, что оба полюса какой-нибудь противоположности — например, положительное и отрицательное — столь же неотделимы один от другого, как и противоположны, и что они, несмотря на всю противоположность между ними, взаимно проникают друг друга. Мы видим далее, что причина и следствие суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю; но как только мы будем рассматривать этот отдельный случай в его общей связи со всем мировым целым, эти представления сходятся и переплетаются в представлении универсального взаимодействия, в котором причины и следствия постоянно меняются местами; то, что здесь или теперь является причиной, становится там или тогда следствием и наоборот.

Все эти процессы и все эти методы мышления не укладываются в рамки метафизического мышления. Для диалектики же, для которой существенно то, что она берёт вещи и их умственные отражения в их взаимной связи, в их сцеплении, в их движении, в их возникновении и исчезновении, — такие процессы, как вышеуказанные, напротив, лишь подтверждают её собственный метод исследования. Природа является пробным камнем для диалектики, и надо сказать, что современное естествознание доставило для такой пробы чрезвычайно богатый, с каждым днём увеличивающийся материал и этим материалом доказало, что в природе всё совершается в конечном счёте диалектически, а не метафизически»

Оп! Оказывается, диалектика не исключает формальной логики! Она дополняет формальную логику, действуя там, где логика бессильна!

Мне приходилось слышать, что якобы диалектика отрицает формальную логику. Оказывается, не только не отрицает, но и дополняет! Уже вступление книги "Анти-Дюринг" содержит в себе крайне неприятные сюрпризы для выступающих против диалектики, ибо снимает один из основных аргументов contra.


Не совсем удачный пример

Я уже упоминал о ролике с Михаилом Поповым и Климом Жуковым. Вообще же, Михаил Васильевич Попов записал далеко не один ролик на студии Дмитрия Пучкова. И, наверное, он разбирается в диалектике. Я говорю «наверное» только потому, что точно смогу сказать об этом только после ознакомления (и, конечно же, усвоения) с соответствующими трудами Гегеля, Маркса, Ленина. Пока же, для общего развития, так сказать, можно смотреть и эти ролики. В указанном же ролике, Михаил Васильевич говорит:

«Что непротиворечиво у нас? Всё противоречиво, но всё можно брать односторонне, формально логически. Но если вы хотите его взять в движении, в изменении, ну вот этот стакан – его раньше не было, это был песок, потом стало стекло, потом стал стакан, потом вот вы выпили, а я ещё нет. Вот теперь её стало меньше, этой воды»

Мне как-то сразу вспомнилось, как в другом ролике Михаил Васильевич указывал на стакан и объяснял, что стакан сам в себе содержит противоречия, и так далее. К сожалению, роликов я смотрел много, и так сразу не вспомнишь, в каком именно ролике это говорилось. Так вот, приводя пример со стаканом, Михаил Васильевич, конечно же, прав. Но это не совсем удачный пример. А какой пример будет удачный? Давайте попробуем разобраться вместе.


Предмет диалектики

Итак, нам показывают на стакан и просят сказать, где в стакане находится диалектика. Что мы должны на это ответить? А мы должны заглянуть в первый отдел книги "Анти-Дюринг", главу "Диалектика. Количество и качество" и привести цитату.

«Пока мы рассматриваем вещи как покоящиеся и безжизненные, каждую в отдельности, одну рядом с другой и одну вслед за другой, мы, действительно, не наталкиваемся ни на какие противоречия в них. Мы находим здесь определённые свойства, которые частью общи, частью различны или даже противоречат друг другу, но в этом последнем случае они распределены между различными вещами и, следовательно, не содержат в себе никакого противоречия. В пределах такого рода рассмотрения вещей мы и обходимся обычным, метафизическим способом мышления. Но совсем иначе обстоит дело, когда мы начинаем рассматривать вещи в их движении, в их изменении, в их жизни, в их взаимном воздействии друг на друга. Здесь мы сразу наталкиваемся на противоречия»

Диалектика — это метод мышления. Проблема в том, что мыслить мы можем всё, что угодно. Мы можем мыслить розового единорога, чёрного дракона и рептилойда, замаскированного под человека. Почему нет? Да вся фантастика, научная и не очень, стоит на подобных вымыслах! И, конечно же, это совсем не означает, что в окружающей нас действительности, есть единороги, драконы, рептилойды. Наверное, несколько глупо икать в реальности "боевые треножники марсиан" Уэлса и "иных" Лукьяненко. Но если дело касается науки, то, наверное, нашим мыслям должны соответствовать предметы мысли —  вполне реальные объекты и явления. И если диалектика - это метод мышления, то  она должна иметь свой реальный предмет. И Энгельс называет этот предмет: движение, изменение, взаимодействие. В этой статье я буду называть это всё одним словом "процесс" (если вам не нравится этот термин, предложите свой). Итак, процесс — вот предмет диалектики.

Теперь, когда нас попросят показать диалектику в стакане, мы можем смело ответить следующее. Конечно же, в атомах и кристаллической решётки стакана идут какие-то процессы. Однако, в стакане нас в первую очередь будут интересовать не они, а форма стакана, позволяющая набирать в него жидкость. А вот в форме стакана изменений не происходит, поэтому там диалектики нет. А что бы показать диалектику, надо показать какой-нибудь процесс. Например, процесс наливания воды в стакан.


Диалектика стакана и графина с водой

Мы наливаем воду в стакан. Это процесс? Да. К нему применима диалектика? Безусловно. Что же нам скажет диалектика по этому поводу?

Энгельс говорит:

«При более точном исследовании мы находим также, что оба полюса какой-нибудь противоположности — например, положительное и отрицательное — столь же неотделимы один от другого, как и противоположны, и что они, несмотря на всю противоположность между ними, взаимно проникают друг друга. Мы видим далее, что причина и следствие суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю; но как только мы будем рассматривать этот отдельный случай в его общей связи со всем мировым целым, эти представления сходятся и переплетаются в представлении универсального взаимодействия, в котором причины и следствия постоянно меняются местами; то, что здесь или теперь является причиной, становится там или тогда следствием и наоборот»

Не совсем понятно, не так ли? Давайте разберёмся с первым предложением. Как я понял, в нём речь идёт о единстве и борьбе противоположностей. Мне кажется, что речь здесь идёт об указании на процесс. В процессе наливания воды в стакан есть две противоположности: стакан и графин. Между ними идёт борьба — вода переливается из одного сосуда в другой. И вместе с тем, стакан и графин связаны между собой единым процессом. Вы будете смеяться, но для того, что бы перелить воду из графина в стакан, нужны графин, стакан и вода. Без этого, никак! И, таким образом, слова "единство и борьба противоположностей" превращаются в слова "идёт процесс". Это равнозначные и взаимозаменяемые выражения!

Что мы можем сказать о процессе ещё. Постоянно добавляя воду в стакан, мы вдруг обнаружим, что стакан стал полным воды. Простое добавление количества воды вдруг придало стакану новое качеств — наполненность. Это и есть переход количества в качество. Не счесть примеров, когда добавление чего-либо вдруг проявляет новые качества в том месте, где это добавление происходит. Качества, которых раньше там не было! Энгельс приводит следующий пример из записей Наполеона.

«Два мамлюка безусловно превосходили трёх французов; 100 мамлюков были равны по силе 100 французам; 300 французов обычно одерживали верх над 300 мамлюками, а 1 000 французов всегда побивали 1 500 мамлюков»

Как мы видим, на войне умение и отвага отдельных солдат ещё мало что значат. И если при столкновении отдельных солдат, победа будет за одними, то при столкновении крупных частей, победа будет за другими. Простое добавление солдат и лучшее управление им даёт новые качества армии — способность побеждать. Великолепный пример!

После того, как мы налили воду в стакан, процесс закончился. А где здесь отрицание отрицания? Обратимся к Энгельсу:

«Но что же такое всё-таки это ужасное отрицание отрицания, столь отравляющее жизнь г-ну Дюрингу и играющее у него такую же роль непростительного преступления, какую у христиан играет прегрешение против святого духа? — В сущности, это очень простая, повсюду и ежедневно совершающаяся процедура, которую может понять любой ребёнок, если только очистить её от того мистического хлама, в который её закутывала старая идеалистическая философия и в который хотели бы и дальше закутывать её в своих интересах беспомощные метафизики вроде г-на Дюринга. Возьмём, например, ячменное зерно. Биллионы таких зёрен размалываются, развариваются, идут на приготовление пива, а затем потребляются. Но если такое ячменное зерно найдёт нормальные для себя условия, если оно попадёт на благоприятную почву, то, под влиянием теплоты и влажности, с ним произойдёт своеобразное изменение: оно прорастёт; зерно, как таковое, перестаёт существовать, подвергается отрицанию; на его место появляется выросшее из него растение — отрицание зерна. Каков же нормальный жизненный путь этого растения? Оно растёт, цветёт, оплодотворяется и, наконец, производит вновь ячменные зёрна, а как только последние созреют, стебель отмирает, подвергается в свою очередь отрицанию. Как результат этого отрицания отрицания мы здесь имеем снова первоначальное ячменное зерно, но не просто одно зерно, а в десять, двадцать, тридцать раз большее количество зёрен»

Процесс наливания воды в стакан - конечен, но процесс развития жизни или процесс истории, например, — бесконечные процессы (ну, или конец их находится в очень далёком будущем). И в этих бесконечных процессах развитие идёт от стадии к стадии. Переход от одной стадии к другой — есть отрицание первой стадии, переход от другой стадии к следующей — есть отрицание отрицания. И для того, что бы показать отрицание отрицания в примере со стаканом воды, мы должны удалить воду из стакана. Например, выпить.

Итак, в процессе наливания воды из графина в стакан можно увидеть единство и борьбу противоположностей (сам процесс), переход количества в качество (был стакан пустой — стал полный), отрицание отрицания (когда мы выпьем воду). А теперь внимание. Сказанное справедливо для ЛЮБОГО ПРОЦЕССА. ЛЮ-БО-ГО!!! Энгельс приводит множество примеров, в подтверждение этому. Думаю, теперь каждый может привести такой пример сам. И величайшая заслуга Гегеля в том, что мы понимаем это. А как же диалектику использует марксизм?


Исторический материализм

В "Капитале" Маркс широко пользуется диалектикой. Но мы читаем не "Капитал", мы читаем "Анти-Дюринг". Здесь Энгельс объясняет, что такое "исторический материализм".

Насколько я знаю, есть два мнения относительно истории. Мнение первое: история — это цепь случайных событий. Такое мнение начисто лишает смысла изучение истории. Действительно, если история — цепь случайностей, то мы в лучшем случае можем сказать, что не надо делать. Уже бессмысленно сравнивать различные эпохи — всё случилось исключительно случайно. Так же бессмысленно говорить, что, например, феодализм — это шаг назад по сравнению с капитализмом. Капитализм ведь случайно возник! И ничто не мешает случайно от него прийти назад. Мнение о том, что история — это цепь случайных событий, полностью обесценивает историю как науку. И тем не менее, это мнение является самым распространённым среди обывателей. Достаточно сказать, что многие граждане до сих пор уверены, что если бы не было убийства Франца Фердинанда, то и Первой Мировой не было бы. А вот как применение такого подхода описывает Энгельс:

«Истинный разум и истинная справедливость до сих пор не господствовали в мире только потому, что они не были ещё надлежащим образом познаны. Не было просто того гениального человека, который явился теперь и который познал истину. Что он теперь появился, что истина познана именно теперь, — это вовсе не является необходимым результатом общего хода исторического развития, неизбежным событием, а представляет собой просто счастливую случайность. Этот гениальный человек мог бы с таким же успехом родиться пятьсот лет тому назад и тогда он избавил бы человечество от пяти веков заблуждений, борьбы и страданий.

Этот способ понимания глубоко характерен для всех английских, французских и первых немецких социалистов, включая Вейтлинга. Социализм для них всех есть выражение абсолютной истины, разума и справедливости, и стоит только его открыть, чтобы он собственной силой покорил весь мир; а так как абсолютная истина не зависит от времени, пространства и исторического развития человечества, то это уже дело чистой случайности, когда и где она будет открыта»

Второе мнение: история — это единый и непрерывный процесс. Такой взгляд делает историю наукой. Но во времена Маркса существовала большая проблема. Дело в том, что в те времена такой взгляд был полностью монополизирован объективным идеализмом. А по-русски говоря, религией. Это, наверное, будет большим открытием для некоторых, но не существует не религиозного объективного идеализма. Если вы утверждаете, что идея существовала до материи, то вы не непременно придёте к Богу. Будь это Бог христианства, будь это живая и разумная вселенная пантеизма, вы всегда придёте к этому, становясь на путь объективного идеализма. Вот в христианстве история — это действительно единый и непрерывный процесс от Сотворения Мира до Страшного Суда. Причём Бог — это единственная причина всех серьёзных событий в истории. У людей есть свобода выбора, но эта свобода заключается в неизвестности того, что мы выберем. А вот Богу известно и то, что мы выберем, и то, к чему это приведёт, и то, как это исправить. И единственная возможность хоть в самой малости, но влиять на историю — это обратиться напрямую к Богу. А по-русски говоря, молиться.

Таково было положение дел до Маркса. Маркс первым показал, что история — это единый и непрерывный процесс, в основе которого лежат не внешние, по отношению к человеку, силы, а внутренние силы общества. Для этого он преодолел объективный идеализм Гегеля и открыл диалектический материализм. А применив диалектический материализм к истории, открыл исторический материализм. Это после Маркса уже можно, например, говорить, что хотя законы и традиции по которым живёт общество и влияют на жизнь каждого члена общества, но эти законы и традиции не даны нам Богом. Эти законы и традиции не являются продуктом случайного творчества отдельных гениев. Нет! Законы и традиции, по которым мы с вами живём в России, есть результат развития всего общества, от Рюрика, до сегодняшних дней! А само развитие общества определяется не Богом, не отдельными гениями, которые случайно придумали всё хорошее в этом мире, а уровнем производительных сил и производственных отношений. А по-русски говоря, экономикой. Это одно из многих открытий Маркса. И сделано это открытие благодаря диалектике.


Критика исторического материализма

Теперь, имея, пусть самое простое, но правильное представление о том, что такое исторический материализм, мы можем поговорить о переходе от капитализма к феодализму, которым нас так пугают. И здесь сразу же окажется, что такой переход существует только в пропагандистских штампах, но никак не в реальности. В реальности есть определённые производственные силы, которым соответствуют определённые производственные отношения. И до тех пор, пока эти силы и эти отношения не деградируют до уровня феодальных, говорить о переходе от капитализма к феодализму не приходится. Да, рабочие на предприятиях получают маленькую зарплату. Да, директор на предприятии может вести себя как царь и Бог. Но это даже близко не стоит к отношениям типа, барин — крепостной. По крайней мере, ещё никому в голову не пришло отказывать работнику в увольнении по собственному желанию. Да и если работник не явится на работу, его просто уволят, а вовсе не пошлют отряд вооружённых людей для его поиска и водворения на рабочее место. И да, высшее образование сейчас не так доступно, как оно было доступно в Советском Союзе. Но пока что ещё никому в голову не пришло отказывать абитуриенту в поступлении в ВУЗ на основании того, что он происходит из низших социальных слоёв общества. Марксизм говорит, что этого и не может быть потому, что у нас сегодня совершенно другие производственные отношения. А то, что некоторые представители власти и крупного капитала ведут себя, как бояре предыдущих времён, так элита всегда и везде пользовалась своим положением, что бы нарушать законы. В отношении "господствующий класс — закон", закон всегда занимает подчинённое место. Это законы для класса, а вовсе не класс для законов! То, что сейчас происходит в стране, правильнее было бы назвать переходом к государственно-олигархическому капитализму. Кстати, такой переход совершался и во времена Энгельса в Германии. Интересно, тогда тоже говорили о замене капитализма новым феодализмом? Ну, а вообще-то, стоит отказаться от пропагандистских штампов, предложенных либерастами, и начать называть вещи своими именами. Либерасты, конечно, будут против и поднимут вой, что, дескать, Маркс был дураком. Но стоит ли обращать внимания на эти завывания?

Впрочем, желающие покритиковать исторический материализм найдутся. Как ни странно, но это будут люди, либо верующие в объективный идеализм, либо люди, отрицающие историю, как единый процесс. Одна проблема. Сказать что-нибудь серьёзное в качестве критики они не смогут. Ругань тип: "Маркс — безбожник" или "Маркс — дурак", я даже рассматривать не буду. Хотите ругаться — идите на базар. Или на WC.

В лучшем случае, критики берут какой-либо пример из истории и пытаются на основании этого примера опровергнуть весь марксизм. Так, говорят: Маркс утверждает, что развитие общества происходит из-за борьбы антагонистских классов. Однако, Римская Империя погибла не из-за противостояния "рабовладелец — раб", а она пала под ударами более низших варваров. Следовательно, Маркс здесь не прав. Следовательно, марксизм — полная чушь.

Я даже не буду спрашивать, а точно ли племена варваров, германцы, например, находились на более низкой ступени развития, чем Рим? Хотя такой вопрос задать стоило бы. Для набегов на Римскую Империю германские племена смогли выделить из своего состава класс воинов. Следовательно, германские племена находились уже не на первобытно общинной стадии развития. Первобытная община уже разлагалась, и появлялись новые отношения — феодальные. И уже первый же продукт этих отношений — кавалерия, смогла сломить Рим! Так кто был выше: римляне, создавшие величайшую культуру своего времени, или германцы, создавшие кавалерию, с которой культурные римляне ничего не смогли сделать? Как ни неприятно будет интеллигентам, но цивилизация определяется вовсе не культурой, историей и традициями, а военной силой, которую эта цивилизация способна выставить на защиту себя или на экспансию к другим. История не раз показывала, как богатые, культурные народы, имеющие вековые традиции, попадали в зависимость к людям менее культурным, но за то лучше вооружённым и организованным. Пример с французами и мамлюками помните? Что-то не спасли последних, ни тысячелетние развитие, ни высокие нравственные отношения и сильнейшая идеология ислама, ни личное мастерство и мужество воинов. Так что, это ещё большой вопрос, какое общество находится на более высокой ступени развития: находящееся на пике рабовладения и переживающее его разложение или только вступившее на стадию феодализма?

Но я хочу сказать другое. Допустим, Маркс был не прав с Римом (хотя это ещё надо доказать), но как это опровергает марксов анализ капиталистического общества? Как это отменяет борьбу между капиталистами и рабочими? Где здесь-то ошибка???!!! А вот на эти интересные вопросы ответа нет. Кстати, а что мы уже сейчас можем сказать про социализм?

Первое. Возникновение и развитие социализма невозможно остановить. Так же, как невозможно остановить рост и развитие дерева, не уничтожив его.

Второе. Социализм возникнет неизбежно, но только при достижении определённого уровня производительных сил, когда они вступят в противоречие с производственными отношениями. Что сие означает? Это тема для отдельной статьи, которую я обязательно напишу.

Однако, пора закругляться. Надеюсь, мне удалось показать вам, что реальная диалектика и массовые представления о ней — совершенно различные вещи. И ещё раз повторю, что чтение книги "Анти-Дюринг" не отменяет изучение трудов Гегеля, Маркса, Ленина. Конечно же, можно и дальше стоять на позиции Дюринга и утверждать, что диалектика — это наукообразное мошенничество. Но тогда не стоит даже пытаться понять марксизм.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.10.19 06.07.07ENDTIME
Сгенерирована 10.19 06:07:07 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3187525/article_t?IS_BOT=1