Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать
Санкт-Петербург(Курортный район), 30 апреля - 05 мая

Все мероприятия >>

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Писатель это вам не читатель. (победителей, если и судят, то не наказывают)


Судят проигравших, причём независимо от их вины наличия ресурсов и объективных возможностей.

Оправдания воспринимаются не более чем жалкий лепет.

Именно так произошло, когда мне случилось проиграть.

Курсантская рота едет на грузовиках к месту, где «неожиданно» произойдёт встречный бой. Тактика простая - кто первый развернётся в боевой порядок - тот и победил. Никто никем особо не командует, все и так знают что делать.

И у нас были все шансы на победу. Нашему ротному было лень заниматься штабной работой, ну и посадил меня в каптёрке, дал пачку новых карт и план учений (что, где, когда). А я склеил их, согласно маршруту передвижения, потом вырезал ленту, сложил гармошкой и вложил в планшет. Мало того, я ещё и дубликат сунул себе за голенище.

То есть никакой неожиданности не было. Считай, победа была у нас в кармане, то есть в сапоге.

Но всё пошло не по плану.

Противник выезжает из леса на поле и сразу может развернуться в боевой порядок. А с нашей стороны картина Шишкина с обложки учебника Родная речь. Справа сосновый лес слева поле золотой пшеницы. Красота неописуемая. Вот только до поля битвы ещё ехать метров триста, нас прекрасно видно, а развернуться в боевой порядок не можем. Не давить же пшеницу.

Я ехал в головной машине с пулемётом ПК. Установил его на крыше кабины, всё знал, всё видел и при этом ничем не мог повлиять на ситуацию. К тому же формально никаким командиром не был (как член КПСС, проходил по политической части).

Впереди колонны, не спеша пылил на танк, загораживая и проезд, и сектор огня. И всё это на виду, у разворачивающегося в боевой порядок, противника.

Вечером на разборе нам засчитали полное поражение. Причём оказалось по моей вине. Де-факто командовал головной машиной, опоздал с разворачиванием, огня не открывал, ну и карта в сапоге, как отягощающее обстоятельство.

Дескать, всё знал, всё видел, обязан был проявить инициативу и находчивость. А про танк впереди и пшеницу слева никто даже слушать не стал.

Задача не выполнена!

И вопрос: «А что я должен был делать?» - понимания не встретил. Ответ известен - должен был выполнять задачу!

А через день, мы на том же поле отрабатывали оборону. Ну, я и напросился в боевое охранение. Так сказать, чтобы искупить кровью свой позор.

И получилось.

Пошел с напарником на дорогу, откуда ожидался противник (карту у меня не отобрали) устроили завал, оставив сбоку проход, который «заминировали» найденной на краю поля секцией от бороны.

Положили вверх зубьями и веточками забросали. Замысел был гениальный. Противник поедет всем командным составом на рекогносцировку, а по правилам учений, обнаружив завал, должен будет выйти из БТРа для «разминирования». А у нас взрывпакет и два автомата с разных сторон.

Действительность превзошла самые смелые ожидания.

БТР-40 подъехал к завалу. Полковник, курировавший противника, высунулся по пояс и приказал водителю объезжать слева, через секунду заметил борону, заорал что-то, но было поздно.

Левое переднее колесо оказалось на бороне - БТР «подорвался» на мине. Относительно удачно. Покрышку не пропорол, но ни вперед, ни назад. Потом анализ ситуации в неуставных формулировках.

Я понял - пора сматываться, но мой напарник с дури открыл огонь. Его вытащили из кустов, и этот интеллигент тут же стал причитать, дескать, он не виноват, он выполнял приказ.

Меня тоже вытащили. Водитель срочник с тихими проклятиями стал гнуть кувалдой зубья на бороне, потом все поехали в штаб учений судить государственного преступника, то есть меня.

Инкриминировалась попытка ослабить обороноспособность страны (антикварный БТР-40) и невосполнимый вред сельскому хозяйству (поломанная борона).

Вражеский полковник требовал немедленно отправить меня на гауптвахту с лишением всего чего только можно.

Наш полковник молча улыбался. Потом стали спорить, по вопросам боевой теории – то ли я был в боевом охранении, то ли выполнял функции диверсионной группы.

Однако факт уничтожения командования противника в полном составе никто не отрицал.

И конечно меня от всего отмазали.

А когда я впоследствии прочёл свою характеристику на предоставлении к званию лейтенанта, там были и инициативность, и находчивость и «нордический характер».

P.S. Много позже, вспоминая проигранный встречный бой, я таки нашел решение, дающее шанс на победу.

Можно было взять на себя командование, остановить машину, прижавшись к соснам, освобождая проход колонне, а всему личному составу бегом через лес и выйти противнику во фланг.

А в девяностые годы очень пригодилось умение сказать себе и остальным: «Я принимаю решения и отвечаю за всё».

P.P.S Конечно, эти реальные истории слегка литературно обработаны, но фотография, где я стою с картой в сапоге есть в моём семейном альбоме.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.04.19 14.38.02ENDTIME
Сгенерирована 04.19 14:38:02 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3191590/article_t?IS_BOT=1