Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

КПРФ не до протестов. Как коммунисты отказались от поста губернатора в Приморье


КПРФ перед повторными выборами в Приморье оказалась в крайне непростой ситуации. Партии надо было не потерять лицо перед своими избирателями и при этом не поссориться с властью. Найти идеальный выход из сложившейся ситуации было невозможно.

Коммунистический кентавр

Компартии еще со второй половины 1990-х годов свойственны черты политического кентавра: она совмещает в себе разные, на первый взгляд несовместимые качества – протестность и конформизм. С одной стороны, партия позиционирует себя как последовательно оппозиционную, системную и принципиальную альтернативу действующей власти. Формированию такого образа способствовала история партии – она является де-факто преемницей КПСС (де-юре это невозможно из-за решения Конституционного суда). А раз так, то ей не надо было доказывать электорату свою истинную оппозиционность – достаточно было демонстрировать верность партийной традиции, помноженной на национал-патриотизм, который стал соседствовать в сознании многих коммунистических функционеров с официальной марксистско-ленинской идеологией еще в советское время.

Поэтому когда на разных этапах истории КПРФ с ней конкурировали самые разные партийные проекты – от леворадикальной Российской коммунистической рабочей партии (РКРП) до спойлерских «Коммунистов России» – у партии Геннадия Зюганова всегда находился железный аргумент: мы аутентичные коммунисты первого сорта. Другие проекты могли отнимать у КПРФ часть ее периферийных избирателей, но оказывались не способны проникнуть в ядро партийного электората.

С другой стороны, КПРФ после президентских выборов 1996 года (когда стало ясно, что никто коммунистов к власти не допустит) стала договариваться с властью. Когда надо было провести через Думу бюджет, руководство партии отряжало несколько десятков «заднескамеечников» проголосовать за него – а ведущие функционеры КПРФ демонстративно голосовали против. В 2000-е позиции КПРФ в Думе ослабли, и немалая часть избирателей партии перешла на сторону власти. В этой ситуации коммунистам надо было элементарно выживать – и их сговорчивость существенно увеличивалась.

Приморская развилка

Как феномен ⁠коммунистического ⁠кентавра работает на приморских выборах? С самого начала выдвижение ⁠Андрея Ищенко не могло происходить без ⁠договоренностей с властью – хотя бы потому, что у КПРФ в регионе нет возможности ⁠самостоятельно преодолеть муниципальный фильтр. В Приморском крае действует высокий фильтр ⁠– 7% от общего числа избранных муниципальных ⁠депутатов, причем подписи надо собрать в трех четвертях муниципалитетов. В начале предыдущей избирательной кампании (когда от власти баллотировался еще прежний врио губернатора Андрей Тарасенко) Ищенко казался слабым кандидатом, не имеющим шансов на победу. Бизнесмен средней руки без управленческого опыта, он был не слишком приемлемым кандидатом как для идеологических ленинцев, так и для протестного электората, равнодушного к идеологии. Реальность оказалась неожиданной для всех, включая руководство КПРФ – ярко выраженное протестное голосование привело к такому успеху Ищенко, что купировать его пришлось методами, шокировавшими не только оппозицию, но и Эллу Памфилову.

После отмены результатов выборов Ищенко стал подчеркивать, что является их победителем и народным губернатором. Формулировка напомнила ранний период существования ДНР-ЛНР, что в российских условиях совершенно неприемлемо как для региональной элиты, так и для федерального центра. Но и без этого появление коммунистического губернатора в стратегически значимом регионе, ключевом для выстраивания отношений с Японией и важном для российско-китайских связей (а еще там проходит Восточный экономический форум и находится штаб Тихоокеанского флота), было политически невозможно.

В то же время уровень протестных настроений в Приморье остается высоким – у Ищенко оставались хорошие шансы на выход во второй тур, несмотря на смену врио губернатора и появление в этом качестве более убедительного Олега Кожемяко. А второй тур, как показывает опыт сентябрьских выборов или, например, избирательной кампании 2015 года в Иркутской области, – это неизбежная оппозиционная мобилизация. Выдвижение многочисленных альтернативных кандидатов (от Максима Сурайкина до Олега Митволя) ситуацию принципиально не меняло. Они могли несколько «размыть» электорат Ищенко в первом туре (хотя часть из них была способна отнять голоса и у Кожемяко), но проблема второго тура таким способом не решалась.

Поэтому вопрос был не в том, будет ли Ищенко участвовать в новых выборах – никто во власти не собирался помогать ему, как несколькими месяцами ранее, получать подписи муниципальных депутатов. Развилка состояла в том, как коммунисты объяснят своим избирателям эту реальность.

Простое решение

Сразу отметим, что вариант с вхождением Ищенко во власть на должности вице-губернатора или члена Совета Федерации изначально был нереален. Не потому, что власть против – по некоторым данным, такие предложения делались. Понятно, что выбор такого варианта полностью дискредитировал бы Ищенко перед его избирателями. Но дело не только в этом. Вице-губернатор может быть уволен в любое время, а полномочия члена Совета Федерации прекращаются в случае участия «в деятельности по управлению хозяйственным обществом или иной коммерческой организацией» (пункт «в» статьи 4 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»). Так что Ищенко пришлось бы бросить свой бизнес – никаких неформальных послаблений он бы не получил.

Выдвижение любой другой кандидатуры, кроме Ищенко, избиратели бы не поняли – нельзя было придумать убедительную версию, почему КПРФ отказала в поддержке столь сильному кандидату.

Поэтому КПРФ оказалась перед выбором из двух вариантов. Или выдвинуть Ищенко и начать процедуру преодоления муниципального фильтра. В этом случае протестные избиратели могли начать давление на своих депутатов с тем, чтобы они вновь поставили свои подписи за Ищенко. А подписанты оказались бы в крайне неудобном положении – им пришлось бы придумывать объяснение, почему несколько месяцев назад они поддерживали Ищенко как аутсайдера, а теперь не готовы поставить подпись за того же кандидата, который успешно выступил на предыдущих выборах. Найти ответ, устраивающий избирателей, и в этом случае было невозможно.

Второй, самый простой для власти, вариант, который и избралаКПРФ – погромче осудить предыдущие выборы, не признать отмены их результатов и посчитать участие партии во вновь назначенных выборах невозможным. Теперь партия Геннадия Зюганова столкнется с серьезными имиджевыми проблемами в Приморском крае – избиратели таких кульбитов не прощают. Но партия может компенсировать это в других субъектах Федерации. Например, в Хакасии, где 11 ноября должен пройти второй тур выборов главы региона и единственным кандидатом остался представитель КПРФ Валентин Коновалов. Ему достаточно набрать больше голосов «за», чем «против» – и эта задача выглядит вполне реалистичной. Кроме того, компартия могла получить неформальные гарантии того, что власть не будет мешать переизбираться губернатору Иркутской области Сергею Левченко и мэру Новосибирска Анатолию Локтю. Наконец, избранный в этом году при поддержке «Единой России» губернатором Орловской области коммунист Андрей Клычков нуждается в нормальных отношениях с федеральным центром. Так что коммунистический кентавр хотя и не без проблем, но продолжает существовать.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.11.14 06.27.27ENDTIME
Сгенерирована 11.14 06:27:27 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3201601/article_t?IS_BOT=1