Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Общество не меняется, изменчива лишь форма власти


Перед тем как рассматривать варианты того во что превратится капитализм после конца расширения рынков, хотел бы начать с определений, понятий и контекста ситуации, которая имеется, чтобы разговаривать с читателем на одном языке

Вначале несколько определений:

  • Капиталист – человек имеющий в личной собственности средства производства, и покупающий (присваивающий) результаты чужого труда за деньги;
  • Рабочий – человек, продающий результаты своего труда за деньги;
  • Буржуазия – класс (часть) общества, состоящая из капиталистов;
  • Пролетариат – класс (часть) общества, состоящая из рабочих.

Капитализм за счет расширения рынков идет к концу. Маркс предсказал, что капитализм перейдет к коммунизму и как первая стадия коммунизма будет социализм. Тут нужно определиться с тем, что значит конец расширения рынков.

Может быть, две ситуации:

  1. На весь мировой рынок нужно 1 тыс. ед. товара и на рынке имеется 100 производителей, которые условно делают по 10 ед. продукции.
  2. На весь мировой рынок нужно 1 тыс. ед. товара и на рынке имеется всего 1 производитель – монополист, который все эти 1 тыс. ед. и делает.

И в том и в другом случае формально, рынок заполнен. Рынку расширятся некуда. Но в первом случае для каждого из отдельных капиталистов имеется возможность куда расти. То есть для каждого из них рынок не окончился. Нужно его расширять, для этого нужно делать наилучший товар (наилучший товар определим, как имеющий лучшие всевозможные качества в том числе и наилучшую цену). Для этого нужно, увеличивать качество работы предприятия (опять-таки определим это как общий параметр управления, науки и работоспособности все рабочих).

В данном случае капиталист заинтересован в том, чтобы у него работали лучшие работники, и чтобы они от него не уходили, поэтому лучше о них заботится (зарплата, соц. защита и т. д.). Заинтересованы в таком формате работы как капиталист, так и рабочий. Понятно, что есть противоречие, чем больше получает работник, тем меньше капиталист. Но конкуренция требует капиталиста жертвовать своими интересами, чтобы вообще выживать, развиваться захватывать рынок. Суть конкуренции — это за счет наилучшего товара, обойти конкурентов и захватить рынок, то есть в идеале стать монополистом. Другими словами, конкуренция, достигнув цели, исчезает, оставляя после себя монополиста, вместо нескольких капиталистов.

И вот автоматически получается второй вариант. Рассмотрим его. Для этого определимся с неким соображением, которое как бы понятно, но лучше зафиксировать. При всех прочих равных обстоятельствах, и при одном и том же результате, из двух вариантов, лучше выбирать тот, что требует меньше усилий (ресурсов). То есть, раз рынок в любом случае будет в 1 тыс. ед. хоть улучшай его, хоть не улучшай затраты на науку не нужны. Так как ты монополист, то ты являешься единственным работодателем, а значит и беспокоится, что от тебя уйдут работники, если о них не заботится, не надо. Уходить им некуда. А так как мы уже сказали, что вариант с меньшими ресурсами лучше, то и соц. обеспечение надо урезать, зарплату ну и т. д. Тут включается полное противоречие капитализма интересов рабочего и капиталиста (пролетариата и буржуазии).

Итак, сделаем некоторое умозаключение: при конкуренции капитализм как система развивается, противоречия хоть и имеются, но могут не проявляться. При монополизме противоречия вскрываются и начинают играть роль, все большую, в зависимости от того как монополизм использует свои возможности. Где-то тута классики марксизма обещали тень коммунизма. Откуда ей взяться?

Так как, положение рабочего ухудшается, то начинается борьба рабочего за свои права. Один на один (рабочий против капиталиста) борьба бесполезна. Тут нужно объединяться: рабочие завода против капиталиста, далее пролетариат против буржуазии.

Рассмотрим случай — рабочие против капиталиста. Чтобы рабочие выступали вместе, нужно их организовать, а раз это организация, то должна быть некая управляющая структура этой организации — по сути, это профсоюз. Итак, у нас есть профсоюз против капиталиста. Профсоюз диктует условия, при которых рабочие будут работать. Другими словами, профсоюз говорит, что можно делать на заводе, а что нельзя. И тут получается интересный момент, что если профсоюз силен, то идет следующая цепочка принятия решения.

  1. Рабочие формулируют требования и передают их профсоюзу (для примера надо поднять зарплату).
  2. Профсоюз это оформляет (тем-то на столько-то, а тем на столько-то увеличить).
  3. Через свои рычаги, профсоюз, заставляет капиталиста принять это условие.
  4. Капиталист дает распоряжение управляющему персоналу (директор и т. д.).
  5. Управляющий персонал все оформляет и юридически закрепляет.

Капиталист при таком формате выполняет, две функции: приватизирует прибыль и передает приказ от профсоюза к управляющему персоналу. Другими словами, он ничего не решает, ничего не делает, а только получает прибыль. Следовательно его можно из цепочки удалить и объединить профсоюзы с управляющим персоналом. Получится самоуправляющийся завод. Практически общественная форма собственности на средство производство. Но форма собственности относится к понятиям государства, а не заводов. И тут нужно посмотреть, как будет при этом вести себя государство.

Теперь определимся с понятием государства, в той форме которую мы имеем сейчас. Для этого необходимо небольшое отступление в историю:

1793 год Франция. Буржуазная революция. До революции страна сословная, то есть место в жизни определяется тем, к какому сословию ты принадлежишь. Если монарх правишь, если крестьянин служишь своему вассалу. Иерархия и структура общества понятна, если и не нам сейчас, то как минимум каждый из тогда живущих знал кто ему служит и кому он служит. Тут случается революция — Свобода, Равенство, Братство. Все люди равны, то бишь каждый из них гражданин, а вместе они, как общество граждан — нация, а они граждане  страны Франция.

Но чтобы общество не распалось и не поубивало друг друга, ему нужны правила (ограничения), а отсюда следует, что должны быть те, кто (некие институты) создает и следит за этими правилами и ограничениями (в том числе нужны институты, которые будут наказывать или ограничивать это самое общество, если оно начнет выходить за рамки своих же правил), для этого нужно иметь право на насилие, а также должны быть некие представители от общества, которые выражая интересы общества, будут эти самые правила и выдавать. Для этого общество создает государство.

Даем определение: Государство — некий институт насилия, созданный самим обществом для самоограничения (права и законы) этого общества, ради его же интересов. То есть цель государства заботится об обществе. НО внимание, сейчас будет финт ушами. Определения для общества-то дано небыло. Общество — это не просто множество людей, это множество людей, объединённых (структурированных) определенным образом. То есть, объединённые, но основе каст, это кастовое общество, на основе религии, это теократическое общество. А если общество объединено на капитализме (в том числе свободе торговли и частной собственности на средства производства), то общество капиталистическое. При капиталистическом обществе есть два класса: буржуазия (капиталисты) и пролетариат. Причем главный (господствующий класс) тут капиталисты, так как если власть перейдет к пролетариату, и так как в таком случае капиталисты становятся не нужны (см. выше), то общество станет без-капиталистическим, то есть социалистическим (коммунистическим). То общество, которое было (капиталистическое), исчезнет и на его место встанет другое общество. Зафиксируем: в капиталистическом обществе, господствующий класс — буржуазия.

НО у нас уже есть государство, которое создано для того, чтобы защищать то общество, которое его же и создало. В нашем случае это капиталистическое общество создало, свое капиталистическое государство. То есть, так как цель государства защита капиталистического общества, то оно, чтобы общество сохранялось таким, какое оно есть, должно делать всё, чтобы капиталисты оставались у власти, и чем более капиталисты будут господствующим, а пролетариат угнетенным классом, тем более стабильным получается общество с точки зрения государства. Если подытожить, представители государства при капитализме получают деньги, чтобы социализм никогда не появился (ну или любой другой формат, кроме капитализма), а капиталисты имели все больше и больше власти.

Но опять-таки есть, некое противоречие — государство формируется из общества, путем выборов (везде вроде как демократия), при этом формате, который имеется, голос капиталиста равен голосу простого рабочего. То есть государство противоречиво, с одной стороны оно выражает интересы класса буржуазии, а с другой — формируется обществом в целом, но так как пролетариат составляет большинство, то можно сказать, в основном государство формируется пролетариатом, и как бы должно выражать его интересы. С точки зрения диалектики, проблемы нет, есть обычное движения бытия. То есть, с одной стороны противоречие – это условие существования бытия (в нашем случае государства), с другой стороны — бытие стремится разрешить противоречие и выполнить свою цель. В данном случае, как выполнение цели служит защита класса буржуазии, как снятие противоречия — уход оттого, чтобы он выбирался обществом (пролетариатом). Чем станет государство, как институт, когда оно перестанет выбираться и будет просто выполнять роль защиты буржуазии, вопрос отдельный. Сейчас главное зафиксировать, что хоть государство и избирается обществом, оно не стремиться о нем заботится. Выражение: «Мы вас выбирали, теперь вы должны заботиться о нас!» — имеет отношение к действительности весьма посредственное.

Возвращаемся к профсоюзам, что мы имеем. Пролетариат объединяется против капиталистов, то бишь против класса буржуазии. И есть государство, которое с одной стороны, как сказано ранее, начинает защищать капиталистов, то есть должно бороться против профсоюзов. И с другой точки зрения, объединение пролетариата начинает менять форму общества с капиталистического, на социалистическое. Но получается и государство должно исчезнуть и появиться другое. А значит нужно бороться и против объединения пролетариата, как такового. То есть государство и класс буржуазии борются против пролетариата. Тут есть два пути, смотря кто сильнее:

  1. Пролетариат сильнее. Раз он объединяется, значит, есть органы управления. И как только, реальная власть этих органов станет равной или выше государственной власти должен будет произойти некий качественный переход (революция, а-ля Советы, Временное правительство, 1917 год), и скорее всего какая ни будь Гражданская война. Ну или вот так прям власть имущие и скажут: «Народ нас не хочет, мы хоть и не устали, но все равно уходим» и о пана, страна социалистическая, заводы рабочим ну и так далее. С учетом того, что эти власть имущие для увеличения капитала готовы войны с многомиллионными жертвами развязывать, ситуация прямо скажем маловероятная. Пролетариат побеждает, наступает социализм как первая фаза коммунизма и вперед в светлое будущее.
  2. Класс буржуазии сильнее. Для сохранения своей власти буржуазия должна выполнить две основные цели: уничтожить объединение пролетариата (уничтожить запретить профсоюзы, нехорошие политические объединения и т. д.), убрать противоречие капиталист-рабочий (а-ля мнение того, что капиталист рабочему волк). Необходимо все делать официально, иначе Гражданская война и ничего хорошего. Официально это можно сделать только через государство. Но как мы говорили, в государстве имеется противоречие, ибо оно избирается обществом (в основном пролетариатом) и напрямую в открытую против него пойти не может. А значит государство нужно под себя (извините за выражения) прогнуть. А это сделать не так-то просто, для этого нужно очень много ресурсов, Власти. Это может сделать только очень, очень крупный капитал. Один из примеров кто это может быть — это финансовый капитал (Определение: Финансовый капитал — это сращенный банковский капитал с промышленным). Первая цель через подконтрольное правительство достижимо. То есть в открытую напрямую уничтожать объединение пролетариата, можно сказать капитал диктует государству что делать и оно это без проблем делает.

Теперь про достижение второй цели. Нужно показать, что капиталист и рабочий — это одно и то же, это граждане одной страны, нации, государства. Назовем это идеологией «Единства нации». А раз они (капиталист и рабочий) одно и то же значит, они друг другу не волки. Это так и есть. Тут нужно указать одно обстоятельство, которое понадобится далее, опять-таки тут пойдет диалектика. При объединении происходит одновременно разъединение. Если объединяются мальчики, значит, автоматически происходит разъединение людей на мальчиков и девочек. Добрые и злые, высокие и низкие. Причем при этом можно использовать такую частичку как «не». Мальчики и не-мальчики, добрые и не-добрые, высокие и не-высокие. То есть если нация объединяется, то автоматически появляются мы и не-мы.

Но не-волки это с точки зрения нации, с точки зрения капитала волки. Тут если пропаганда все делает правильно, то пролетариат (а он есть, даже если при этом себя не осознает), считает буржуазию своей, но при этом противоречие капитализма никуда не делось, а значит рабочим живется хуже и хуже. У них появляется некая негативная, скажем так, энергия, которую нужно куда-то и против какого-то направлять. Вначале можно это все делать против социалистов, но когда их всех перережут то против кого?

Ни государство, ни буржуазия, ни пролетариат не подходят. Получается нужно выводит проблемы за круг страны, то есть причина внешняя — внешний враг, виноватый в том, что плохо живется. А внешнее окружение — это, как указано выше, не-мы. Мы — это одна нация, а не-мы это другая нация (нации).  То есть враг другая нация и он враг уже потому, что он не-мы. То есть появляется вражда наций, просто на основе того, к какой нации ты относишься. То есть появляется национализм (шовинизм). Причем получается, нельзя объяснить своим (нам) что враг — это плохое правительство и народ хороший, так как с этой идеологией («Единство нации»), которая насаждается, нация едина. А значит и простой народ тоже виноват. Поэтому националисты и вырезают всех, они (другой народ) все не-мы, все враги.

И последнее: Идеология «Единства нации» — это реакция на появление социализма, тут вроде как и так все понятно.

Что получается: идеология «Единства нации» — это реакция капитала, причем крупного, такого как финансовый, сопровождающийся открытой диктовкой капитала государству что ему делать, а также развитием национализма (шовинизма).

Определение фашизма по Димитрову: Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала.

Мне кажется определения по сути одинаковы. То есть фашизм — это реакция на социализм. Но социализм есть следствие развития капитализма. То есть фашизм — реакция в том же числе и на развитие капитализма. Получается, что с одной стороны фашизм появляется как средство сохранения капитализма. С другой стороны, фашизм есть реакция на развитие капитализма, то есть обратное действие развитию. Если переходить на язык диалектики, развитие — это становление, а против становления идет прехождения, в данном случае — это и есть фашизм. То есть фашизм есть путь уничтожения капитализма. Как так и куда ведет этот путь, будет далее. Просто мысль излагается линейно, а процессы идут параллельно. Сразу все не выдашь.

Итак. У нас есть фашизм, который пока все еще капитализм. Тут мы берем выражение: «Капитализм развивается за счет расширения рынков. Когда расширение рынков прекращается — капитализму приходит конец», — как правду. Есть противники этого, но если доказывать и выводить каждое утверждение, то это надо не статью, а книгу писать.

Итак, что мы имеем. Капитализм, дойдя до определенной точки развития начинает переходит в коммунизм (первая стадия социализм), и как реакция в фашизм. То есть получается два пути. При коммунизме проблемы рынков нет. Ну и фашизм не решает проблему рынка при капитализме, так как фашизм — это одна из форм капитализма. То есть капитализм умирает и фашизм перерождается в нечто новое, но не коммунизм, так как в обществе имеется разделение на тех, у кого есть личная собственность в виде заводов и недвижимости и тех, у кого ее нет. Для начала назовем это нечто новое — Постфашизм.

Для того чтобы идти далее и представить каким может быть Постфашизм, рассмотрим общество, с другой стороны. До этого общество делили по социально-экономическому признаку: рабовладение (рабовладельцы и рабы), феодализм (феодалы, крестьяне), капитализм (капиталисты и рабочие). Тут могут возразить, что были еще и ремесленники. Но тут нам важно именно те слои, которые составляли основу той формы общества, которое имелось на тот момент. Если возьмем феодализм, то да, там были ремесленники, но они играли несущественную роль, в нашем случае можно не рассматривать. А если учесть их как существенную роль, то это уже будет стадия перехода в капитализм. Сейчас рассматриваем некую идеальную форму общества. Итак все эти три формы едины и не имеют различий с точки зрения власти (ну или Власти, если использовать терминологию «Лестницы в небо»). То есть это общества поделенные на два класса: власть имущие (рабовладельцы, феодалы, капиталисты) и безвластные (рабы, крестьяне, рабочие). Получается все время имеется один и тот же вид общества, в котором классы не меняются, а меняются форма Власти — то есть меняется как основной ресурс Власти, так и его источник.

Здесь нужно сделать уточнение. Мы говорим именно про РЕСУРС и ИСТОЧНИК РЕСУРСА Власти, а не саму Власть. То есть при капитализме, основной ресурс Власти — это деньги, а источник — это капитал. Нужно делать различие, между деньгами и капиталом. Капитал — это, повторюсь, самовозрастающая стоимость. И он может иметь форму денег, а может иметь форму недвижимости, или товара. То есть, тут важно, что капитал дает деньги, которые можно использовать в качестве ресурса Власти.

Итак рассматриваем ситуацию: имеется у нас Иван Абрамович Гольштейн-Готторпский, истинно русский аристократ (феодал) из древнего смоленского рода. У него много душ, живет он и проблем не знает. И вот он со своей точки зрения аристократа, смотря на приближение капитализма и конец феодализма делает вывод, что как только феодализм закончится, то у него все исчезнет (души станут не его) и он станет никем. Поэтому он будет выступать за сохранения феодализма, как единственный вариант сохранения своей Власти.

Но если рассматривать Ивана Абрамовича с точки зрения Власти, как власть имущего, то ему неважно почему его слушаются, потому что он аристократ (феодал), рабовладелец или капиталист, главное, чтобы слушались, и чтобы был источник ресурса Власти. То есть как человек Власти, он, видя, что форма общества меняется, должен реконвертировать свой старый источник ресурса в новый источник. Ведь и в Европе не во всех странах были буржуазные революции, а капитализм сейчас во всей Европе. Там аристократия (по сути феодалы) вложила свои ресурсы в капитал и стала Буржуазией. Яркий пример: Валленберги в Швеции, в Англии вся промышленность принадлежала аристократии. Правда переход от одного источника Власти к другому непрост и рискован. А с точки зрения социально-экономического подхода (а-ля аристократ), так его в принципе нету, то есть нет понятия перехода формы источника ресурса Власти из одного в другой, также как для экономиксистов нет понятия «конца капитализма».

Тут сразу нужно вспомнить, ранее высказанную мысль, что если меняется формат общества, то и государство должно поменяться, но с точки зрения Власти, поменялась только форма, а не содержание, то есть кто были представителями старого господствующего, те же и станут представителями нового господствующего класса, а раз поменялась только форма, то и государство, как защитники тех же людей, могут поменять свою форму, и стать новым видом государства. То есть при сохранении власть имущих своих позиций с точки зрения Власти, изменение социально-экономического строя может пройти относительно бескровно, то есть без революций и как следствие Гражданской войны.

И вот у нас идет конец капитализма. Будем на это смотреть с точки зрения Власти. А значит приходит конец источнику (капиталу) основного ресурса (деньги) Власти. Но так как, общество будет каким-то образом объединено, структурировано, значит будут управляющие (власть имущие) и будут управляемые (подвластные), а значит должен быть и источник ресурса. А значит нужно понять, каким будет новый формат общества. Главное, что должен делать новый формат, по сравнению со старым (капитализмом), это должна быть решена проблема с расширением рынка. То есть то, что он конечен, не должно создавать проблем. А так же как и в других системах, должен быть фактор, который бы заставлял одних работать на других. При капитализме, это было то, что система так организована, что все что нужно только продавалось. То есть чтобы тебе не понадобилось, тебе нужны были бы деньги, а деньги можно было получить только на обмен результата своего труда, то есть на работе, в форме зарплаты. Чтобы что-то получить, НЕОБХОДИМО работать. И по сути, все это делается через использование универсального средства обмена — денег. Но этой системе приходит конец.

Далее будут идти предположения, того как может быть сформирована новая форма общества. Для начала вспоминаем, что сейчас есть такие вещи, как социальное страхование, медицинская страховка, проездные на месяц и все включено в отелях:

  • столовые, в которых все включено, но только три формата: для бедных из курицы, для средних, где говядина, и для богатых где подают омаров и мромарную говядину;
  • медицинская страховка, также несколько уровней;
  • школы разных форматов;
  • университеты, кинотеатры, дома и т.д.

Мы же помним, что находимся в стадии фашизма, то есть у нас имеется крупный финансовый капитал и «государство» под ним. А значит, все эти школы, больницы, заводы находятся в руках одних и тех же представителей финансового капитала. И тут происходит следующее, так как система обмена денег на все остальное дает сбои, то капиталисты могут начать выпускать карточки, которые позволяют бесплатно питаться в их же столовых, бесплатно лечится в их же больницах, бесплатно обучаться в их же школах, получать продовольственные карточки на их же товары и услуги. Но для работников низшего звена, это заведения одного уровня, для работников среднего звена, заведения другого уровня и т. д.

Необходимость в деньгах исчезает. Карточки привязываются к паспорту, в котором указывается статус твоей работы и все. Новый формат — безденежное классовое общество, основанное на системе распределения. Если ты не работаешь в паспорте (паспорт тут нужно понимать, как документ, тебя определяющий) указано — ты не работаешь, а значит к любому из видов заведений, товаров и услуг доступа не имеешь. А значит тебе НЕОБХОДИМО работать. Новый основной ресурс Власти — это возможность давать те или иные уровни доступа к заведениям. Будешь меня слушать будешь иметь доступ к более солидным заведениям.

Новый источник основного ресурса Власти — наличие средств производства. То есть финансовый капитал это, если смотреть выше, те, кто имея заводы и банки, скупил все остальное, и построили все остальное (выше говорилось, что они создадут школы, больницы, столовые разного уровня). То есть когда форма станет безденежной, представители финансового капитала, станут теми, кому принадлежит все что есть, и вот это все что есть, перестав быть капиталом, станет просто новым источником основного ресурса Власти. А представители финансового капитала станут новым классом, причём так как денег нет, их заводы, заведения уже не продать, денег то нет. Они просто им принадлежат. А класс превращается не в просто класс, а сословие. Отсюда понятно, что новый формат общества получается сословным:

  • высшее (представители бывшего финансового капитала, которым все принадлежит);
  • низшее (остальные, которые могут только работать, ничего не имея). 

Причем снимаются минусы, которые возникали при стадии монополизма, когда капитал уменьшал расходы для увеличения прибыли. Ну а для капиталиста, расходы — это практически все: зарплаты рабочим, развитие науки, новых методов и так далее. Как было сказано выше, раз рынок весь твой, хоть улучшай продукцию хоть не улучшай все равно ее всю купят и заработаешь все ровно столько же. Причем в идеале расходы стремятся к нулю, а в реальности к тому, чтобы пролетариат мог просто выживать. Бывает, появляются мысли, зачем это вообще надо, монополисту уменьшать расходы на зарплату, ему и так денег достаточно. Если денег у него достаточно, то он может перестать уменьшать расходы и жить в свое удовольствие. Но как сказано выше, деньги при капитализме основной ресурс Власти. То есть — увеличивая прибыль, способствуешь увеличению у себя Власти. Зачем нужно столько Власти и есть ли ее необходимое количество, это тема не данной статьи (читайте «Лестница в небо»).

Но при новой форме, такой проблемы нет. Нет необходимости сводит жизнь простого рабочего к минимуму. Нет потребности замораживать науку или еще что-либо, так как понятия расходов нет. Высшее сословие ничего не теряет и не приобретает, оттого насколько плохо или хорошо живет простой рабочий. Главное, чтобы была градация внутри низшего сословия, и чем градация более развита, тем лучше. В новой форме, тоже есть свои противоречия, но это не тема этой статьи.

Главное, что получается, это то что, в конце капитализма есть два пути: через социализм к коммунизму, и через фашизм к Постфашизму. И Постфашизм и коммунизм — две безденежные формы общества, основанные на системе распределения. Различие в форме собственности, из-за чего одно бесклассовое, а второе классовое, даже сословное.

А значит есть такая вероятность, что все государства перейдут через фашизм к постфашизму. А дальше еще лет через 400 еще к чему-нибудь, а коммунизм пройдет в стороне. Хотя может быть и наоборот и постфашизм пройдет в стороне, может мир как-то разделиться. Но суть не в этом. Суть в том, что предположение, о том, что развитие капитализма неизбежно приведет к коммунизму, не совсем верно. Если конечно, все мои размышления выше верны.

Я выше упомянул, что при фашизме набирается истерия, о том, что вокруг враги. Это может привести к войне и что тогда?

Ну тут есть три варианта:

  1. Одна страна победит, другая проиграет (спасибо капитан очевидность), рынок расширится, но опять только на некоторое время. Мы приходим в начало;
  2. Война такой разрушительной силы, что спрогнозировать ничего невозможно. Ну останется 10 тыс. человек на всю планету, и что тогда?
  3. Силы стороны равны, и никто не хочет начинать войны. Пока ждут кто ослабнет уже наступит постфашизм, конечность рынков даст о себе знать.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.26 12.18.54ENDTIME
Сгенерирована 06.26 12:18:54 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3213423/article_t?IS_BOT=1