Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Патриотизм против национализма


По случаю 100-летия Первой мировой войны президент Эммануэль Макрон показал отличие между патриотизмом и национализмом

В присутствии 72 глав государств и правительств, в том числе своего американского коллеги Дональда Трампа, а также нескольких других, которые считают себя "националистами", президент Франции заявил:

«Патриотизм – это полная противоположность национализма. Национализм – это предательство»

Опустим здесь эту особенность, состоящую в том, что приглашают союзников на мирное собрание, размещают их на трибуне, не давая им возможности покинуть её, а затем оскорбляют их.

Историки согласны с тем, что война 1914-1918 гг. была вызвана не солдатским национализмом, а соперничеством различных империй той эпохи. Многие выжившие поняли, что их лидеры манипулировали ими, чтобы они хотели служить их интересам. Поэтому те, которые выжили осудили отнюдь не концепцию нации, а то, что сделала пропаганда [отдельных стран], чтобы привести к войне.


Патриотизм

Патриотизм относится к чувству родовой принадлежности. Все мы – дети своих родителей, которые, в свою очередь, являются детьми своих, и так далее. Мы чувствуем себя должниками наших предков и защищаем их наследие. Если мы воспринимаем наших предков как людей, которые нас воспитывали, а не как наших биологических репродукторов, то эта концепция универсальная. Гендерные различия тоже не имеют значения в этом случае. На французском языке Родина ничем не отличается от Матери-Родины.


Национализм

Между тем, национализм относится к той же биологической сфере, к факту обладания одной и той же матери. Этимологически, народ происходит от латинского "nascere"(родиться). Термин подчеркивает существование общих символов. В большинстве древних цивилизаций нация выделялась как сообщество своих членов благодаря одному и тому же культу.

В средние века на европейском континенте был создан один народ – христианский. С момента возникновения деления на протестантов и католиков – и наступающих за этим разделением войн – народы разделились на протестантские и католические по принципу: "Чья страна, того и религия” ("cuius regio eius religio"). Затем государство постепенно превратило религию в общегосударственную черту, цементирующую нацию, что позволило на религиозную свободу в рамках отдельных народов.

Однако, общество, признающее свободу вероисповедания, не может утверждать, что его король является законом Божьим [монархом, имеющим власть, дарованную ему Богом]. Французская революция установила принцип, что политическая власть, желающая быть законной, должна быть выбрана народом.

«Народ: "Юридическое лицо, состоящeе из совокупности людей, составляющих государство"» — Арестованный король Людовик XVI, 23 июля 1789 года

«Источником суверенной власти является нация. Никакие учреждения, ни один индивид не могут обладать властью, которая не исходит явно от нации» — Статья 3 Декларации прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года

Это определение нации сегодня почти универсально, за исключением англосаксонской политической мысли и исламистской идеологии. Принадлежать к одной нации – это значит применять общее право, которое является законом только потому, что мы вместе признаём ту же самую власть.

Напротив, исламская идеология (религия братства Братьев мусульман и джихадистов) повторяет средневековое определение: только религия определяет нацию. То есть, существует Исламское государство, а не государство [национальное].

В то время, англосаксы ссылаются на дореволюционное определение. Для них нация – это политически организованная группа людей с общим происхождением, языком, обычаями и нравaми.

Nation : A large group of people having a common origin, language, and tradition and usu. constituting a political entity

(Нация – большая группа людей, имеющих общее происхождение, язык, традиции и составляющих обычно политический субъект) — Black’s Law Dictionary (Юридический словарь Блэка, изд. 2014)

Именно этническое определение нации оправдывает продолжение колониальной стратегии "разделяй и властвуй" (divide et impera), что можно увидеть на карте "расширенного Ближнего востока" штаба США, опубликованной полковником Ральфом Питерсом, и в ее обновленной версии, опубликованной миссис Робин Райт.

Короче говоря, если патриотизм является универсальным, то национализм не до конца, ибо до настоящего времени англосаксы и Братья-мусульмане не признают его – в отличие от остального человечества.


Войны, наблюдаемые теми, кто о них решает

Имея уже определения этих терминов и сознавая, что комбатанты Первой мировой войны старались быть патриотами и националистами, вернёмся к словам г-на Макрона:

«Патриотизм – это полная противоположность национализма. Национализм – это предательство»

Строго говоря, это предложение не имеет смысла, потому что нет оппозиции между патриотизмом (защищать то, что передали нам наши предки) и национализмом (выбирать своих лидеров и подчиняться общему закону).

Ещё не так давно французская колониальная партия также поощряла патриотизм и выборочно осуждала национализм. Считалось хорошим, что тонкинцы гордятся своими предками, но уже не то, что они заявляют себя вьетнамцами, и, особенно, не-французами. Осуждение национализма других было методом запрета им распоряжаться собой.

Когда римский дипломат Ромен Гари [наст. Роман Лейбович Кацев] противопоставил патриотизм национализму, он определенно отличился от своих предшественников, уточнив, что он не имел в виду национализм в общем смысле, только [в виде] шовинизма, "ненависти к другим".

В ходе избирательной кампании г-н Макрон утверждал, что нет французской культуры, есть только культура во Франции. Поэтому он осуждал патриотизм. Его мышление в этом вопросе изменилось, что также помогло ему в осуществлении власти.

Несколько недель назад президент Франции упомянул о "националистической проказе". Если сегодня он еще более осуждает национализм, это вовсе не во имя своего т. н. обратного патриотизма, а из-за необходимости изменения масштаба.

Уже его предшественник Франсуа Миттеран, сказал Европейскому Парламенту, что "Национализм – это война!". Он так сказал, чтобы осудить непрекращающиеся внутриевропейские войны (на протяжении своей истории Франция сражалась со всеми европейскими государствами, за исключением Дании) – и чтобы готовить европейское федеральное правительство.

Этот проект, который был подготовлен Вальтером Халльштейном, специальным советником Адольфа Гитлера, а затем первым председателем Европейской комиссии [в 1958-1967 гг.] – никогда не увидел дневного света. Кажется, что нельзя задушить европейские национализмы, чтобы заменить их новым национализмом в гораздо большем масштабе.

Жак Аттали, советник Миттерана и наставник Макрона, предпочёл бы "глобальное правительство". Идея та же самая: объединяя всё больше и больше, мы освободим себя от войн. Но на этот раз она относится не только к европейцам, но и ко всем людям, в том числе и к тем, которые ничего не просят.

Оказывается, что войны существовали ещё до появления народов, а сами народы являются в настоящее время единственными организациями, которые позволяют людям выбирать свою судьбу. Проблемой народов не является масштаб, в котором они реализуют свою суверенную власть, но поведение возможности осуществлять её.

Отнятие народом суверенной власти. Это была именно главная причина Первой мировой войны. Можно даже сказать об этой войне – как и о войне в Корее (даже после прекращения огня), в Ираке или в Сирии – что "война – это антинационализм".





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.26 12.03.17ENDTIME
Сгенерирована 06.26 12:03:17 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3219557/article_t?IS_BOT=1