Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Почти сорвавшаяся провокация

Всю осень в инфопространстве витали признаки грядущего обострения, но каждый раз, когда процесс подходил к, казалось бы, пиковой фазе, всё срывалось или сходило на нет. И вот гнетущая неопределённость вылилась-таки в довольно нелепую провокацию, которая окончилась неким подобием обострения. Однако и оно чуть было не сорвалось стараниями низовых участников противостояния.

Характеристику произошедшего можно начать с общеполитической картины, точнее, с политического предназначения керченской провокации – найти, «кому выгодно». С этой точки зрения, незамысловатая провокация у Керченского пролива была договорным спектаклем Москвы и Киева, полностью удовлетворяющим высоких кураторов обеих сторон. Многим непонятно, зачем это было участникам, но это только потому, что их истинные цели расходятся с общепринятыми представлениями о них.

Порошенко этот спектакль был нужен для того, чтобы показать всамделишность его войны с «Россией» и Путиным, а приписываемое ему намерение перенести президентские выборы вполне могло быть дополнительной и второстепенной целью, срыв которой (возможно, временный) – не трагедия. И обильные проклятья по его адресу, потоком льющиеся на росТВ, только играют ему на руку. Неважно, что даже записные свидомиты без труда увидели фальшь украинской позиции и провоцирующее поведение именно украинской стороны, а мирные обыватели, испугавшись реальных последствий провокации, бросились покупать соль и гречку, проклиная спятившего свина. Новая волна русофобии запущена, нагнетание истерии уже вылилось далеко за пределы властных кабинетов и может иметь более серьёзные последствия. К тому же, Порошенко получил дополнительную легальную возможность подавлять призывы к мирному урегулированию, и это для него сейчас, по всей видимости, приоритет, а не реальное большинство голосов избирателей.

Что же касается избирательных перспектив, то достаточно протащить во второй тур какого-нибудь «пророссийского» Бойко – и Порошенко на его фоне станет действительно лучшим выбором патриотов, обеспечив нужный результат при подсчёте. Может быть, в электоральных расчётах Порошенко и закралась ошибка, но они всё равно более рациональны, чем странное безосновательное мнение, будто для победы на президентских выборах на Украине надо максимизировать поддержку избирателей. И уж точно адекватней медведевских упрёков на тему экономического ущерба для Украины в результате последних событий. Как будто последние четыре года экономический ущерб был серьёзным аргументом для укрохунты!

Правящему режиму РФ керченский инцидент позволил, и близко не переступая красную черту дозволенного Западом, запустить очередную серию переможных воплей об «украинской Цусиме» из серии «как мы им вломили», тем самым подтверждая фейковую «крутость» РФ, а заодно и включить пятиминутку медийной ненависти к Порошенко, тем самым спасая его пошатнувшийся статус среди радикальных нацистов. Вообще, смакование «перемоги» выглядит особенно нелепо, если вспомнить, как два месяца назад росСМИ аналогичным образом смаковали мирное прохождение украинских военных катеров под Керченским мостом. Состояние перманентной перемоги в пропаганде РФ вообще не зависит от информационных поводов и стоящей за ними реальности. Но пока это работает, зачем что-то менять?

Кто-то волнуется насчёт возможного усиления изоляции и дополнительных санкций против РФ из-за инцидента, но, во-первых, программа изоляции и санкций диктуется своей логикой и под неё при необходимости создадут не этот, так другой повод, а во-вторых, экономическое процветание РФ не является приоритетом ни для кремлёвской клики в частности, ни для правящей ветви ПЧА в целом. Даже самая строгая на словах внешнеполитическая изоляция в нынешнем «понарошном» режиме, не предполагающая реальных решительных ударов Запада на снос режима, вполне устраивает последний. Поэтому и в этом аспекте ничего критично плохого для Кремля керченское противостояние не обещает.

Даже если бы инцидент привёл к локальной войне, это тоже устроило бы все стороны, поскольку «маленькая перемогоносная война» дополнительно легитимизировала бы режим РФ, а «маленькая война с поражением» дополнительно легитимизировала бы, если не лично Порошенко, то русофобский режим в Киеве. Поскольку ни в каком сценарии война не предусматривала полный разгром и ликвидацию государственности одной из двух противостоящих стран, игра была для них абсолютно безопасной. Поэтому верхушке обеих сторон надо было лишь запустить провокацию и по возможности давать сигналы к обострению, и любой исход их вполне устраивал.

Не в накладе оказывались и кураторы режимов РФ и Украины, ибо много-много подобных инцидентов, каждый из которых сам по себе маловлиятелен, закрепляют атмосферу ненависти и недоверия в РФ и на Украине, искусственное разделение русского народа. Неслучайно подобрана и география обострения вокруг Крыма и Азовского моря: ведь любое развитие событий в этом районе ничего не меняет в разделении Украины и РФ. Даже если войска РФ займут прибрежную полосу до Крыма и захватят «материковую» часть Северокрымского канала, обеспечив прерванное водоснабжение Крыма, это не прекратит превращение основной части Украины в антирусский плацдарм, разве что, стабилизирует «Крымнаш». Возможно, из этих же соображений в мае 2014 г. восстанию на Донбассе подбрасывали идеи дальнейшего похода не в харьковско-днепровском направлении, что оставило бы Украину без населения, а именно на Одессу, под тем предлогом, что это бы отрезало Украину от моря и якобы обрекло её на экономический крах. Гарантии неуспеха русского восстания создавались даже тем, что ему навязывали сомнительные стратегические идеи.

Неслучайно и теперь, что именно в Азовском море напряжённость нагнетается уже более полугода, о рисках диверсий в отношении моста не говорил только ленивый, а у российских пограничников, как выяснилось, нет никаких отработанных схем поведения в подобных вполне ожидаемых ситуациях. Подобное спонтанное реагирование мы уже могли наблюдать два года назад после прорыва укродиверсантов в районе Армянска. Кстати, общий сценарий в обоих случаях очень похож. Например, как и в тот раз, Запад не спешит использовать новый повод для обострения и делает упор на снижении непосредственной напряжённости, чтобы и малейшего риска полномасштабной войны на уничтожение государственности одной из сторон не возникло.

И поскольку реальные нити управления конфликтом в нынешних условиях гарантируют, что никакое обострение между РФ и Украиной не приведёт к войне на уничтожение государственности и полное подчинение противника, никакого русского интереса в переходе к более конфронтационному сценарию нет. В рамках тех ограничений, которые действуют сейчас, чем жёстче будет возможное столкновение, тем лучше для обеих верхушек и кураторов, потому что это укрепит их положение.

* * *

Понимание общего контекста позволяет нам лучше понять картину произошедшего, в том числе благодаря выложенным обеими сторонами радиоперехватам переговоров экипажей (123) и обнародованным ФСБ документам с одного из укрокатеров.

Украинской верхушке нужна была удачная или неудачная попытка прорыва, максимально демонстративная, можно с жертвами, пусть даже с потерей кораблей и экипажей. Нужна была настолько, что экипажам дали письменный приказ пройти через Керченский пролив скрытно, но на всякий случай подготовиться к «бою и походу». Правда, абсурдность приказа укрокораблям скрытно пройти в Азовское море заставляет заподозрить, что это – не более чем документ прикрытия, предназначенный либо для ФСБ, которая захватит корабли с документами, либо для украинской верхушки, которая потом проверит по документам, насколько точно командование флота реализовало её замысел, либо для моряков и командиров, которые теперь могли сослаться на письменный приказ.

Наряду с письменным приказом командование флота, скорее всего, отдало какие-то устные распоряжения более реалистичного характера, включавшие вступление в контакт с керченскими пограничниками и поведение на случай пленения. Во всяком случае, командиры и экипажи то ли с разрешения непосредственного командования, то ли по своей инициативе тихонько законспектировали правила прохода через Керченский пролив, установленные РФ. Значит, реально пройти через пролив скрытно или с боем они особо и не надеялись. Полностью удовлетворить эти правила они уже заведомо не могли из-за временых ограничений, требования сообщать о планируемом походе за 48 часов: командование сознательно поставило им такие сроки выполнения задания, что реализовать правила прохода было невозможно.

Но уже непосредственно подходя к Керчи и вступив в контакт с пограничниками (возможно, вынужденно), укрокомандиры явно пытались потихоньку договориться, на что указывают ответы пограничников, буквально упрашивавших укрокомандиров подождать и пройти пролив чуть позже, с разрешения, как это уже делали их предшественники. Реплики укростороны именно в эту утечку не попали, но из ответов пограничников абсолютно ясно, что другая сторона просила либо требовала пропустить их через пролив, а не просто шла внаглую, отказываясь выйти на контакт, как это предполагалось в письменном приказе.

С другой стороны, из этих же переговоров выясняется, что керченские пограничники получали целевые указания на «решительный отпор украинским нарушителям» от «других уровней принятия решений». Кто-то «сверху» сначала дал приказ временно перекрыть пролив для иностранных судов, лишая прорывающиеся укрокорабли возможности тихо договориться с керченскими пограничниками, хотя они уже вступили в переговоры вопреки (настоящему или для прикрытия) письменному приказу прорваться скрытно, затем санкционировал закрытие Керченского пролива для гражданских судов.

Тем самым, заблокировав пролив на неопределённый срок, сторона РФ оставляла перед украинскими кораблями возможность либо идти на прорыв, либо полностью отказываться от прохода в Бердянск и вернуться в Одессу. И когда выяснилось, что прорыва не будет, был отдан приказ заблокировать корабли с юга и не дать уйти обратно в Одессу, причём на этой стадии в управлении процессом принимал прямое участие Медведев.

Украинским морякам, оказавшимся между молотом и наковальней, не позавидуешь. Понимая, что их посылают на опасное и провокационное задание, они вряд ли знали, что верхушка РФ в деле и сыграет на максимальное обострение. И смыться обратно в Одессу они пытались, до последнего не подозревая, что их послали становиться знаменем «борьбы с агрессором», а не чтобы благополучно вернулись. Хотя кого-то на случай попадания в плен, всё же, проинструктировали.

Тем не менее, в ходе всего конфликта укрокомандиры и укроморяки вели себя уж точно лучше, чем было предусмотрено в письменном приказе, и всё время пытались провести компромиссную линию между выполнением преступного приказа и прямой госизменой. Да, они прошли к Керченскому проливу в нарушение установленных правил и потом попробовали избежать задержания, чтобы не попасть в плен. Но они не стали ни скрытно, ни с боем прорываться в Азовское море, не стали применять оружие при аресте. Хотя верхушку и Украины, и РФ именно такой вариант – максимально кровавый и жёсткий – устроил бы оптимально.

Но именно благодаря благоразумию украинских экипажей, их нежеланию подыхать за сумасшедшую свинью удалось предотвратить трагические последствия инцидента и минимизировать медийный эффект, на который рассчитывали «дорогие партнёры», затевая максимально жёсткий сценарий и до последнего стараясь претворить его в жизнь. Ну а почему российские пограничники предприняли финальный рывок на стадии, когда инцидент был практически исчерпан, а росСМИ протрубили об уходе кораблей из пролива, стало понятно из сегодняшних откровенийкремлёвского резидента: «Если бы они действовали иначе, их всех нужно было бы отдать под суд».

Впрочем, и этого показушного запоздалого захвата хватило, чтобы заказчики инцидента смогли реализовать свои политические цели, пусть и не на сто процентов.

* * *

Анализ подобных провокаций с учётом получаемой партнёрами политической выгоды крайне важен, в том числе, и для того, чтобы не поддаться эмоциональным провокациям, разгоняемым пропагандистской машиной ПЧА. Недостаток конфликта реального с лихвой компенсируется разжиганием виртуальных конфликтных страстей постфактум. И вот уже по всем каналам штатные рупоры стали снова глумиться над «тупыми хохлами» и ставить в вину уже укроморякам, что они недостаточно рьяно воевали с русскими! Когда с подобной истерикой выступает какой-нибудь Кирилл Клеймёнов на росТВ или сидячие тролли в блоге у Рожина, это вполне предсказуемо и отвечает наработанному амплуа. Но когда с таким же «анализом» выступил в своём блоге И.В. Гиркин, стало совсем нехорошо.

Бывший министр обороны ДНР почему-то недоволен тем, что захваченные укроморяки даже не попытались выполнить приказ киевской верхушки и оказать реальное сопротивление керченским пограничникам, не выстрелили в ответ даже для вида, не повторили подвиг «Варяга» и «Корейца», а затем, попав в плен, моментально «заложили» своё командование и раскрыли провокационное содержание полученных приказов.

Под конец, видимо, в порядке оговорки, автор добавил следующее суждение, как бы смягчающее глумление (орфография сохранена):

«Что-ж, значит, не все еще потеряно. Значит, если как следует прижать - то вся "укро-гордость" мгновенно осыпется вместе с укро-языком в район ниже ягодиц. И это дает надежду».

Надо сказать, смягчить глумление у автора получилось весьма неуклюже, да и не слишком умно. По крайней мере, пока население РФ заходится в переможно-шапкозакидательском раже о никчёмных и трусливых «тупых хохлах», которых всего-то надо «прижать», а якобы русские патриоты поддерживают эти умонастроения, никто Украину реально прижимать не будет – всем и так хорошо. Зато поощрение этого чванливого высокомерия изрядно укрепляет разделение русского народа. И подобными агитками Игорь Всеволодович приближает момент, когда действительно будет «всё потеряно».

Заметим, что ещё в 2014 г. тот же автор совсем по-другому отзывался о боевых возможностях укросолдат в обороне, причём неоднократно, а тут противоречит сам себе. Лично мне кажется, что И.В. Гиркин просто расстроен как всегда половинчатым исходом конфликта, поскольку надеялся, что теперь-то будет спровоцирована настоящая война, которая покончит с украинской государственностью. Разочарование выразилось в поиске виноватого: украинские моряки подкачали, не оправдали возложенных надежд. Что ж, остаётся только разочаровать автора ещё раз: даже если бы оправдали, даже если бы укроморяки повторили подвиг «Варяга» или, пуще того, успешно взорвали Керченский мост, по указанным выше причинам разгоревшийся конфликт остался бы в рамках контролируемого договорняка и ничего бы стратегически не улучшил.

Поэтому только хорошо, что не было лишних трупов. Частый подход автора – «укры пойдут в атаку, и тогда-то заставят РФ ударить по полной» был понятен в 2015 году (мы и сами его тогда придерживались), но раз эти ожидания не оправдываются много лет, пора бы сменить пластинку на более адекватную. Например, на такую, где герой не сидит в обороне в надежде, что противник предпримет ожидаемую самоубийственную глупость, а сам конструирует реальность и задаёт повестку дня.

Собственно, этим замечанием и можно было бы закончить эту статью, если бы не то обстоятельство, что к глумлению Игоря Всеволодовича присоединяются некоторые другие комментаторы, включая читателей его журнала (123). А раз так, то в вопросе об отношении к поведению укроморяков надо «расставить точки над ‘i’».

* * *

Самый мягкий эпитет, которым можно охарактеризовать проявившееся в этом посте мировоззрение И.В. Гиркина, – ультрасолдафонство. О чём речь?

В исторической России были выработаны определённые представления о воинской доблести, которые безусловно помогали выжить нашей стране и народу в былые эпохи. В этот стандарт поведения входило умение «стоять насмерть» не только в абсолютно безнадёжной лично для солдата позиции, но и в бессмысленной, на первый взгляд, с точки зрения нанесения им ущерба противнику в конкретной обстановке. Автор воспевает этот стереотип на примере двух славянских ополченцев:



Что говорить, в ситуации, когда верховное командование действительно хотело победы, прививание этого поведенческого стандарта, наверное, было правильным с точки зрения выживания популяции. Рядовой не всегда может оценить осмысленность и целесообразность порученного ему задания, «Сталин думает за нас», дело рядового – выполнить приказ. Но какое отношение этот стереотип имеет к выживанию народа в конкретных условиях современной Руси – будь то в РФ или на Украине?

В общем случае, никакого, надо смотреть в конкретных случаях. Например, вспомним того лётчика, который, чтобы не попасть в плен к исламистам в Сирии, подорвал себя гранатой с криком «Это вам за пацанов!». В чём состоит его подвиг? Да ни в чём! Никакого отношения к боевой задаче его самоподрыв не имел – максимум, он спасал себя от пыток. Посмертное присвоение звания Героя РФ за этот поступок нужно было кремлёвскому режиму, чтобы поддержать неадекватный стереотип жертвования ради бездумного выполнения приказов. Народу и стране от таких «подвигов» лучше не станет.

То, что допущено в посте И.В. Гиркина – ещё хуже упомянутого награждения пилота. Он «берёт на слабо» украинских военных, т.е. солдат вражеской армии, и упрекает их в недостаточном героизме, где представления о «правильном» героизме взяты из неактуальных даже в приложении к современной РФ реалий XIX-XX веков! Двойной абсурд! Если солдаты вражеской армии недостаточно боевиты, то их надо не упрекать, но хвалить. А считать доблестью выполнение приказов Порошенко совершить провокацию, направленную на разжигание ненависти, – это и вовсе маразм.

Собственно, в полемике сам Игорь Всеволодович пытается предложить украинским военнослужащим альтернативы героической гибели за бешеную свинину, но опять получается настолько неловко, что лучше бы он этого не писал:



Тут, конечно, умалчивается, что не все могут отвертеться от мобилизации и присяги, а из трёх вариантов для кадровых офицеров более или менее реален только выход в отставку (и то не всегда это можно). А вот чем закончится поднятие восстания, познали лейтенанты-десантники из Днепропетровска, перешедшие на сторону ополчения в начале обороны Славянска. Многие ли из них остались живы и под кем теперь Славянск? Вспомним, что и сам Игорь Всеволодович не попытался поднять восстание против «Верховного Главнокомандующего» на пике своей популярности, но, напротив, призывал к максимальной покорности. Чем закончится «переход на сторону противника», можно узнать на примере беженцев и ополченцев с Украины, которые банально не могут легализоваться на территории РФ и в любой момент могут быть депортированы обратно. (Это также и горькая доля тех, кто эмигрирует от мобилизации.) Да и где у Украины противник-то, с какой стороны? Кругом одни партнёры, которым идейные перебежчики не нужны!

Безусловно, в критике укроморяков И.В. Гиркиным есть рациональное зерно. Позорно представлять себя бравыми защитниками Украины от «агрессора» и петь укрогимн на парадах, а потом сдаваться при первом же контакте с «агрессором». Вообще, любое добровольное участие в укроармии сейчас – злодеяние. Однако намного ли лучше в этом плане военные РФ, которые так же громко кукарекают о готовности противостоять блоку НАТО и бахвалятся на парадах, но включают «мимокрокодила», когда американцы бомбят эрэфовских ихтамнетов, а израильтяне – иранских союзников РФ? Правда, в обоих случаях можно оправдать военных: не в интересах народа Украины стрельба по российским военным, а в сирийской авантюре русских интересов тоже практически нет. Но так или иначе, сравнивая армии Украины и РФ, всякий раз видим, что, по большому-то счёту, игра была равна.

Откровения И.В. Гиркина вскрывают ещё одно обстоятельство относительно событий Русской весны. Итак, он пишет, что с 7 мая точно знал, что никакой помощи не будет. Раньше называлась другая дата, но это не важно. Важно то, что, прекрасно понимая, что никакой помощи не будет и что восстание обречено, он продолжал призывать людей к участию в этом восстании. Зачем? Чтобы выполнить приказ той структуры, которая послала его в Славянск? Но ведь это и есть бездумное солдафонство: ни Славянску, ни Донбассу от такого выполнения приказа лучше не стало, зато герой повествования проявил «воинскую доблесть». Врать своему штабу, «чтобы боевой дух не упал» и бросать рядовых под танки, которые они «не могут уничтожить даже теоретически», – вряд ли признак хорошего командира.

Кому она, такая доблесть, нужна? Не лучше было бы взять и в мае же заявить о свершившемся предательстве как об окончательно решённом деле? Это было бы и честнее по отношению к участникам восстания, уже втянутым или ещё не втянутым в бесперспективное сопротивление, и полезнее для русского дела, потому что озвученная правда давала бы шанс кому-то другому нащупать другую стратегию! Но нет же, И.В. Гиркину обязательно нужно, чтобы кто-то «стоял до последнего». Его идеал – ополченцы Цыган и Север, пытающиеся противостоять танку без малейших шансов на успех (не на выживание, а на успех в уничтожении танка) и при этом погибших. Причём идеал – в смысле «для него идеально иметь таких подчинённых». Сам он к этому идеалу стремился очень непоследовательно. Впрочем, так или иначе, спасти восстание на пути солдафонства Игорю Всеволодовичу не удалось – большая часть Донбасса оказалась под оккупацией, Новороссию стремительно украинизируют…

* * *

Но вернёмся к керченскому инциденту. Из известного на сегодняшний день складывается впечатление, что изначально верхушками обеих сторон планировалось что-то более кровавое. Однако исход оказался весьма «вегетарианским» ввиду «итальянской забастовки» укроморяков и/или их непосредственного командования, доходящей до грани саботажа. Понятно, что это не был какой-то сознательный выбор, а элементарное чувство самосохранения и нежелание идти на неоправданные жертвы.

«Итальянская забастовка» – очень хороший термин ещё и потому, что навевает ассоциации с поведением итальянских военных в годы Второй мировой войны, когда режим Муссолини вот так же бросил итальянскую армию в сомнительные авантюры, но итальянские солдаты не имели возможности взять и «поднять восстание». Что они могли – воевали очень неохотно, как и большинство украинских частей в текущей войне, а при подходящей возможности сдавались в плен. К сожалению, советская, а затем РФовская пропаганда не могла правильно трактовать это явление из-за приверженности старому штампу о «правильной» воинской доблести. Итальянцев сделали объектом насмешек, хотя такой противник как раз предпочтительней немцев.

Большинство военнослужащих Украины и РФ – это очень и очень простые люди, к которым неправильно применять критерии высокой политической сознательности, приписывать умение формулировать свою повестку дня, поднимать восстания и т.п. Тем не менее, «итальянская забастовка» вполне по силу даже им, и она стихийно проявляется. И если они именно так выполняют приказы, не имеющие отношения к реальным интересам стран и народов, то пусть так и будет. Это лучше, чем честное буквальное выполнение, и насмехаться над этим не следует. Если есть другие реализуемые идеи, их можно рассмотреть. Мало того, другие идеи действительно нужны, потому что пассивная позиция не даёт победы. Мы не от хорошего выбора предлагаем итальянскую забастовку, а от его отсутствия. Но пока альтернатив нет, пусть продолжается итальянизация!

Наша задача заключается в том, чтобы донести до ещё относительно вменяемой части населения Украины и особенно ВСУ, что всё происходящее – договорной спектакль, участвовать в котором и вредно, и попросту опасно. Шансы на донесение позиции хотя бы до кого-то есть: сейчас уже не 2014-й, патриотический угар у многих «горячих голов» поостыл, и военное положение вызывает уже не воодушевление, а безысходную тревогу либо подавленность. Те представители украинской стороны, которые поспособствуют обострению конфликта, сработают на базирующуюся в РФ ветвь ПЧА, паразитирующую на идеях русского и российского патриотизма, но ровно настолько, что эта ветвь ПЧА укрепит свой контроль над РФ и поспособствует новым смертям с обеих сторон линии фронта, дальнейшему затягиванию войны, а вовсе не победному завершению.

Аналогично нет никакого резона активно участвовать в обострении и с русской стороны. Способствуя через обострение укреплению власти нацистов на Украине, всё равно не получится запустить сценарий «чем хуже, тем лучше», потому что такие ухудшения, которые могут вызвать отторжение бандеровцев либо их смертельный конфликт с РФ будут блокироваться кукловодами, зато они будут ещё свободнее в переформатировании Украины по своим стандартам. Способствуя через обострение укреплению власти провокаторов от ПЧА, рядящихся в патриотические одеяния, всё равно не получится продвинуть РФ к более патриотичной политике, потому что кукловоды ПЧА через этих своих агентов только профанируют русскую идею и держат общую ситуацию под полным контролем.

На наших стереотипах бесконечно играют, подсовывая самоубийственное поведение, которое не помогает нам победить, а только играет на руку кукловодам. Значит, нужно найти в себе силы отказаться от неверных стереотипов. На наших ошибочных представлениях о действительности бесконечно играют, пестуя несбыточные надежды на улучшение через новые беды, но это только помогает кукловодам принести беды и довести ситуацию до того, что ни о каком улучшении не может идти и речи. Значит, нужно преодолеть заблуждения. Без более адекватного понимания происходящего и более целесообразного поведения ни о каком спасении нечего и думать.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.12.10 22.13.14ENDTIME
Сгенерирована 12.10 22:13:14 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3222221/article_t?IS_BOT=1