Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


-> Протесты в Иране   Санкции и контрсанкции   Публикации пользователей   Экономика  

Шанхайская нефтяная биржа «взрывает» мировой рынок

khazin.ru
786 дней
 1769.81
Вячеслав Холодков   
05 Дек 21:42
публикатор khazin.ru [khazin.ru]
Темы: swift , алексей колодкин , биржа , вячеслав холодков , импорт , импорт нефти , иран , китай , нефтедоллары , нефть , россия , санкции , сша , тегеран , торговля нефтью , фьючерсы , шанхайская биржа , экономика , эр- рияд , юань



Торговля нефтью за юани грозит пошатнуть могущество нефтедоллара

Прошло восемь месяцев с момента начала работы Шанхайской международной нефтяной биржи (Shanghai International Energy Exchange или INE), которая торгует нефтяными фьючерсами за юани. Непосредственно перед открытием и сразу после него в мировой прессе появилось множество статей с диаметрально противоположными оценками и прогнозами. Одни аналитики предсказывали быстрый конец господству доллара, который опирается на нефтяной рынок (нефтедоллар), другие полагали, что ничего не изменится.

Однако эта тема довольно быстро ушла из поля зрения мировой и российской прессы, поскольку возникали все новые и новые информационные поводы (боевые действия в Алеппо, «дело Скрипалей», американские санкции, торговые войны, саммит «Группы двадцати» в Аргентине и т.д.). А зря: она будет еще долго определять извилистые пути развития мировой экономики, да и политики тоже.

Что же показала жизнь?

INE стремительно выходит в пул крупнейших мировых нефтяных бирж. Она встала в один ряд с Нью-йоркской товарной биржей (NYMEX) и лондонской биржей ICE Futures, которые торгуют фьючерсами на нефть, соответственно американского сорта WTI (West Texas Intermediate) и европейского Brent.

Как правило, наречие «стремительно» часто применяется журналистами, которые иногда не прочь преувеличить скорость какого-то процесса или раздуть сенсацию. Аналитики – люди более осторожные и неохотно используют подобные термины. Однако в данном случае я посчитал возможным сделать исключение.

По оценке директора по торговле в Азиатско-Тихоокеанском регионе сингапурской брокерской компании Oanda Стивена Иннеса, «темпы расширения были взрывоопасными. Шанхайский нефтяной контракт стал неожиданной занозой в ноге у западных ориентиров».

Всего за восемь месяцев объемы торгов номинированными в юанях нефтяным фьючерсами в Шанхае превысили аналогичный показатель Дубайской товарной биржи (Dubai Mercantile Exchange, DME). Для того, чтобы занять третье место в мире среди нефтяных бирж и выйти на сегодняшние показатели, ей потребовалось 10 лет (основана в 2007 году с целью установления ближневосточного нефтяного эталона Eat / Asian benchmark). Естественно, Шанхай превзошел и следующие за Дубаем нефтяные биржи в Токио и Сингапуре, которые являются основными торговыми центрами Азии.

Если в конце марта объем торгов нефтяными фьючерсами на INE составлял 20-30 тыс. лотов по 1 тыс. баррелей, то в начале мая – 240-250 тыс., в июле – 2,6-2, 8 млн лотов (14,4 % мирового рынка), а в конце октября – 3,1 млн (16 %) или, по данным гонконгской компании Gavekal Research, в 49 раз больше, чем в Дубае.

Мало того, Шанхайская нефтяная биржа заметно потеснила своих главных конкурентов – Нью-Йоркскую и Лондонскую биржи. В октябре их доля на мировом рынке нефтяных фьючерсов снизилась, как указано выше, на 16 % – соответственно с 60 % до 52 % (фьючерсы на нефть сорта WTI) и с 38 % до 32 % (сорт Brent).

Соотношение торгов на трех ведущих биржах

Не менее стремительно расширяется круг компаний, торгующих на INE. С нью-йоркской и лондонской бирж на шанхайскую ушли все китайские трейдеры и крупные добывающие нефтяные компании, например Unipec, China National Petroleum Corp (CNPC или PetroChina) и Zhenhua Oil. Сейчас на бирже зарегистрированы уже более 400 китайских и иностранных игроков. Последние в основном проводят тестовые сделки по фьючерсам на нефть в Шанхае, но планируют начать полномасштабную торговлю.

Зарегистрированы также 40 международных посредников, главным образом из Гонконга и Сингапура. Но есть и западные гиганты , например J.P. Morgan Securities, GF Financial Markets Limited и Goldman Sachs International. По данным базирующегося в Шанхае брокера BANDS, на бирже открыли счета уже более 30 тысяч юридических и физических лиц, которые торгуют через зарегистрированных 400 брокеров.

Важно, что в торгах на шанхайской бирже через брокеров участвуют два (Glencore Plc и Trafigura) из трех крупнейших мировых нефтяных трейдеров нефти. Третий (Vitol) – на подходе. По оценке управляющего директора компании Xinhu Futures Юн Шидон, «первая заявка Glencore отражала высокий уровень участия и энтузиазма иностранных трейдеров в торгах китайскими фьючерсами на сырую нефть».

Очередным рывком вперед стали физические поставки нефти на основе фьючерсных контрактов шанхайской биржи. Создана необходимая транспортная и производственная инфраструктура, которая позволяет осуществлять физические поставки нефти по условиям фьючерсных контрактов. Биржа отобрала восемь пунктов для заблаговременного складирования нефти.

Появилась неофициальная информация, что по сентябрьским контрактам китайские компании с государственным участием поставят потребителям 600 тыс. баррелей сырой нефти. Unipec, торговое подразделение крупнейшей в Азии нефтеперерабатывающей компании Sinopec Corp, намерен поставить 300 тыс. баррелей легкой сырой нефти Basra Light в резервуары Sinopec для хранения на острове Ceze в восточной провинции Чжэцзян и далее – китайскому нефтеперерабатывающему заводу в провинции Шаньдун. CNPC Fuel Oil, Zhenhua Oil и третья неназванная фирма поставят по 100 тысяч баррелей сорта Basra Light на склады в южном китайском порту Чжаньцзян. Chinaoil (торговое подразделение China National Petroleum Corp) поставит 100 тыс. баррелей нефти из Омана в резервуары CNPC для хранения в северо-восточном городе Далянь. Резервуары в Даляне связаны трубопроводами с близлежащими нефтеперерабатывающими заводами этой же компании, а хранилища на острове Ceze – с другими НПЗ, принадлежащими компании Sinopec. Только резервуары в Чжаньцзяне являются автономными (не связаны посредством трубопроводов с нефтеперерабатывающими заводами).

Теперь о перспективах новой нефтяной биржи. Говорить о том, что она вот-вот превзойдет нью-йоркскую и лондонскую соперниц пока рановато. Однако большинство аналитиков предсказывают ей дальнейший устойчивый рост.

Почему? К такому выводу приводят в первую очередь данные о потребностях Китая в импорте нефти. Размер ВВП (12,5 трлн долларов в 2017 году., второе место в мире после США), темпы его роста, о которых может только мечтать любая страна (6,5-6,9 % в год) обеспечивают бурный рост импорта нефти. В свою очередь, он дает возможности для того, чтобы переформатировать мировой рынок нефти.

Последние годы Китай занимал второе место в мире по импорту нефти после США. В 2017 году он впервые возглавил список мировых импортеров нефти (8,4 млн б/д против 8,1 б/д у США) и создал стратегические запасы нефти (около 850 млн баррелей или 100-дневная потребность). В текущем году ввоз нефти в страну, судя по предварительным данным, вырастет еще на 13-15 %, причем КНР обеспечивает до 30 % прироста мировых поставок.

Вторым фактором, который позволяет говорить о хороших перспективах развития Шанхайской нефтяной биржи, являются американо-китайская торговая война и санкции США, которые в той или иной форме введены против крупных нефтедобывающих стран. Попытка уйти от американского контроля, который осуществляется прежде всего через долларовые банковские расчеты, неизбежно будет толкать эти страны на шанхайскую биржу, где торги осуществляются в юанях. По словам исполнительного директора компании Gavekal Луис-Винсента, «все это заставляет Китай и нефтедобывающие страны активно дедолларизовать товарные рынки (путем запуска нефтяных фьючерсов, номинированных в юанях, и подписания юаневых долгосрочных контрактов)».

Несмотря на снижение курса к доллару в текущем году, как отмечает Луис-Винсент, юань был «удивительно стабильным» по отношению к цене золота. Фьючерсные контракты на золото, номинированные в юанях, были введены в Шанхае и Гонконге около двух лет назад, обеспечивая потенциальную поддержку для привязки между китайской валютой и драгоценным металлом. В условиях постепенного отказа ряда стран от долларовых расчетов, признаков скорого нового кризиса в мировой экономике и повышения доли золота в государственных резервах такая связь помогает снизить валютный риск, который является ключевой проблемой шанхайского нефтяного контракта.

Отдельно требуется упомянуть об американских санкциях против Ирана, которые оказывают сильное стимулирующее воздействие на торги нефтью в Шанхае.

Вашингтон наложил санкции на Тегеран в мае, в том числе, на его финансовый сектор и операции в долларах США, а с ноября действует эмбарго на экспорт иранской нефти. Исключения для ее поставок в восемь стран носят временный характер (Китаю разрешено покупать 360 тыс. б/д иранской нефти в течение шести месяцев).

Очевидно, что Вашингтон будет осуществлять растущее давление на компании и правительства во всем мире, в том числе китайские, чтобы обеспечить эмбарго. Однако, мало кто сомневается в том, что Тегеран и Пекин постараются обойти все ограничения.
Среднемесячная добыча нефти в Иране в 2017 году составляла 3,82-3,83 млн баррелей в день. При этом уровень экспорта нефти постепенно возрастал и весной 2018 года достиг 2,6 млн баррелей в сутки. Основные объёмы нефти поставляли в азиатские государства и Европу. При этом шестое место среди импортеров иранской нефти занимал Китай, который за январь-сентябрь 2018 года закупал в Иране в среднем 655 тысяч б/д.

Снижение импорта иранской нефти поставило бы Китай в затруднительное положение. CNPC имеет долю на ряде иранских месторождений и продолжает разрабатывать их и добывать там нефть. Государственный нефтяной гигант пришел в Иран в 2004 году и приобрел месторождение MIS, в котором теперь он владеет долей размером 75 %. Компания также потратила несколько миллиардов долларов на разработку месторождения Северный Азадеган, который начал производство в 2016 году (80 тыс. б/д сырой нефти вместе с природным газом). Необходимо учитывать, что в нынешних условиях приобретение иранской нефти с коммерческой точки зрения весьма выгодно для потребителей (санкционное давление США открывает широкие возможности по снижению цен путем предоставления Ираном скидок).

Намерение перейти на торговлю нефтью за юани в Шанхае выражают не только Иран, но и другие страны, даже те, которые пока еще не попали под санкции. Например, Индонезия. Государственная нефтяная компания Pertamina заявила, что с 2019 года будет покупать сырую нефть (до 5,7 млн б/д) не за доллары, а за другие валюты, включая китайский юань.

Важнейшее значение в торговле «черным золотом» на шанхайской бирже имеет позиция монархий Персидского залива, в первую очередь Саудовской Аравии, которая является ведущим мировым экспортером нефти. Сопротивление Эр-Рияда стало причиной снижения импорта Китаем нефти из КСА. В Пекине, очевидно, рассчитывают на смягчение позиции КСА в связи с «делом Хашогги» и тревогой в Эр-Рияде по поводу возможности введения против него санкций. Китай принимает ряд промежуточных шагов, которые расширяют использование юаней в экономическом сотрудничестве с Эр-Риядом. Две страны договорились создать совместный инвестиционный фонд в юанях в размере, эквивалентном 20 млрд долларов. Ожидается также, что китайская государственная компания Sinopec примет участие в планируемой IPO саудовской компании Saudi Aramco.

Саудовцы рассчитывают вернуться на место крупнейшего поставщика нефти в Китай в 2019 г. за счет подписания соглашений с пятью крупнейшими китайскими компаниями. Это позволит нарастить поставки до 1,67 млн б/д. Во время выставки China International Import Expo в начале ноября текущего года в Шанхае китайская группа Sinochem уже подписала с Saudi Aramco и Kuwait Petroleum Corp (KPC) контракты, согласившись увеличить закупки сырой нефти на 20 % в 2019 г.. Объемы нефти из Саудовской Аравии будут переработаны на принадлежащем Sinochem НПЗ в городе Цюаньчжоу юго-восточной провинции Фуцзянь, городе Хундрун провинции Шаньдун и на заводе в Западной части Тихоокеанского нефтехимического завода (WEPEC) в Даляне. Кувейтские поставки пойдут в Цюаньчжоу и Хундрун. Аналогичные соглашения подписаны на выставке компаниями PetroChina (с Aramco и KPC) и Sinopec (с KPC).

Пока торги на INE слабо влияют на формирование мировых цен на нефть. Но в перспективе шанхайский контракт будет определять многие ценовые параметры. Сорт Дубаи, например, отражает стоимость загрузки на судах с нефтяных месторождений на Ближнем Востоке. WTI показывает цены на сырую нефть, поставляемую в Кушинг (штат Оклахома, небольшой городок, который стоит на стыке множества трубопроводов, соединяющих производителей с нефтеперерабатывающими заводами по всей территории США). В свою очередь, шанхайский контракт связан с ценой на сырую нефть, содержащуюся в резервуарах на одном из восьми утвержденных складских пунктов. Этот механизм похож на установленную систему складов, используемых Лондонской биржей металлов и Shanghai Futures Exchange для доставки и хранения таких цветных металлов, как медь и алюминий.

Цены на нефтяные марки Brent и Dubai зависят от широкого спектра факторов. К ним относятся величина мирового спроса и потребления, запасы, ожидания изменений производства, процентные ставки и геополитические факторы, которые могут представлять риск для поставки. Шанхайский эталонный сорт нефти, очевидно, будут использовать в целях ценообразования страны Восточной Азии – Япония, Южная Корея, Индия, Сингапур и другие. Таким образом он может изменить мировой порядок в этом секторе.

Конец дуополии нефтяных сортов Brent-WTI означает и конец финансовой дуополии доллар/евро. Он поможет решить еще одну задачу: интернационализировать юань, то есть увеличить его использование в качестве средства расчета по международным торговым и капитальным операциям. Процесс интернационализации юаня сначала проходил довольно энергично, но замедлился в 2015-2016 годах на фоне снижения курса китайской валюты по отношению к доллару. По данным SWIFT, юань составляет в последние месяцы 1,6-1,7% мировых межбанковских расчетов по торговым и капитальным операциям. С началом работы INE появился потенциал для очередного рывка и ускорения. В результате интернационализации и укрепления нефтеюаня увеличится приток инвестиций в китайскую экономику.

Каковы же последствия работы Шанхайской нефтяной биржи для мирового нефтяного рынка и третьих стран?
Американские санкции (в том числе вторичные, против компаний третьих стран) и американо-китайская торговая война в первую очередь диктуют необходимость соблюдения китайской стороной и ее партнерами особой осторожности в нефтяной торговле и расчетах по контрактам. Понятно, что американцы анализируют открытую статистическую информацию, с помощью космической, радиоэлектронной и агентурной разведки собирают различного рода коммерческие данные о деятельности шанхайской биржи, отслеживают маршруты движения танкеров из стран, попавших под санкции и т.д.

Именно этими причинами объясняется склонность китайского правительства к сокрытию точных сведений о торговле нефтью. Пекин недавно закрыл для широкой публики некоторые статистические сведения. Китай уже сравнительно давно публикует ежемесячную статистику о своей нефтеперерабатывающей деятельности, импорте и экспорте сырой нефти и продуктов ее переработки. Однако он отказывается показывать данные о потреблении топлива конечными пользователями, что является критически важной цифрой для анализа. В стране, где проживает 1,38 млрд человек, потребляется 12-13 млн баррелей (включая импорт) в день или 12-13 % всей мировой нефти, вычислить эти данные по косвенным признакам непросто. В отсутствие официальной статистики потребления аналитики рассчитывают его по показателям нефтепереработки, движения запасов, торговли нефтью и т.д. В конце мая текущего года выпуск подробных ежемесячных статистических данных по импорту и экспорту из таможенного департамента Китая (не только по нефти, но и по всем товарам) был приостановлен «по техническим причинам» без указания сроков. Несмотря на то, что страна продолжает выпускать ежемесячную таможенную статистику, что позволяет ей соблюдать свои обязательства в ВТО, подробная линейка данных отсутствует уже в течение нескольких месяцев. Нет никаких признаков того, когда он будет возобновлен.

Теперь о США. Для этой страны санкции и торговые войны грозят потерей китайского рынка. По майской оценке Минэнерго США, среднемесячное производство нефти в 2018 году составит 10,72 млн б/д, а в 2019-ом – 11,86 млн б/д. Трамп объявил ее экспорт важнейшим направлением внешнеэкономической политики. Бурно растущий китайский рынок мог бы стать одним из направлений внешних поставок американской нефти, но, увы, не станет. После отмены сорокалетних ограничений на экспорт нефти из США первая партия американской нефти в КНР поступила в начале 2016 году.

Среди импортеров американской нефти Китай занял второе место (около 18,4 %) после Канады (29 %). Среднесуточный объем экспорта американской нефти в Китай в 2017 году составил 202 тысяч баррелей, причем Sinopec заявил о намерении довести закупки до 533 тысяч б/д.

Но торговые войны положили конец этим планам. Если в среднем в январе-июне 2018 года среднемесячный импорт нефти в Китай из США составлял чуть больше 10 млн баррелей – 340 тысяч б/д, то в июле – 10,5 млн баррелей, в августе – 9,7 млн баррелей, а в сентябре – всего 600 тыс. баррелей. В начале октября президент танкерной компании China Merchants Energy Shipping Се Чунльинь сообщил о полном прекращении поставок. То же самое касается ввоза американского сжиженного природного газа (СПГ). Объем его поставок в Китай в 2017 году составил 3,6 млн тонн. КНР установила десятипроцентную пошлину на американский СПГ, который потерял конкурентоспособность на китайском рынке.

И, наконец, Россия.

Есть факторы, которые разводят наши интересы по разным углам. Россия – экспортер нефти, Китай – ее импортер.
Но гораздо больше тех факторов, которые нас сближают. Мы – стратегические партнеры, позиции которых по различным международным проблемам совпадают или очень близки. Россия подвергается американским санкциям, в том числе финансовым, Китай – повышенным пошлинам со стороны США, а в недалеком будущем, очевидно, также испытает на себе санкционное давление. Противодействие американскому давлению, в частности, отказ от доллара и перевод платежей на национальные валюты – задача обеих стран.

В этом контексте изменение мировой системы торгов нефтью несет в себе массу позитива для России. Во-первых, в условиях американских санкций, которые, очевидно, будут длиться не один десяток лет, а также вероятности их дальнейшего расширения в финансовой сфере, торги нефтью за юани укрепят нашу экономическую безопасность. И во-вторых, мы получаем возможность сделать российский сорт Urals эталонным наравне с «иностранными» сортами WTI и Brent (сейчас цена на Urals определяется в привязке к котировкам Brent).

Все условия для этого есть. По данным Росстата, с января по август 2018 года на сырую нефть приходилось 28,8% общего объема экспорта России, а на природный газ – 10,9%. Китай был крупнейшим импортером нефти в 22%. Наша страна в 2017 года вышла на первое место среди поставщиков нефти в КНР (52,5 млн т) с перспективой дальнейшего роста поставок в связи с завершением строительства второй ветки нефтепровода ВСТО, которая увеличит его пропускную способность на 15 млн т в год. Конечно, российские поставки осуществляются в рамках долгосрочных контрактов, в которых зафиксирована формула изменения цены в зависимости от колебаний цен на мировом рынке. Но кто нам мешает пересмотреть условия ценообразования? С учетом поставок нефти Анголой, Ираном и Венесуэлой, которые уже перешли на расчеты в юанях, согласие России и Бразилии позволит Китаю оплачивать в национальной валюте около 50 % всего импорта нефти и обеспечит успешную торговлю нефтяными фьючерсами на Шанхайской бирже. Пока же среди 404 компаний, зарегистрированных на Шанхайской нефтяной бирже, российских нет.

В общем, Шанхайской нефтяной бирже предстоит долгий путь, но набирать обороты она будет регулярно. Постепенный переход на торговлю нефтью за юани поставит под вопрос могущество нефтедоллара, а значит и господство США на мировых финансовых и иных рынках.

Вот почему в начале статьи я написал «Шанхайская нефтяная биржа «взрывает» мировой рынок», не нефтяной, а весь мировой рынок. Часы тикают, и запал к взрывчатке уже поднесен.

Просмотров за 24 часа 4 всего 1635
В обсуждении 2 комментария
Оценок:  17   cредняя: + 1.76


Обсуждение: 2 комментария, последний - 05.12.2018 22:52,

Просмотр и участие в обсуждениях доступно только зарегистрированным пользователям.

Регистрация на сайте так же позволит вам выставлять оценки материалам и комментариям, получать рассылки самых интересных материалов сайта, и массу других полезных возможностей!

Если вы были зарегистрированы ранее, войдите на сайт
Логин или email:    Чужой компьютер
Пароль:    Забыли пароль?


   
Если нет - зарегистрируйтесь сейчас
Логин*:
Допустимы только маленькие латинские буквы
Вас зовут*:  
(введенное имя будет использоваться для именования вас на форуме, в ваших материалах и др.)
Пароль*:    Повторите пароль:   
e-mail*:
Этот e-mail будет использован для доставки вам сообщений от сервера. Адрес скрыт от просмотра всеми, кроме вас, и не передается третьим лицам. Не рекомендуется использовать почтовые адреса сервисов hotmail.com & live.com! Эти сервисы не принимают почту от нашего сервера.
Проверочный код:

Чужой компьютер
    

Или войдите на сайт через какую-нибудь социальную сеть

вход через соцсети




>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=3225854ENDITEMS GENERATED_TIME=2018.12.14 14.18.42ENDTIME
Сгенерирована 12.14 14:18:42 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3225854/article_t?