Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Германия в поиске новых идейных установок


Кто после Ангелы Меркель на посту канцлера будет заниматься цифровизацией экономики, укреплять франко–германскую ось и искать компромисс с Россией и США

Основной вопрос 2019 года: удастся ли Ангеле Меркель сохранить «большую коалицию»? В любом случае канцлер сделает для этого все возможное в течение текущего легислатурного периода. В этом заинтересованы и ХСС, и СДПГ. Однако в течение 2019 года не исключены очередные конфликты внутри правительства, которые могут привести к переформатированию его партийного состава или к внеочередным выборам.


Внутриполитические тенденции

Благодаря таланту Ангелы Меркель достигать компромиссов в самых сложных ситуациях в феврале 2018 года был согласован коалиционный договор между союзом ХДС/ХСС и СДПГ. После его одобрения базисом социал-демократов (молодежное крыло было против) бундестаг по представлению федерального президента проголосовал за новое правительство. Соглашение в середине марта вступило в силу. При этом большинство христианских демократов остались недовольны существенными уступками, которые Меркель сделала своим партнерам по партийному блоку (миграционные квоты) и социал-демократам (посты министров иностранных дел и финансов). В течение года возник ряд конфликтных ситуаций, которые могли привести к развалу «большой коалиции». В конце мая — начале июля был представлен Генеральный план по миграции. Канцлер выразила принципиальное несогласие с пунктом 27, содержащим положение о немедленной высылке лиц, подавших заявление о предоставлении статуса беженца в другой стране ЕС и пытающихся пересечь границу с Германией. С ее точки зрения, это противоречило фундаментальным европейским ценностям и интересам стран-партнеров, принимающих у себя основной поток нелегалов. После долгих дебатов коалиционные партнеры достигли компромисса.

Оппозиционные партии воспользовались разладом между коалиционным партнерами. Продолжая персональную критику Меркель за ее ошибки в миграционной политике, допущенные в 2015 году, свободные демократы выразили готовность вернуться к обсуждению возможной «ямайской коалиции» (ХДС/ХСС, СвДП, «Зеленые») при условии, что она будет без нынешней федеральной канцлерин. «Зеленые» против такого варианта развития событий возражать не стали.

В течение года рейтинг народных партий постоянно снижался (особенно СДПГ). Среди прочего это выразилось в минимальных показателях голосов, полученных ими на выборах в Баварии и Гессене в октябре. Тем временем рейтинг малых партий, в первую очередь «Альтернативы для Германии», напротив, рос, как на федеральном, так и региональном уровне. АдГ теперь представлена во всех земельных парламентах. Партия пытается стать «рукопожатной», нередко выступая с консервативными инициативами в ландтагах и бундестаге, которые «вынужденно» поддерживают другие фракции.

Кризис народных партий — союза ХДС/ХСС и СДПГ — продолжится. Их руководство по-прежнему будет находиться в поиске новых идейных установок, будут активизироваться внутрипартийные дискуссии. Важная роль в этом принадлежит молодежным организациям партий. Особенно критически настроены молодые социал-демократы. Завоевать прежнее доверие электората возможно только через кардинальное обновление руководства (нужны новые, при этом харизматичные лидеры) и поиск новых механизмов взаимодействия с различными группами избирателей.

В начале декабря прошел федеральный съезд ХДС, на котором избрали нового председателя партии. Меркель больше не будет занимать этот пост. Более того, не будет больше выдвигать свою кандидатуру на пост федерального канцлера и принимать участие в выборах в бундестаг. Это решение во многом связано с необходимостью консолидировать ряды партии и закончить внутрипартийные дрязги.

Если не будет досрочных выборов в бундестаг (вероятность этого существенно выше нуля), то очередное волеизъявление избирателей произойдет в сентябре 2021 года. «Большой коалиции» не будет. Основные шансы сформировать правительство остаются у ХДС/ХСС, партии «Зеленые/Союз-90» и СвДП. Федеральный парламент по-прежнему будет семипартийным, и основной оппозиционной силой может остаться «Альтернатива» (на сегодняшний день она опережает в рейтинге социал-демократов). В последующие легислатурные периоды (с 2025 года) возможно возникновение новых коалиционных вариантов. Появление новых этаблированных малых партий маловероятно. В любом случае это будут правительства, которые будут действовать в условиях компромиссных соглашений и роста популистских настроений избирателей. Это ограничит возможности проведения дальнейших социальных и экономических реформ, необходимость которых в среднесрочной перспективе в Германии сохранится.


Экономика

Основной задачей в 2018 году было сохранение и повышение конкурентоспособности германского хозяйственно-политического, социально-экономического и культурно-исторического пространства (штандорта). В первую очередь это относится к процессам цифровой трансформации экономики ФРГ —приоритета коалиционных правительств с 2013 года. Занимая первое место по инновационному потенциалу (количество зарегистрированных патентов и число научных публикаций), страна по-прежнему остается середнячком в его практической реализации, то есть в инновационном развитии. Одна из проблем — недостаточно развитая цифровая инфраструктура. Особых успехов в течение 2018 года достигнуто не было. Эти задачи переходят на следующие шесть лет.

К приоритетам по-прежнему относится реформа сферы энергетики («энергетический поворот»). Сохраняется задача полного выхода из ядерной энергетики, сокращения доли электростанций, работающих на угле, увеличения доли возобновляемых источников энергии. Спрос на природный газ, в том числе российский, будет возрастать. Концепция энергетической трансформации будет постепенно терять поддержку электората. В последующие годы государство будет вынуждено несколько смягчить свои подходы, перенося центр тяжести на развитие сетевого хозяйства и внедрение цифровых технологий.

Прогнозы темпов роста ВВП к концу 2018 года снизились с 2,2 до 1,6–1,8%. В 2019 году ожидается примерно такой же прирост. Очевидно, что до 2024 года он вряд ли превысит двухпроцентную отметку. Основная причина — снижение внешнего спроса, обусловленного усилением протекционистских тенденций в мировой торговле, ростом неуверенности немецких компаний в перспективах внешнеэкономических отношений с США и Китаем, а также непредсказуемостью брекзита. Из этого вытекает задача поддерживать внутренний спрос в последующие годы.

В 2018 году достигнут очередной рекорд занятости (44,9 млн) и минимальной безработицы (2,35 млн), что наряду с большим числом мигрантов, получающих государственную поддержку, содействует высокому спросу домохозяйств. В 2019 году эти уровни составят рекордные 45,2 млн и 2,24 млн. Не исключено, что начиная с 2021 года вследствие снижения мировой конъюнктуры и дальнейшего внедрения цифровых технологий эти показатели несколько ухудшатся. При этом расчеты экспертов свидетельствуют, что вклад цифровизации в уменьшение количества рабочих мест будет минимальным. Продолжится проведение миграционной политики, построенной на принципе «пряника и кнута» (Fördern und Fordern»). Лица, не получившие статуса беженцев или нарушающие законы, все более активно будут высылаться из страны. Число высылаемых будет возрастать (сейчас в среднем это 25 тыс. человек в год). Остальные будут интегрироваться — для этого государство создало эффективную инфраструктуру по поддержке лиц, получивших статус беженцев, в том числе в сфере профессиональной подготовки.


Внешняя политика

  • Евросоюз. Определяющим вектором внешней политики ФРГ остаются страны Евросоюза и их ближайшее окружение. В последующие годы продолжится начатое в 2018 году укрепление франко-германской оси как основы реформирования ЕС и совершенствования его механизмов. Реформы, во многом построенные на идеях европейских ценностей и солидарной ответственности, будут сталкиваться с сопротивлением отдельных стран и их групп, в первую очередь Вышеградской группы. Одно из препятствий — растущий правый популизм и евроскептицизм. О продолжении этой тенденции можно будет судить по итогам выборов в Европейский парламент в мае 2019 года. ХДС приложит все усилия для победы фракции Европейской народной партии и назначения на пост главы Еврокомиссии своего однопартийца Манфреда Вебера.

Германия — государство, стремящееся к солидарному решению миграционного кризиса, как с точки зрения защиты внешних границ ЕС, так и в контексте размещения граждан, подавших прошение на предоставление статуса беженца, на территории стран Евросоюза. Проблема таких мигрантов в последующие пять лет будет оставаться камнем преткновения в отношениях Берлина с другими европейскими столицами.

По-прежнему самым сложным партнером Германии остается Польша. Без изменений в польском политическом руководстве, готовом сделать все, чтобы Польша заняла место Великобритании как основного евроскептика, какого-либо сближения в отношениях ожидать не следует. Нет ясности с брекзитом. К концу 2018 года в этом процессе появилось больше переменных, нежели постоянных величин. В любом случае Великобритания останется одним из основных внешнеполитических и внешнеэкономических партнеров Германии до 2024 года.

ФРГ продолжит укреплять PESCO («Постоянное структурированное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны» — программа государств — членов ЕС, направленная на более тесное сотрудничество в сфере безопасности и обороны, в рамках Глобальной стратегии ЕС по внешней политике и политике безопасности), в основном через сотрудничество с Францией. Постепенно будет расти вероятность возникновения реально действующих европейских военно-политических структур (хотя многие российские эксперты не согласны с этим положением). Берлин, как и Париж, заинтересован в дальнейшем росте относительной внешне- и военно-политической самостоятельности и усилении международной ответственности ЕС (но в контексте трансатлантических обязательств ФРГ и Франции как основных европейских членов НАТО). Германия также продолжит предпринимать усилия для получения статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН.

  • США. Трансатлантический вектор Германии в 2018 году находился под влиянием жесткого курса президента Дональда Трампа на выполнение своих предвыборных обещаний и использования внешнеполитических инструментов для достижения целей внутренней политики, в том числе в контексте промежуточных ноябрьских выборов в Конгресс. Берлин был разочарован введением в соответствии с Законом от 2 августа 2017 года (CAATSA) в начале апреля 2018 года санкций против России, носящих экстерриториальный характер, выходом США в мае из ядерной сделки с Ираном и возвратом к санкционному режиму с этой страной, затрагивающему интересы немецкого и европейского бизнеса, а также применением заградительных пошлин на европейские сталь и алюминий. Еще больше Берлин был разочарован из-за отказа Трампа пойти навстречу личным просьбам Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона в вопросе поиска компромиссных решений по указанным темам. Дополнительным разочарованием для Германии стал выход США из ДРСМД, в связи с чем резко выросли риски новой гонки вооружений, соответственно, увеличилась опасность военного конфликта на территории стран ЕС.

Очевидно, что в 2019-м и в последующие годы ситуация не изменится. Американская администрация вошла во вкус в реализации политики «Америка прежде всего». Германия и Франция, сохраняя верность принципам евроатлантической солидарности, как лидеры ЕС, не будут иметь возможностей повлиять на модель поведения Соединенных Штатов.

  • Россия. В 2018 году продолжился процесс улучшения российско-германского сотрудничества. Переломным моментом в отношениях после весны 2014-го стала встреча Владимира Путина и Ангелы Меркель 2 мая 2017 года в Сочи. С этого дня рабочий диалог разделился на две части — формально-официальную (открытую) и неформально-доверительную (закрытую). Стороны четко определили разделительные линии (Крым, Юго-Восток Украины, права человека, свобода прессы) и стали активно искать точки соприкосновения и пути решения существующих проблем. С мая по ноябрь в разных форматах состоялся ряд содержательных рабочих встреч на уровне лидеров и министров наших стран. Основными международными темами стали Сирия (определенные возможности сотрудничества в восстановлении гражданской инфраструктуры), Украина (попытки сдвинуть ситуацию на Юго-Востоке с мертвой точки, в том числе через реализацию инициативы с миротворческой миссией ООН), Иран (сохранение ядерной сделки, сирийский конфликт), противодействие американским экстерриториальным санкциям (особенно в рамках реализации проекта «Северный поток — 2» Германия подтвердила свою готовность и дальше импортировать российские углеводороды и по мере возможности защищать интересы своего бизнеса от санкционного давления США). Обсуждались вопросы хозяйственной кооперации, которая постепенно восстанавливается после кризисных годов (рост с 2017 года взаимных поставок товаров и услуг, продолжение немецких прямых инвестиций, открытие новых производств в российских регионах, успехи в производственной кооперации и локализации, новые шансы и возможности для взаимодействия малого и среднего бизнеса, а также российских регионов с западными и восточными федеральными землями). Хорошие перспективы сохраняются для гуманитарного сотрудничества. В середине сентября в Берлине были подведены итоги перекрестного Года муниципальных и региональных партнерств. В ноябре должен быть дан старт совместному Году сотрудничества в научной и образовательной сфере. В Германии в 2019 году будут проходить «Русские сезоны».

Германия стала основной страной ЕС, с которой Кремль в течение 2018 года достиг наиболее высокого уровня взаимопонимания. Это было важным достижением на фоне резко обострившихся с марта 2018-го отношений России с коллективным Западом, когда из-за жестких и необоснованных претензий и обвинений со стороны США и Великобритании фактически исчезли красные линии и уровень взаимного доверия оказался очень низким. Формально поддерживая позицию своих западных партнеров, Берлин сумел сохранить содержательный диалог с Москвой. Во многом это заслуга Меркель и ее кабинета.

В случае сохранения коалиции во главе с федеральной канцлерин до 2021 года эффективный рабочий диалог продолжится. Сохранятся попытки Польши, США, Великобритании помешать ему или перевести его в конфронтационное русло. Но сделать это им не удастся. В содержании этого диалога увеличится доля международных компонентов — Берлин заинтересован в совместных с Москвой инициативах и их последующей практической реализации. После сентября 2021 года возможно некоторое охлаждение отношений, связанное с позицией будущей правительственной команды, в которую войдут «зеленые» и «свободные демократы». Оно будет кратковременным, а затем в диалоге вновь возобладает конструктив, который продолжится до 2024 года. Как и раньше, важную роль будут играть различные дискуссионные площадки, активными участниками которых являются Российский совет по международным делам и Институт Европы РАН.

При любых вариантах развития событий ФРГ в последующие годы останется основным западным и европейским партнером России — как во внешнеполитической сфере, так и в экономике, культурно-гуманитарной области и гражданском диалоге.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.

IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2020.04.04 08.39.14ENDTIME
Сгенерирована 04.04 08:39:14 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3249387/article_t?IS_BOT=1