Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать
Санкт-Петербург(Курортный район), 30 апреля - 05 мая

Все мероприятия >>

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

КОД ДОСТУПА 12 ЯНВАРЯ 2019


Добрый вечер! Юлия Латынина. Как всегда в это время по субботам «Код доступа». Слушайте нас на канале «Латынина ТВ», это YouTube, на канале «Эхо Москвы». Подписывайтесь на канал, потому что мы намерены его развивать настолько, насколько мне позволят другие мои занятия, в первую очередь редактора второй книги, еще повестушка, которую я намерена дописать.

У меня много вопросов про Магнитогорск, про который я уже говорила в середине недели, поэтому я большую часть добавлю в конце программы. А сейчас поговорим об интервью Рогозина, о таинственном оружии, которое кто-то испытывал против дипломатов на Кубе, о волнениях в Судане. И, конечно, главная новость этой недели — это расследование Центра «Досье» об обстоятельствах гибели в Центральноафриканской республике троих российских журналистов.

И я начну с того, что я много раз говорила, — что настоящие события, настоящие новости имеют продолжение. А вот одна из примет фейковых новостей как раз в том, что они продолжения не имеют. Вам всегда говорят в будущем времени: «О, у нас тут есть такое досье на Трампа!» Ну, и где это ваше досье на Трампа? Или нам говорят: «Ой, слушайте, вот тут испанский диспетчер рассказал такое про сбитый «Боинг»!» И где тот диспетчер? Оказался мошенником испанским же.

И вот на этой неделе естественное органичное продолжение получило одно из самых страшных событий этого лета, когда 30 июля в Центральноафриканской республике были убиты Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко, которые поехали туда снимать фильм о группе Вагнера. И была куча фейковых новостей. Если вы помните, после убийства Следственный комитет, как всегда, заявил, что берет всё дело под свой контроль. И вопрос: и где продолжение этого контроля?

И кроме того было предположение естественное, что если вагнеровцы не имеют никакого отношения к этому убийству, то, поскольку они контролируют значительную часть Центральноафриканской республики, им будет легко разыскать этих страшных грабителей, которые убили журналистов. Но ничего этого не произошло. Зато произошло расследование Ходорковского.

Насколько я понимаю, Сергей Канев, один из лучших российских журналистов-расследователей, который был вынужден уехать из России после того, как именно он раскопал тот список грушников, который легко находится в свободном доступе, и там получилась очередная серия солсберецкой саги, — вот Канев нашел, чем заниматься и проделал потрясающую работу. Явно, что не только оно, но, видимо, только его можно называть, потому что он уехал.

И напомню, что с самого начала была вся странная история, так или иначе, и Джемаль и Расторгуев прилетели в ЦАР к некоему фиксеру, человеку, который занимался организацией поездки. Он назывался Мартин. Его рекомендовал им их коллега Кирилл Романовский, из пригожинского, как говорят, федерального агентства новостей.

Этот фиксер устроил им водителя по имени Бьенвеню. И вместо того, чтобы как они намеревались, ехать по их маршруту, они вдруг заехали в другое место — в Сибю, и выехали в 7 часов вечера. В это время солнце уже зашло. А что такое африканская дорога после захода солнца — ну, тебя там реально съедят, причем не люди, там просто реально звери ходят, они едят. Кроме этого там не то что очень особо опасно — это была как раз безопасная дорога, — но ты можешь просто сбить человека, который идет по дороге, потому что, естественно, никакого освещения.

И после этого живой оказывается водитель. Он прибегает в полицию, делает страшные глаза и говорит: «Ой, на нас напали страшные мусульманские боевики. Они говорили на каком-то непонятном нам языке, вероятно арабском. И я чудом сумел бежать». И понятно было, что этот человек врет, что он на сто процентов соучастник, не на 99,обращаю ваше внимание — я и тогда это говорила, — а на 100. Не бывает, чтобы остановили машину и не застрелили водителя и он сумел убежать, потому что первый, в кого стреляют из-за засады, это водитель.

И в этом смысле меня, конечно, поразил не наш Следственный комитет, который повторял версию соучастника, а меня поразили наши СМИ, в том числе, «Независимая», которые перепечатывали это рассказ выжившего водителя со словами: «Вот это единственный выживший». Потому что было ясно, что это не показания единственного выжившего, а это вранье соучастника. Есть некоторые вещи — чтобы их понять, не надо иметь каких-то других свидетелей.

И, конечно, уже тогда был вопрос, а где же этот фиксер Мартин? Потому что как-то он пропал. И, получается, если Мартина с самого начала не было, то получалось, что их с самого начала заманивали в ловушку, и роль Романовского во всем это всём какая-то неприятная.

И, конечно, очень напрягало это изменение маршрута, потому что Джемаль, опытный военный корреспондент. Чтобы он выехал ночью — ну, существовали разные способы, но самый простой, например, что кто-то к нему мог подойти и сказать: «Да я старый знакомый, мы сейчас вместе поедем, по дороге тебе столько всего расскажем. Не бойся ехать ночью, потому что мы едем — мы, можно сказать, под конвоем». И, действительно, был рассказ о машине, которая прошла а 20 минут до их машины через тамошний блокпост, и в ней были белые люди. Белые и чернокожие тоже.

И вот это все были предположения, это всё было гадание вода на киселе. А что мы теперь видим по биллингам? Эта вся работа построена по биллингам? Первое — что никакого фиксера Мартина не существовало. Группа была, видимо, обречена с самого начала, потому что Кирилл Романовский порекомендовал ей человека, которого, судя по всему, никто кроме него не видел. Не нашлось кроме Романовского пока ни одного человека, который видел Мартина. Нет его фамилии, нет его места работы, нет его в соцсетях. Номер его был зарегистрирован 5 июля, то есть тогда, когда, собственно, стала организовываться поездка. Звонил он всего три дня, звонил в сервисный центр. Зарегистрирован был на поддельное имя.

При этом Мартин всё время связывался с группой не посредством звонков, а посредством сообщений в WhatsApp. Можно предположить, учитывая дальнейшее, что это происходило потому, что… Мартин же представлялся голландцем и, естественно, делал при этом в английском ошибки: ну, голландец, не очень хорошо говорит по-английски. Если бы связываться с ним голосом, то было бы ясно, что у него еще и русский акцент, у этого человека, который не хорошо знает английский.

Кроме этого он лгал о своем местонахождении в группе, потому что когда они послали ему эсэмэску, что они прилетели, он говорил, что «я нахожусь далеко от вас, в Бамбари и организовываю для вас съемку», а на самом деле он в это же время находился в Банги, и это видно опять же по биллингам и по вышкам.

И этот Мартин порекомендовал водителя, которого зовут Бьенвеню Ндувокама, который был бывший жандарм. Мобильный номер, с которого Бьенвеню общался с журналистами, он завел себе только 28 июля, то есть специально перед их прилетом. С этого номера он чаще всего говорил с другим абонентом, который всё время находился неподалеку, и этот абонент был другой жандарм Эммануэль Котофио. Зарегистрирован этот номер на этого Котофио. А вот уже телефон Котофио, который все время находился неподалеку, то есть в переводе с языка биллингов на язык человеческий, следил постоянно за журналистами с момента того, как с ними связался Бьенвеню, постоянно связывался с телефоном, который по утверждению «Досье» принадлежит уже вагнеровцу Александру Сотову, и опять же по утверждению «Досье» непосредственным начальником этого Александра Сотова является Валерий Захаров, который в ЦАР официально занимает пост советника президента по безопасности.

И вот этот Котофио, опять же по утверждению «Досье» был в той самой машине, которая проследовала за 20 минут до машины с журналистами через блокпост. Он предупредил солдат на блокопсту, что сейчас поедут его друзья.

И, собственно, это и называется расследование. Потому что, помните, тут несколько недель назад была комичная, на мой взгляд, и позорная новость, когда украинцы написали: «Мы установили, кто убил российских журналистов», и дальше там шел список людей вагнеровцев, который в этот момент были в Центральноафриканской республике. Просто превратились украинское МВД и украинские спецслужбы в такое посмешище, которое брешет не хуже нашей Генпрокуратуры. Ну, ребята, чего хлопать-то ртом? Вы лучше убийц Шеремета найдите.

Так вот, в отличие от того, что делалось в Украине, в отличие от того, что делает наш СК, это, действительно, расследование. Остаются два вопроса. Один — это биллинги самого Романовского, а именно, с кем он связался после того, как с ним связались ребята и сказали, что хотят ехать в Центральноафриканскую республику. Потому что, конечно, сейчас, на мой взгляд, либо Романовский вовлечен в операции в республике гораздо больше, чем нам кажется, либо сейчас он должен чувствовать себя некомфортно как слабое звено в этой цепочке, которое кто-то может захотеть изъять ради собственной безопасности.

И второй вопрос: Не совпадает ли карта перемещений сотового телефона одного из русских участников операции с картой перемещения сотового телефона этого Мартина?

И в этом смысле, конечно, жалобные вопли Следственного комитета, который не нашел ничего лучшего, как сказать, что «все равно во всем виноват Ходорковский». Ну, это просто классическое подтверждение качества этого расследования, потому что если вам нечего говорить, то вы должны говорить, что это всё такая сплошная лажа, что нечего комментировать. Ну, вы помните, как нечего было комментировать Медведеву про расследование Навального, и он говорил: «Я не буду комментировать». В общем, заявление Следственного комитета, в принципе, переводится на русский: «Всё это так, и мы этого касаться не будем».

И отсюда возникает еще один философский вопрос: вот организаторы всего этого, они не на это ли рассчитывали? Потому что вся эта история напоминает сейчас убийство журналиста Хашогги. Он на самом деле был не только журналист, он на самом деле был еще член «Мусульманского братства»*, и как раз журналистом я бы его не называла. В общем, демонстративное убийство Хашогги в консульстве саудовском. Потому что ну, как-то всё очень наглядно: вот Романовский, вот Мартин, вернее, нет Мартина, вот водитель, вот жандарм, с которым на связи по телефонам, который предупреждает блокпост, что за ними сейчас поедут, вот имена белых, которые поехали.

И вот вопрос: что хотели добиться эти люди? Или они просто не подумали, как не подумали, например, наши с «Новичком». Или, наоборот, рассчитывали на полную демонстрацию всесилия, что тоже вполне возможно, и что, действительно, абсолютно убедительно продемонстрировано, потому что мы понимаем на этом примере, кто в доме хозяин.

Еще одна удивительная история выяснилась на этой неделе. А именно: американские санкции перекрыли возможность создания российского МС-21, среднего магистрального самолет, который делается в России, как нам всё время пишут: «будущего конкурента «Боинга» и «Эйрбаса». А именно у этого МС-21 должно быть композитное крыло, а материал для этого композитного крыла поставлялся из США и ни из какого другого места, включая Китай, его взять было нельзя. Китайцы еще не успели скоммуниздить это у США, хотя, может быть, скоро сумеют. И короче говоря, нет крыла, есть санкции — нету самолета.

Я, конечно, скажу, во-первых, тот факт, что МС-21 теперь нельзя построить — этот факт является совершенно счастливым обстоятельством как для его создателей, так и для нас, его пассажиров. Потому что все эти «убийцы Айфонов» мы видели в действии. И когда нам этого «убийцу Айфона» нам показывают и он потом, мягко говоря, не имеет спроса и он не работает, — ну, выкинул, купил другой. А вот когда тебя сажают в скрепоносный самолет, целью производства которого было не производство прибыли, а освоение казенного бабла, то как бы это сказать… хорошо, что не полетит.

Естественно, сама по себе эта история дала старт новому этапу освоения бабла, потому что собралось совещание, поручили «Ростеху» теперь еще и материал разрабатывать. Я, собственно, почему эту историю рассказываю — потому что у меня вопрос: А если мы отстаем так от США по части того, что можно потрогать, по части простых композитных материалов для крыла, — как там с нашими невидимыми ракетами? Как там с крылатым блоком «Авангард», которому я на прошлой передаче посвятила столько времени? И вот обратите внимание, что это доказательство того же тезиса, что ракеты у нас играют ту же роль сейчас, какую в христианстве играет Царствие небесное. А потому что всё, что мы видим своими глазами, у них не получается: от «убийц Айфонов» до совершенно гражданских ракет со спутниками, которые то и дело падают.

Вот блок «Авангард», который никто не видел, у них летает. И можно предсказать, скажем, что при цене нефти за 50 долларов он достигнет 30 Махов, а при цене нефти 40 долларов он достигнет 50 Махов. А при цене нефти в 30 долларов он вообще перейдет сверхсветовую скорость и в строгом соответствии с теорией относительности специальной будет поражать цель раньше, чем взлетит.

И, собственно, еще к делам космическим, потому что у нас тут на этой неделе президент РАН Александр Сергеев вступился и поручился за Виктора Кудрявцева. Напомню, это хороший ученый, сотрудник ЦНИИМаша, которому 75 лет и которого наши доблестные органы уличили в шпионаже на основании того, что он написал на электронную почту коллеге в другой австрийский институт, который, как сказали чекисты, является структурой НАТО. Ну, понятно, что с точки зрения наших чекистов любой зарубежный институт, даже не обязательно институт — даже булочная, где продают пирожки, является структурой НАТО.

Там еще есть одна душераздирающая улика против Виктора Кудрявцева. Она заключается в том, что ему на е-мейл в папку «Спам» пришло нигерийское письмо о том, что «вы выиграли возможность участие в лотерее на грин-карту». Вот ́этот нигерийский спам ему предъявляют в качестве того, что это была оплата его шпионских усилий.

Так вот на этом фоне Рогозин отказался поручиться за Кудрявцева, видимо, е-мейл в папке «Спам» на него произвел очень большое впечатление. И более того, сказал: «Меня поражает инфантильная открытость некоторых наших ученых. Не публикациями в журнальчиках должны измеряться значения исследовательской работы, а реальной пользой от ее внедрения на практике». Цитата закончена.

Конечно, с одной стороны, неблагодарное дело — комментировать клоуна, который рассказывает про американских вредителей, провертевших дырку в МКС, но, с другой стороны, этот клоун у нас заведует космонавтикой, которая находится в соответствующем состоянии. И вот я хочу сказать насчет публикации в журнальчиках две вещи. Во-первых, я должна сказать, что одна из вещей, которая отличает науку от не науки — это открытость результатов.

Вот если подумать, чем отличается химия от алхимии, то, как ни странно, это не столько тем, что алхимия ищет философский камень или эликсир жизни, а то, что химия — это и есть публикации в журнальчиках. А алхимия — это страшная секретность. Ты чего-то нашел, ты записал себе зеркальным шрифтом, и оно умерло с тобой.

И вот я много раз задумывалась, что, наверное, эти алхимики, они, действительно, сделали много хороших химических открытий, о которых никто никогда не услыхал, потому что они соблюдали (по Рогозину) режим секретности. Вот это искреннее представление алхимика о том, что главное — это сохранить свои результаты в тайне и приводила… скажем, она тоже существовала в СССР и была одной из главных причин, по которой СССР хронически отставал от Запада. Об отставании России нельзя говорить, потому что как бы там просто космическое отставание.

И вот как раз я недели две назад говорила о том прогрессе западном в части разработки лекарств. И мне друзья по этому поводу прислали совершенно замечательную статью, которая вышла в медицинском журнале, правда, еще в марте. Статья называется: «Неврологические проявление у американского правительственного персонала в Гаване на Кубе». Там долго описываются симптомы у 24 американских дипломатов, которые подверглись на Кубе воздействию неприродному непонятного характера. Это всё изучали в центре в Центре повреждений и восстановления мозга в Университете Пенсильвании и выдали текст, который, сейчас, наверное, с удовольствием читают по соседству со зданием, которое готовит «Новичок».

Вот обратите внимание, что американцам не пришло в голову… Вот на них вероятный противник — и вряд ли это были кубинцы, как два пальца, что это были наши, и всё это было… тот же «Новичок» и полоний, всё и этой же серии — на них вероятный противник испытал оружие. Американцы в отрытом доступе опубликовали отчет об испытаниях этого оружия, чтобы, значит, вот эти люди сейчас посмотрели. И для американцев в этом нету никакой проблемы. Потому что первое, что всегда потрясает, когда ты приезжает в Америку — это то, что ты можешь пройти в достаточно секретное место просто потому, что туда тебя привел человек, инженер, который в этом месте работает, который сам решал, что тебе туда можно. Потому что секретность, еще раз вам повторяю, — это алхимия, а вот несекретность — это и есть наука.

И вот та история в СССР, когда одна комната не знала, чем занимается другая и один институт не знал, чем занимается другой, и когда человек, который чего-то изобрел, не имея секретного доступа, лишался доступа к своему изобретению — я не шучу, бывали и такие случаи, — она, конечно, и погубила в этом смысле. Вот система с открытой архитектурой — это наука. Система с некоторой деархитектурой — рогозинщина и алхимия.

Большой кипиш и кучу комментариев вызвало мое объяснение взрыва в Магнитогорске, точнее, его якобы неофициальной версии о том, что там был теракт. И я продолжаю настаивать на том, что это фантастическая версия о подвигах чекистов, которую нам пытаются впарить, вернее, которую они пытаются впарить начальству, чтобы получить звездочки за несуществующий теракт и впаривают, в том числе, через СМИ, — что это в чистом виде тот же самый Рогозин, который объясняет нам, что дырка в станции образовалась не по бесхозяйственности, а сделали ее сами американцы.

Единственное, что Рогозину не нужен никакой «сливной бачок», он всё говорит сам. Рогозин совмещает должность ньюсмейкера и «сливного бачка» в одном лице. Вот эти ребята пытаются нам втереть его через абсолютно добросовестных журналистов. Еще раз повторяю, что у меня нет никаких претензий к журналистам Znak.com, одного из лучших российских информационных изданий, которые опубликовали эту новость, потому что они и должны были ее опубликовать.

Но я не буду повторять сейчас того, что я говорила на прошлой неделе, потому что я говорила в промежутке в своем видео. Я поговорю немножко о других вещах.

Я напомню, что есть древняя традиция сталинских спецслужб, вообще, спецслужб, которая гласит, что случайностей не бывает, бывают только шпионы и вредители. Это очень удобная позиция для спецслужб, вернее, это очень удобная позиция для двух типов сознания — для архаического, в котором случайностей не бывает, а бывают колдуны, и если, скажем, Ганс напился пьяный, пошел в хлев с факелом, упал там, поджег хлев, и хлев сгорел, то это дело рук колдуна, потому что железная логика: Да, он, конечно, пошел туда пьяный с факелом, но он туда ходил десять раз пьяный, а хлев сгорел только что. Значит, дело в колдуне.

И вторая логика, вторая такая же позиция имеется в тоталитарных странах, где не бывает ошибок, а бывают только вредители, которых надо разоблачать и получать за это звездочки. Чем более у вас сильные силовики, тем больше у вас в стране вредителей, террористов и врагов народа. И в этом смысле, когда говорят: «Ну, слушайте, в Магнитогорск нагнали тысячу силовиков, — или сколько там их нагнали, — ну, естественно, таких людей нагоняют только тогда, если там произошло что-то серьезное, если там произошел теракт». Ребята, ровно наоборот. Если вы наберете 10 тысяч силовиков, так там произойдет еще 50 терактов, и они все будут доблестно раскрыты.

Потому что вот силовики, они производят раскрытые теракты и предотвращенные, как пчела производит мед. В этом смысле российские спецслужбы у нас занимаются, ну, кроме отъема бизнеса, чем они занимаются? — разводками. Они занимаются решением несуществующих проблем, которые они сами же и создали.

Вот посмотрим, например, историю с Скрипалем. Ну, да, извините, человек негодяй и дурак, который в ГРУ заведовал кадрами, продавал информацию об этих самых кадрах. Потом, когда его поменяли, он сидел в своем Солсбери и смотрел «Первый канал», был типичный ватник и говорил «Крымнаш». Это, вообще, такой коллективный портрет этих людей, потому что они торгуют тем, что есть. Скрипаль бы, конечно, с удовольствием торговал нефтью или там ураном, но у него имелось только одно — списки служащих. И он торговал списками своих сослуживцев и при этом был типичным ватником. И глупые англичане у него покупали, потому что они не знали, что без всякого Скрипаля можно зайти в интернет и по базам данных вычислить 305 сотрудников секретного спецподразделения, которые зарегистрировали свои машины по адресу своего суперсекретного подразделения. Потому что такой уровень деградации англичанам, конечно, не приходил в голову. Перерыв на новости.

Ю.Латынина― Добрый вечер! И опять Юлия Латынина. Я говорили о Скрипале, о том, что никто не рассматривал операцию по отравлению Скрипаля как результат разводки слецслужбами своего начальства. Потому что, согласитесь, ну, хорошо, неаппетитный Скрипаль человек. Но его же поменяли. Это акт обмена. Вот вы пришли в магазин. Вы заплатили деньги — получили колбасу. Но вам ведь странно покажется, если продавец колбасы потом ночью к вам влезет в дом и будет эту колбасу отнимать со словами, что она все равно его и вы все равно ему должны. Но раз вы поменяли и произвели акт обмена как в супермаркете — всё, товар уплыл, он не ваш.

И почему, собственно, Скрипаля замочили? Пытались, вернее замочить — он живой, чего я ему желаю, потому что никакому человеку я не желаю никогда смерти — это нехорошее дело — даже самому некашерному. Да потому, что он продолжал активничать. Он, продолжая в Солсбери смотреть «Первый канал» — ему же как-то хотелось доказать свою полезность новым хозяевам, — писал своим коллегам: «А вы не сделаете что-нибудь такого?..» А те вместо того, чтобы его послать со словами «Да иди ты на фиг, ты шпион английский», пошли и доложили наверх, что вот, знаете, тут такой страшный Скрипаль, он продолжает активничать — давайте мы его…». То есть вот разведчики-разводчики — это люди, которые готовы подняться на чем угодно — Павлике Морозове. Скрипанул — торганул списками, а эти, значит, торганули Скрипалем.

Я говорила на прошлой неделе, не будут повторяться, про дикие дела — про Юрия Солошенко, про Клыха, про Карпюка — про всех этих людей, которых объявляют украинскими шпионами, про эти гигантские разводки, которые устраиваются начальством: Майдан не случился сам — он устроен по указу американцев; Каддафи убили не сами ливийцы, их убил американских спецназ; малазийский борт (не МН17, а другой, который пропал над Тихим океаном) тоже не случайно пропал — его увели американцы на базу. Вы не верите? Посмотрите интернет — там лежат суперсекретные бредни под названием супресекретный доклад. Дырку в станции провертели не случайно. Вот этот бесконечный схематоз…

Или вот другой потрясающий пример. Тоже с эфэсбэшниками. Банда эфэсбэшников в Тюмени. Просто куча эфэсбэшников убивает людей. И какая была главная специальность этой банды? Эпизод первый. Эфэсбэшник, его зовут Коротков, отправляет знакомому бизнесмену эсэмэску, в которой от имени бандита просит миллион долларов. Естественно, бизнесмен к этому же эфэсбэшнику обращается за помощью. После этого эфэсбэшники берут какого-то несчастного мигранта таджика, душат его, кладут ему телефон, с которого отправлена эсэмэска. И показывают бизнесмена со словами: «Вот, мы провели работу, ликвидировали угрозу».

Другая история. Обращается к этим эфэсбэшникам мужик, который хочет закрыть свое дело за взятку. Они деньги берут, а дело не закрывают. Мужик понимает, что его разводят, говорят: «Верните мои деньги». Его вывозят в лес. Открывают багажник машины, в багажнике лежит человек в дорогом костюме. Это переодетый таджик, которого наняли специально для этой роли. И они стреляют этому таджику опять же в голову и говорят: «Вот это тот человек, который взял твои деньги».

Вы спрашиваете, к чему я рассказываю эти странные истории? Потому что я хочу вам объяснить, что люди, которые приехали в Магнитогорск на раскрытие то ли теракта, то ли газа, они приехали вне зависимости от того, что там случилось, с одной мыслью: развести начальство, таким образом, как разводят они бизнесменов. Ну, наверное, не все из них, но, по крайней мере, кто-то.

Вот у них тоже идея: найти того таджика, которого они изобразят террористом (можно расстрелять при задержании). И, кстати, заметьте, что, в принципе, в Магнитогорске наверняка проживает куча людей, которые, с одной стороны, являются мигрантами, а, с другой стороны, при желании их можно представить исламистами, потому что исламистами и являются.

И, соответственно, происходит ровно вот это: 31 декабря взрывается дом, потом, в ночь на второе взрывается «Газель», владельцем которой является Махмуд, потому что, как я уже сказала, все Махмуд. И вот эта взорвавшаяся «Газель» начинает играть роль таджика, труп которого подкидывают для убеждения бизнесмена.

Обратите внимание на несколько вещей. Смотрите, как интересно. Цитирую интервью Дмитрия Колезова — это главред Znak.com. — о том, что в 23-40 на сайте появляется информация о том, что взорвалась маршрутка, а примерно в 0-50 со ссылкой на источник публикуется, что взрыв в доме мог быть терактом, а в маршрутке убиты террористы.

Совершенно правильно, еще раз повторю, публикуется заметка, потому что такие вещи надо публиковать. А дальше — я цитирую интервью Колезова: «Заметка публиковалась по данным источника, который непосредственно находился на месте взрыва маршрутки».

То есть обратите внимание, какая там секретность. Эти ребята еще не успели доехать до взорвавшийся маршрутки и ликующе сливают журналистам — это теракт.

Это еще не всё. «Новая газета». Спецкор Иван Жилин приезжает в Магнитогорск. Первое, что показывает ему таксист — ориентировку на теракт, которую распространяют силовики. В ориентировке фотографии, написано: «Намазчон Наримонов. Нелегально проживает… крайне вооружен… подозревается в серии». На ориентировке изображен Нариман Намазов, владелец сайта «2ch.hk».

Это еще не всё. Жилин приходит в МВД и опять же — цитирую его статью в «Новой газете» — к нему выходит некий полковник, замначальника Андрей Кияткин, и у них происходит следующий потрясающий диалог. Я не могу его не процитировать. Естественно, Жилин начинает спрашивать: «Скажите, теракт это или не теракт?» И наш полковник надувшись — вот я себе представляю, как он надулся, как, знаете, бывает рыбка, которая надувается: «Сморите, Иван, — говорит полковник, — в городе сейчас идет ряд операций, о которых мы не можем рассказывать, — это он говорит журналисту по секрету, — потому что если мы что-то скажем, противная сторона этим может воспользоваться». Ну, Журналист тут же переспрашивает: «Какая противная сторона?» «Гипотетическая», — говорит полковник. Говорит: «Сейчас мы придерживаемся версии с газом. Еще полиция здесь — не на первых ролях. Пока это всё, что вам нужно знать». Ну просто заговорщическим шепотом по всему свету! Ну, клоунада.

После этого цитирую опять редактора Znak.com: «Когда готовили текст, мы связывались с нашими источниками в центральном аппарате ФСБ на Лубянке и получили подтверждение, что наша информация не противоречит реальности». Правда, это неофициальная версия? Целый полковник сообщает журналисту о том, что в городе идет операция, о которой я не буду вам рассказывать. Лубянка подтверждает, что да, это был не газ… Я плакала. «Мы не можем вам рассказать». И демшиза такая: «Ой, точно, теракт. Скрывают гады!» Вот просто уровень конспирации у этих полковников, которые говорят журналистам, что они не могут им рассказать.

Как я уже сказала, зачем они нам это втирают. Еще раз повторяю, совершенно не исключено, что это, действительно, может оказаться терактом, хотя этом, на мой взгляд, маловероятно. Но ко всей этой истории про силовиков со взорвавшейся маршруткой, которые начали нам втирать, что они ее расстреляли, что они потом чего-то там вытащили, в супермаркете нашли какую-то взрывчатку, что они нашли какого-то бомжа, как они всё это описывают, который якобы открепил телефон от взрывчатки, которая должна была взорваться.

Это всё не имеет отношения к действительности. Это всё фуфло и это всё разводка, потому что это всё не подтверждается физически тем, что мы видим. Это не подтверждается тем, что не было никаких эвакуаций супермаркетов, это не подтверждается, потому что известно уже, кто снимал эту квартиру, которая взорвалась, вернее, единственную свободную квартиру. Ее снимал никакой не таджик, которого видели якобы на пленке эфэсбэшники, а ее снимал сын женщины, которая жила в этом же подъезде, то есть те же самые люди, которые пострадали. На этот день они снимали.

То есть вот рассказали нам сценарий для скрепоносного боевика, снятого на бюджетные деньги мощной духовной семьей Кеосаян с Симоньян. Для реальности весь этот Голливуд был слишком хорош. Версия такая же абсурдная, как история Рогозина про дырку, которую провертели американские космонавты или там как история про «Курск», который утопили американцы. Понятно, для чего она нужна. Потому что силовики хотят, чтобы было как 37-м году: страна в кольце врагов.

Вы помните февраль 2004-го года? Взрыв, 41 труп в Московском метро. 24 августа 2004-го взорвались два самолета одновременно — 90 трупов. Кстати, долго они не признавали, что это теракт. 31 августа еще одна бомба найдена. 10 трупов. На следующий день — Беслан. А теперь – внимание! — я цитирую Патрушева. 2004 год, итоги года: «Органами власти было предотвращено более 500 терактов» Более 500, Карл! Понимаете, ну там, чего-то… Беслан, самолеты — не удалось предотвратить, но целых 500 предотвратили.

Еще раз обращаю внимание: вот ту информацию о героической борьбе против террористов, которую мы видим, он исходит не от случайных свидетелей, она исходит не из независимых источников. Она исходит от силовиков, конкретно мы видим, что она исходит от ФСБ. Это ФСБ хочет, чтобы мы поверили, какие они герои.

И, конечно, мне очень смешно, что те люди — многие из них, но, конечно, не все из них просто чистая демшиза, — которые если бы это была официальная версия, сказали бы, что нам врут, это не сходится. Вот когда нам говорят, что это суперсекретно, когда это не скушала даже Генпрокуратура (или, может быть они там не договорились, как делить будущие зведочки», — говорят: «Нет, это теракт. Наши доблестные спецслужбы ликвидировали с помощью чудесной спецоперации террористов, спасли город, можно сказать, от ядерного взрыва. И только вот они от нас скрывают», — и несмотря на то, что они это скрывают, они по секрету рассказывают всему свету, через 50 минут после взрыва «Газели» сливают это Znak.com и подтверждают это Znak.com в центральном аппарате ФСБ, и целый полковник, заговорщически тараща глаза, рассказывает это журналисту «Новой газеты».

Конечно, вот легковерность публики, которая не верит официальной версии, но которой можно с легкостью втюхать этот полуголливудский сюжет со словами «Это секретная информация, это от вас скрывают», — это знаете, как в интернет заходишь, и там очень часто написаны такие завлекалочки: «Средство от глистов. Ученые от вас скрывают. Все в шоке. Ученые 100 лет скрывали правду». Вот не надо никогда жать на эти картиночки, потому что совершенно точно, штуковина, на которой написано «Ученые от вас скрывают», ничего там хорошего нету.

Еще раз повторяю, самое смешное, что сказанное мной совершенно не исключает — сейчас это небольшая вероятность, но есть, — что там, действительно, был теракт. Но вот если это был теракт, то это в любом случае не имеет никакого отношения к фантастической истории про расстрелянную «Газель» и так далее.

И еще одна новость. Растет и ширится влияние России на планете. И наши военнослужащие — я думаю, что все-таки военнослужащие, а не наемники — замечены не только в Сирии, но и в Судане, где в очередной раз происходят беспорядки. Мы там поддерживаем президента Судана Омара аль-Башира. Как раз, когда начались беспорядки, он навестил Сирию и, видимо, там договорился.

И я скажу, что я глубоко за. Я просто счастлива, что мы, наконец, утверждаем свои державные амбиции не вмешательством в выборы в США, не в Грузию, не в Украину, потому что это кончается плохо, а вот в этом замечательном месте под названием Африка.

Во-первых, там чего не поддерживай — или оппозицию, или правительство — там оппозиция в любой африканской стране отличается от правительства совершенными частностями. Ну, например, они едят людей живыми, а другие вареными, одни предпочитают ножки, а другие — мозги. И вообще, это такая большая бочка ассенизатора, потому что ты чего туда не добавляешь — конечный продукт совершенно одинаков.

И желание Владимира Владимировича справить туда пассионарную часть населения, которая не может найти работу, мужского тоже понятно. Потому что ну, хорошо, если эти люди пойдут грабить — а если они на улицы выйдут?

Судан меня интересует только потому, что он является местом действия одной поучительной истории, которую я очень люблю, а именно битвой при Омдурмане.

Напомню, что в 1884 году в Судане случился ИГИЛ*, натуральный ИГИЛ*. Там восстал такой местный спаситель Махди, который умудрился даже покрошить НРЗБ английский войск и убить генерала Гордона и хотел там строить очередное Царствие божие путем перерезания шей. И англичане думали до 98-го года, 14 лет они ждали, и, в конце концов, послали против нашего спасителя экспедиционный корпус генерала Китченера. Корпус Китчененра имел на вооружении совершенно волшебную по тогдашним временам вещь с точки зрения цивилизации пулемет Максима. Whatever happens, we have got The Maxim Gun, and they have not. Это такая песенка была тогдашняя: «У нас есть пулемет Максим, а у ни нет».

Очень было много разных духоподъемных историй со стороны угнетенных народов про этот Максим. Например, был у матабеле — это на юге Африки — такой живой бог, его тоже звали Млимо, очередной спаситель. Он хвастался, что умел превращать пули из Максима в воду. И вот в результате применения этого растленного оружия западной цивилизации против мощных духовных скреп Махди итог был такой: 48 трупов с британской стороны и 12 тысяч вот эти духовных и скрепоносных.

Присутствовал при этом военный корреспондент, который написал в результате книжку «Речная война». Звали этого корреспондента Уинстон Черчилль. И в ней он писал о тогдашнем ИГИЛе* такое: «Как ужасно проклятие, которое магометанство налагает на своих последователей. Индивидуально мусульмане имеют великолепные качества, но влияние религии парализует социальное развитие всех тех, кто ей следует». И так далее.

Вот тогда еще на Западе не знали, что пророк Мухаммед был защитник прав человека, как это недавно сказала одна из ожесточенных критиков президента Трампа и организатор женского марша, одна из — Линда Сарсур. Это было то печальное бремя белого человека, когда цивилизация распространялась по миру, когда Европа пришла туда, откуда она ушла за полторы тысячи лет за этого, когда ученные копали Месопотамию и Сирию и появлялись спокойно в тех местах, где сейчас появляться опасно, — а потом все это называли колонизацией.

Назвали это колонизацией, в общем, если говорить прямым языком, советские агенты — любимый тут мой персонаж тоже Вилли Мюнценберг, который еще в 27-м году, кажется, организовывал очередной антиколониальный конгресс угнетенных народов Востока на деньги Коминтерна. То есть не все, разумеется, эти люди прямо находились на содержании Коминтерна, как находился, например, Бертольд Брехт. У некоторых были просто любовницы, агенты НКВД, например, как у Герберта Уэллса и Эйнштейна. Некоторые были просто полезные идиоты.

Но, в общем, все эти замечательные люди сказали, что колонизация — это ужасно. Причем интересно, что колонизацией они называли только один специфический способ завоевания. Вот, например, когда Манчжурия завоевала в XVII веке Китай. Представьте, вас бы завоевали варвары в XVII веке Европу. То это не было колонизацией. Или, например, когда то, что потом стало Великими Моголами, захватило Индию и опять же стало уничтожать тамошнюю культуру и насаждать ту культуру, которую они принесли с собой — это тоже не была колонизация. А вот колонизация — это только когда страшные белые строят дороги и больницы. Вот это колонизация.

И поскольку в результате прихода либералов к власти в Европе деколонизация совершилась — не только в результате этого прихода, но в том числе, — то как-то ее плоды мы наблюдаем сейчас, в общем-то, на примере Судана видно, что эти плоды не очень хороши. Потому что как только началась деколонизация, то начался в Африке переход к первобытнообщинному строю, прямо к коммунизму, который совершался легко и приятно. Потому что ну, что такое первобытнообщинный строй? Никаких гарантий собственности, а главное то, что можно съесть того, кто ниже. А что такое коммунизм? Ну, совершенно одно и то же.

И вот в 60-х, 70-х была целая череда африканский диктаторов, которые кушали людей и строили коммунизм. Были они в Сомали, и в Алжире, и, собственно, были они и в Судане. Там было несколько коммунистических переворотов с последующим людоедством. И мечта Махди о Царствии божием осуществлялась в Судане на коммунистическом субстрате.

А дальше началась очень интересная история, потому что, как поняли еще до коммунистов некоторые другие люди, Царствие божие очень сложно строить на земле, потому что как ни построишь, получается какой-то концлагерь и вообще всё разваливается. И вот когда развалился Советский Союз, развалились и всякие африканские коммунистические государства. И либо те люди, которые их возглавляли, начали массово переходить в ислам, как Каддафи или Асады или их просто свергали. Или, например, в Сомали был Зияд Барре, который строил коммунизм, а уже в 90-е, как только иссякло советское финансирование, там был Союз исламских судов.

И то же самое случилось в Судане. Там в 89-м году полковник Омар аль-Башир устроил переворот и объявил своим союзником в деле построения нового Царствия божия на земле очень известного человека, которого даже вы знаете. Его звали Усама бен Ладен. Если точно, главным союзником Омара аль-Башира был Хасан ал-Тураби — это лидер Национального исламского фронта.

И Омар аль-Башир сделал две вещи. Во-первых, он ввел в стране закон шариата. Во-вторых, он начал геноцид в Южном Судане, потому что там проживали язычники — очень уважительная причина. Правда, «начал» — слово неправильное. Геноцид шел с 56-го года, с того момента, когда проклятые колонизаторы убрались из Судана.

И, как я уже сказала, в этот скромный свой шариатский ковчер Омар аль-Башир пригласил всех врагов растленного западного мира — не только Усаму бен Ладана, но и Шкала Карлоса. Таким образом, Махди явился на почву Судана вновь в лице Омара аль-Башира, а бедный генерал Китченер, наверное, перевернулся в гробу.

Но если вы думаете, что Омар аль-Башир пригласил Усаму просто ради духовных скреп, то вы заблуждаетесь, потому что он его пригласил, чтобы им торгануть. Вернее, сначала Омар Башир торганул идеологически чуждым элементом Шакалом Карлосом. В обмен на то, чтобы французы закрыли глаза на резню в Дарфуре и всякие прочие вещи, он выдал его Франции. И торговля таким ресурсом Омару Баширу понравилась, он решил торгануть еще и бен Ладеном. И в 96-м году послал своего министра в США торговаться. Но, к сожалению, в США президентом тогда был Билл Клинтон, достойный предшественник Барака Обамы.

И вот совершенно уникальный момент. Вот представьте себе: Афганистан, Иран, башни-близнецы, бен-Ладен — всего этого могло бы не быть, если бы Билл Клинтон тогда, в 96-м году купил, как ему предлагали, бен Ладена. Но Билл Клинтон отказался. Кстати, он отказался потом еще три раза, когда могла быть операция, можно было застрелить бен Ладена, но при этом пострадали бы окружающие люди, Билл Клинтон подумал, что будут говорить правозащитники — и не сделал этого. Всё это было до 11 сентября. Вот представьте себе, что бы сделал на месте Билла Клинтона генерал Китченер. В общем, продать Усаму не удалось.

Собственно, к чему я это всё рассказываю? Ну, первое — как раз к вопросу о Махди и генерале Китченере. Потому что я много раз говорила, что нет сильного ислама, есть слабый Запад. Вот в тех местах, где сейчас действует всякая Аль-Каида*, еще 70 лет назад бились танковые армии Роммеля и Монтгомери, и никто не слышал там про исламистов, потому что танк — это покруче пулемета Максим.

Второе: единственное, что может помочь Судану, а равно Африке и Ближнему Востоку — это новая колонизация, что, конечно, утопия, потому что колонизация опиралась, в частности, естественно, не только на идеологов, но и, скажем, была такая вещь, как избыток населения в Европе. Сейчас миграционное давление осуществляется ровно в обратном направлении. То есть, соответственно, этим странам ничто не поможет. И, к сожалению, России тоже не грозит стать там цивилизующей колонизаторской силой по той простой причине, что мы со своими духовными скрепами не являемся носителями более высока типа цивилизаций.

Ну, смешно думать, что мы будем строить в Судане университеты, если мы их здесь, в России не строим. Чего мы можем предложить Судану? СССР мог предложить прогресс, а мы что можем предложить — скрепы? Ну, спасибо, — скажет Судан, — у нас свои.

Так вот две маленькие детали, которые я еще хотела сказать про Судан. Одна из них — это то, что на фоне этой дикой нищеты Омар Башир хочет программу освоения космоса Африкой в связи с чем Дмитрий Рогозин, у которого не сложилось в NASA, он может поехать вместо этого к Омару Баширу и там вместе запускать ракеты. Вот, наверное, мудрые африканцы точно не провертят там дырку.

Так что я совершенно не против того, чтобы мы грудью защищали скрепоносного Омара Башира. Главное, чтобы он наших ребят как Шакала Карлоса пригласил не для того, чтобы поменять на что-то у американцев. В общем, короче — сплошной Махди. Всего лучшего, до встречи через неделю!

* организация запрещена в России





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.04.24 03.45.12ENDTIME
Сгенерирована 04.24 03:45:12 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3256651/article_t?IS_BOT=1