Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Mp3baza.net скачать музыку бесплатно


->

Переговоры начинаются на грани срыва. Отдаст ли Россия Японии острова?


Вчера в Москве главы МИД России и Японии Сергей Лавров и Таро Коно начали переговоры по заключению мирного договора между двумя странами. Это первый раунд в рамках нового механизма, о создании которого Владимир Путин и премьер Японии Синдзо Абэ договорились на полях саммита G20 в Аргентине (а до этого в начале ноября 2018 года в Сингапуре договорились «ускорить переговорный процесс по мирному договору с опорой на совместную декларацию 1956 года»). Глава японской дипломатии пробудет в Москве до среды. Столь продолжительные переговоры призваны подготовить встречу лидеров двух стран (двадцать пятую по счету) 22 января.

Новогодняя размолвка

Еще в конце прошлой недели визит Абэ был поставлен Москвой под сомнение в связи прозвучавшими в первые дни нового года публичными заявлениями японского лидера, которые российский телеграмм-канал «Давыдов-индекс» иронично назвал «разжиганием Токио темпов подготовки мирного договора». Сначала в интервью телеканалу Asahi Синдзо Абэ пообещал не выселять россиян в случае передачи Японии части Курильских островов и добиваться их «понимания и согласия с переходом принадлежности территорий Японии». Затем при посещении родового кладбища в префектуре Нагато и после молитвы на могиле своего отца Абэ поклялся, что выполнит волю покойного и приложит все силы, чтобы уже в этом году (Абэ сказал, что в этом году наступит «поворотный момент») заключить мирный договор с Россией. Наконец, японская газета Yomiuri Shimbun со ссылкой на правительственные источники сообщила, что Токио планирует предложить Москве заключить вместе с мирным договором соглашение о взаимном отказе от прав требовать компенсации по Курильским островам. Ранее Япония настаивала на выплате Россией компенсаций («за незаконную оккупацию») бывшим японским жителям Южных Курил. Взаимный отказ от компенсаций предполагал бы и отказ Токио выплачивать компенсации российским гражданам для переезда после передачи островов. Из Токио также шли утечки, что Абэ рассчитывает подписать мирный договор во время визита Владимира Путина в Японию (в рамках саммита G20 в Осаке) в июне этого года.

9 января в российский ⁠МИД ⁠был вызван посол Японии, которому был заявлен протест: звучащие ⁠из Токио заявления «грубо искажают» суть договоренностей ⁠Путина и Абэ об ускорении переговорного процесса и дезориентируют общественность относительно содержания ⁠переговоров. Российский МИД назвал эти заявления попыткой «искусственно нагнетать ⁠атмосферу вокруг проблемы мирного договора, ⁠навязать другой стороне собственный сценарий ее урегулирования». В выходные был произведен залп из главных пропагандистских калибров – Дмитрий Киселев посреди рассуждений о нежных чувствах россиян к театру Кабуки настоятельно посоветовал Токио избегать «бестактности» в переговорах с российским руководством, а Мария Захарова в программе Владимира Соловьева выразила недоумение стремлением Токио заручиться поддержкой в Вашингтоне переговоров по мирному договору с Россией.

Понять острую реакцию Москвы можно. В ходе российской «новогодней информационной паузы» публичное нагнетание японской стороной ожиданий по поводу совсем скорого заключения мирного договора с последующей передачей Японии малых островов – Шикотана и гряды Хабомаи – породило массу слухов в российском интернете о «тайном сговоре и продаже русской земли». В результате стали появляться какие-то протестные группы на местах и в Москве и даже законопроект ЛДПР, объявляющий любые варианты пограничного размежевания с Японией с передачей ей каких-либо территорий незаконными. Еще до праздников среди депутатов появились требования разъяснений единственного на тот момент заявления Сергея Лаврова, что Россия может передать Японии часть Курильских островов.

Дискуссия пошла в неприятную для Кремля сторону: как «собиратель русских земель» Путин вдруг отдаст коварным японцам «Кемску волость». Опубликованный еще до Нового года опрос«Левада-Центра», хоть и зафиксировавший полное отсутствие общественной поддержки такого шага (74% против передачи островов), был воспринят скорее как первый этап подготовки общественного мнения к неизбежной «сдаче земель».

На самом деле Кремль никакой подготовкой общественного мнения не занимался, а вот Токио как раз запустил информационное наступление, ориентированное на подготовку собственного населения к сделке, которая будет для Японии сопряжена с очень большими уступками, ранее даже не обсуждавшимися. Заявления Абэ накануне переговоров в Москве как бы сигнализировали о готовности к стратегическим уступкам, но с Москвой они не были скоординированы и не учитывали «новогоднюю информационную паузу». Проблема для Кремля в том, что если Путин действительно собирается заключить некую сделку, то ему совершенно не нужны ажиотажные ожидания, выглядящие еще и как кампания «извне продавить» его на какие-то шаги. Но все же разве не Путин предлагал в сентябре во Владивостоке заключить мирный договор уже до конца 2018 года?

Успехи Абэ

Надо отдать должное Синдзо Абэ. Он, похоже, находится в высокой степени готовности подписать мирный договор с Россией при удовлетворении минимальных требований Японии по территориальному вопросу – реализации Совместной декларации 1956 года с передачей только малых островов Шикотана и Хабомаи. Это даже не известная японская позиция «два плюс альфа», где «альфа» – продолжение переговоров о передаче Японии двух больших островов после получения малых. Это просто «два» (7% от всех территориальных претензий Токио), возможно, с «маленькой альфой» в виде безвизового режима посещения японскими гражданами Кунашира и Итурупа и какого-то режима совместной хозяйственной деятельности на них.

Абэ радикально переформатировал дискуссию в Японии по территориальному вопросу и практически закрыл тему передачи всех четырех островов, даже несмотря на утечки в японских СМИ о планах России активизировать военную деятельность на Курилах. Общественное мнение в стране стало разворачиваться в пользу сделки – 64,9% участников опроса, проведенного газетой Sankei Shimbun и телеканалом Fuji в конце 2018 года, поддержали ускорение переговоров с Россией на основе советско-японской декларации 1956 года с передачей малых островов. При этом 35,9% опрошенных полагают, что страна вполне может удовлетвориться этими двумя территориями. 61,6% полагают, что стоит все же добиваться возвращения всех четырех островов.

Абэ также готов пойти максимально далеко в удовлетворении ключевого требования Москвы – гарантий неразмещения на передаваемых островах американских военных баз, то есть на ограничение сферы действия американо-японского Договора безопасности 1960 года. После встречи с Путиным в Сингапуре Абэ заявил: Токио готов гарантировать, что Япония никогда не даст согласия на размещение американских военных баз на передаваемых Россией островах. Об отсутствии таких планов заявил и командующий ВС США в Японии генерал Джерри Мартинес. Правда, гарантии Абэ готов дать устные, а Москва устным обещаниям не верит. Для российского руководства это принципиальный вопрос – преемники Абэ могут изменить свое мнение.

Нет смысла обвинять Абэ в попытках заручиться поддержкой своих усилий со стороны Вашингтона. Ведь Россия требует ясности по вопросу, который как раз затрагивает договорные обязательства США перед Японией – о покрытии японской территории американскими гарантиями безопасности. Вполне естественно направление в Вашингтон внешнеполитического советника Абэ Кацуюки Каваи, который, судя по всему, встретил понимание Белым домом просьбы Токио поддержать будущую договоренность (при Трампе в отличие от Обамы Вашингтон не пытается сдерживать российско-японское сближение). Другое дело, что Москву несколько шокировала аргументация советника Абэ: что США должны поддержать мирный договор России и Японии как «инструмент сдерживания гегемонистских амбиций Китая в регионе и совместного отражения китайской угрозы», и что Владимир Путин и Синдзо Абэ «видят в Китае общую угрозу».

Понятно, что так может считать сам Абэ, и его стремление «предотвратить военный союз России и Китая» может перевешивать исторические претензии Японии на все острова. Но все же маловероятно не только то, что Путин в таких терминах говорил с Абэ о КНР, но и что Путин разделяет озабоченность Абэ. Участвовать в интригах третьих стран по сдерживанию Китая у Москвы нет ни малейшего интереса, и такого рода «разводки» непозволительны. Тем более что требования Москвы по ослаблению военных связей Японии с США, например, новое требование об отказе Токио от покупки у США наземного комплекса ПРО Aegis Ashore, вполне выгодны Пекину и усиливают возможности КНР по сдерживанию США в регионе.

Запросы Москвы и угроза срыва переговоров

Демонстрация Синдзо Абэ высокой решимости заключить мирный договор с Россией даже на не самых выгодных условиях делает его переговорную позицию очень уязвимой, стимулируя постоянное повышение запросов и ужесточение условий со стороны Москвы. Вначале это было тактикой затягивания переговоров. Москва предлагала вернуться к варианту «два на два» на основе Декларации 1956 года в надежде, что Токио откажется – в этом был смысл предложения Путина во Владивостоке. Но сегодня, когда Москва справилась с шоком (Абэ реально может пойти на сделку на выгодных нам условиях!), проснулось желание сделать эти условия еще более выгодными. Отсюда три жестких требования.

Первое – создание «качественно новой атмосферы в российско-японских отношениях», что нужно читать как требование одностороннего выхода Японии из режима западных санкций, согласованных в рамках «семерки». Хоть санкции со стороны Японии самые символические, ее компании соблюдают вторичные американские санкции, что, например, привело к остановке поставок ключевых химических компонентов для изготовления «черного углеродного крыла» для российского самолета МС-21, угрожая срывом проекта.

Второе – полный публичный отказ от всех претензий на другие острова Курильской гряды. Москва не собирается заключать мирный договор, который не снимает все территориальные претензии Японии и сохраняет перспективу продолжения переговоров о судьбе двух больших островов. На языке МИД РФ этозвучит как «безусловное признание Токио итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая суверенитет Российской Федерации над южными Курильскими островами». Без признания со стороны Японии суверенитета России над Курильскими островами трудно рассчитывать на прогресс в диалоге по мирному договору, заявил вчера Сергей Лавров.

Здесь два момента. Признание российского суверенитета над всеми Курилами сразу снимает тему продолжения переговоров по Итурупу и Кунаширу. А признание российского суверенитета над Шикотаном и Хабомаи как бы требуется для реализации Россией обязательства по пункту 9 Совместной декларации 1956 года о передаче этих островов Японии «в качестве жеста доброй воли» (передать можно только то, чем владеешь на законных основаниях). Но в совокупности требование признания российского суверенитета на все острова, которые Япония считает «северными территориями», лишает смысла ее территориальные претензии – нельзя требовать того, что принадлежит другому на законных основаниях.

Для Токио уже эта конструкция представляется почти невозможной. Москва же идет еще дальше – если Япония «признает итоги Второй мировой войны», то передача Шикотана и Хабомаи после подписания мирного договора «в качестве жеста доброй воли» может происходить и без передачи Японии суверенитета над ними. Что-то типа передачи «в пользование», например, как на Шпицбергене, где суверенитет у Норвегии, а добыча угля у России. Именно это имеет в виду Путин, когда говорит, что в Декларации «не написано, под какой суверенитет, не написано, на каких условиях» происходит передача островов. Если Москва будет настаивать на передаче островов без передачи суверенитета (а по внутриполитическим причинам эта конструкция весьма привлекательна, не нужно будет даже проводить референдум в Сахалинской области), Япония воспримет это как отказ от переговоров. Такую уступку Абэ не сможет объяснить даже «противодействием китайской угрозе».

Перспективу срыва переговоров несет и возникшее совсем недавно требование учитывать при выработке мирного договора советские документы с требованиями вывода с территории Японии всех иностранных войск (американских) как условия передачи двух островов (меморандум Громыко 1960 года). Очевидно, что это запросная позиция, не имеющая перспективы, но не совсем понятно, предназначена ли она для размена или для торпедирования переговоров.

Москве предстоит в ближайшее время решить, нужен ли ей мирный договор с Японией на основе формулы 1956 года. Окно возможностей закрывается в этом году. В 2021-м у Абэ закончится последний срок на посту председателя партии, но уже в 2020-м начнется острая внутрипартийная борьба за лидерство и подготовка к парламентским выборам. Безусловно, перспектива эффектно прорвать западные антироссийские санкции и взломать военный союз Японии и США куда интереснее мирного договора, от которого в Москве никто не ждет потока японских инвестиций в Россию. Но есть риск заиграться и упустить синицу в руках, погнавшись за журавлем в небе. При срыве сделки отношения с Японией будут отброшены к временам холодной войны, любой будущий лидер в Токио будет антироссийским, а военный альянс Японии и США укрепится на фоне противостояния «российско-китайскому ревизионизму». Следует также помнить, что «китайский союзник» до сих пор признает Южные Курилы японскими.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.



IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.09.16 14.31.39ENDTIME
Сгенерирована 09.16 14:31:39 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3258599/article_t?IS_BOT=1