Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Среда 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Ближайшие мероприятие дискуссионного клуба WorldCrisis: Михаил Делягин "Спецслужбы в современном мире": завтра  20:00 .     Вход свободный!


->

Эффект санкций: пропагандистские мифы и макроэкономическая реальность



С марта 2014 г. Евросоюз, США, а затем и другие страны западного блока последовательно вводят и ужесточают санкции против отдельных лиц, а также компаний и банков России. Почему же влияние санкций на экономику России ничтожно и как пустить в Россию экономический рост

imageОценки влияния этих санкций на экономику страны разнятся: некоторые, но их меньшинство, считают, что санкции Запада благотворно сказались на отечественной экономике, сельском хозяйстве прежде всего.

Другие, в том числе президент и члены правительства России, признают, что западные санкции мешают экономическому развитию страны, и тем отчасти оправдываются перед населением за затянувшуюся экономическую стагнацию. Третьи – и внутри России, и вне ее – радуются, что санкции работают и уже нанесли российской экономике серьезный ущерб. Президент Обама в свое время даже объявил, что «экономика России разорвана в клочья».

Макроэкономический же анализ показывает, что реальное влияние западных санкций на экономику России ничтожно, а ключи от экономического роста находятся в руках ЦБ.


От чего зависит ВВП?

В пользу ничтожности влияния западных санкций на российскую экономику говорит и тот факт, что ее нынешние проблемы начались задолго до событий на Украине, а именно, в конце 2010 г. Кроме того, в конце 2014 и начале 2015 гг. экономические трудности испытали и другие, отнюдь не находящиеся под санкциями страны, такие, например, как Казахстан или Китай. Для количественной же оценки влияния санкций можно использовать одну очень важную зависимость. С 2000 г. 99,5% всех изменений динамики российского ВВП можно объяснить изменениями денежного агрегата М2 в реальном выражении, то есть взятого с поправкой на инфляцию (далее – реальная денежная масса, или РДМ). Тесная взаимосвязь РДМ и ВВП показана на графике 1 (за период 1991-2018 гг. коэффициент корреляции этих показателей ненамного ниже и равен 0,97).

image

Динамика РДМ очень хорошо объясняет и замедление темпов экономического роста с 2010 по 2014 гг., и падение ВВП в 2015 г. (график 2).

image

После сжатия РДМ 2008-2009 гг. темпы ее роста достигли к середине 2010 г. 28,5%. Но затем, вплоть до 2014 г., они последовательно снижались. А в 2014 г. рост РДМ, пусть и слабый, сменился сжатием.

Динамика ВВП с некоторым лагом в точности повторяет эту картину. Максимальные посткризисные темпы ВВП были достигнуты в 2010 г. (+4,6%), затем темпы непрерывно снижались вплоть до 2014 г., когда рост составил всего +0,7%. А в 2015 г. вновь разразился кризис, ВВП упал на 2,5%. Простой взгляд на эти два ряда – РДМ и ВВП – убеждает, что санкции здесь ни при чем.

  1. Замедление темпов роста (и ВВП, и РДМ) началось в конце 2010 г., когда на Украине у власти находился Виктор Янукович и никаких санкций не было и в помине. 
  2. Санкции начали вводиться в 2014 г., в марте, но кризис в России разразился лишь в 2015 г.
  3. Санкционное давление далее лишь усиливалось, но в России с 2016 г. возобновился рост ВВП (+0,3%), который продолжился в 2017 г. (+1,6%) и в 2018 г. (ожидается около +1,6%).

Собственно, на этом можно было бы и закончить: 99,5% изменений ВВП России можно объяснить динамикой реальной денежной массой, и лишь 0,5% приходится на все остальные факторы, включая санкции.


Денежная масса и инфляция

Но, может быть, санкции каким-то образом влияли на темпы реальной денежной массы хотя бы в кризисном 2015 г.? Чтобы в этом разобраться, необходимо изучить два показателя, которые, по сути, формируют реальную денежную массу. Это инфляция и номинальная денежная масса.

image

Чтобы понять этот график, представим себе, будто экономический рост всегда готов прийти в Россию. Но ворота для него могут быть:

  1. открыты, и тогда в России наблюдается рост ВВП;
  2. слегка прикрыты, и тогда в России наблюдается стагнация – ни роста, ни падения;
  3. закрыты наглухо, и тогда в России наблюдается кризис.

Наглядно это показано на схеме 1.

image

Эта схема помогает понять, как показатели роста цен и номинальной денежной массы, показанные на графике 3, открывают и закрывают росту российской экономики эти условные ворота. И тогда становятся понятными все эпизоды российской экономической истории последних лет (график 4).

image


Рассмотрим их подробнее

  • 1998 год. Инфляция резко подскочила (из-за девальвации рубля), до 80% и выше. Денежная масса при этом подросла примерно на 20%. Ворота экономическому росту наглухо закрылись. Результатом стал кризис.
  • 2000 год. Несмотря на высокую инфляцию (порядка 20%), денежная масса росла на 60% и выше. Ворота распахнулись, и бурный экономический рост не заставил себя ждать: ВВП в том году вырос на 10% (выше, чем в Китае).
  • 2002 год. Темпы роста денежной массы заметно снизились. Ворота экономическому росту начали закрываться, и рост ВВП России в том году замедлился до 4,7%, а инвестиции в основной капитал практически прекратили расти.
  • 2003 год. Рост денежной массы вновь ускорился, ворота приоткрылись пошире, темпы роста ВВП подросли.
  • 2007 год. Еще один пример ускорения роста ВВП после небольшого замедления 2005 г.
  • 2008-2009 годы. При росте цен на 13-15% ЦБ допустил фатальное сжатие номинальной денежной массы (до -11%). Это наглухо закрыло ворота экономическому росту.
  • 2010 год. Рост денежной массы и небольшое снижение инфляции обеспечили условия для роста ВВП на 4,6%. Увы, далее, в 2011.
  • 2014 гг., ворота экономическому росту постепенно закрывались, а ВВП соответственно замедлялся.
  • 2015 год. Цены вновь стали расти быстрее денежной массы, что с неизбежностью вызвало кризис.
  • 2016 год. Ворота для роста вновь начали приоткрываться, и ВВП вырос, пусть и на символические 0,3%.
  • 2017-2018 годы. Ворота для роста - в основном благодаря снижению инфляции – еще немножко приоткрылись. И рост ВВП тоже немного ускорился, до 1,6%.

К каким практическим рекомендациям приводит нас эта схематизация превратностей нашей денежно-кредитной политики?

  1. Инфляция нужна низкая. Поэтому усилия ЦБ по удержанию инфляции на стабильно низком уровне следует только приветствовать. Чем ниже инфляция, тем шире открыта одна из створок у описанных выше ворот экономического роста.
  2. Одной только низкой инфляции для ускорения роста ВВП недостаточно. Снижение инфляции помогает растворить ворота экономическому росту, но только на одну створку, то есть имеет предел. На графике 4 этот предел находится на уровне 100% (означает, что стоимость определенной корзины товаров равна 100% стоимости этой же корзины год назад, то есть не изменилась за год; инфляция в этом случае нулевая). Инфляция ниже нуля (то есть дефляция, снижение цен) не только труднодостижима, но и нежелательна (см. "дефляционная спираль"). 
  3. Нужен высокий темп роста денежной массы. Без ускорения темпов роста номинальной денежной массы (вторая створка наших условных ворот) невозможно ускорить рост ВВП. На графике 4 зеленым пунктиром показано, какими темпами при инфляции в 4% должна бы расти номинальная денежная масса, что обеспечить рост ВВП на уровне 5% в год.


Влияние санкций на показатели 2015 года

Вернемся теперь к вопросу о влиянии западных санкций. Можно ли всплеск инфляции в 2015 г. объяснить санкциями? И было ли замедление темпов роста номинальной денежной массы следствием санкционного давления?

Ответ на оба вопроса отрицательный. Всплеск инфляции в 2015 г. вызван резкой девальвацией рубля в декабре 2014 г. Девальвация же рубля в свою очередь стала следствием ошибочной реакции ЦБ России на изменение внешних макрофинансовых условий, а именно на сворачивание с января 2014 г. Федрезервом США программы количественного смягчения и ее полное прекращение в октябре 2014 г.

То, что девальвация и всплеск инфляции не были следствием санкций, подтверждается тем, что подобные же проблемы в то же самое время испытали и другие страны. Китай начиная с июня 2014 г. на поддержание курса юаня потратил около $1 трлн (!).

image

Казахстан тоже проводил валютные интервенции с ноября 2014 г. и, тем не менее, допустил девальвацию тенге в августе 2015 г.

В чем ошибался наш ЦБ? Главная его ошибка состояла в том, что вместо резкого подъема ставок Центральный банк в ответ на негативное изменение внешних условий прибегнул к массированным валютным интервенциям, изымая из экономики остро необходимую ей ликвидность.

Лишь в декабре 2014 г. ЦБ поднял ставку на адекватный уровень. Что это было слишком поздно, ясно из статистики валютных интервенций, которые ЦБ начал еще в 2013 г.

image

Другой ошибкой ЦБ стала плавная девальвация рубля, которая лишь увеличивала число желающих сыграть против российской валюты, вовлекая в этот увлекательный процесс не только профессиональных спекулянтов, но и широкие массы населения. Более адекватным вариантом было бы, конечно, разовое, ступенчатое ослабление рубля.

То, что низкая ставка и валютные интервенции были ошибками, подтверждается и тем, что, как только ЦБ их исправил (в декабре 2014 г. ЦБ поднял ключевую ставку на 6,5 процентного пунктов до 17% годовых, а с февраля 2015 г., наконец-то, прекратил валютные интервенции), ситуация в экономике сразу же начала стабилизироваться.


Выводы

  1. С макроэкономической точки зрения влияние санкций на экономику России ничтожно.
  2. Влияние санкций проявляется на микроуровне и сказывается на благополучии лишь отдельных юридических и физических лиц.
  3. Преувеличение значимости санкций отвлекает власти и экспертное сообщество России от поиска реальных путей ускорения экономического роста.
  4. Для ускорения экономического роста нужны решения в области денежно-кредитной политики.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.07.16 12.15.31ENDTIME
Сгенерирована 07.16 12:15:31 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3272132/article_t?IS_BOT=1