Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

01 Мар, Воскресенье 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Приглашаем на Семинар ХОЧЕТ, ГОТОВ, МОЖЕТ, или расширение границ во время турбулентности. (Санкт-Петербург, 29 марта 2020)


->

Голдстоун и Соловей


При разборе книги Валерия Соловья «Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху», я обнаружил, что практически вся теоретическая часть этой книги взята у некоего Джека Голдстоуна «Революции. Очень краткое введение». А так как было установлено, что в книге Соловья есть полезные для понимания происходящего вещи, то стоит обратиться к книге Голдстоуна и разобрать её. Лучше читать оригиналы, чем копии

В своей статье «Noblesse oblige — 21: от элит глобальных к элитам профессиональным» Михаил Хазин приводит следующую иерархию научных элит.

«Как и везде, есть мировая элита, разного рода Фридманы-Хайеки (нынешних я не очень знаю). Мы их можем увидеть (в отличие от «настоящей» элиты), поскольку они или уже получили премию им. Нобеля, или входят в «короткий» список на получение этой премии. Это люди, которые имеют право на формирование правил игры. Вот эта тема — интересная, а вон та — маргинальная.

Чуть ниже по иерархии стоят экономические эксперты, которые имеют право обсуждать новые правила, но в «короткие» списки не входят... Это, так сказать, второй эшелон.

Третий эшелон это как раз завкафедрами, редактора не самых престижных журналов, профессора и прочие разные персонажи, которым не положено обсуждать новые «правила игры» в мировой экономике, но которым разрешено трактовать те, которые уже приняты.

Ну а шлейф, разные мелкие преподаватели, аспиранты, и прочие персонажи, это, по советской модели — пропагандисты провинциальных райкомов партии. Им разрешено только с выражением читать вслух опубликованные в официальных органах (книгах «правильных» университетов, редакторских статьях «правильных» газет и так далее) мнения «великих»

Не мне оспаривать эту иерархию. Но вот перед нами два автора — Валерий Соловей и Джек Голдстоун. Вот они пишут на одну и ту же тему. Наконец, Соловей берёт все теоретические конструкции у Голдстоуна. Но как по-разному расставлены логические акценты у двух авторов! Именно вот эта расстановка и позволяет понять, на сколько прав Михаил Леонидович!

Вкратце напомню схему цветных революций у Соловья. В действии участвует свергаемый режим, оппозиционные элиты, недовольные режимом массы граждан. При этом внешние силы — Запад если и участвуют в действии, то только опосредованно. Простые граждане видят, как хорошо живётся на Западе, и хотят жить так же. Это подогревает протестные настроения и выводит массы недовольных граждан на улицы. В какой-то момент оппозиционные элиты присоединяются к протесту и совместно с массами свергают режим. Основное значение имеет протест недовольных граждан.

А вот тому, что говорит Джек Голдстоун, и посвящена эта статья. Но для начала пару слов о том, кто такой автор. Из Википедии нам известно следующее.

«Голдстоун занимал должность консультанта и проводил брифинги для Конгресса США, Государственного департамента, нескольких европейских министерств и Организации Объединённых Наций по вопросам конфликтов, поддержки демократии, государственного строительства и социальных преобразований. Занимал должность консультанта Правительства США, выступая в качестве эксперта при оценке программ поддержки демократии Агентства США по международному развитию Совета национальных исследований.

Голдстоун выигрывал гранты на научно-исследовательскую работу Американского совета научных обществ, Фонда Макартуров, Института исследования глобальных конфликтов и сотрудничества Университета Калифорнии, Американского института мира, Канадского института перспективных исследований и Национального научного фонда.

В настоящее время занимает должность директора Центра глобального управления в Школе государственного управления им. Джорджа Мейсона. В 2013 году возглавил Международную лабораторию политической демографии и макросоциологической динамики РАНХиГС.

Является автором и редактором 9 книг и почти 100 исследовательских статей. Редактор журнала «Foreign Policy Bulletin»

Консультант Конгресса США, Государственного департамента (МИД) США, европейских правительств, ООН. Автор и редактор 9 научных книг. Неоднократный получатель различных грантов. Редактор научных журналов. Одним словом, серьёзный и уважаемый представитель научной элиты США, которого стоит послушать.


Новое

Повторяю, все теоретические положения своей конструкции Соловей взял из книги Голдстоуна «Революции. Очень краткое введение». Однако у Голдстоуна осталось кое-что ещё, что не взял Соловей.

Что было взято? Было взято определение революции.

«Революция — это насильственное свержение власти, осуществляемое посредством массовой мобилизации (военной, гражданской элитой или той и другой вместе взятых) во имя социальной справедливости и создания новых политических институтов»

Пять условий (элементов), выводящих положение в стране из устойчивого равновесия в неустойчивое.

«Когда совпадают пять условий (экономические или фискальные проблемы; отчуждение и сопротивление элит, широко распространенное возмущение несправедливостью, убедительный и разделяемый всеми нарратив сопротивления и благоприятная международная обстановка), обычные социальные механизмы, — которые восстанавливают порядок во время кризисов, перестают работать, и общество переходит в состояние неустойчивого равновесия. Теперь любое неблагоприятное событие может вызвать волну народных мятежей и привести к сопротивлению элит, и тогда произойдет революция»

Структурные причины революций.

  • Одной из самых распространенных структурных причин революций считаются демографические сдвиги.
  • Второй распространенной структурной, причиной служат изменения в системе международных отношений. Войны и глобальная экономическая конкуренция могут, ослабить режим и привести к власти новые группы.
  • Третья структурная причина — неравномерное или зависимое экономическое развитие.
  • Четвертой, связанной с предыдущей, структурной причиной считаются новые способы вытеснения или дискриминации, применяемые в отношении отдельных групп.
  • Пятой структурной причиной является эволюция персоналистских режимов.

Всё это я уже рассматривал во второй части разбора книги Соловья и повторяться не буду.

Однако Голдстоун приводит ещё кое-что. Так, если в вопросе о лидерах Соловей ограничивается только констатацией факта — лидеры должны быть активными и не идти на компромиссы с властями, то Голдстоун идёт гораздо дальше. Он говорит о двух типах лидеров, которые необходимы революции.

«Революционные лидеры должны обладать специфическими качествами. Лидеры, обладающие видением будущего общественного устройства, как правило, плодовитые авторы и часто — великие ораторы, бичующие пороки прежнего режима и приводящие убедительные аргументы в пользу перемен. Они рисуют картину несправедливостей старого общественного строя и абсолютной необходимости и неизбежности преобразований, которая — способна мотивировать и объединять различные группы, вокруг революции. Во время революции лидеры-мечтатели, которых также можно назвать визионерами, продолжают вдохновлять и направлять революционные силы.

Лидеры другого типа — великие организаторы и вожди; именно, они создают революционные армии и бюрократии и обеспечивают их снабжение и содержание. Лидеры-организаторы находят способ реализации идей лидеров-мечтателей, обеспечивая победу революции над врагами и осуществляя ее экономические и политические цели. Обычно это люди прагматического склада и часто выдающиеся полководцы.

Чтобы революция победила, ей необходимы лидеры обоих типов. Без лидеров-визионеров, вдохновляющих и объединяющих оппозицию, старый режим обычно изолирует и уничтожает своих разобщенных оппонентов. Без лидеров-организаторов враги, внутренние и внешние, легко побеждают революционные силы, а новый революционный режим загнивает и распадается из-за неэффективной политики и недостатка ресурсов»

Прошу заметить, это куда как более глубокое понимание роли лидеров в процессе революций, чем та революционно-романтическая чушь, которую Соловей транслирует своим читателям. Но, главное, и этим работа Голдстоуна качественно отличается от работы Соловья, — это смещение акцентов.

Если Соловей не считает структурные причины очень значимыми (они, конечно, влияют на ситуацию, но не так сильно), делая упор на людях.

«Поэтому искать причины революций надо не во внешних факторах – так называемых объективных причинах, – а в людях, которые эти революции устраивают. Ведь причины, как, впрочем, и любые внешние обстоятельства, существуют не сами по себе, а лишь преломляясь в сознании людей. Именно и только люди принимают сознательные решения о тех иных действиях и предпринимают какие-то шаги, движимые политическим расчетом, моральными императивами и сильными эмоциональными импульсами»

То Голдстоун заявляет прямо.

«Таким образом, именно структурные причины, которые порождают подспудную нестабильность, исследователи считают основополагающими причинами революций»

Поиск объективных причин — это то, что отличает исследователя от пропагандиста. Соловей — пропагандист, Голдстоун — исследователь.

У Голдстоуна ещё более смещены акценты в вопросе лидерства в революциях. Если у Соловья лидерство принадлежит массам, то Голдстоун выдвигает совершенно других лидеров.

Все дело в том, что нищие крестьяне и рабочие не способны свергнуть власть, когда им противостоят профессиональные; вооруженные силы, исполненные решимости защищать режим. Революция может начаться только тогда, когда значительные слой элит, и особенно среди военных, переходят на сторону восставших или не вмешиваются в происходящее. Так что в большинстве революций именно элиты мобилизуют население и помогают ему свергнуть режим

Оппозиционные элиты — вот кто на самом деле является лидером революции! Но прежде чем продолжить разговор об элитах, мы неожиданно сталкиваемся с одной трудностью.


Определение термина «элита»

Иногда (даже на этом форуме) встречается мнение, что не стоит так сильно упирать на жёсткие определения терминов. Дескать, можно погрязнуть в бесконечных спорах из-за определений, упустив суть и смысл сказанного.

Я категорически против такого подхода. Чтобы успешно общаться друг с другом собеседники должны точно понимать слова. Которые они говорят друг другу. У слова может быть множество значений. И если собеседники используют одно и то же слово в разных значениях, то понимания точно не возникнет. Целая группа софизмов построена именно по этому принципу. Пример.

«Все металлы — простые вещества, сталь — металл: сталь — простое вещество»

Ошибка здесь в том, что слово «металл» используется в разных значениях. В первом случае — «металл» используется в химическом значении, как это понимают химики; во втором — в металлургическом, как это понимают металлурги. Отсюда разница в понимании и возможность софизмов. Недаром Сергей Поварин в своей книге «Искусство спора» призывает чётко определять все термины, использующиеся в тезисах и аргументах.

Что же касается бесконечных споров, то моя практика показывает: когда оппоненты настроены на совершенное неприятие чужих тезисов, тогда и происходят бесконечные споры из-за определений. Пример с определением «технологического разделения труда» в текстах Михаила Хазина и Олега Григорьева является показательным. Хотя чёткое определение и было дано Олегом Григорьевым, противники его теории на WC упорно отказывались воспринимать это определение, продолжая утверждать, что неокономика — бессодержательная дисциплина, больше похожая на сказку, чем на науку. Практика показывает, что имея такой настрой, оппоненты всегда найдут к чему придраться и всё выльется действительно в бесконечные споры. Однако это не отменяет важность определений, в силу того что было сказано выше.

Таким образом, когда Голдстоун говорит «элита», нам критически важно понять, что же он имеет в виду. Иначе в своих суждениях мы можем столкнуться с тем, что мы имеем в виду одно, а Голдстоун — совсем другое. Однако Джек Голдстоун не даёт чёткого определения этого термина. Зато в некоторых местах текста он делает ряд суждений касательно элиты. Давайте познакомимся с этими суждениями.

«Элиты поддерживают правителей в обмен на престиж и политические и моральные вознаграждения»

«В стабильном обществе группы населения занимаются хозяйственной деятельностью, доходов от которой достаточно для того, чтобы кормить семьи и платить ренту и налоги, идущие на содержание элит и правительства. Элиты — из властных и иных структур — выступают в качестве ключевых посредников между властью и населением, организуя политическую, экономическую, религиозную и образовательную деятельность, поощряя существующие верования и способы поведения и рекрутируя и обучая новых членов элиты. Правитель одаривает элиты наградами, признанием и поддержкой, а в ответ элиты поддерживают правителя»

«Элиты всегда конкурируют в борьбе за влияние. Соперничают между собой семейные кланы, партии, фракции. Однако правитель обычно использует эту конкуренцию для того, чтобы обеспечивать поддержку элит, натравливая, одни группы на другие и вознаграждая лояльность. Стабильные элиты также стремятся рекрутировать и держать при себе талантливых новичков. Отчуждение возникает, когда та или иная группа элиты чувствует, что ее систематически и несправедливо оттесняют и лишают доступа к правителю. «Старые» элиты думают, что их обходят новички, а новые и честолюбивые элиты — что им перекрывают дорогу старожилы. Элиты могут прийти к мнению, что какая-то определенная группа — узкий круг ближайших друзей или членов этнической или региональной группы, в которую входит правитель — несправедливо получает основную долю политической власти или экономических дивидендов»

Что мы можем сказать об элитах, исходя из этих суждений? Элиты запускают в обществе проекты в сфере экономики, образования, общественной деятельности. За это элиты получают вознаграждение. Элиты постоянно конкурируют друг с другом, в том числе и за то, чтобы быть ближе к правителю. В обмен на поддержку правителя элиты получают различные блага.

Сравните это описание элит с описанием, данным в «Лестнице в небо». Один в один, не находите? Конечно же, Голдстоун не может использовать в своих рассуждениях терминологию «Лестницы». Хотя бы потому что на момент написания книги Голдстоуна, «Лестница в небо» ещё не появилась. Однако приведённые цитаты говорят, что понимание термина «элита» как у Голдстоуна, так и у Хазина со Щегловым, одинаковое. А это означает, что мы говорим об одном и том же, и что в наших рассуждениях можно использовать как наработки Голстоуна, так и наработки Хазина и Щеглова.

Я потратил много слов, но это необходимая страховка, от попадания в глупое положение из-за непонимания слов. Увы, по-другому никак нельзя.


Роль элит

Собственно говоря, роль элит в ходе революций уже была раскрыта в предыдущих цитатах. Для усиления понимания этой роли приведу ещё несколько цитат.

«Власть и элиты обычно навязывают населению взгляды, которые оправдывают их господство, и жестоко наказывают тех, кто ставит его под сомнение. Поэтому революционные идеологии зачастую чахнут, лишенные последователей, и приводят к революционным действиям лишь тогда, когда уже произошел сдвиг в позиции элит, порождающий пространство и возможности для мобилизации людей вокруг новых убеждений»

Пока элиты едины и лояльны режиму, а большинство групп относительно довольно жизнью и предпочитает заниматься собственными делами, режимы могут оставаться стабильными в течение столетий вопреки любым трудностям и кризисам

Если значительная часть элит и различные группы населения вступают в коалицию в борьбе против власти и требуют серьезных перемен, можно считать, что революция началась

«По мере того как все большие слои элит и групп населения чувствуют притеснение и отчуждение, режим в их глазах становится нелегитимным и несправедливым. Когда экономический кризис ослабляет или провоцирует мятеж, такой правитель вскоре обнаруживает себя изолированным и покинутым собственными элитами»

И так далее и тому подобное. Если Соловей говорит об элитах, как о второстепенной составляющей революции, то у Голдстоуна элиты не только выступают полноправными участниками событий наравне с толпой, но и возглавляют толпу, ведут её вперёд, а после победы — захватывают власть в стране. Это, конечно, противоречит наиболее распространённым взглядам в нашей стране, но Голдстоун опирается в своих рассуждениях на огромный массив исследований различных авторов по данной теме.

А теперь небольшой вопрос. У кого-нибудь есть желание аргументировано поспорить не со мной, не с Соловьём (он тоже признаёт, что без поддержки элит, победа революции невозможна), не с Голдстоуном, а с целым научным сообществом? Спорить надо аргументировано. То есть, не просто сказать «я против», а привести соответствующие доводы, основанные на фактах. Желающие, АУ!


Роль Запада и сборка схемы

Примерно две трети книги «Революции. Очень краткое введение» посвящены историческим примерам. Но именно в этих примерах мы сталкиваемся с ролью Запада в событиях, со значением этой роли именно в «цветных революциях». Уже во второй главе говорится следующее.

«Наконец, революции необходима благоприятная международная обстановка. Успех революции часто зависел или от иностранной помощи, поступавшей оппозиции в трудный момент, или от отказа в помощи правителю со стороны иностранной державы. И наоборот; многие революции терпели неудачу или были подавлены интервенцией, направленной на помощь контрреволюции»

Революциям нужна помощь извне. Но что это за помощь? И какова роль помощи в «цветных революциях»? Цветным революциям посвящена девятая глава. И в самом её начале Голдстоун в полной мере раскрывает роль Запада. Ясно и недвусмысленно.

«Однако насилие — не единственный способ свержения режимов. К их падению приводили и ненасильственные акции. Среди них — марши и всеобщие стачки, захват публичных мест, отказ подчиняться распоряжениям власти. Крайне важную роль играют также переубеждение солдат и разоблачение коррупции и должностных преступлений. Такие действия могут принести успех, если они лишают, правительство ресурсов, если военнослужащие дезертируют, если создается широкая коалиция из оппонентов власти, а иностранные державы прекращают помощь режиму или начинают оказывать на него давление»

Ненасильственное сопротивление наиболее эффективно там, где правители зависят от поддержки со стороны демократической иностранной державы, которая не собирается терпеть беспощадного подавления мирной оппозиции или платить высокую цену за поддержку режима

Вот именно так, и никак иначе, делаются цветные революции! Вы можете сколько угодно скакать на Майдане, жечь покрышки, одеваться в жёлтые жилеты (или жилет любого другого цвета), кричать: «Мы здесь власть!». Но без «поддержки со стороны демократической иностранной державы» все эти «важные» действия ни к чему не приведут!

И только сейчас становится видна вся правота Михаила Леонидовича. Я не считаю, что Валерий Соловей не умеет читать. Я убеждён, что когда он читал книгу Голдстоуна, то, конечно же, обратил внимание на этот фрагмент книги. Но Соловей является пропагандистом. Он не может сказать того, что НЕ вписывается в пропагандистскую картинку, рассчитанную на его публику. И он вынужден создавать алиби Западу, несмотря на то, что тот источник, на который он ссылается и из которого он берёт всю свою теорию, утверждает прямо противоположное! Такова его работа.

Ну а нам остаётся только собрать в единое целое всё, что мы уже узнали из книги Голдстоуна.

В цветных революциях участвуют: свергаемый режим; оппозиционные элиты, ведущие за собой массы; внешние силы — Запад. При этом элиты и Запад совместно давят на режим, лишая его возможности применять силу против цветной революции (в случае применения силы последует жёсткая реакция Запада). Раз режим не может применить силу, то всей элите, а не только её оппозиционной части, становится понятно, что режим не обладает властью. Это привлекает на сторону оппозиционеров всё большее число сторонников из числа элиты. И рано или поздно сторонники режима остаются в одиночестве. Game over.

Кто-то скажет: «Это же твоя схема из статьи Майдан». Да, это она и есть. То, что я в 2017 году самостоятельно вывел, читая «Лестницу в небо», Джек Голдстоун вывел ранее, опираясь на массив исследований. Это только говорит об истинности схемы и, кстати, о высоком научном качестве «Лестницы в небо».

Кто-то скажет: «Ты сознательно надёргал цитат из книги, подтверждающих твою схему». Что ж, книга «Революции. Очень краткое введение» находится в открытом доступе. Читайте, делайте свои выводы. Если у вас получится сделать какие-то другие выводы и вы сможете это аргументировано доказать, я буду только рад. Удачи.

А пока что, исходя из этой схемы, можно дать пару советов будущим кандидатам в тираны. Чтобы избежать цветной революции надо усилить работу внутри элиты, с целью сделать элиту монолитной. Без оппозиции режиму внутри элиты победа цветных революций невозможна. И конечно же, надо повышать суверенитет свое страны. Если ваша страна не может предъявить серьёзных доводов на международной арене, то иностранные демократические державы, желающие объявить вас врагом демократии, всегда найдутся. Надо помнить, что если на Венесуэлу надавить ещё возможно, то провести такой фокус с Китаем, мягко говоря, проблематично. И чем больше ваша страна ближе к Китаю, чем к Венесуэле, тем меньше желающих на вас надавить. Такова жизнь.


Несколько слов напоследок

Трудно понять, насколько ценно что-либо, прежде чем ты это потеряешь. Постоянно сталкиваясь с бесправием на работе и абсолютной властью дураков-начальников, мы понимаем, как раньше была ценна возможность возразить начальнику. Сталкиваясь с угрозой потерять работу, мы понимаем, как хорошо было раньше, когда работа есть всегда. Когда мы сталкиваемся с высокими ценами на авиабилеты, то пониманием, что у нас украли свободу передвижения, которая была раньше.

И эта статья из той же серии о том, что мы потеряли. Мне больно видеть, как большинство отечественных мыслителей не может сказать и слова поперёк западной науки. Они вынуждены безропотно повторять мантры, навязанные нам извне. Они превращаются из мыслителей в пропагандистов. Возможно, многим это даже нравится.

Вот и Валерий соловей предпочёл не делать истинных выводов, а просто плыть по течению. Спокойно и приятно. Нам же, чтобы разобраться в интересующей нас схеме, остаётся только читать западных исследователей. Таких, как Джек Голдстоун.

Соловей и Майдан

Соловей и Майдан (ч.2)

Соловей и Майдан (ч.3)

Соловей и Майдан (резюме)





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.
Михаил Делягин

"Конец Эпохи. Том 2
Специальная теория глобализации"

pdf,fb2,epub - 800 страниц
Купить за 499р.



IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2020.02.26 21.51.10ENDTIME
Сгенерирована 02.26 21:51:10 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3278031/article_t?IS_BOT=1