Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

19 Фев, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


-> Публикации пользователей   История  

«Стоунхенджи» – древние «гаджеты»

А.Дмитриев
3307 дней
 762.77
А.Дмитриев [asm]  
09 Фев 12:09  
Темы: марксизм , научный коммунизм , первобытный коммунизм , политэкономия , учёт времени

Некоторые экономисты-«рыночники» совершенно не понимают, откуда, из каких «начал» произошла теория трудовой стоимости (не могу согласиться с названием «трудовая теория стоимости», поскольку любая теория – всегда «трудовая», требует известного труда). А отсюда они не понимают, что эта теория, доведённая в известной степени до «капиталистического» конца после Адама Смита и Рикардо Марксом, является на сегодня единственной адекватной экономической теорией. Требующей развития, конечно, после сотни с лишком лет практически полного застоя, но – тем не менее...


При ответе оппоненту по поводу определения трудовой стоимости Марксом в рабочем времени мысль была  сформулирована следующим образом:

«В одном племени как изолированном хозяйстве научились, скажем, плести лапти. В другом же племени научились делать, скажем, из кости иголки. Разумеется само собой, что при плетении лаптей и производстве иголок оба племени затрачивали какое-то рабочее время, труд; эти продукты ведь не с неба сваливались. Допустим, на пару лаптей тратили 3 часа, а на 10 иголок - 6 часов (надеюсь, понимаете, что цифры совершенно абстрактные). Вот вам и трудовые стоимости всех продуктов труда, в обмене превращаемых племенами в товары. При этом, заметьте тщательно, первоначально денег ещё нет (но вы навязываете мне своей "логикой" деньги!), а обмен между хозяйствами племён осуществляется по бартеру, как чисто натуральный обмен по трудовой стоимости (вы, вероятно, знаете только современный бартер - осуществляемый по цене; но цена изначально является превращённой формой трудовой стоимости): пара лаптей стоит 5 штук иголок; 10 штук иголок стоит две пары лаптей.[1] Цена уже появляется здесь, но - ещё в неявном виде, потому что здесь "ценой" является как пара лаптей, так и эквивалентные этой паре 5 иголок одновременно. 
И только в дальнейшем, при развитии обмена (каковое развитие и рассматривает Маркс) множественными товарами между множеством племён-хозяйств из всего различного множества товаров выделяется один, особенный, который согласны принимать на обмен все, потому что его можно поэтому "ликвидно" отдать любому товаропроизводителю-хозяйству. Конечно, этот товар становится деньгами. В которых также "кристаллизована" (любимое слово Маркса) известная всем субъектам обменных операций трудовая (и именно поэтому известная всем!) стоимость. Вместе с деньгами появляется и цена, выражаемая теперь явно только в одном особенном товаре. 
Дальнейшая история - а точнее, развитие коммерческой тайны в связи с конкуренцией - всё более и более маскирует трудовые стоимости товаров, опираясь на их цены, денежные стоимости. И цены в деньгах уже отклоняются от трудовых стоимостей товаров. Но кризисы - о чём я написал вам ранее - периодически приводят цены и трудовые стоимости в соответствие».

На этом наш обмен мнениями с оппонентом закончился, но сам я вскоре задумался: а каким же таким образом древние производители измеряли время, если у них не было наших индивидуальных «гаджетов»-часов??!!

И тогда я вспомнил о Стоунхендже.

Однако это мегалитическое сооружение ассоциируют сегодня главным образом с наблюдениями за движениями солнца и, возможно, луны. Мол, уже тогда люди, когда им нечего было делать, интересовались космосом!.. Всё преподносится таким образом, следовательно, будто древние люди интересовались небесными явлениями «просто так, на досуге». Или – под влиянием «НЛОшников»… Редко у кого из исследователей встречается мысль, что наблюдения за дневным и ночными светилами были абсолютно необходимы из чисто утилитарных соображений ведения хозяйства и лишь потом они стали чисто культовыми («культурными», осуществляющими «скрепы с богом и космосом») сооружениями.

Все эти сооружения – как дошедшие до нас, так и не дошедшие, разрушившиеся из-за исчезновения надобности в них – представляли собой прежде всего древние службы времени, «часы». А современные мусульманские минареты, с которых в определённый час кричат муэдзины, христианские колокольни, которые звонят в определённый час – всё это, по сути, такие же рудименты ушедшей в историю необходимости, как, скажем, аппендикс у человека.

С другой стороны, все эти «стоунхенджи» говорят нам о том, что они начали возводиться в период разложения первобытного коммунизма (и, несомненно, тогда, когда в этом коммунизме люди уже умели считать вообще), когда всё чаще и чаще племена стали осуществлять между собой именно товарный обмен. Ведь если ещё не существует именно товарного обмена между племенами, если племена полностью автаркичны (замкнуты на себя), если в них то, что производится (добывается), там же и потребляется (а если и обменивается, то – как золото на стеклянные бусы, чисто по потребительной стоимости, не по меновой), в таких условиях нет никакой необходимости определять затраченное время: какая мне разница, сколько его потрачено на кусок мяса до того, как он попал мне (через производство и распределение) в производительное или личностное (индивидуальное) потребление? Никакой.[2] Хотя, конечно, и в древнем коммунизме существовали «рационализаторы и изобретатели», думавшие именно о сокращении затрат рабочего времени на производство (добычу) и, к тому же, об определении моментов, когда необходимо (вовремя) пахать и сеять, когда следует ожидать засуху и когда наводнение  – особенно не в жаркой Африке, а в Европе с её более резкой сменой времён года.

Вот и строили древние люди «гаджеты»-часы в виде «мегалитических» сооружений из подручного материала – стволов деревьев и, «чтобы на века», из «сильно затратных» каменных монолитов. А чтобы этими «гаджетами» пользовалось много людей в округе – людей, которые во множестве же и принимали участие в сооружении этих «гаджетов»

практически добровольно, как сегодня люди вполне добровольно, но теперь «без труда», покупают себе по необходимости часы, – на верхушках этих сооружений так или иначе организовывались крикуны-«муэдзины» или колокольные «звонари», вещавшие определённым образом об окончании очередного промежутка времени. И таким образом выходит, что церкви, мечети и прочие сооружения, предназначенные для того, как считается сегодня, «чтобы чаще господь замечал», представляют собой на самом деле «перелопаченные» исторически – поскольку были изобретены намного более простые часы! – службы времени общего, первобытно-коммунистичекого пользования.

Или у кого-то есть какие-то другие соображения по поводу инструментов измерения времени нашими далёкими предками?


[1] По-видимому, именно такой обмен хотел организовать Ленин во время так называемого военного коммунизма, когда говорил о «продуктообмене (не товарообмене)» (см. ПСС, изд.5-е, т.52, сс.22 - 23 ; см. также т.43, с.276), хотя этот «продуктообмен» также является товарообменом, но, с точки зрения экономистов-«товарников», «более примитивным» товарообменом. Однако если быть более точным, то о «продуктообмене» следует говорить, как об исторически первичном и лишь потому «примитивном» товарообмене, возникшем при совершенно добровольном разрушении первобытного коммунизма самими же «коммунарами».

[2] Отчасти поэтому, видимо, Энгельс в «Анти-Дюринге» пишет: «Когда общество вступает во владение средствами производства и применяет их для производства в непосредственно обобществлённой форме (заметим: эта форма – вовсе не государственное управление наёмным трудом, как думают сталинисты; это – коммунистическое первой фазы самоуправление! – АСМ), труд каждого отдельного лица, как бы различен ни был его специфически полезный характер, становится с самого начала и непосредственно общественным трудом. […] И так как количество труда, заключающееся в продуктах, в данном случае известны людям прямо и абсолютно, то обществу не может прийти в голову также и впредь выражать их посредством всего лишь относительной, шаткой и недостаточной меры, хотя и бывшей раньше неизбежной за неимением лучшего средства, – т.е. выражать их в третьем продукте (в деньгах. – АСМ), а не в их естественной, адекватной, абсолютной мере, какой является время» (Соч, изд. 2-е, т.20, с.321). Следующий шаг в развитии коммунизма – лишь технологический, а не для обмена труда на труд при распределении учёт рабочего времени.

Просмотров за 24 часа 0 всего 194
В обсуждении 10 комментариев
Оценок:  4   cредняя: + 1.00


Обсуждение: 10 комментариев, последний - 14.02.2019 10:11,

Просмотр и участие в обсуждениях доступно только зарегистрированным пользователям.

Регистрация на сайте так же позволит вам выставлять оценки материалам и комментариям, получать рассылки самых интересных материалов сайта, и массу других полезных возможностей!

Если вы были зарегистрированы ранее, войдите на сайт
Логин или email:    Чужой компьютер
Пароль:    Забыли пароль?


   
Если нет - зарегистрируйтесь сейчас
Логин*:
Допустимы только маленькие латинские буквы
Вас зовут*:  
(введенное имя будет использоваться для именования вас на форуме, в ваших материалах и др.)
Пароль*:    Повторите пароль:   
e-mail*:
Этот e-mail будет использован для доставки вам сообщений от сервера. Адрес скрыт от просмотра всеми, кроме вас, и не передается третьим лицам. Не рекомендуется использовать почтовые адреса сервисов hotmail.com & live.com! Эти сервисы не принимают почту от нашего сервера.
Проверочный код:

Чужой компьютер
    

Или войдите на сайт через какую-нибудь социальную сеть

вход через соцсети




>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=3281954ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.02.17 09.24.46ENDTIME
Сгенерирована 02.17 09:24:46 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3281954/article_t?