Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Повседневная жизнь в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть III

АНДРЕЙ ЛАНЬКОВ

Повседневная жизнь в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть III

 · Андрей Ланьков · 16.02.2019 16:26

The Insider продолжает цикл очерков Андрея Ланькова, профессора университета Кунмин в Сеуле, недавно вернувшегося из КНДР. В первой части речь шла о становлении Ким Чен Ына как нового диктатора,вторая — о строительном буме, который охватил Северную Корею. В третьей серии цикла рассказывается о повседневной жизни в КНДР — как выглядит северокорейский универсам, можно ли купить в Пхеньяне одежду люксовых брендов (и кто может себе это позволить), а также о предметах и науках, которые должен освоить житель Северной Кореи, чтобы поступить в университет.

Конечно, не всё население страны имеет возможность в полной мере наслаждаться теми потребительскими удовольствиями, которые стали доступны в последние годы, и которых даже северокорейская элита была лишена на протяжении многих десятилетий. Тем не менее численность среднего класса, особенно в Пхеньяне, достаточно велика, и именно эти люди сейчас от души отрываются за периоды бедности — как своей, так и своих отцов и даже дедов. Вдобавок уровень жизни растёт, и даже для низов многие потребительские блага становятся куда доступнее, чем раньше.

Российские туристы, посещающие КНДР, любят фотографировать полки магазинов с нищенским ассортиментом. Сплошь и рядом в России эти фотографии потом выкладывают в интернет, сопровождая их подписями о том, что, дескать, именно так выглядит «сохранившийся до наших дней совок» — каковым «совком», по мнению авторов этих фотографий, и является современная Северная Корея.

Повседневная жизнь в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть III

Авторы этих фотографий, скорее всего, субъективно честны: они снимают места, в которых они с наибольшей вероятностью могут оказаться — магазины северокорейского «интуриста». По непонятным причинам точки, где ведется торговля за валюту, по-прежнему не отличаются богатым ассортиментом. Там чаще всего присутствуют только те товары, которые — по крайней мере, по мнению менеджеров — соответствуют запросам иностранных туристов и могут играть роль сувениров. Понятно, что фотографии подобных магазинов производят удручающее впечатление и  подтверждают клише, согласно которому Северная Корея — этакое живое ископаемое, чудом сохранившееся сталинистское государство. Для того, чтобы увидеть, как выглядит настоящий северокорейский магазин, надо прежде всего выйти из интуристовского гетто, если вам позволят сопровождающие, конечно, и зайти в любой из многочисленных супермаркетов, где и можно увидеть, как в действительности обстоят дела с выбором товаров.

Такие супермаркеты не предназначены для иностранцев — в них ходят зажиточные северокорейцы. Ходят туда «новые северокорейские» бизнесмены, чиновники, а также высокооплачиваемые специалисты, которые сейчас тоже стали появляться в северокорейских городах. По своему ассортименту эти магазины мало чем отличаются от какого-нибудь универсама на окраине китайского города, да и универсама где-нибудь в российском центре. Поскольку речь идёт о магазине северокорейском, есть там, разумеется, своя культурно-этнографическая специфика — в нем не будет большого выбора сыров (скорее всего, сыра не будет вообще), но зато вы найдете там более чем впечатляющий выбор кимчхи и соевого творога тубу-доуфу.


В супермаркете КНДР, скорее всего, сыра не будет вообще, зато большой выбор кимчхи и соевого творога тубу-доуфу


Как выглядит современный северокорейский магазин, можно представить по торговому центру Кванбок, который находится на ближней окраине Пхеньяна (в этом магазине, собственно, автор этих строк недавно побывал). Центр Кванбок занимает трёхэтажное здание. На первом этаже находится супермаркет, отделы косметики и бытовой техники. Второй этаж занимают отделы одежды и обуви, а также аптечный киоск и игровая площадка для детей, а на третьем расположилось несколько ресторанов и кафе. Эта планировка универмага стандартна для всего Дальнего Востока, она когда-то возникла в Японии, а потом распространилась по региону.

Повседневная жизнь в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть III

Центр Кванбок

Оплата осуществляется только в северокорейских вонах, но на первом этаже есть обменный пункт, в котором по текущему рыночному курсу (8000 северокорейских вон за доллар) можно обменять и доллары, и юани. Обмен свободный — вообще, при всей своей суровости, даже в самые мрачные времена власти КНДР не слишком свирепствовали по части контроля за валютными операциями, на что, впрочем, были свои веские причины.

Бросается в глаза, что на полках преобладают изделия местного северокорейского производства, причём это особенно заметно в продовольственных отделах. Вытеснение ранее доминировавших на полках китайских продуктов началось лет 5 назад. Визуально кажется, что товары местного производства составляют в магазинах три четверти всего ассортимента, выбор впечатляющий — одних рыбных и мясных консервов на полках насчитывается с полсотни видов.

Повседневная жизнь в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть III

Людей в супермаркете много, хотя иностранцев, кроме автора этих строк и тех, кто с ним там находился, там не было. Народ активно покупает самый разный товар и с тяжело нагруженными тележками движется к кассам. О дешевизне северокорейской рабочей силы напоминает огромное количество персонала, тётушек в характерной розовой форме, которые находятся в торговом зале. Однако тётушки эти не просто проводят там время и создают психологический комфорт — видно, что магазин борется с серьезной проблемой — кражами, так что сотрудницам надо приглядывать за посетителями. На выходе, уже после линии касс, стоит дополнительный контроль: тётушки в розовом просят предъявить чеки — для меня, иностранца, исключения не сделали.

На первом этаже продаётся косметика, как импортная, китайская, так и своя. Там же находится отдел велосипедов, главного северокорейского транспортного средства, в котором, помимо собственно классических велосипедов, продаются и электро-мопеды со сменяемыми аккумуляторами. В последние годы такие мопеды постепенно вытесняют старые модели — сейчас в Пхеньяне на 4 велосипеда приходится один электромопед. На втором этаже есть аптечный киоск, здесь преобладают российские лекарственные препараты, но основную часть второго этажа занимают отделы одежды и обуви. На последнем, третьем этаже находится зал ресторанов: продвинутая столовая самообслуживания с памятными нам ещё по советским временам пластиковыми подносами, кондитерская с пирожными, чайная. Пробовать пирожные там я не стал, будучи заранее уверенным, что вкусовые качества их оставляют желать лучшего. Опыт показал, что за 15–20 лет, начиная более-менее с нуля, любая восточноазиатская страна может научиться делать приличные микросхемы, но вот для того, чтобы научиться выпекать достойные пирожные, нужно куда больше времени. Японцы и южнокорейцы этому уже научились, китайцы — прилежно учатся, а вот в Северной Корее где-то до 2040 года пирожные лучше и не пробовать (если вы, конечно, в них разбираетесь). А вот чай в чайной на третьем этаже оказался неожиданно приличным — настоящий, вкусный, ароматный китайский чёрный чай, а не заваренный веник. В рядовом американском и даже европейском «молле» чай будет по вкусу куда хуже.


За 15–20 лет любая восточноазиатская страна может научиться делать микросхемы, но чтобы научиться выпекать достойные пирожные, нужно куда больше времени


Впрочем, Кванбок — это магазин для продвинутого среднего класса, для «верхних 25% населения» Пхеньяна, то есть для людей зажиточных, но не богатых. Если у человека есть желание и возможность потратить серьёзные деньги на товары премиум-класса, то следует направиться в один из так называемых «сингапурских магазинов» — в «Пуксэ» или в «Рюгён». Свое народное название эти магазины получили из-за того, что их снабжением занимается сингапурская фирма — точнее, две фирмы, принадлежащие одному и тому же лицу. Впрочем, будет точнее сказать, что сингапурцы снабжением элитных магазинов «занималась», так как в начале 2018 года иностранные журналисты узнали об идущих через Сингапур в Северную Корею поставках предметов роскоши, изделий знаменитых люксовых брендов, которые формально экспортировать в эту страну нельзя из-за санкций ООН. Последовал скандал, глава фирм-поставщиков оказался в Сингапуре под следствием, и сейчас дальнейшая судьба «сингапурских магазинов» не ясна. Не исключено, что им придётся закрыться, но, скорее всего, они просто найдут себе других поставщиков.

Повседневная жизнь в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть III

Магазин одежды, Пхеньян

В любом случае, в «сингапурских магазинах» есть и сумки от Hermes и Chanel, и парфюмы знаменитых французских компаний, и вообще товары люксовых брендов, до которых восточноазиатские богачи всегда были большими охотниками. Отовариваются там богачи — точнее, их жёны и любовницы, те, для кого не составляет особой проблемы потратить на дамскую сумочку от Chanel несколько сотен долларов.

Если «сингапурские магазины», доступ в которые, кстати, иностранцам закрыт, это магазины для элиты, для «верхнего 1%», а Кванбок — магазин для продвинутого среднего класса, то как обстоят дела с магазинами для народа? Надо признать: и с народными магазинами дела обстоят куда лучше, чем когда-либо на памяти ныне живущих жителей КНДР. Даже в маленьких провинциальных магазинах, куда тоже удалось заглянуть, есть и овощи, и фрукты (включая импортные — бананы и ананасы везут из Китая, и они в итоге добираются даже до райцентров), и рыбные консервы, не говоря уж о всяческой конфетно-чипсовой продукции. Разрыв в уровне жизни между верхами и низами растёт, как и следует ожидать при переходе к рыночной экономике, но при этом, хотя богатые и богатеют, бедные отнюдь не беднеют. Как в своё время выразился Кеннеди, «прилив поднимает все лодки».

Повседневная жизнь в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть III

Образовательный бум в КНДР

Корейцы — как, впрочем, и другие народы Восточной Азии — всегда отличились фанатическим пристрастием к образованию. Даже по сравнению с соседями, китайцами и японцами, корейцы бьют образовательные рекорды — не случайно в нынешнем Китае именно этнические корейцы — наиболее образованное национальное меньшинство в стране, они существенно превосходят по этому показателю, в том числе и самих ханьцев. Культ образования и готовность идти на немалые жертвы ради того, чтобы устроить своих отпрысков в хороший вуз — характерная черта современной Южной Кореи, о которой знают все, кому приходилось иметь дело с этой страной.

Северная Корея, которая тоже является страной Восточной Азии, исключением из этого правила не является. Точнее, она перестала быть исключением в последние годы правления Ким Ир Сена, то есть в начале 80-х годов. До этого нацеленность северокорейцев на образование была не столь очевидна, и связано это было с сугубо прагматическими соображениями: существовавшая при Ким Ир Сене система поступления в вузы была, по сути, сословной, давала привилегии отпрыскам номенклатуры и затрудняла поступление в университеты тех, кто не происходил из «политически правильной» семьи. Однако сословные ограничения стали постепенно ослабевать, а с приходом к власти Ким Чен Ына в стране начался настоящий образовательный бум.

Движущая сила этого бума — стремление родителей устроить своих детей в хороший вуз. Надо признать, конечно, что это желание относится далеко не ко всем корейцам — как оно часто бывает, мы склонны принимать образ жизни элиты, «верхних 10%», за образ жизни всего общества. Высшее образование в КНДР остаётся привилегией: по-прежнему в высшие учебные заведения поступает около 15% всех выпускников средних школ, так что для большинства выпускников задача поступления в вуз в принципе не стоит.


Высшее образование в КНДР остаётся привилегией: по-прежнему в вузы поступает около 15% всех выпускников средних школ


Однако в Пхеньяне и ряде других крупных городов ситуация иная. В первую очередь этот относится к тем пхеньянцам, кто, как говорили у нас в 90-е, «вписался в рынок», пусть даже и на относительно скромных ролях. Именно эти люди — северокорейская буржуазия и квалифицированные специалисты, равно как и значительная часть наёмных работников финансово успешных предприятий (а также, конечно же, старая номенклатура) — и стали вдохновителями образовательного бума.

Поступить в северокорейский вуз трудно. При этом вездесущая коррупция затронула систему поступления в вузы куда меньше, чем следовало ожидать. При Ким Чен Ыне взятка серьезно увеличивает шансы на поступление в вуз, а на некоторые факультеты (например, на единственный в стране юрфак в университете Ким Ир Сена) без взятки можно поступить только после службы в армии или по большому блату. Однако в целом, как признают даже самые ярые недоброжелатели существующего в Северной Корее политического строя, у талантливого парня или девушки есть реальный шанс поступить в вуз, даже если у их родителей нет нескольких тысяч долларов, которые решают вопрос поступления для людей менее одаренных. В этой связи вспоминается мой разговор с одним удачливым северокорейским бизнесменом, который сказал, что он вкладывает большие деньги в подготовку своих детей к поступлению в вузы. Я поинтересовался у него, зачем он выбрал такой извилистый путь, а не ограничился взяткой. Предприниматель ответил, что, мол, «совсем глупых и неподготовленных у нас не возьмут в вуз ни за какие деньги, а человека с хорошей подготовкой и знаниями возьмут и без взятки». Что же, эти его слова хорошо согласуются с тем, что приходилось слышать из других источников.

Повседневная жизнь в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова, часть III

Особенность современной Северной Кореи — это существование особых спецшкол, выпускники которых составляют большинство студентов самых престижных, так называемых «центральных» вузов. Во-первых, есть «первые школы», которых в Пхеньяне всего четыре. Кроме того, местная «первая школа» есть и в каждом провинциальном центре. Набор туда осуществляется на основе конкурсных экзаменов. «Первые школы» — это элитарные учебные заведения, выпускники которых имеют очень высокие шансы на поступление в хороший университет. Кроме этого есть и специализированные спецшколы, например, с углублённым изучением иностранных языков, которые тоже дают преимущества при поступлении. Поэтому для северокорейских родителей самое простое решение — максимально вложиться в подготовку к переводным экзаменам для поступления в спецшколу, после окончания которой дорога к высшему образованию открыта. Впрочем, есть некоторые шансы на поступление и у тех, кто не попал в систему первых школ, но этим временным неудачникам, чтобы не стать неудачниками постоянными, нужно учиться с утроенной энергией.

Таким образом, примерно с начала нулевых в Северной Корее появилась, а с приходом к власти Ким Чен Ына — расцвела пышным цветом индустрия репетиторства. Особое внимание уделяется математике и английскому — ключевым предметам на вступительных экзаменах, но неплохо живут и репетиторы, преподающие и остальные 7 предметов, входящие в список обязательных на вступительных экзаменах: революционная история Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, история, география, английский, математика, физика, химия. Курс занятий у хорошего репетитора стоит от $10 до $30 в месяц. У хорошего репетитора может быть много учеников, так что доходы у наиболее известных мастеров частного преподавания весьма внушительны по северокорейским меркам и сильно превосходят доходы среднего пхеньянца. Впрочем, ничего удивительного в этом нет — и в Китае, и в Южной Корее звёзды репетиторского дела имеют огромные доходы.

Впрочем, далеко не все репетиторы занимаются «практически полезными» предметами, которые нужно сдавать при поступлении в первые школы или вуз. Как только Северная Корея или, говоря точнее, часть северокорейского городского населения отошла от шока «лихих девяностых» и стала набирать жирок, родители с увлечением стали заниматься и «общим развитием» своих детей. Неплохо чувствуют себя сейчас и репетиторы по неприкладным предметам, которые преподаются исключительно в общеобразовательных целях. Очень востребованы иностранные языки (английский и, с большим отрывом, китайский), музыка (в первую очередь фортепиано) и настольный теннис, который в Северной Корее считается одним из массовых видов спорта. Впрочем, список популярных предметов этим не ограничивается. Занимаются северокорейцы в частном порядке и рисованием, и каллиграфией, и компьютером, и прочими дисциплинами. Говоря о собственном опыте, могу упомянуть одну богатую семью из крупного провинциального города, в которой родители, заработав денег на своих торговых делах, решили заняться эстетическим развитием дочерей. Для девочек были организованы частные уроки танца, фортепиано, гитары и, конечно же, английского и китайского языков — впрочем, знание этих языков, особенно китайского, полезно для представителей следующего поколения северокорейского частного бизнеса, равно как и для их жён.

Таким образом, скромные учителя музыки и странноватые математические гении, которые на протяжении последних десятилетий чувствовали себя в северокорейском обществе не слишком комфортно, в последние годы наслаждаются жизнью, а северокорейская молодёжь, которая и до этого была на удивление образованной по меркам стран со столь низким уровнем доходов, кажется, становится ещё образованней. С чем её можно только поздравить.

Продолжение следует...

Также читайте исторический цикл Андрея Ланькова о Северной Корее: 

Ч. I «Все началось с великого голода»;

Ч. II «Все способы спастись от голода были капиталистическими»;

Ч. III Тончжу — как в Северной Корее появились богачи;

Ч. IV После голода. Почему Северная Корея не пошла по пути Китая?;

Ч. V «Вредительская» реформа и казнь «американского шпиона» Пак Нам-ки;

Ч. VI «Великие дни разграбления и контрабанды»;

Ч. VII Бизнес госпожи Лю, или Китайская грамота капитализма

 Ч. VIII  Как военный флот Северной Кореи стал рыбу ловить. 





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.17 06.21.48ENDTIME
Сгенерирована 06.17 06:21:48 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3291357/article_t?IS_BOT=1