Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать
Санкт-Петербург(Курортный район), 30 апреля - 05 мая

Все мероприятия >>

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Как изменит США чрезвычайное положение, введенное Трампом


Дональд Трамп объявил в США чрезвычайное положение из-за ситуации на границе с Мексикой. Он не смог договориться с Конгрессом о выделении нескольких миллиардов долларов на строительство там стены и решил продавить свою волю таким нестандартным способом.

Из-за особенностей перевода на русский американского national emergency эта новость звучит чрезвычайно громко – по ней трудно заподозрить, что объявленное Трампом чрезвычайное положение стало 32-м действующим в США на сегодняшний день. И тем не менее оно особенное: никогда раньше американские президенты не позволяли себе так откровенно злоупотреблять своим правом объявлять ЧП, чтобы проигнорировать разделение властей и реализовать свое решение, несмотря на сопротивление Конгресса. Такая победа Трампа может обернуться долгосрочным поражением для института президентства и необратимой трансформацией всей Республиканской партии.

Встретятся в суде

«В случае объявления войны или введения президентом чрезвычайного положения в соответствии с законом и если такое положение требует использования вооруженных сил, то министр обороны <...> может принять решение о проведении военных строительных работ <...> необходимых для поддержки задействованных вооруженных сил». Именно ради этого положения американского федерального законодательства Трамп решил прибегнуть к режиму ЧП. Оно позволит ему направить неизрасходованные резервы Министерства обороны на строительство стены с Мексикой и увеличит суммарный бюджет проекта почти до $8 млрд, что куда больше тех $5,7 млрд, которые Трамп безуспешно просил у Конгресса.

Формально Трамп в своем праве – в США президент может объявлять чрезвычайное положение по собственному усмотрению в соответствии с принятым еще в 1976 году законом. В США чрезвычайное положение не является чем-то неслыханным, оно лишь означает, что президент наделяет себя дополнительными полномочиями, чтобы оперативнее отреагировать на какую-то кризисную ситуацию.

Сейчас в Штатах одновременно объявлено 32 чрезвычайных положения, которые продлеваются каждый год. Самое старое из действующих было введено еще президентом Картером в 1979 году после захвата американского посольства в Иране и касается замораживания иранских активов. Так что нынешнее трамповское чрезвычайное положение важно не своей чрезвычайностью, а той областью, которую оно регулирует.

Предыдущие президенты объявляли ЧП из-за действительно экстраординарных событий – чтобы быстро отреагировать на эпидемию, банковскую панику, ввести международные санкции. Ни разу чрезвычайные полномочия не использовали для прямого наступления на законные интересы Конгресса, чье право выделять или не выделять деньги на те или иные цели закреплено американской Конституцией.

А вот в случае Трампа ситуация выглядит простой до неприличия: он добивался финансирования стены, понял, что Конгресс это одобрять не желает, и выделил деньги вопреки позиции законодателей.

Также показательна речь, которой Трамп сопроводил свое решение: «Я хочу сделать все побыстрее. Стену можно построить и за более долгий срок, и у меня не было нужды [объявлять чрезвычайное положение]. Но я хочу сделать все гораздо быстрее!»

Такая откровенность вызывает у критиков вполне закономерные вопросы. Если для чрезвычайного положения нет нужды, то насколько оправдано его объявление? И можно ли считать чрезвычайной ситуацию, которая возникла много лет назад и до поры до времени, кажется, всех устраивала?

Можно не сомневаться, что это признание Трампа станет одним из основных аргументов для тех, кто уже подает иски в американские суды, чтобы оспорить решение президента.

Формально суд мог бы и не понадобиться: по тому же закону 1976 года Конгресс простым большинством голосов может отменить введенное президентом чрезвычайное положение. Учитывая недовольство ряда республиканцев, это вполне реально в нынешних условиях. Но в ответ президент может наложить вето на такое решение Конгресса, что Трамп уже пообещал сделать. А для преодоления вето нужно две трети голосов в обеих палатах, и вот это уже практически нереально. Поэтому именно судебной власти, по-видимому, предстоит разрешать сложившееся противоречие: ожидается, что Палата представителей и Сенат проголосуют по вопросу отмены введенного ЧП уже на этой неделе.

Желающих судиться с Трампом из-за ЧП уже в избытке: свое намерение обратиться в суд высказали группы по защите прав мигрантов, жители приграничных территорий, представители штатов, экологи. Кроме того, не исключено, что ведомая демократами Палата представителей попробует оспорить в суде наступление на свое право распоряжаться федеральными средствами.

В суды уже отправлено несколько исков: 16 штатов во главе с Калифорнией считают, что решение президента – афера, придуманная для перераспределения федеральных бюджетных средств, которая не поможет безопасности, но нанесет огромный ущерб окружающей среде. В 15 из 16 из этих штатов губернаторы – демократы. Кроме того, одна из правозащитных организаций подала иск от имени трех техасских землевладельцев: те оспаривают правомочность будущего изъятия их земель для строительства стены.

Предсказать исход судебных баталий трудно. С одной стороны, суды традиционно дают президентам большой простор для действий, предпочитая лишний раз не посягать на их права. Кроме того, закон формально на стороне Трампа – законодатели сами дали президентам право вводить чрезвычайное положение по их собственному усмотрению и тратить соответствующие средства.

С другой – против Трампа играет его репутация, его собственные слова о возможности обойтись без введения ЧП и мнение глав силовых ведомств: в январе они отчитывалисьперед Конгрессом об угрозах безопасности США, и о «чрезвычайной ситуации на границе» никто не говорил, хотя миграцию упоминали.

Здесь можно вспомнить опыт предыдущих попыток отменить решение Трампа через суд, когда его указ о запрете въезжать в страну гражданам «опасных» государств дошел до Верховного суда и был признан конституционным с минимальным перевесом в один голос. Правда, к тому времени запрет был изрядно подкорректирован в сторону либерализации.

Сегодня же стоит помнить, что с тех пор состав Верховного суда успел измениться. Оттуда ушел имеющий репутацию умеренного центриста судья Энтони Кеннеди, а сменил его гораздо более консервативный Бретт Кавано.

Качели имени Трампа

Решение о введении чрезвычайного положения для строительства стены чревато тектоническим сдвигом в американской политической системе – по сути, оно легализует использование президентской власти для навязывания точки зрения одной партии другой без каких-либо компромиссов.

Строительство стены – проект, который поддерживают почти только республиканцы. Трамп своим указом взял давно существующую проблему – бесконечный поток нелегалов, стремящийся попасть в США, – объявил ее чрезвычайной ситуацией и навязал всей стране решение, предложенное лишь одной политической силой.

Некоторые республиканцы опасаются, что этот поступок может создать опасный прецедент и рано или поздно пришедший к власти президент-демократ поступит аналогичным образом. Например, провозгласит чрезвычайной ситуацию с большим числом смертей от огнестрельного оружия и ограничит право на владение им. Или признает чрезвычайной ситуацию с климатом, и железной рукой положит Америку на рельсы зеленой энергетики, презрев интересы сотен тысяч шахтеров, нефтяников и прочих работников этой сферы.

Есть все причины опасаться этого: недавно наиболее радикальные демократы представили публике свою Green New Deal, «Новый зеленый курс», названный по подобию «Нового курса» Франклина Рузвельта, положившего конец Великой депрессии. Вопреки названию предложение демократов касается не только перехода на зеленую энергетику – в планах реформаторов и всеобщее бесплатное здравоохранение, и бесплатное высшее образование. То есть идеи, абсолютно еретические для республиканцев.

Инициатива нынешнего президента может привести к тому, что каждый последующий президент, наслаждаясь местом под солнцем и возможностью отомстить политическим противникам, будет пытаться перевернуть страну с ног на голову, пользуясь перекосами в системе сдержек и противовесов.

Единственный обозримый выход из ситуации – ограничить власть президента, на что может согласиться благодушный преемник Трампа, готовый дать связать себе руки ради будущего страны. Например, введенное президентом чрезвычайное положение будет автоматически отменяться через определенный срок, если не будет подтверждено Конгрессом. Это явно не повысит управляемость страны и способность властей реагировать на кризисы, но зато убережет от радикальной смены курса после каждой смены власти.

Новые республиканцы

Кроме того, ситуация с чрезвычайным положением не предвещает ничего хорошего для партийной системы США. В своем январском обращении к Конгрессу Трамп формально призвал к единству и сотрудничеству, но по сути высказал решимость отстаивать консервативные ценности.

В американской политической традиции такое обращение в год после промежуточных выборов считается заявкой на следующую президентскую кампанию, и сейчас смело можно сказать: Трамп образца 2019 года мало чем отличается от Трампа образца 2016-го. Сорок пятый президент сделал ставку на верных ему избирателей, а не на компромиссы и объединение.

Его сложно в этом винить: Республиканская партия, которая на заре его карьеры относилась к нему как к выскочке и фанфарону, сейчас фактически полностью сплотилась за его спиной. И даже не так важно, почему: искренне ли приняв его взгляды, опасаясь потерять доверие избирателей или просто примкнув к самому сильному на сегодня политику в партии.

Под давлением Трампа республиканцам приходится раз за разом отказываться от все новых и новых базовых принципов партии. Вот они перестают считать растущий дефицит бюджета угрозой для экономики, чтобы принять налоговую реформу Трампа. Вот забывают про необходимость опоры на НАТО в международных отношениях, отказываясь сопротивляться антинатовской политике президента.

Случай с чрезвычайным положением похоронил очередную максиму республиканцев – требование жестко соблюдать Конституцию с разделением властей и минимальной ролью федерального правительства. Каждый раз после очередной выходки Трампа кто-то из республиканцев высказывает опасения или сомнения, но никакого значимого сопротивления президенту в партии не возникает.

Когда интересы президента сталкиваются с традициями Республиканской партии, то почти всегда побеждает Трамп, кроме редких исключений вроде вопросов медицинской страховки. В такой ситуации Трампу не страшен любой исход расследования комиссии Мюллера о связях с Россией. Его последователи все равно признают эти выводы неоднозначными, недостаточными и недоказанными.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.04.19 16.34.55ENDTIME
Сгенерирована 04.19 16:34:55 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3297131/article_t?IS_BOT=1