Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Надо!

Основная позиция представителей буржуазии в ходе публичных дискуссий, особенно в последнее время, высказываемая постоянно: «Не надо экспроприаций!», «Не надо революций!».

Такие слова ярчайшее проявление социальной импотенции современной буржуазии и номенклатуры, которым обществу по большому счёту предложить нечего, кроме «не надо…» того или сего. В таких случаях появляются лозунги «Долой!» и «К оружию, граждане!»

«Не надо экспроприаций!»

Буржуазные деятели данным высказыванием выставляют себя наивными детишками. «Экспроприации» - это постоянный элемент экономической жизни в капиталистическом обществе, находящим своё выражение в постепенной централизации и концентрации частной собственности на средства производства многих капиталистов в руках немногих капиталистов-монополистов. И прежде всего, подобные «экспроприация» и «экспроприации» в цепи фактов экономической действительности капиталистического общества касаются так или иначе непосредственно низового слоя буржуазии, мелкой буржуазии, «экономических аутсайдеров», и эксплуатируемых наёмных работников – рабочих и иных трудящихся. Постоянное экономическое и политическое давление на этот слой буржуазии, и через конкурентную борьбу с не сдерживаемыми никакими моральными комплексами монополиями, и через буржуазный государственный аппарат, который тысячами невидимых нитей связан с капиталистами-монополистами, выливается в экспроприацию мелких частников, их «дела», в пользу монополий, в пользу капиталистов-монополистов, в пользу олигархии. Для рабочих это ведёт к ухудшению социального положения, к усилению капиталистической эксплуатации.

Буржуазные деятели, повторяя из раза в раз: «Не надо экспроприаций!», подразумевают в этой фразе осознано или неосознанно – «мы» за экспроприацию только в рамках капиталистического общества, не выходящую за рамки капиталистической экономики, за рамки капиталистической частной собственности на средства производства; - но «мы» против, и причём самым решительным образом, такой экспроприации, которая отменяет всю систему отношений частной собственности на средства производства, лежащую в основе эксплуатации рабочих, трудящихся – экономического активного большинства той или иной современной нации, и которая разрушает саму основу существования капиталистов, экономического активного меньшинства нации, основу их экономического господства и политических привилегий. Эти платные глашатаи буржуазии заявляют: «Не надо экспроприации экспроприаторов!», не надо таких общественных изменений, которые ведут к экспроприации экспроприаторов.

История развития капиталистического общества ХХ и начала ХХI веков явила тот факт истории, что экспроприация экспроприаторов, в лице владельцев частных монополий, не устраняет сам факт наличия отношений частной собственности на средства производства, не устраняет эксплуатацию экономического активного большинства общества, и оставляет шанс капиталистам на возрождение своего господства, - поскольку сохраняется тем или иным ходом событий такой общественный институт охраны внутренних и внешних условий экономического господства и политических привилегий капиталистов, как «государство», государственный аппарат с «материальным довеском в виде тюрем». Буржуазное государство.

Государство, как институт классового общества, возникший из необходимости подавлять противоречия, порождаемые экономическими отношениями внутри этого общества, из необходимости обеспечивать условия господства экономически привилегированного слоя, класса данного общества, неизбежно будет стремится так или иначе сохранить основу господства этого слоя, класса – те экономические отношения, на которых осуществляется это господство и привилегии и делает необходимым само наличие государства. Поэтому только экспроприацией экспроприаторов нельзя ограничиваться для разрешения общественных противоречий в современном капиталистическом обществе. Так как при сохранении современного буржуазного государства экспроприация экспроприаторов приведёт к появлению совокупного, идеального, капиталиста-монополиста, отделенного от всего общества и от каждого человека в обществе. Идеальный капиталист, но с теми же материальными частными интересами.

Экспроприация экспроприаторов - это лишь часть общего решения проблем современного капиталистического общества. Без разрушения современного буржуазного государственного аппарата, защищающего буржуазное бытие, невозможно разрешить окончательно и полностью противоречия, те или иные общие и частные проблемы этого общества. Невозможно.

Экспроприация экспроприаторов и разрушение современного буржуазного государственного аппарата означают осуществление коренных изменений во всей системе отношений современного общества господства капитала. Это социальная революция.

Это понимают и буржуазные пропагандисты, транслируя из каждого утюга: «Не надо революций!». Иными словами, не надо уничтожения экономических основ капиталистического общества – тех капиталистических отношений, которые в силу объективных экономических законов функционирования этих отношений, постоянно загоняют экономическое активное большинство любого капиталистического общества, трудящихся, на социальное дно. Иными словами, не надо уничтожения экономического господства и политических привилегий капиталистов, особо капиталистов-монополистов, а для эксплуатируемых на капиталистических средствах производства наёмных работников, и прежде всего рабочих – это продолжение их угнетения, экономического рабства, политического бесправия, беспросветности жизни при современном капиталистическом «бытие».

Иными словами, не надо устранения экономических и политических условий, которые «обеспечивают» голодные обмороки детей рабочих города и села в образовательных учреждениях, которые доводят безысходностью рабочих и работниц до самоубийств; которые экономически и политически принуждают рабочих и работниц работать до изнурения на двух и более наёмных «работах», в сумме более официальных 8-ми часов в день и более 40 часов в неделю и в ужасающих условиях производства, не знающих что такое охрана труда и санитария, чтобы обеспечить себе и своим семьям минимальные условия для жизни, в том числе и для восстановления своей рабочей силы.

Общественная ситуация при капитализме иной не бывает. Если где-то, в какой-то капиталистической стране, социальное положение наёмного работника – рабочих, иных трудящихся, - лучше, то только за счёт усиленных угнетения и эксплуатации, трудящихся в другой или других капиталистических странах. На этом стоит капитализм. Это диктуют объективные экономические законы капитализма, капиталистических экономических отношений, отношений частной собственности на средства производства. Иного история не знает – если каким-либо рабочим лучше, значит каким-то рабочим где-то во сто крат хуже их социальное положение. Капиталист покупает «социальный мир» со своими наёмными работниками только за счёт стократной эксплуатации других наёмных работников. Им непосредственно или через систему государственных учреждений, так удачно, для капиталиста, наличествующий в современном обществе. Любой капиталист, занявший филантропией из собственного кармана, вылетит в трубу вверх тормашками быстрее, чем пушечное ядро покинет канал ствола при выстреле. Это, батеньки и тётеньки, капитализм и его людоедские объективные экономические законы.

И без устранения этой основной причины эксплуатации человека человеком, сидящим в «Бентли» или в «членовозе» той или иной импортной или национальной марки, –   капиталистических экономических отношений, отношений частной собственности на средства производства – никаких реальных изменений в социальном, экономическом и политическом, положении основной массы населения, экономически активного большинства, любой капиталистической страны не произойдёт.

Такие изменения никакими проповедями в религиозных помещениях, ни кучей законов и высокопарных речей в буржуазных представительных учреждениях о величии и прочее, никакими реформами по расширению и углублению не произвести. «Законы не совершают революций». Противоречия буржуазного общества, порождаемые функционированием его экономических законов, всей системой капиталистических отношений, в рамках этого общества не разрешить. Мечтать и разглагольствовать об разрешении противоречий в рамках современного общества, проистекающих из его базисных экономических законов, могут либо законченные моральные уроды от продажной буржуазной экономической науки, обвешанные научными регалиями как хрустальная люстра, либо законченные кретины производства современной системы классового буржуазного высшего образования с прокомпостированными мозгами, упакованными научным хламом от Гегеля и Канта с их «спиритуальными сущностями» и «императивами».

Реальные изменения своего существующего положения экономического рабства и политического бесправия рабочим, трудящимся невозможно добиться без слома всей системы отношений современного буржуазного общества – капиталистических экономических отношений и политической организации общества господства капиталистов и иных эксплуататоров.

Такие изменения происходят только при социальной революции.

Социальная революция — это не очередная верхушечная перетряска типа «бархатной» или «флористической» «революций», выплеск социальной истерики мелкобуржуазной массы и примкнувшей к ним массы мелкобуржуазных разложенцев из наёмных работников, – это коренное изменение всей системы отношений в обществе, это коренное изменение экономического базиса общества, политической системы, иных общественных отношений. Социальная революция, свершается тогда и только тогда, когда к экономическому и политическому господству приходит новый слой или класс прежнего отжившего кризисного общества, утверждающий свои политические и экономические интересы как общественно господствующие и изменяющий базисные экономические отношения в обществе и производящий изменение политической надстройки общества, которая соответствует новому экономическому базису.

В современном капиталистическом обществе классовая структура и проста, и сложна одновременно. При капитализме наличествуют два основных класса общества, которые различаются по своему отношению к средствам производства, различаются «по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» (Ленин В. И., ПСС, т. 39, с. 15)». Современный капитализм - эпоха господства крупного машинного производства.  Эпоха высокой концентрации и централизации капитала, частных средств производства, на которых используется наёмная рабочая сила. Это эпоха господства монополий, монополистического капитала. Монополистический капитал, сосредоточенный в монополистическом секторе экономики любой капиталистической страны, становится определяющим для всей экономики. И господствующий экономический уклад определяет чьи интересы, каких слоёв или классов общества, чьи межклассовые экономические и политические отношения являются основными, базисными для капиталистического общества. И основные слои общества непосредственно связанны с капиталистическими средствами производства. Это рабочие, наёмная рабочая сила непосредственно производящая новые реальные, материальные стоимости и капиталисты, частные собственники этих средств производства, этого капитала. Владельцы капитала присваивают вновь произведённую рабочими стоимость, возмещая затраты рабочей силы рабочими и иному наёмному персоналу.

Помимо этих двух основных общественных классов, есть и иные общественные слои и прослойки, остатки прежних экономических эпох – мелкая буржуазия города и села; или напрямую не связанные со средствами производства, но участвующие в цикле производства стоимостей и воспроизводства рабочей силы – интеллигенция производственной и непроизводственной сферы.

Вся соль межклассовых отношений в современном капиталистическом обществе заключается в отношениях двух основных классов общества, рабочих и капиталистов. В соотношении их классовых сил. Производителей стоимостей, рабочих, и частных собственников средств производства, капиталистов, которые присваивают эти стоимости и превращают их в капитал. Вновь созданные стоимости. Именно противоборство этих классов определяет жизнь в капиталистической стране, определяет величину потрясений от межклассовой борьбы рабочих и капиталистов, диктуемой их коренными интересами.

Коренные интересы рабочих и капиталистов концентрируются на вопросе присвоения вновь созданной в процессе работы, производительного потребления товара рабочая сила, стоимости. Кто из них, рабочий, наёмные работники, или капиталист, и какую часть от этой новой стоимости получат в своё распоряжение – вот основной вопрос их межклассовых отношений. Этот вопрос является совокупным результатом действия экономических законов капиталистического производства. Чем больше часть этой, созданной рабочими в ходе работы, стоимости присваивается капиталистом, частным собственником средств производства, тем меньше доля самих рабочих, тем меньше их вознаграждение за работу, тем беднее и хуже жизнь рабочих и их семей. Обратно же, чем больше доля самих рабочих в этой вновь созданной стоимости, тем меньше чистоган капиталиста, тем меньше его эксплуатация, безвозмездное присвоение труда, рабочих, тем меньше его капитал, его экономическое господство над рабочими, тем меньшим количеством политических средств подавления их интересов он располагает для утверждения или подтверждения своего экономического господства над рабочими.

И не изменить эту ситуацию, не изменив характер присвоения вновь созданной стоимости нельзя. Изменение характера присвоения влечёт изменение всего комплекса отношений в обществе и в экономическом базисе, и в политической надстройке, включая изменение общественных институтов управления. Это и есть социальная революция.

Чтобы ни говорили какие-либо, «всякие», интеллектуалы, «эксперты» и т.д., что нет такой общественной силы, что нет такого класса, который сейчас в той или иной капиталистической стране возглавил бы эти общественные изменения. Такой класс при капитализме всегда был, есть и останется. Рабочий класс. Это не просто рабочие люди, занятые непосредственно на производстве, а рабочие организованные, в национальном масштабе, как экономический и политический класс, со своей системой классовых профессиональных и политических организаций, действующих с определёнными классовыми целями и в соответствии с программами этих организаций. Рабочий класс был, есть и останется пока существует капитализм. Пока существуют капиталистические экономические отношения, пока существуют экономические законы капитализма, пока существует частная собственность на средства производства, пока существует частное присвоение произведённой общественными производительными силами стоимости и т.д., будет существовать и класс рабочих, нанимаемых на эти средства производства, производящий и эксплуатируемый на них капиталистом, который присваивает созданную рабочими новую стоимость.

Это та самая большая группа людей любой капиталистической страны, производящая новые стоимости, реальные стоимости, и никакие перемены, типа очередной «технической революции» или очередного «технологического уклада», как ранее, так и далее не принесут изменения сути жизни этих людей. Как и в начале капиталистических времён, как и сейчас рабочие вынуждены для получения средств жизни продавать свою рабочую силу той или иной специализации и квалификации капиталисту, собственнику капитала, средств производства. И капиталист, выплачивает вознаграждение, по общему случаю минимально возможное, за производительное потребление рабочей силы, позволяющее работнику разве что не протянуть с голоду ноги. Собственник средств производства поступает так только потому что имеет в своём распоряжении средства экономического, частные средства производства, и политического, буржуазное государство, принуждения к эксплуататорскому труду для получения как можно большей прибыли, прибавочной стоимости.

Капиталист позволяет рабочему, другим работникам жить только в обмен на принудительное, под страхом голода и смерти, согласие наёмных работников на свою эксплуатацию, на выколачивание из работников всё большей прибавочной стоимости, которую безвозмездно для работника присваивает себе.

Капитализм никогда не избавится от своих, присущих ему, объективных экономических законов, также и от межклассовых и иных противоречий в обществе господства капитала, которые порождают в своём проявлении эти объективные экономические законы. Капиталисты посредством тех или иных мер, – экономического или политического плана, через буржуазное государство, – могут пригасить, придавить на время эти противоречия, вытеснить их острое проявление на некую территорию, но ни устранить, ни разрешить противоречия – между частным присвоением стоимостей и общественным производством этих стоимостей, между трудом и капиталом, между анархией обмена и плановостью производства стоимостей общественными производительными силами и т.д., –  не имеют никакой возможности, как камень, брошенный вверх, не имеет возможности сопротивляться закону всемирного тяготения.

Более того, вытесняя экономически и политически острые проявления противоречий капиталистического общества в те или иные зависимые и колониальные страны, капиталисты, сами того не желая, делают эти страны слабым звеном в цепи стран мировой капиталистической системы, развивая в них рабочий класс – могильщика капиталистической системы, общества господства капитала. Концентрируя в этих странах капитал, крупное машинное производство, тем самым концертируя на крупном производстве массу наёмных работников, эксплуатируя их, выколачивая из труда этих наёмных работников сотни процентов прибавочной стоимости, прибыли, выплачивая рабочим и прочим работникам плату за работу, плату за потребление рабочей силы этих работников, на уровне полуголодного пайка. Одновременно процесс крупного машинного производства, взаимосвязанной технологической цепочкой основного и вспомогательных производств дисциплинирует рабочих, наёмных работников, приучая их к жёсткому порядку, тем самым подготавливает их к чёткой классовой самоорганизации, к осознанию выгодности для продвижения их коренных интересов чёткой организации и жёсткой дисциплины, для достижения поставленной цели при последовательных действиях согласно некоторым тактической и стратегической программам.

Капиталисты, разрушая крупное машинное производство в одном или другом месте, в одной или иной стране, экономическими или политическими мерами, организацией военных интервенций, например, вынуждены сами для продолжения получения чистогана, прибылей, прибавочной стоимости, вновь создавать то или иное крупное машинное производство в других странах, концентрируя на них, капитал, массовые отряды наёмных работников – рабочих, прочего наёмного персонала. И всё запускать по новой вплоть до локальных интервенций и далее мировой войны.

Да, рабочие капиталистических стран могут быть мало или совсем не организованы, не сплочены в политический класс, могут быть в той или иной мере классово, идеологически разложены капиталистическими экономическими отношениями. Всё это так. Человек, в том числе и рабочий и другие трудящиеся, живут здесь и сейчас. Имеют тот горизонт жизни, которые им диктует капиталистическое бытие, как индивидуумам. Пока рабочие не организованы в некую общность, в класс, в большую группу людей, осознавших свой общий групповой экономический и политический, классовый интерес, пока рабочий или иной трудящийся выступает как одиночка против капиталиста и буржуазной государственной машины в попытке сохранить своё социальное положение – рабочие и их трудовые союзники всегда ранее, сейчас и далее будут проигрывать в одиночном или местечковом сопротивлении и продолжать своё погружение в нищету, во тьму беспросветности своей жизни.

Рабочие с давних времён интуитивно догадывались, что в отношениях с тем или иным капиталистами, есть что-то общее, что постепенно их приводит к нищете и голоду, к отсутствию перспектив нормального существования, несмотря на изнурительную работу.

Их попытки изменить своё положение были поначалу наивными, но уже и в те далёкие от современности времена рабочие понимали, что их сила в численности и в их объединении. Даже такие первые попытки изменения через разрушение средств производства, через подачи разного рода петиций на «высочайшее имя», которые заканчивались репрессиями, зачастую многократно превышавшими действительные возможности выступавших, подтвердили эффективность массовых акций, так как вынуждали капиталистов выступать против этих движений единым фронтом, как класс, и совместно с государством, которое выступало на стороне класса капиталистов, чётко и ясно демонстрировать обществу, открыто просвещая рабочих -  чьи интересы оно, государство, защищает. Кого оно защищает, а кого в угоду капиталистам государство угнетает.

Рабочие постепенно отходили от объединений разрушителей и подателей петиций, включавших разношерстную публику и переходили к организации своих рабочих объединений. Сначала это были различные профессиональные объединения, ставившие своей задачей улучшение для рабочих условий продажи рабочей силы, условий найма более выгодных для них, что на определённом этапе имело эффект для жизни рабочих. Но законы капиталистической экономики неумолимы в своём действии. Они носят объективный характер и не зависят от того что думают о них в обществе. Также как прядильному станку нет никакого дела, что на выходе будет произведено – нити или переломанные кости работниц или рабочих.

Неизбежно борьба рабочих, объединенных в профессиональные организации и сочувствующих им упиралась в барьер этих объективных экономических законов капитализма. Классовое сопротивление капиталистов и давление буржуазного государства и на профессиональные организации, и на всю массу наёмных работников промышленности и пр. привело к застою социального процессов. Возникало социальное топтание на месте. В обществе вызрел запрос на разрешение общественного тупика для рабочих.

Этот социальный запрос разрешил К. Маркс. Он разработал теорию общественного развития, в которой на чёткой научной основе, с применением всего накопленного знания и в философии, и в политической экономии и ряда общественных теорий, объяснил коренные базисные законы развития современного ему общества, проистекающие из его прошлого в настоящее, его поэтапное изменение в будущем. Причём без привлечения какой-либо мистики и религиозной чепухи.

Эта теория позволила наиболее просвещённым представителям из разных слоёв и сословий капиталистического общества получить строго научную, то есть проверяемую фактами общественной жизни и историей, теоретическую базу для политической организации и её программы выхода для угнетаемого экономически и политически большинства общества из сложившегося современного положения.

Этот выход однозначно и без компромиссов рассматривался только через социальную революцию, через коренное изменение всей системы отношений в обществе с переходом от господства капиталистических отношений в экономике и в политике и пр. к экономическим отношениям, которые приведут к общественному присвоению произведённых общественными производительными силами стоимостей.

И прежде всего, через изменение экономического базиса общества, через изменение всей системы экономических отношений, через уничтожение эксплуататорских капиталистических экономических отношений, через уничтожение капиталистической частной собственности на средства производства, через уничтожение частного присвоения каким-либо капиталистом общественно произведённых стоимостей общественными производительными силами. Замена системы капиталистических отношений системой общественных экономических отношений. То есть завершение процесса обобществления производства на деле. Распространение этого процесса не только на производство стоимостей общественными производительными силами, но и на процесс присвоения общественно произведённых стоимостей общественными производительными силами, рабочими, трудящимися.

К. Маркс в одной из своих работ, посвящённой Парижской Коммуне, подчёркивал, что одним из требований восставших рабочих было «право на труд», за которым следует «право на капитал»; в другой – что общественные производство и присвоение есть восстановление индивидуальной собственности работника на труд.

Право на труд, по классикам марксизма-ленинизма, по К. Марксу, Ф. Энгельсу и В.И. Ленину, это не совсем право на гарантированное рабочее место с гарантированной оплатой за работу, за процесс производительного потребления товара рабочая сила. Точнее совсем не право на работу.

Право на труд, за которым следует право на капитал и которое есть восстановление индивидуальной собственности на труд, – это есть право работника на присвоение той новой стоимости, которую он создаёт в процессе необходимого и прибавочного труда. В соответствии с качеством этого «необходимого и прибавочного труда», определяемом уровнем общего и профессионального образований и стажем трудовой деятельности, количеством этого «необходимого и прибавочного труда» конкретного работника, в общем количестве затрат труда на производство конкретного изделия. Право на труд – это право работника на присвоение необходимой и прибавочной стоимости, созданных им в процессе производства продуктов, товаров.

Исторически индивидуальная собственность на труд, присвоение стоимости, может базироваться на индивидуальных, личных средствах производства. То есть на некапиталистических, не эксплуататорских средствах производства.

Далее, в процессе исторического развития общества, в эпоху капитализма, средства производства всё более и более от индивидуального производителя и, всё более и более, превращаются в капитал, в капиталистические средства производства, на которых эксплуатируется наёмная рабочая сила, рабочие, в большинстве бывшие индивидуальные производители, лишившиеся своих индивидуальных средств производства, и их потомки. Они образуют самый большой слой капиталистического общества.

Таким образом, капиталистическая собственность на средства производства, есть первое отрицание индивидуальной собственности на труд индивидуального производителя продуктов, товаров, стоимостей.

Однако далее.

Капитализм, проходя ряд стадий в своём развитии, приходит к своей высшей ступени – монополистическому капитализму. К той стадии, когда производительные силы и сам характер производства, крупного монополистического, машинного производства, становятся общественными, в рамках всего общества, вовлекая в процесс производства стоимостей максимальную величину рабочей силы, которую может представить капиталистическое общество капиталисту и его капиталу.

 Общественное развитие опять становится перед выбором. Гигантские общественные производительные силы, способные к производству гигантского объёма продуктов, и капиталистический способ производства, частное присвоение произведённых этими производительными силами стоимостей, продуктов, абсолютно в направлении частного интереса класса капиталистов, в том числе и антиобщественном направлении, в направлении выколачивания из общественных производительных сил, из самого капиталистического общества, из его экономически активного большинства всё большего и большего чистогана, всё большей прибыли, всё большей прибавочной стоимости. И всё это под пропагандистские бредни об мифической «социальной ответственности бизнеса». Капиталист был, есть и будет ответственен только перед своим капиталом. Чтоб он рос и пух, вплоть до размеров Вселенной, а если возможно, то и дальше и шире.

Законы капиталистической экономики не отменимы и земной шар не резиновый           и население его то же не растёт с тем темпом, как это хотелось бы капиталистам. Интересы рабочих, общественных производительных сил, и интересы капиталистов неизбежно с ходом развития капиталистического общества приходят в острое противоречие, как неизбежное следствие действующих экономических законов капитализма, и разрешаются они социальным революционным взрывом, в ходе которого уничтожаются отжившие экономические отношения, отношения частной собственности на средства производства, препятствующие развитию общественных производительных сил, развитию общества в целом; разрушаются общественные институты, которые обеспечивали их существование. Общественные производительные силы, разрывают оковы господства частного капиталистического интереса, частного присвоения и утверждают общественное присвоение своего труда, своего произведённого продукта.

Также восстанавливается индивидуальная собственность на труд уже не на основе личных средств производства индивидуального производителя продуктов, товаров, а на базе крупного машинного производства, на основе общественного производства, централизованного и сконцентрированного в рамках всей страны.

Это второе отрицание, отрицание отрицания, уже капиталистического способа производства. Отрицание капиталистического присвоения, частной собственности на средства производства и восстановление на новом витке диалектической спирали общественного развития индивидуальной собственности работника, производителя, на его труд, на стоимость, созданную его совокупным, необходимым и прибавочным, трудом.

Общественное присвоение, произведённой общественными производительными силами, стоимости реализуется через «право на труд», право каждого работника на присвоение им стоимости созданной его необходимым и прибавочным трудом.

Работник, при реализации права на труд, при реализации индивидуальной собственности на свой совокупный, необходимый и прибавочный, труд экономически принуждается самим общественным характером производства на единых общественных средствах производства, самим наличием крупного машинного производства, на основе которого он только и может создать новые стоимости и реализовать своё право на труд, принуждается осуществлять совместное, коллективное, общественное присвоение произведенного общественного продукта. Осуществлять распределение общественный произведённый продукт, совокупность труда работников, – общественный произведённый национальный доход, – на личные, коллективные и общественные, в рамках всей страны, потребности.

Именно в этом марксизм-ленинизм, как учение об освобождении рабочего класса от экономического рабства и политической бесправия в классовом обществе господства капитала, видит экономические условия освобождения рабочих – общественная собственность на средства производства, реализация индивидуальной собственности на труд, права на труд. Реализованное право на труд, соединённое с общественной собственностью на средства производства, в рамках всей страны, позволит осуществить сквозное соединение личного экономического интереса работников, как индивидуумов, и экономических интересов общества, как совокупности объединения экономически и, следовательно, политически свободных граждан на всех уровнях общественных объединений: коллективном, производственном, местного поселения и, далее, в целом в обществе. Это соединение необходимого и прибавочного труда, это первейшего права работника, право на его труд, не только основа его экономической и политической свободы, но и откроет путь дальнейшего развития общества, развития общественного производства. Общественное развитие уже не на основе углубляющегося разделения труда на капиталистическом производстве, которое порабощает работников как личность, загоняет развитие работника в узкие рамки узкой профессиональной капиталистической специализации. А на основе соединения труда осуществление таких общественных процессов, о которых говорили классики марксизма-ленинизма в своих произведениях, помимо права на соединённый труд, свершение процесса соединения умственного и физического труда и, далее, известное отмирание различий между городом и сельскими поселениями, превращение сельского производства в отрасль промышленного, с соответствующей концентрацией и централизацией, и с выравниванием уровней развития непроизводственной сферы города и села. Процесс обобществления производства действительно приобретёт все общественный характер. Именно нарастающий процесс соединения труда, выраженный в праве на труд, в нарастающем межотраслевом характере общественного производства, в соединении личного и общественного экономического интересов, как тождественных коренных интересов индивидуума и общества, откроет широкий простор для творческого развития личности работника, для развития производства общественных материальных и духовных благ.

Процессы общественного, совместного, соединённого присвоения, распределения, перераспределения неизбежно, в обязательном порядке и прежде всего, находят своё организационное выражение в новой системе общественного самоуправления, в новой системе общественных институтов, в новом общественном устройстве государственности. Экономическая свобода каждого работника, как следствие реализации индивидуальной собственности на труд, права на труд, неизбежно ставит его перед необходимостью, осознанной необходимостью, учиться управлять государством. Как известную «кухарку». Именно сначала учиться управлять, а затем управлять либо напрямую, либо через делегирование управления с общественным контролем.

Эти новые общественные институты самоуправления, как учреждения политической надстройки нового общества экономически и политически свободных людей, неизбежно обязаны в своей организации отражать те процессы соединения труда и производства, которые развиваются в экономическом базисе нового общества. Они будут неизбежно соединять в себе различные функции общественного самоуправления и законодательные, и исполнительные, и судебные. С разным темпом слияния, соединения функции. Такая «демократическая» декорация классовых, угнетательских обществ, как якобы «разделение властей», представительные буржуазные учреждения, правительство, как типа «исполнитель», и пр. для нового общества, для его свободных экономически и политически представителей, в силу тождественности их коренных интересов, станет не нужна. Эти представители, экономически и политически равны, реализованное право на труд, и сами, согласовано на каждом уровне самоуправления, коллективном, местном или общегосударственном, решают, как и согласно каким общественным установлениям потратить ту долю общественного труда, которой они на каждом конкретном уровне самоуправления имеют в своём распоряжении, и несут полную ответственность за последствия принятых решений и перед конкретным индивидуумом и перед обществом в целом.

В потенциале такими общественными учреждениями общественного самоуправления предусматривались и Парижская Коммуна в начале 1871 г., и Советы в России после пролетарской революции в октябре 1917 г. Конечно, если бы было реализовано право работника на его необходимый и прибавочный труд, была бы реализована индивидуальная собственность на труд. Однако, краткость периода деятельности Коммуны и восстановление старого царского бюрократического аппарата и его самодержавия в России в послереволюционный период, «царское самодержавие есть самодержавие царской бюрократии», в виде известной партийно-государственной номенклатуры и подтверждение положения марксизма о роли личности в истории, как следствие 21 января 1924 г. для социалистических преобразований в России, не позволили в ходе этих событий реализовать преимущества общественного присвоения, не позволили через реализацию права на труд включить всю творческую и созидательную энергию работника в процесс общественного развития, на основе тождественности коренных экономических и политических интересов в обществе.

Потому, что, «дикобразу – дикобразово!», восстановленный старый самодержавный государственный аппарат может «руководить и направлять» развитие общества только в таком направлении, которое не ставит под сомнение его экономическое и политическое господство над этим обществом, это его генетическая основа – «охранять и укреплять классовое господство, самодержавие», в том числе и своё «самодержавие». Экономическое развитие страны при его господстве не может пойти дальше пределов этого господства, то есть не далее верхней стадии развития капиталистического способа производства, единого и централизованного капитализма государственной монополии, столь знакомой царскому аппарату по его патронным и прочим радиотехническим заводам военных ведомств правительства его императорских величеств, с кучей социальных гарантий, которые революционные массы утвердили явочным порядком в ходе гражданской войны после революции, силой оружия, известное «право у нас в винтовке сидит!». Ярким подтверждением царской аппаратной преемственности служит сельскохозяйственная экономическая политика, с «вечным землепользованием» в «социалистическом» сельском хозяйстве, так похожая на «не отчуждаемость сельскохозяйственных наделов» в царских соизволениях и указах, всемерно тормозивших капиталистическое развитие на селе, вплоть до реформ 1965 г.

Но в то же время в период господства старой царской «номенклатуры» подтверждена, особенно в период с 1941 г. по 1945 г. и далее, экономическая эффективность централизованных и сконцентрированных средств производства с минимальными издержками на оборот продуктов, для решения задач военного времени, а также в создании новых отраслей экономики в минимальные сроки. В том числе и с теми издержками, на которые есть согласие общества.

Это теория и факты истории практической реализации теоретических положений в той или иной стране людьми, находящимися в конкретной исторической обстановке и решающих текущие задачи дня в общем направлении поставленной цели общественного строительства. Известное искусство возможного.

Указанные выше примеры, Коммуна и Советы, попыток общественных революционных изменений, для утверждения экономической и политической свободы и социальной справедливости для подавляющей части общества, для подавляющей части экономически активного большинства этого общества – рабочих, иных трудящихся и для неэксплуататорской части индивидуальных производителей, не привели к реализации заявленных целей экономического и политического освобождения широких масс трудящихся от капиталистического рабства, не отменяют насущную, назревшую и более необходимость социальной революции, не отменяют необходимости революционных изменений всей системы отношений в современном обществе, основанном на разных формах угнетения, подавления и эксплуатации – экономической, политической и, далее, растущих из них, расовой, национальной, религиозной и проч. формах. Как факт объективного состояния мирового капиталистического общества наличествуют системные экономические и политические противоречия, проистекающие из базисных экономических законов этого общества и которые не могут, в следствие этого, быть разрешимы в рамках капиталистического общества. Если есть общественные неразрешимые и непримиримые экономические и политические противоречия, то и есть необходимость, насущная, жизненная необходимость, социальной революции, ликвидирующей эти противоречия и условия, их порождающие, и общественные классовые институты их охраняющие. Необходимость революции, которая принесёт освобождение от экономического и политического угнетения широким массам рабочих, трудящихся, большинству современного общества. Вопрос социальной революции, пролетарской революции стоит в повестке дня всего мирового общества, которое корчится в муках капиталистической эксплуатации и паразитизма мировой буржуазии и мировой буржуазной государственной камарильи, на всех парах, летящих к «нулевому» варианту мировой войны и готовых поставить на кон в этой мировой войне само существование жизни на планете ради сохранения своего господства.

Вопрос социальной революции в мире назрел. Обозначена общественная альтернатива – либо капиталистический ужас без конца для подавляющего большинства современного общества, либо революционное завершение господства капиталистов и буржуазного государства, которое ужасает их и на яву, и во время сна.

Противоречия в капиталистическом обществе имеют периоды обострения, как проявления сочетания действия экономических законов капиталистического производства. В такие периоды общество приходит в движение в поиске путей разрешения обострившихся общественных противоречий, сопровождающих капиталистические производство и общество, как стая голодных волков одинокого путника.

Такие периоды обострения и общественного движения в марксизме-ленинизме называются революционными ситуациями.

Эти ситуации характеризуются рядом объективных и субъективных условий, достаточно широко известных публике, как «кризис верхов» и «кризис низов», верхи не могут – низы не хотят, верхи не могут обеспечивать своё господство старыми методами – нужда низов обостряется больше привычного уровня и низы не хотят быть больше послушными и согласными на своё капиталистическое угнетение и эксплуатацию.

Также помимо объективных условий для перехода революционной ситуации во что-то большее, чем стихийный выплеск социальной энергии тех или иных слоёв капиталистического общества, который ничего не меняет по сути и его «бархатными» или «цветочными» следствиями являются той или иной глубины верхушечные перетряски внутри государственного аппарата и господских слоёв, сменяющих одних господарей и аппаратных фаворитов на представителей «фронды» господского слоя, для перехода революционной ситуации в революционные изменения, в социальную революцию необходимо наличие субъективных условий данной ситуации, а именно готовность масс, готовность угнетаемых масс общества той или иной капиталистической страны, к самым решительным революционным действиям. Решительные революционные действия, это не стихийная революционная истерика массы мелкобуржуазных разложенцев по тому или иному поводу, например, по поводу отсутствия в скобяных лавках мыла не той душистости, а организованное выступление самого широкого фронта угнетаемых масс. В условиях современного капиталистического производства такое организованное выступление может произвести только один из двух основных экономических классов, экономические и, следовательно, политические интересы которого всемерно экономически и политически подавляются господствующими на сей момент капиталистами и буржуазным государством, государственным аппаратом, охранителем внешних и внутренних условий экономического господства и политических привилегий капиталистов, - это рабочий класс, который осуществляет организованное революционное выступление, выступает в союзе с иными слоями трудящихся, чьи экономические и политические интересы не противоречат антагонистически, непримиримо, его коренным интересам. Этот класс выступает в силу своей организованности и численности, как гегемон революции, утверждая свои коренные интересы как общественно господствующие и антагонистически не противоречащие интересам иных трудящихся страны.

Поскольку революционное выступление рабочего класса, это организованное выступление рабочих, как класса, как гегемона революции, утверждающий свои интересы явочным порядком, постольку массы рабочих в необходимой степени должны быть пронизаны системой рабочих организаций разного плана, объединяющих рабочих с разным уровнем классового сознания.

Исторически выделились несколько уровней организации рабочих.

Как итог начального этапа борьбы рабочих за свои права и интересы стало появление профессиональных союзов, объединений рабочих «по профессии», и независимых, и объединённых в рамках той или иной территории, вплоть до охвата всей капиталистической страны. Профсоюзы в основе своей решали достаточно узкие задачи улучшения условий найма рабочей силы для работника, как коллективный представитель рабочих перед капиталистом – нанимателем этой «силы». Общественная узость таких действий того или иного профсоюза с ростом численности рабочего класса всё более проявлялась в ходе классовой борьбы, демонстрируя нарастающую бесперспективность попыток сохранить частными мерами тот привычный уровень жизни для рабочих, который напрямую зависел от действия объективных экономических законов капиталистической экономики, проявляясь в анархии производства в обществе, в кризисах разного масштаба и проч., без решения общего вопроса о самой системе капитализма.

Понимая, что залог общественной силы рабочих – это их численность и не просто численность, а численность, умноженная многократно их организованностью, капиталисты и присный с ними аппарат буржуазного государства всегда старались, стараются и будут стараться до последнего возможного момента, пока длится их господство, раздробить организованное рабочее, в том числе и объединённое профсоюзное движение.

Например, национальное объединение профсоюзов рабочих раздробить на обособленные «независимые» профсоюзы, по любому благовидному поводу. Ярким фактом таких действий буржуазии и государственной номенклатуры может служить такая организация, как «независимый профсоюз горняков» в позднем Советском Союзе, созданный на волне социальной истерии мелкобуржуазной массы, как декларированное освобождение от управления разложившейся номенклатуры объединенных профсоюзов. И никчёмность данного профсоюза, и худосочность его действий проявились в ходе шахтёрских волнений в Кузбассе в начале ХХI века, когда на ясном глазу, с поистине детской наивностью, представитель этого профсоюза пролепетал, что практическая борьба этого профсоюза за 20 лет его деятельности не позволила решить один из значимых, но всё-таки частных, вопросов жизни угольщиков. Пока не приехал известный дядя и росчерком «высочайшего пера» не решил вопрос. «Независимый» профсоюз оказался на деле конторой по пусканию пыли в глаза рабочим и на деле одним из разрушителей организационного единства профсоюзного движения. «Ещё один заправский шут. Как много их природа наплодила!».

Организаторы данного и подобных профсоюзов проявили себя открытыми пособниками буржуазии и государственной номенклатуры, открытыми проводниками буржуазной политики в рабочей среде, среди угольщиков и горнорабочих. Вместо того, чтобы направить социальную энергию рабочих на очистку объединения профсоюзов от разложившейся верхушки, от прогнивших персоналий центрального и региональных управлений и превратить это объединение профсоюзов в подлинное рабочее профсоюзное объединение, в объединение красных профсоюзов. Вместо современного «голубого» объединения.

«Хуже оппортунизма только честный оппортунизм».

Или иной способ разрушения единства профсоюзов – это создание параллельных профсоюзов и их объединений, с пробуржуазными программами, провозглашавших основой программы организации социальное соглашательство, «социальный мир», классовый лоялизм, а на деле социальное предательство рабочих и их рабочих организаций.

Ярким примером, таких организаций являются «зубатовские» рабочие организации, созданные политической охранкой Российской империи и проч.

Профсоюзное движение — это только первый уровень классовой организации.

В обществе нет двух одинаковых людей. Рабочие в плане классовой сознательности, так же не одинаковы, кому-то достаточно участвовать в профсоюзном движении, но есть и такие рабочие, иные трудящиеся, которые более глубоко классово сознательны и понимают социальную ограниченность профсоюзного движения по улучшению положения рабочих, наёмных работников. Они осознают, что в условиях неумолимого действия объективных экономических законов в капиталистическом обществе, профсоюзная борьба – это не более чем арьергардные бои отступающей армии, которой время от времени удаётся зацепиться за тот или иной рубеж и стабилизировать положение, но изменить общую ситуацию социального «отступления», только действуя локально и от «обороны», для подавляющего большинства капиталистического общества – рабочих, трудящихся, - нет никакой возможности, оставаясь в рамках капиталистического общества, в рамкам капиталистического производства, в рамках отношений частной собственности на средства производства. Те же объективные экономические законы. И аппарат организованного насилия над капиталистическим обществом, над его подавляющим большинством, - буржуазное государство, с такими серьёзными «политическими аргументами», как регулярное войско, полиция, карательные подразделения внутреннего назначения, пресловутая тайная политическая полиция, система классового правосудия – «снисходительная к сильным и беспощадная к слабым», система буржуазного законодательства и прочая, прочая, прочая. И давление прокламациями, демонстрациями – это для буржуазии и её вооруженного до зубов государства не страшно, поскольку профдвижение ограничивает свою деятельность капиталистическим обществом, капиталистической реальностью. По большому счёту реального улучшения положения рабочих их профдвижение добиться не может, поскольку не ставит своей программной целью изменение общественного, классового положения рабочих. Рабочий с профсоюзом или без остаётся рабочим, наёмным работником на капиталиста и значит явно экономически и политически зависимым от него, не свободным от него, угнетаемым им, эксплуатируемым этим капиталистом и в целом классом капиталистов, остаётся их рабом, так как вне крупного машинного производства рабочий существовать не может, не перестав быть рабочим, работником сферы материального производства. И профдвижение это всего лишь временное ослабление железной хватки капиталистов – угнетателей и эксплуататоров – на горле рабочего, а не ликвидация удавливающей эксплуататорской хватки полностью и окончательно.

Кардинально решить вопрос уничтожения эксплуатации и угнетения, экономического и политического освобождения рабочего класса, подавляющего большинства современного общества, восстановления социальной справедливости возможно только в случае уничтожения капиталистической системы, в ликвидации её экономических основ и государственной системы политического угнетения масс трудящихся. Именно в ходе решения этого вопроса общественные группы выступают открыто и единым классовым фронтом. Друг против друга. Класс против класса. Рабочий класс, который является выразителем коренных интересов большинства общества, против класса капиталистов, угнетательского меньшинства общества, и против его государства. Выступление рабочих как класса, есть выступление политическое, так как рабочие навязывают свои коренные интересы как общественно господствующие.

Для организации политического выступления, необходима не только соответствующая практическая подготовка, но и соответствующая политическая организация, которая организует и руководит системной подготовкой создания условий освобождения. Организация, которая руководствуется программой, на базе теоретических положений марксизма-ленинизма, как учения об условиях освобождения рабочего класса. Само собой, учения, применённого к особым условиям эпохи.

Политическая организация рабочего класса – это политическая организация нового типа, которая отличается от всех ныне и прежде, действующих и действовавших буржуазных и т.п. партий. Так как практически все так или иначе прежние партии буржуазного или пробуржуазного толка были партиями наёмных политиков, напрямую нанятых буржуазией или косвенно через те или иные общественные государственные институты. Для них «всё продаётся и всё покупается!». Рабочий класс, как класс с малыми средствами, не нанимает политиков в свою партию по большому счёту, а делегирует своих наиболее сознательных и политически просвещённых представителей в политическую организацию, а также принимает в организацию представителей иных слоёв общества, если они переходят полностью и окончательно на позиции классовых интересов рабочего класса и разделяют программу, теорию и практику, организации, и готовы активнейшим образом участвовать в её деятельности.

 Политическая организация рабочего класса – это следующий этап организации рабочих. Уже как политического класса. Организация, которая борется не с теми или иными «гримасами капитализма», а ставит своей целью освобождение рабочего класса и всех остальных трудящихся от всей системы капиталистического рабства, освобождение через организацию, подготовку и свершение социальной, пролетарской революции.

Однако, поставленные цели партии рабочего класса, заключающиеся в создании политических и экономических условий освобождения большинства общества от капиталистического угнетения, вовсе не означают вечного существования этой политической, коммунистической организации, также, как и профсоюзов. Эти организации, суть происхождения классовое общество. И когда разделение общества на классы канет в прошлое, исчезает и общественная потребность в особой организации защиты условий найма для наёмных работников и в политической организации рабочего класса. Рабочий класс, который после взятия в свой руки политической власти, разрушит экономическое господство капиталистов, и через реализацию права на труд, как индивидуальную собственность на труд, на стоимость, созданную его производительным трудом в течение рабочего дня, и на основе национально централизованной общественной собственности на средства производства, создаст систему общественной государственности, систему общественного самоуправления неполитического типа. Не политического характера, так как в силу тождественности межличностных коренных экономических интересов в новом обществе, отпадёт необходимость в государстве, как в институте организованного политического насилия, навязывания интересов той или иной экономической группы, слоя общества другой, с антагонистическими экономическими интересами. Именно в новых институтах общественного самоуправления сосредоточится решение, разрешение вопросов экономического и общественного самоуправления общества свободного труда свободных людей.

К сожалению, на данную теорию накладывается имеющаяся в нашем распоряжении известная историческая практика. И оба раза, и Коммуна, и Советы, революционные массы натыкались на вопросы времени и кадров.

Если резерв времени это производная от развития текущей ситуации и действия революционных масс в ходе событий, которые как могут сократить, так и увеличить этот временной резерв для изменения ситуации в пользу пролетарской революции, то решение кадрового вопроса рабочие должны начинать реализовывать ещё до революционного переворота.

Это, с одной стороны. С другой стороны, классовый враг – капиталисты, буржуазное государство – тоже не дремлет. И постоянно старается, как и ранее начиная с первых шагов становления капитализма, особо в эпоху господства капиталистических частных и государственных монополий, которая есть вакханалия политической реакции, самого широкого и бесконтрольного произвола полицейщины буржуазного государства и полнейшего бесправия угнетаемого большинства капиталистического общества. Буржуазия и её государство стараются всемерно экономически и внеэкономически, политически, подавлять какие-либо попытки политической организации угнетённых масс и, прежде всего, самой большой группы угнетённых и эксплуатируемых – рабочих.

Поэтому есть насущная необходимость, для успешной борьбы, иметь в рабочей среде массу организаций           формально неполитического плана, которые имеют объединение под «одной крышей», например, общество любителей шахматной и других интеллектуальных игр, общество рабочих рыболовов-охотников и проч., или вернее одну формально неполитическую общественную организацию, но ведущую разноплановую практическую и организационную работу среди рабочих и других наёмных работников. Само собой, коммунисты там, где есть объединение рабочих. Они составляют неявный костяк подобной организации, её формируют, управляют и направляют её развитие и текущую деятельность.

Примеров таких неформальных рабочих организаций много. Одни из них – это рабочие клубы. Подобные клубы могут служить местом встречи представителей коммунистической организации и рабочих, состоящих в профдвижении, иных рабочих организациях или только тяготеющих к организованному рабочему движению. С этими рабочими коммунисты могут в некой секции этого клуба заниматься освоением теории марксизма-ленинизма, само собой под благовидным предлогом повышения образовательного уровня рабочих.

Работа подобного клуба несомненно выходит за рамки политического ликбеза и охватывает широкий круг задач рабочего движения и текущей жизни рабочих: организация практической объединённой забастовочной борьбы и объединения профсоюзов и соорганизация этой борьбы с деятельностью политической организации рабочего класса; работа с рабочей молодёжью, формирование её классового сознания, через пролетарское общее образование и проч.; работа по ликвидации экономического неравенства женщин-работниц, иностранных рабочих и т.п. так же работа по развитию международных связей рабочих организаций. Вся практическая, организационная, политическая и экономическая деятельность системы рабочих клубов, местного и общенационального уровней неизбежно выдвинет профессиональных организаторов и управленцев из рабочей среды, которые имеют в чёткое марксистско-ленинское мировоззрение («С Лениным в башке и с наганом в руке!»), которые чётко понимают, как организованно и функционирует материальное производство, крупное машинное производство, непроизводственная сфера. Имеют практический опыт управления производством и проч. в ходе той или иной забастовки, как необходимость для достижения приемлемого результата той или иной забастовки или иного выступления рабочих, против саботажа заводской администрации, против штрейкбрехерства определённой части классово несознательных рабочих, и противодействие полицейщине буржуазного государства и криминальным, полукриминальным шайкам частных охранных предприятий и проч.

Рабочие клубы и рабочие кадры, которые в рамках этих клубов возможно подготовить к практической государственной работе, в том числе и к той работе и тех, у которых «право в винтовке сидит» и «мундиры голубые» и коротко буквенное наименование учреждений, и к практической хозяйственной работе в известный революционный момент с минимальными издержками перехвата экономического и политического управления обеспечат необходимый каркас новой системы послереволюционной, общественной государственности.

Становление подобной системы рабочих организаций – коммунистическая партия и рабочие клубы ознаменует новый этап борьбы рабочего класса за своё освобождение.

И окончательную подготовку к «завоеванию демократии» рабочими, к взятию политической и экономической власти в стране.

Именно страшась такого нарастающего объединения рабочих в политический класс, такой их структурной организации и борьбы, которая переходит от локальных вспышек социальной экономической борьбы рабочих к объединённому их натиску на всю систему капиталистического угнетения, на всю систему рабства рабочих на капиталистов и их государство и является кануном падения господства капиталистов, - буржуазия нанимает всё большую кучу говорящих голов, политических проституток из интеллигенции и других слоёв общества, например, прикормленной «рабочей аристократии», твердящих как заезженная пластинка: «Не надо экспроприаций!», «Не надо революций!».

На эти завывания классового ужаса эксплуататоров рабочие, классово сознательные рабочие отвечают:

«Надо организовать красные профсоюзы!»

Объединение этих профсоюзов в рамках всей страны, последовательно антибуржуазных организаций, стоящих на защите интересов наёмных работников.

«Надо создать подлинно марксистско-ленинскую коммунистическую партию рабочего класса!»

Формирование политической организации рабочего класса, как политического объединения классово сознательных представителей рабочих и других трудящихся. Как объединения единомышленников на базе программы, в основе которой лежит научный коммунизм, учение об освобождении рабочего класса, – марксизм-ленинизм, применённый к особым условиям современной эпохи.

«Надо создать систему рабочих клубов!»

Клубов, в рамках всей страны, объединяющих в себе широкий фронт рабочих представителей, профсоюзных и от коммунистической партии, которые совместно и под общим руководством организуют и управляют классовым, политическим просвещением широкой массы рабочих; организуют и управляют процессов формирования кадров профсоюзной забастовочной борьбы, кадров экономического и политического государственного управления. Восставшие рабочие будут подавлять сопротивление свергнутых классов, теми же средствами, которыми буржуазия подавляла их борьбу. «Другие средства ещё не изобретены». В том числе, если потребуется, то и танками.

«Надо совершить пролетарскую революцию!»

Никакими другими путями проблемы и противоречия современного капиталистического общества решить невозможно. Современный капитализм может предложить современному обществу только один путь – путь регресса, движение назад в историческом развитии. То есть тот путь, который всё более и более обостряет противоречия и проблемы общества, который заводит общество в очевидный тупик. Двигать развитие общества вперёд, даже в бок, капитализм уже не имеет ни экономических, ни политических возможностей. 

Решение только одно – коренное изменение всей системы отношений в обществе. Революционное изменение. Это не просто очередная «революция» верхушечного, тканевого или флористического, типа. Это социальная революция, которую совершает самый угнетаемый экономически и политически класс капиталистического общества – рабочий класс. Класс, которому в ходе этой революции нечего терять, кроме своих цепей. В ходе этой пролетарской революции.

Необходима именно пролетарская революция, при свершении которой создаются политические и экономические условия освобождения рабочего класса, трудящихся, подавляющего большинства современного общества от капиталистического рабства. Именно такая революция, которая разрушает господство капиталистов над обществом, над общественным производством, над общественными производительными силами, которая разрушает буржуазную государственную машину, охраняющую это господство. Именно такая революция, которая разрушает капиталистические экономические отношения, отношения частной собственности на средства производства, которые сковывают дальнейшее развитие этих производительных сил, развитие всего общества. Развитие на новой основе общественных экономических отношений, общественного присвоения, через реализацию права работника на труд, право на присвоение новой стоимости, созданной его необходимым и прибавочным трудом, через восстановление индивидуальной собственности на труд. Индивидуальной собственности на труд, реализованной не на индивидуальных средствах производства, а на основе крупного машинного производства, на основе централизованной в рамках всей страны общественной собственности на средства производства. Такого общественного крупного машинного производства, дальнейшее развитие которого продолжается как всё более и более возрастающий и расширяющийся процесс соединения труда, начиная с соединения необходимого и прибавочного труда. С установлением новой системы общественного самоуправления, в рамках которой свободные люди свободного труда осуществляют совместное, общественное присвоение, распределение и перераспределение произведённого совокупного общественного продукта.

Ю.М.А.М. 





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.25 03.54.26ENDTIME
Сгенерирована 06.25 03:54:26 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3298803/article_t?IS_BOT=1