Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Спасет ли Россию неосталинизм?


В предыдущем посте было констатировано, что у Рассиюшки, которой наступает окончательный кирдык, есть два пути преодоления системного кризиса – демократический (условно – польский) и тоталитарный (условно – неосоветский). 1 марта свою программу спасения Раши путем построения тоталитарнойдиктатуры в духе национал-социализма презентовал Степан Сулакшин, так что этот вариант будущего отныне можно считать персонализированным точно так же, как демократический путь развития давно и прочно, я бы сказал, монопольно, ассоциируется с именем Алексея Навального.

Формально Сулакшина и Навального ставить на одну доску нельзя, поскольку первый – чистой воды маргинал, не сколотивший даже секту имени себя, и лишь декларирующий создание некоего объединения своих сторонников (эпохальное событие назначено на 17 марта); второй же – признанный (в том числе и за рубежом) лидер масштабного социального движения. Но мы будем рассматривать некие модели будущего, а не гадать, кто из этих персонажей победит на выборах, если они состоятся в ближайшее воскресенье. Поэтому персонализация двух концепций носит условный характер и нужна лишь для образной подачи довольно абстрактной информации.

Стоит отметить, что ни Навальный, ни, тем более, Сулакшин даже близко не пытались выстроить именно модель преобразований, ограничиваясь пропагандой некоего светлого образа грядущего рая. У одного – Прекрасная Россия Будущего, у другого – цивилизационно-идентичный русский неосоциализм. Первый апеллирует к космополитичной молодежи и гламурному будущему, второй – к совковому старичью, ностальгирующему по прекрасному прошлому. Но вот путь построения желаемой социальной конструкции оба вождя подают весьма скомкано и общо.

Навальный пытается убедить, что рецепт достижения счастья предельно прост: скинем Путина, проведем свободные выборы, даруем обществу честный суд, введем всяческие свободы, гарантируем право собственности – и все само собой наладится. Действительно, пример успешной реализации такой модели есть – это, например, Польша – самая нищая страна соцлагеря, первой начавшей либеральные реформы (шоковая терапия) и ставшая, наверное, самой успешной из бывших вассалов Советского Союза. Вот только тут упущено самое главное: фактически новую Польшу выстроил европейский инвестор. Ну, раз она первая открылась Западу, так туда европейский капитал, алчущий новых рынков, и пришел. Поэтому польские промышленные предприятия (те, что «вписались в рынок», конечно) были включены в общеевропейские производственные цепочки. По этой же причине поляки вне зависимости от своего желания вынуждены были строить правовое государство, крепить демократические институты и прочие честные суды, потому что без всего этого никакие спасители-инвесторы в страну бы не пришли.

Следует четко понимать, что либеральные реформы по польскому образцу означают частичный отказ от государственного суверенитета и переход к режиму внешнего управления, пусть даже временному и секторальному. Сам план реформ, названных впоследствии планом Больцеровича, разрабатывала экспертная комиссия, членами которой помимо туземных экономистов официально являлись Джордж Сорос и Джеффри Сакс. Я не открою большого секрета, если скажу, что эти господа и заказывали музыку. Они сформулировали условия прихода в Польшу западного капитала, а поляки их приняли и адаптировали к местным условиям. Стартовали реформы только после того, как их одобрил Международный валютный фонд. Собственно, учитывая гигантский внешний госдолг Польши (еще социалистической), превышающий $42 млрд., говорить о суверенитете страны было уже нельзя. Хочешь быть суверенным – объявляй дефолт и выползай из задницы своими силами. Либо смиренно слушай советы белых людей, котором ты должен больше, чем имеешь.

Польские реформы стали просто классикой экономического либерализма: полный отказ от протекционизма и привилегий госкомпаниям, почти тотальная, но при этом растянутая по времени приватизация, отделение Центробанка от государства, запрет (!) эмиссии и финансирования дефицита госбюджета. Был принят специальный закон об иностранных инвесторах, гарантирующий вложения и позволяющий свободно экспортировать прибыль. Разумеется, злотый стал свободно конвертируемым, а курсообразование привязанным к запасам иностранной валюты в раках режима внешнего валютного управления (сurrency board).

Социальные последствия были предсказуемы: падение и без того низкого уровня жизни, сильное имущественное расслоение, безработица, рост преступности, спад рождаемости утечка населения за рубеж и прочие прелести, хорошо известные русским по «лихим 90-м». Однако, поскольку реформы в Польше проводили фактически внешние управляющие, а не местные бандиты, как в Раше, результатом стали быстрая (в течении трех лет) стабилизация, устойчивый рост экономики, пропорциональное увеличение доходов населения, становление правового государства, укрепление демократических институтов, интеграция страны в систему международного труда и политическая интеграция в Европейский союз и НАТО. Средняя зарплата в сегодняшней Польше, которая, разумеется, остается в ЕС страной второго сорта, превышает $1250. Даже среднестатистический польский пенсионер получающий $550, живет гораздо богаче среднего работающего россианца, чей реальный доход не дотягивает до $400.

Так что успех либеральных реформ в Польше налицо, что бы там не квакали всякие поцреоты-либералофобы. Но, подчеркиваю, ключевой фактор успеха либеральных реформ – усилия внешнего управляющего (инвестора). По уровню развития промышленности Чехия превосходила Польшу (по уровню жизни в соцлагере чехи были на первом месте). Но именно эта развитость и, как следствие, высокая квалификация работников и высокий уровень оплаты труда, стали причинами слабого интереса со стороны внешних инвесторов. Зачем Европе мощный чешский авиапром? Да нафиг он им не нужен, так же как и автомобильные заводы. Их, конечно, скупили за бесценок германские концерны, но «опустили» их фактически до уровня отверточной сборки и производства отдельных узлов для своей техники.

В частности, компания KODA AUTO (некогда часть концерна KODA, упраздненного в 2018 г.) на 100% принадлежит германской корпорации Volkswagen AG, и именно немцы сделали конкурентоспособные на европейском рынке модели Felicia, Octavia, Fabia и Superb. Чешским авиастроителям повезло гораздо меньше. Они и сами способны делать отличные самолеты, в частности учебно-боевой L-159 (развитие знаменитого L-39 Albatros) по смешной цене в $10 млн, но вот рынка сбыта у них нет от слова совсем. Поэтому и серийное производство отсутствует. Компания Aero Vodochody выживает за счет отверточной сборки американских вертолетов и производства отдельных узлов для бразильского авиаконцерна Evbraer. Число сотрудников авиапроизводителя упало до 1700 человек.

Индекс успешности страны, если в качестве такового взять уровень средней зарплаты, показывает, что Чехия весьма заметно проигрывает Польше со своими $1000 в месяц на одного работника. В менее индустриализированной, но более курортной Словакии, бывшей некогда частью Чешко-Словацкой федерации, усредненный доход одного работника, как ни странно, даже чуть выше – примерно $1080. В Венгрии среднемесячная оплата труда куда ниже - $615. В совсем уж нищей по меркам Евросоюза Болгарии - $550 – втрое ниже, чем в среднем по ЕС. Везде в Восточной Европе либеральные реформы осуществлялись по польскому шаблону, и везде их можно признать успешными, но результаты далеко не идентичны. Закономерность железная: чем меньше страна интересовала внешнего инвестора – тем меньших успехов она достигла. В Прибалтике та же картина: самая успешная территория постсовка – Эстония (средняя зарплата порядка $1100, если верить официальной статистике) наиболее плотно освоена варягами в прямом смысле слова (значительную часть национальной экономики контролируют шведы). Малоинтересной для иностранных инвесторов оказалась провинциальная Литва, где работник в среднем получает $640.

Конечно, в качестве иллюстрации успеха масштабных либеральных реформ гораздо лучше подойдет послевоенное немецкое экономическое чудо (реформы Эрхарда), но я привел просто более близкий хронологически пример. Но если говорить о взлете Германии, то тут тоже никакой сенсации нет: Эрхард, конечно, красавчег, но ключевой фактор успеха – это план Маршалла, то бишь американские инвестиции в разрушенную войной Западную Европу. Опять же, мы видим железную закономерность: либеральные реформы как по маслу идут там, где слабее государственный суверенитет. На момент начала немецких реформ никакой Германии вообще не существовало, была лишь Бизония, то есть объединенная зона оккупации Британии и США. В Японии – та же картина, ее начали отстраивать оккупанты.

Хотите пример провала либеральных реформ? Можно привести десятки случаев в Африке, Азии и Латинской Америке, но зачем далеко ходить, если перед глазами наша Раша, где реформы проводили патриотически настроенные бандиты, а интерес западных инвесторов редко выходил за пределы рынка биржевых спекуляций (это логично, ведь деньги в любой момент можно вывести, а физический капитал – нет). Среди ватного быдла, конечно, популярен миф о том, что приватизацию осуществил Чубайс по советам ЦРУ, агенты которого занимали целый этаж в офисе Госкомимущества, но это не более, чем миф. Все конкретные решения лоббировала доморощенная мафия, в том числе проект знаменитых залоговых аукционов, в ходе которых ворье присвоило себе крупные нефтяные компании и метллургические комбинаты, заплатив за них жалкие гроши деньгами, фактически взятыми взаймы в бюджете. Назовите мне хоть одно крупное госпредприятие в РФ (или хотя бы некрупное), которое в 90-е прибрели и модернизировали иностранные инвесторы. Вот вам и ответ на вопрос, почему либеральные реформы в России провалились так же, как в любой другой бандитской африканской голожопии.

Поэтому эротические мечты Навального и его хомчков о том, что стоит только провозгласить швабоду, демократию и объявить, что с понедельника все суды будут судить по-закону, совершенно бесплодны в экономическом плане. Политическую надстройку можно перекрашивать хоть перед каждыми выборами (это называется модным словом «ребрендинг»), но я констатирую крайне неприятную для лехиных фанатов вещь: демократия, гражданское общество и прочие приятные ништяки вроде правового государства, честных судов, законопослушных чиновников и свободных СМИ могут существовать лишь на весьма конкретном экономическом базисе. Этот базис – экономика, основанная на производстве добавленной стоимости труда. На базе рентной (сырьевой) экономики может процветать лишь бандитский авторитарный режим, чему иллюстрацией служит три десятка ныне существующих рентных диктатур. Причем в худшем случае они вырождаются в нечто похожее на венесуэльскую боливарианскую камарилью, доведшей самую богатую нефтью страну мира (23% мировых запасов) до банального голода. РФ бодро марширует как раз по этому худшему пути.

Поэтому, если Навальный действительно хочет построить Прекрасную Россию Будущего (с), ему придется озаботиться созданием того самого экономического базиса, который сегодня отсутствует от слова «совсем». Наследие совка в целом уже просрали, а то, что осталось, будет проедено в течение ближайших даже не десятилетий, а всего лишь лет. Итак, за чей же счет в Раше будет построена современная экономика? Один вариант мы рассмотрели: должен прийти цивилизованный белый человек и все здесь наладить (при деятельном участии и полном послушании туземцев, конечно), как это было в Германии, Японии и Польше.

Второй вариант – поднимать экономику за счет собственных резервов и по собственному разумению. Это то, что называется мобилизационным рывком. Для мобилизационного рывка требуется СВЕРХКОНЦЕНТРАЦИЯ УСИЛИЙ И РЕСУРСОВ. И тут я опять вынужден констатировать крайне неприятный факт: сверхконцентрацию ресурсов и усилий общества по реализации масштабной задачи может осуществить только тоталитарный режим. Вот хоть обыщитесь, нет примеров, когда бы мобилизационный рывок происходил в условиях демократической модели управления. Примеры эффективного тоталитарного госстроительства я привел в предыдущем посте.

Нет, я, конечно, двумя руками за то, чтобы на пару десятилетий отказаться от государственного суверенитета, отдать власть зарубежным инвесторам и менеджерам (да хоть оккупационной администрации) и пусть они в Раше реализуют план Маршалла 2.0. Я не шучу, говорю совершенно серьезно и искренне: это наиболее гуманный и эффективный план построения в Ебанатории цивилизованного общества и дееспособной экономики. Я даже готов стать жидобандеровцем, принять украинское гражданство, выучить мову и посвятить остаток жизни украинскому нациестроительству, если План Маршалла для Украины из частной инициативы Леви или Гартон-Эша вырастет в действующий международный проект.

Однако, как реалист, я крайне скептически отношусь к проекту Плана Маршалла для Киева. Мир в этом просто не заинтересован, и Украина ничем не способна его заинтересовать. А уж План Маршалла для России – это вообще из разряда ненаучной фантастики. Это, скорее, область религиозного культа. Не думаю, что Алексей Навальный такой уж клинический идиот, что верит в успех либеральных реформ в России, которые оплатит Запад. Скорее всего, он просто нормальный здравомыслящий политик, следующий знаменитой ленинской формуле «главное – взять власть, а там видно будет».

Небольшой оффтоп. Вообще-то Ленин выражался более витиевато. Например, в своем знаменитом послании ЦК партии от 24 октября 1917 г. Владимир Ильич, отсиживающийся на конспиративной квартире, писал: «Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия». А еще он очень любил цитировать Наполеона: «Нужно сперва ввязаться в бой, а там видно будет». В своей последней работе «Лучше меньше, да лучше», датированной мартом 1923 г. он пишет: «Вот и мы ввязались сначала в октябре 1917 года в серьёзный бой, а там уже увидали такие детали развития, как Брестский мир или НЭП и т.п.».

Собственно, почему многие видные русские эсдэки (по правде говоря, большинство) отвергали большевизм, и даже деятельно боролись с ним. Они совершенно разумно полагали, что стратегия, основанная на авантюризме, а Ленин был чистой воды авантюристом, не может быть системно успешной, а для многомиллионной и разрушенной страны станет просто губийственной. Да, именно так происходит в 99% случаев. Но у Бонапарта, Гитлера и Ленина авантюры удавались. До поры, до времени, конечно, но спорить с этим бессмысленно. Авторитет этих лидеров имел совершенно одинаковую основу – слепую веру приверженцев в гений вождя. Оффтоп закрыт.

Способен ли будет Навальный переобуваться на лету, как Ленин, покажет время. То, что он вообще доживет до краха путинизма, далеко не факт. Но гипотетически (мы ведь сейчас рассматриваем условную политическую модель, ассоциированную с Навальным) после прихода к власти моего тезку ждет большая проблема: западный инвестор спасать Рассиюшку не придет, даже если она отдаст Крым и ядерное оружие. Не потому, что Запад боится и желает смерти «русской цивилизации», как в это веруют духовносрепные дегенераты, а просто потому, что она интересует инвестора ничуть не больше, чем Украина, готовая на пупе сплясать перед белыми людьми, или та же Африка. Сможет «демократ» Навальный переобуться и стать тоталитарным диктатором – он удержит власть. Не сможет – его ждет судьба Керенского. Борьба за власть – штука жестокая, но справедливая, побеждает наиболее дееспособный политик.

Да, я предвижу возражения из зала. Многие готовы поспорить со мной: дескать, Китай – страна на порядок более крупная, чем Россия, но иностранный инвестор пришел и сделал из нее за 25 лет вторую экономику мира. Ребята, у меня для вас печальная новость: вы совершенно не в теме, это – полная туфта. Даже в самые инвестиционно удачные годы иностранному капиталу принадлежало не более 15% вложений в основной капитал (биржевые спекуляции мы рассматривать не будем, они к экономике имеют весьма отдаленное отношение). То есть на 85-90% китайское экономическое чудо оплачено самими китайцами.

В Китае – жесткий тоталитарный режим (некоторые называют его коммунистическим, но коммунизм там присутствует исключительно в роли декорации), который решает задачу сверхконцентрации ресурсов и усилий общества, реализуя четко сформулированную цель – построение мощного государства с мощной экономикой. Демократией там даже не пахнет. Если оперировать экономическими понятиями, то в Китае государство концентрирует в своих руках национальный доход и перераспределяет его в пользу фондов развития, жертвуя потребительскими фондами. Китайское экономическое чудо базируется не на мощи иностранных инвестиций, а на каторжном труде двух поколений рабов, вкалывавших по 14 часов за миску риса. Сегодня уровень жизни в Китае значительно вырос, а средняя зарплата в $850 уже вполне на уровне второсортных стран ЕС. Это – итог концентрированных усилий общества последних 30 лет.

Распахнутые перед иностранными инвесторами двери решали довольно ограниченную задачу – получение доступа к потребительским и сырьевым рынкам Европы и Америки, поскольку китайская модель экономики была и в значительной степени остается экспортоориентированной. Частный инвестор хочет получит прибыль? Конечно, хочет, поскольку это его единственная цель. Ну так пусть у него и болит голова о том, как получить доступ к рынкам сбыта. Задача же китайского правительства – создать условия для наращивания производства, обеспечив инвесторам, и не только зарубежным, комфортные условия для ведения бизнеса (коррупция там системно подавляется), дешевую, благодаря угольной генерации электроэнергию, развитую транспортную инфраструктуру и дешевую рабсилу. Да, теперь приоритет от дешевой рабсилы сдвигается в сторону квалифицированной, но сути это не меняет.

Суть же в том, что китайское экономическое чудо базируется на мобилизации внутренних усилий, иностранные инвестиции и технологические заимствования играют не большую роль, чем в ходе сталинской индустриализации они имели для СССР. Повторюсь, что мобилизацию усилий общества и концентрацию ресурсов для решения масштабной программы преобразований может осуществить исключительно тоталитарный режим. Опять же, именно Китай осуществил рывок в развитии и вхождение вТОП-5 мировых держав, не пожертвовав ни каплей своего суверенитета, как Япония или страны Западной Европы, где реформы осуществлялись по либеральным рецептам.

Навальнисты, да и сам их гуру, любят иногда вздрочнуть на успешный Сингапур и Ли Куан Ю. Ну, что ж, и тут все в рамках рассмотренной тенденции: реформы Ли Куан Ю проходили в условиях жесткой диктатуры тоталитарного толка. Отец южнокорейского экономического чуда – фашистский диктатор генерал-майор Пак Чжон Хи. Точно так же южнокорейцы десятилетия херачили за миску рису и спали у станков. Так что вера в чудо – вещь приятная, но бесполезная. Нет и быть не может никакого пути вытаскивания Рассиюшки из жопы, кроме внешнего управления и жестокой, но эффективной тоталитарной диктатуры. Да, тоталитарные режимы способны трансформироваться в демократии, как это произошло в Южной Корее, Сингапуре, Тайване, но только после того, как диктатура выполнит свою задачу – создание экономического базиса для открытого демократического общества.

В отношении «демократа» Навального (условного «Навального», условно пришедшего к власти) у меня один вопрос: сможет ли он стать эффективным тоталитарным диктатором в духе Сталина или Ли Куан Ю, или стремительно мутирует в диктатора авторитарного, как это произошло с Ельциным? Всерьез рассматривать вариант спасительного Плана Маршалла для Раши я готов только тогда, когда для этого появятся хоть какие-то основания, пока это лишь сопливые мечты розовых либеральных эльфов.

Поэтому каким бы смешным не казался проект построения национал-социалистического рейха по лекалам Сулакшина, это вполне рабочий сценарий: отказываемся от бесплодного ожидания инвестиционного западного принца на белом коне, опускаем конфетно-букетный этап демократической революционной романтики между властью и населением и сразу приступаем к процессу грубой тоталитарной ебли. По крайней мере, время экономится. Но и тут все не так однозначно. Давайте рассмотрим, какие ошибки германских нацистов и русских большевиков не стоит повторять, чтобы тоталитарный режим не привел страну к очередной катастрофе. Степан Сулакшин в своем рвении усердного компилятора этих системных ошибок в упор не замечает. (Продолжение следует).





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.25 03.49.57ENDTIME
Сгенерирована 06.25 03:49:57 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3301136/article_t?IS_BOT=1