Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать
Санкт-Петербург(Курортный район), 30 апреля - 05 мая

Все мероприятия >>

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Пара чубайсовских ножей в спину Бориса Немцова


В эти дни, когда вспоминают Бориса Немцова, стОит напомнить пару историй, которые Борис неоднократно рассказывал. Правда, рассказывал он их без некоторых деталей...

Одна история связана с приватизацией «Связьинвеста» в июле 1997 г.
Немцов так описывал сложившуюся тогда ситуацию:
«Как раз началась борьба за «Связьинвест», и мы с Чубайсом и Кохом решили провести открытый, прозрачный аукцион».
«Мы с Чубайсом решили честно продавать «Связьинвест» — это крупнейшая телекоммуникационная компания: проведем, дескать, аукцион, открытый конкурс, могут быть допущены иностранцы».

Как выяснилось вскоре, прошедший аукцион оказался ни открытым, ни прозрачным, ни честным. Что стало очевидным в ходе т.н. «Дела писателей» и вылилось в последовавшие за ним отставки с государственных должностей и Чубайса, и Коха и других «авторов», получивших по 90 тыс. долларов за ненаписанную книгу.
Но сейчас речь не об этом.

Много лет спустя Немцов вспоминал:
«Мне предлагали договориться с Березовским и Гусинским по поводу приватизации «Связьинвеста»».

Кто были те люди, кто предлагал ему договориться с Березовским и Гусинским?

Одно имя – Татьяна Борисовна – Немцов обнародовал сам:
«В общем, готовили мы сделку, как тут звонок, и Татьяна Борисовна мне говорит: «А вы это решение согласовали с ребятами?» — «С какими? — не понял я. — Телефоны, адреса, явки?» — «Борис Абрамович и Владимир Александровичв курсе?» Я вскипел: «Ты что, сумасшедшая, что ли? Я че, разрешения у них должен спрашивать? Кто они такие?»... — Таня осерчала: «Ты ничего не понимаешь... Привык у себя в Нижнем Новгороде...» — и началась война с олигархами».

А другое имя – Чубайс – напомнила Е.Трегубова:
Вот как вспоминал последние предвоенные дни заслуженный ветеран связьинвестовских сражений Борис Немцов:
– В июле Чубайс уехал с женой Машей в Париж. Перед этим мы с ним уже твердо договорились: аукцион по Связьинвесту будем проводить по закону. И вдруг Толик среди ночи звонит мне из Франции и говорит: Слушай, Борь, а может, все-таки нужно по совести, а не по закону? А то меня тут Береза с Гусем достали уже совсем…
Призыв делить госимущество не по закону, а по совести, действительно, был очень популярен в тот момент в тандеме Березовского-Гусинского...
Продолжение знаменитого ночного разговора с Чубайсом, звонившим из Парижа, Немцов описывал мне так:
– Я ему говорю: Толя! Ни в коем случае! Если ты пойдешь с Гусем и с Березой на сделку, я немедленно подаю в отставку! Если хотят получить Связьинвест – пусть платят на аукционе реальные бабки! Нам зарплаты уже стране платить нечем, бюджет пустой!

Вторая история связана с попыткой Бориса Березовского получить «Газпром» в июне 1997 г.
Вот как ее описывал сам Немцов:
Вторая история по поводу бандитского капитализма — это вообще классика: Украина рыдать будет. Борис Абрамович Березовский — внимание! — хотел возглавить крупнейшую мировую энергетическую компанию «Газпром»... от которой зависит судьба и России, и Украины, и Европы, и очень многих стран и людей. Пришел ко мне и говорит: «Давай назначай меня туда руководителем» (а я был не только вице-премьером, министром топлива и энергетики, но еще и представителем государства в «Газпроме»). «Этого не будет никогда, — отвечаю. — Только через мой труп — ясно тебе? К газу ты никакого отношения не имеешь»...
Он на меня озадаченно посмотрел: «Нет, ты не понял. Черномырдин согласен». — «В смысле?» — «Вот полюбуйся, проект решения: «Назначить Березовского председателем совета директоров» — и подпись премьера. Вяхирев, кстати, тоже «за». Рэм Иванович тогда председателем правления «Газпрома» был, а Черномырдин — премьер-министром, моим начальником: мы с Чубайсом у него в замах ходили. В полном шоке ему звоню: так, мол, и так, Виктор Степанович, и слышу в ответ: «Ну, ты...» — знаешь, как он умеет?
— Ни да, ни нет?
— Просто понять Черномырдина может только сам Черномырдин... «Простите, а что означает здесь ваша подпись?» — спрашиваю. «Что я прочитал этот текст». — «Виктор Степанович, вы же премьер-министр! — не выдержал я, — и если стоит ваша подпись — вы, значит, согласны». — «Ну давай, ты все-таки ответственный за это министр, сам разбирайся».

Тут же набираю Вяхирева, а тот просто идиотом прикинулся: «Да ладно, Боря, я же знаю, что ты правильное решение примешь. Ну, пришел человек, пристал ко мне — что я мог сделать?» Вот тут я и понял, что живу в стране победившего бандитского капитализма. Только в его условиях возможен какой-то человек, — да, крупный бизнесмен, неглупый, по-своему харизматичный и яркий! — который управляет страной, назначает на ключевые должности, а теперь захотел еще и «Газпром». Я уперся: «Этого не будет — точка. Пошел отсюда», — и за Березовским закрылась дверь.
Дальше визит в Китай — это я все по поводу бандитского капитализма рассказываю. Там строили гигантскую плотину «Три ущелья», и мы выиграли тендер на поставку турбин. Стройка, действительно, потрясающая — китайцы возвели самую мощную в мире ГЭС: две горы спустили в реку Янцзы и перекрыли русло. Я отправился туда с группой бизнесменов с «Электросилы»... Прилетаю, схожу с трапа самолета, — а это западный Китай, малодоступный — и встречает меня... Березовский.
— В Китае?
— Да, на реке Янцзы. «В чем дело?» — спрашиваю. «Знаешь, мы как-то грубо, неправильно с тобой разошлись — надо все-таки эту проблему решить». Я скрипнул зубами: «Боря, мы уже решили ее. Точка». — «Нет, ты точно не понимаешь, вот Черномырдин...» В общем, ходил за мною как хвост. Китайцы вообще не понимали, что происходит: большая правительственная делегация, ГЭС, турбины, и вдруг человек какой-то — кто он такой? Ну что — не гнать же его поганой метлой. «Ладно, — махнул я рукой, — ходи. Жалко, что ли?»

Вскоре прилетает в Пекин Черномырдин — я, собственно, и готовил его визит. Пришли в наше посольство (бывшее советское),... и тут Борис Абрамович за Черномырдиным увязался: «Надо поговорить!» Заперся с ним в какой-то комнате и давай наушничать: «Виктор Степанович, у вас есть заместитель Немцов, так он ведь за человека вас не считает. Вы что велели? Назначить Березовского руководителем «Газпрома», а Немцов сказал: «Нет!», и вы это сносить будете? Он вас вообще в грош не ставит!» На самом деле, Березовский матом сказал, но я не могу повторением себя осквернить... Виктор Степанович, действительно, русским языком свободно владеет: сплошной мат-перемат, но тут сохранил нейтралитет: «А что я могу с Немцовым поделать? Он преемник...
— ...красавец какой!..
— ...чего ты ко мне привязался?» После этих слов Борис Абрамович вышел и пригрозил, что будет со мной разбираться, поэтому, говоря о стране бандитского капитализма, я имел в виду очень конкретные вещи — то, что Россией управляли не избранный президент, не депутаты, не мэры и губернаторы...

Борис Немцов неоднократно рассказывал эту историю. И каждый раз говорил только о двух высокопоставленных чиновниках, согласовавших назначение Березовского руководителем «Газпрома», – о В.Черномырдине и Р.Вяхиреве. Но он, кажется, никогда не говорил о третьем государственном чиновнике, согласившемся передать «Газпром» Березовскому – об Анатолии Чубайсе.

На совещании у Черномырдина 23 июня 1997 г. – накануне общего собрания акционеров и заседания Совета директоров РАО «Газпром» – трое из четырех его участников – Черномырдин, Вяхирев и Чубайс – приняли решение «от имени Коллегии представителей государства в РАО «Газпром» избрать председателем Совета директоров Б.Березовского».

Все – за исключением Бориса Немцова.




В протоколе совещания в кабинете премьер-министра, заверенном руководителем аппарата правительства В.Бабичевым, напротив трех фамилий стоит значок «п/п» – очевидное получение подписи/согласия на обсуждавшееся решение. И лишь напротив фамилии Немцова стоит «?» – вопросительный знак.
Согласия Немцова на передачу «Газпрома» Березовскому так и не было получено.
К каким последствиям собственно для Немцова и для всей страны это решение привело, сейчас хорошо известно.

Но ради исторической точности фактические описания обоих упомянутых событий должны быть исправлены и звучать примерно так.

Первое событие – приватизация «Связьинвеста»: «Когда началась борьба за «Связьинвест», Немцов решил провести открытый, прозрачный, честный аукцион по его продаже. Накануне его проведения Чубайс попытался уговорить Немцова сфальсифицировать его результаты. Немцов наотрез воспротивился, пригрозив своей отставкой».

Второе событие – назначение руководителя «Газпрома»: «Когда Борис Березовский решил стать во главе «Газпрома», то он получил на это согласие со стороны премьера В.Черномырдина, первого вице-премьера А.Чубайса, а также покидавшего пост председателя Совета директоров «Газпрома» Р.Вяхирева. Единственный человек, кто не согласился с этим, уже практически согласованным, правительственным решением, был Борис Немцов. Только благодаря ему назначение Березовского руководителем «Газпрома» не состоялось».

------------------------------------------------------------

Иллюстрация: Андрей Будаев





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.04.25 19.39.02ENDTIME
Сгенерирована 04.25 19:39:02 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3305072/article_t?IS_BOT=1