Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Диктатура пролетариата с точки зрения теории эволюции

Как-то мне попалась на глаза информация, что в одном из писем Лафаргу Маркс признавался, что самым значительным его вкладом в теорию революционного движения была разработка концепции диктатуры пролетариата. Первоисточник этого известия я отыскать не смог и решил поверить в это, так сказать, на слово. Меня на тот момент такое откровение Маркса удивило, тем более от того, что как утверждают исследователи Маркса, прямых упоминаний диктатуры пролетариата во всех текстах Маркса не более десятка. Однако, лукавить своему зятю в личном письме тоже резону нет. Здесь мне потребуется сделать отступление, поскольку без него в моем дальнейшем повествовании возникнет пробел.

Когда я писал предыдущий текст, я специально выбрал для него, как мне тогда показалось, провокативное заглавие. Дело в том, что из тех немногих доступных русскоязычному читателю Сети сочинений Лафарга самым, как мне казалось, известным является его памфлет «Право на лень». Таким образом, я вступил с ним как бы в скрытую полемику, о чем мне мои читатели марксисты и антимарксисты, по моему замыслу, должны были тотчас же и указать. А вот с этого момента я и планировал перекинуть смысловой мостик к своему следующему тексту. Реальность оказалась куда суровее, чем я предполагал, похоже, про Лафарга никто из моих читателей не знает. Но при этом он мне остается необходим и реакция на него моих читателей тоже. Дело в том, что Лафарг, по свидетельству критиков довольно дельно описывал взаимоотношения двух теорий, что так сильно влияют на состояние умов моих современников – теории Дарвина и, соответственно, теории Маркса. Для меня лично, в этом описании возникла только одна проблема, я не смог отыскать русский текст его работы «Эволюция-революция», только разрозненные цитаты из неё, хотя собрание его сочинений было выпущено в далеком 1925 году. Из этих цитат я смог уразуметь, что в основном мои выводы вторят умозаключениям Лафарга, но главное здесь в другом – биологи-эволюционисты за прошедшие полтора столетия успели много чего наоткрывать и казалось бы, несколько раз успели опровергнуть выводы Лафарга, но накопленная сумма знаний потихоньку заставила их развернуться к нему лицом и всё более подтверждает правоту и Лафарга и Маркса. Вот об этом и пойдет далее речь.

Лет 5 назад из нескольких источников мне поступил совет ознакомиться с книгой под запоминающимся названием – «Неучтенный фактор», О.Маркеева. Книгу я добросовестно попытался прочесть, но одолеть не смог – художественная проза последние 15 лет меня вдохновляет редко. А название запомнилось.  Вот взаимоотношения биологической и социальной эволюции на мой взгляд, как раз и есть самый неучитываемый ныне фактор. Хотя, как сказать, неучитываемый, его учитывают и вполне себе успешно, только вслух про это говорить – моветон, даже термин такой придуман: «социал-дарвинизм», как только требуется прекратить дискуссию на эту тему, следует только обвинить оппонента в социал-дарвинизме и тот начинает оправдываться, сбиваться или впадать в истерику. Вот мне и было дюже интересно как этими понятиями оперировал Лафарг до того как эти понятия после известных событий были объявлены «табу». Однако я сам попробую обойтись без идеосинкразии на термины и без параксизмов на возможную критику.

Сразу оговорюсь, что не претендую на всеобъемлющее исследование предмета, скорее моя претензия состоит в том, чтобы инициировать процесс коллективного обдумывания обозначенного мною направления, а поэтому конструктивная критика текста рассматривается мною как продолжение текста настоящей публикации. В соавторстве, так сказать. Итак.

Как я вижу теоритический подход Маркса к решению проблемы капитализма. В философских рукописях он обозначил основные противоречия капитализма и набросал легкий абрис пути преодоления этих противоречий. В «Das Kapital» он дал объемную, въедливую характеристику капиталистического способа производства и параллельно его критику, при этом его современники сперва даже не разглядели за характеристикой той самой критики, и сей труд вначале рекомендовался как некое пособие коуч-тренинга юного капиталиста. Но, как известно любому юному борцу за народное счастье, голое критиканство непозволительная роскошь в условиях тотальной конкуренции, а поэтому «критикуя-предлагай». И Маркс предложил ко всему прочему некую методологию преодоления кризисных явлений критикуемого им общественно-экономического строя. И методология эта появилась не на ровном месте, а параллельно теории эволюции Дарвина. В порыве творческой эмпатии, Маркс даже пытался посвятить первый том своего знаменитого труда сэру Чарльзу Спенсеру, однако тот осторожно отказал ему в этом. Но тем не менее. «Вульгарный» социал-дарвинизм тоже ухватился за возможность утвердить себя с помощью новой теории и осторожность Дарвина на этот счет была, скажем так, не безосновательной. Однако «вульгарность» первопроходцев социал-дарвинизма состояла в том, что за лозунгом «Побеждает/выживает сильнейший»,скрывалась неясность, ведь сила ими понималась как количество собственности в распоряжении и не более того. Однако, дьявол кроется в нюансах, а в этом случае нюансом оказалось то, что понятие «сила» оказалось со временем не тем, что под нею понимали «вульгаристы». В чем сила, брат?(с)

В настоящее время в эволюционизме как научной дисциплине существует так называемая гипотеза «Черной королевы». Её довольно популярно изложил в своей книге «Удивительная палеонтология». Прошу прощения за длинную цитату, но опыт с Лафаргом показал, что она необходима.

«Мы уделили столько внимания этой гипотезе по той причине, что рисуемые ею взаимоотношения хищника и жертвы кажутся резко противоречащими современной экологической парадигме, основанной на так называемых циклических балансовых моделях (типа модели Лотки – Вольтерры). Биомассы предыдущего и последующего трофических уровней соотносятся примерно как 10:1 (принцип трофической пирамиды). Ясно, что именно популяция хищника должна подчиняться изменениям в популяции жертвы, но никак не наоборот. Отсюда, как кажется, естественным образом следует и так называемая филогенетическая реактивность хищника: жертва увеличивает скорость передвижения – хищник вынужден перейти к охоте из засады; жертва одевается панцирем – хищник начинает создавать инструменты для его взлома; именно в таком порядке.

Однако многие палеонтологи (В. А. Красилов, В. В. Жерихин, А. С. Раутиан) приходят в последнее время к выводу о том, что балансовые модели – это путь к познанию функционирования сообществ, но не их эволюции. Все необратимые эволюционные процессы (от глобальных экосистемных кризисов до филогенеза отдельных таксонов) протекают не благодаря, а вопреки сохранению экологического равновесия. Функционирование сообществ основано на циклических процессах, протекающих с отрицательной обратной связью; для того же, чтобы началось развитие, она должна разрушиться и смениться на положительную обратную связь.

Применительно к системе «хищник – жертва» это должно выглядеть так. Любой эволюционный успех жертвы (увеличение скорости передвижения и т.п.) немедленно становится для хищника ощутимым; эволюционные приобретения хищника вообще-то безразличны жертве, поскольку в норме тот все равно изымает лишь небольшую часть ее популяции. До тех пор, пока хищник остается в таком реактивном состоянии, система пребывает в равновесии. Но как только эффективность хищника превысит некое пороговое значение, жертва начинает «замечать» хищника, поскольку теперь он подрывает ее ресурсы. В тот самый момент, когда реактивной становится жертва, а не хищник, в системе и возникает положительная обратная связь по типу «гонки вооружений». Система, выйдя из равновесия, начинает эволюционировать в некоем (совсем не обязательно «правильном») направлении.

На эволюционную роль верхних трофических уровней экосистемы можно посмотреть и с иной точки зрения. Их взаимодействия с нижними уровнями являются не столько энергетическими (описываемыми в терминах трофической пирамиды), сколько информационными. Здесь может быть использована аналогия с постиндустриальным обществом, в котором решающее значение приобретает не уровень производства энергии (как это было в индустриальную эпоху), а оптимизация управления энергопотоками за счет информационных связей. Именно таким «блоком управления» экосистемы и являются консументы, деятельность которых вызывает эволюционные изменения у их жертв. Как заметил А. С. Раутиан, само выражение «эволюционные стратегии хищника и жертвы» не вполне правильно: у хищника стратегия есть, а вот у жертвы – одна только тактика.

О степени же автономности этого «блока управления» дают наглядное представление именно те палеонтологически документированные ситуации, когда он производит чересчур эффективного хищника, который, по выражению А. Г. Пономаренко, «проедает экосистему насквозь» (как это и произошло при возникновении зоопланктона размерного класса «циклоп»). Любой эколог скажет не задумываясь, что «этого не может быть, потому что не может быть никогда!», и будет совершенно прав – но прав именно в рамках своего, экологического, масштаба времени. В эволюционном же масштабе времени такая ситуация (ее можно условно назвать «изобретением абсолютного оружия») не просто возможна – она, как мы увидим далее, служила реальным механизмом запуска целого ряда крупнейших экосистемных перестроек и филогенетических революций".

Нас окружают сложные системы различного порядка и сами мы являемся частью этих систем, поэтому закономерности развития систем не только могут носить общий характер, но и должны учитываться до тех пор как общие для всех систем, пока в частных случаях не будет доказано их ограниченное действие. Самой ближайшей по вовлеченности и подобию для социума является система биосферы планеты Земля и уклонение от попыток примерить выявленные закономерности её функционирования на сам социум это и есть, на мой взгляд, тот самый «неучтенный фактор».

Так что дает нам в плане развития человеческого общества знание из цитаты Еськова? Консумент, другим словом хищник – есть двигатель эволюции, прогресса. Тех, кто восторжествовал от этих слов, спешу успокоить – еще рано, не стоит спешить с выводами. Почему Еськов пользуется строгим термином консумент, а не говорит по-русски прямо – хищник, мол, и всё? Потому что консументом может выступать и паразит. Карл Циммер даже книгу на эту тему написал, называется «Parasite Rex», рекомендую, кстати. Как там поется в «Интернационале» - «Владеть землёй имеем право,: Но паразиты — никогда!»?

Только что тогда с этой точки зрения «Диктатура пролетариата»? Тормоз развития или новый консумент? Консумент вооруженный «абсолютным оружием» по Еськову? Вопрос. Если ответ в пользу консумента, то «ай, да Маркс, ай да сукин сын» получается? Или "тады, ой!"?

Но я не сторонник гипотезы «Черной королевы» и вот почему. Абсолютных паразитов не бывает, эти связи комплиментарны. Кстати, Маркс про это в философских тетрадях тоже указал, там, где про проституирующий пролетариат, мол, связан капиталист с пролетарием очень тесно, друг без друга они существовать не могут, симбиоты, так сказать, как поститутка с сутенером. Только симбиотии рано или поздно в виду объективных причин приходит конец. «Капитал» как раз про то, как и в каком порядке приходит конец этой конкретной симбиотии.

И что дальше? «Что делать?» - по-русски говоря. Если верить Еськову, да и Марксу тоже, то отдельному «атланту» не суждено расправить плечи, никогда, нет среды для этого в рамках заявленных условий. Это первый вывод. Вывод номер два. Это уже чисто Маркс, как мне кажется, эволюционная биология еще не дожила до подтверждения его правоты, но стоит немного обождать, итак – Маркс предлагает, неявно впрочем, и без его «Философских тетрадей» это неявно вообще, а из одного «Капитала» не уразуметь так уж точно, предлагает замкнуть трофическую цепь на самих себя, стать и паразитом и хищником и продуцентом в одном лице. Заключить тройственный союз между Человеком как индивидом, человеком как личностью, социумом как Обществом и природой как Натурой и в этом союзе пребывать симбиотически, т.е. Человек опираясь на производительные силы Общества творит из неживой Природы живую, на которой культивирует самого себя, при этом воспроизводя Общество и плодит живую материю там где она ранее не прибывала, создавая колыбель для новых и новых Людей. Экспансия в чистом виде, да. А насколько эволюционна и прогрессивна эта экспансия можно только догадываться. А диктатура пролетариата только пролог к такому тройственному пакту, потому что пакты подобного уровня могут заключать только сопоставимые по значимости субъекты. Слабых в такой связке сожрут, либо, мать наша, Природа, либо задавит Социум. Да, собственно, мы очевидцы подобного положения дел. Диктатура пролетариата по-Марксу это необходимый пендель для форсирования уровня производительных сил (ПС) общества, что необходимо в свою очередь для возможности формирования новых производственных отношений (ПО). А новые ПО это новая этика, помимо всего прочего, и другой, более приспособленный к озвученной задаче моральный облик Человека.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.12.13 08.25.34ENDTIME
Сгенерирована 12.13 08:25:34 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3305917/article_t?IS_BOT=1