Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

сегодня , Вторник 20:00

Архив вебинаров

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Про идеи преждевременные и своевременные на примере братьев Гракхов

Обстоятельства в истории братьев Гракхов сложились так, что малоизвестный эпизод политической борьбы в Римской республике II века до PX превратился в своего рода модельную демонстрацию одного из принципов исторического процесса, словно в окошко позволяя взглянуть на внутреннюю машинерию обычно не скрытых за декорациями исторических процессов.



История аграрной реформы братьев Гракхов — это наглядная демонстрация, чем опережающие своё время идеи отличаются от идей своевременных.

Тиберий и Гай Гракх были братьями-реформаторами, которых разделяло 15 лет разницы в возрасте, но объединяла общая идея: они оба верили в важность и необходимость для Рима назревшей земельной реформы — и, с разницей ровно в 10 лет, каждый из них предпринял попытку её провести.

Земельная реформа братьев Гракхов была одной из многих за историю Рима попыток обеспечить всех незнатных римских граждан (плебеев) земельными наделами на территории Италии. Предпосылок к земельной реформе хватало, но на её пути было важное препятствие: интересы знатных римских граждан (всадников и патрициев), которые эта реформа ощутимо задевала.

Первым её попытался провести старший брат, Тиберий Гракх, избранный народным трибуном (по сути, депутатом) в 133 году до РХ, но что-то пошло не так: лобби аристократов и толстосумов возобладало — и в том же году Гракх-старший был убит, тело его сброшено в Тибр, а реформы свёрнуты.

Следующую попытку сделал его младший брат Гай Гракх, избранный народным трибуном ровно 10 лет спустя после Тиберия — в 123 году до РХ. К тому моменту, никуда не делись ни потребность в реформе, ни оппозиция ей, но всё же баланс сил за минувшую декаду изменился достаточно, чтобы Гай Гракх сумел начать и провести те же самые и даже более радикальные реформы, чем стоившие его старшему брату жизни.

Это самый наглядный известный мне исторический пример, иллюстрирующих правило: в конкуренции идей побеждает не самая прогрессивная, а самая актуальная.

Новизна и революционность идеи сами по себе ничего не значат.

Мир меняют не хорошие идеи, а идеи, на которые:

  • существует спрос;
  • и возможность её реализации.


Пока эти два условия не совпадут — идея бесполезна. А когда возникнут подходящие условия — то спрос и сам её родит.

И это хорошая новость для тех, кто переживает о том, скольких хороших идей мы не досчитались, потому что тем, кому они приходили в голову «не фартануло» — если какая-то идея и пришла в чью-то одну-единственную голову, и больше не повторялась — ей всё равно не светило быть реализованной, потому что залогом реализации идеи в последнюю очередь является наличие самой идеи.

С другой стороны, когда условия и обстоятельства созрели — то тут уже идею не задушишь, и не убьёшь.

В отсутствие спроса и условий для её реализации идея не могут быть оценены по достоинству — то есть, заметность идеи прямо пропорциональна её актуальности.

И форсить это бесполезно: это ещё и боком выйдет, если всё-таки заметят.

Подкреплю это уже не столько историческим примером, сколько подходящей аналогией из истории рабовладения в Северной Америке с колониальных времён и до отмены.

Представьте себе судьбу идей о выгодах свободной торговли и большей эффективности наёмного, нежели рабского труда в XVII веке — идеи-то замечательные и рациональные (о моральном аспекте можно было даже не заикаться), и не сказать, что у них не было социальной базы — она была с самого начала; и каждый год эту базу увеличивали тысячами людей, привозимых из Африки; но экономически рабовладение в эту пору было в самом расцвете — и ни наличие никакой спрос на идеи не мог, до поры, перевесить этот фактор.

Понадобилось произойти промышленной революции, чтобы индустриальный капитализм в США встал на крыло и паровозом умчался вперёд архаичных южных штатов с их хлопковыми плантациями. И, как только это произошло, людям даже сообщать о новых возможностях не понадобилось — они уже были в курсе, потому что 350 лет не прекращали пытать судьбу — рабовладельческая экономика тут же затрещала по швам.

Никакой силой этот закон не переломить — будет просто больше жертв, которые ничего не изменят: череду войн, революций и огромные человеческие жертвы 1917–1924 годов не сумели оживить идею, на алтарь которых они были принесены — эксперимент окончился неудачей, и социализм появился на свет мертворождённым.

Конечно, мы теряем какую-то часть полезных и своевременных решений тоже: но идеи вместе со своими носителями проходят тот же самый естественный отбор, что и всё живое — и естественный отбор это не то же самое, что ручная сортировка — он работает с погрешностью, погрешностью немаленькой, но всё же главный принцип не изменен: чтобы его пройти — баланс должен быть в пользу жизни, в пользу выживания, в пользу прогресса. Поэтому хорошие идеи всегда побеждают, пусть даже если с перевесом 51/49 — баланс всегда в нашу пользу.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.



IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.05.21 02.23.34ENDTIME
Сгенерирована 05.21 02:23:34 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3306682/article_t?IS_BOT=1