Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

24 Сен, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Mp3baza.net скачать музыку бесплатно


->

О теории пассионарности (ч.5)

Прежде чем мы начнём предметный разговор о теории пассионарности, хочу напомнить, что книга «Этногенез и биосфера Земли» претендует на гордое звание научного труда. А это значит, что в рамках научной критики у теории пассионарности будут оппоненты. Которые будут выдвигать свои теории и требовать дискуссии. Я бы не стал акцентировать на этом внимание, если бы сам Гумилёв не заявил:

«Моей задачей было показать, что не только любой из перечисленных факторов, но и любая их комбинация не дают возможности построить гипотезу, т. е. непротиворечивое объяснение всех известных в данное время фактов этногенеза, хотя число строго фиксированных фактов отнюдь не беспредельно. Отсюда вытекает, что предлагавшиеся решения были несовершенны. Следовательно, возникает право на поиск решения нового, т. е. построения оригинальной гипотезы. Любая гипотеза, чтобы быть принятой, должна объяснять все известные факты. Однако превращение гипотезы в теорию – очень сложный процесс, так что установить момент этого качественного перехода ни один учёный не вправе. Его задача иная: изложить свою точку зрения и представить её обоснование на суд современников и потомков» — (XXII. Этногенный признак, или «фактор икс». Вот он, «фактор икс»!)

Сейчас, прежде чем излагать теорию пассионарности, я хочу просмотреть, какими приёмами Гумилёв пользуется для обоснования этого заявления. Какие вопросы он ставит перед наукой и как наука отвечает на эти вопросы. Кроме того, я покажу, какими именно приёмами пользуется Гумилёв в своей дискуссии с оппонентами. Я прошу вас это запомнить. Сегодня мы поговорим о приёмах, с помощью которых Гумилёв избавляется от научной критики. А в следующей статье будет доказано, что никакой науки в теории пассионарности нет. Здесь не будет привязки к какой-либо одной части, ибо мысли Гумилёва раскиданы по всей книге. Начнём.


Концепция Токарева

Мне понравилась концепция Сергея Александровича Токарева и я покажу, как на вопросы Гумилёва отвечает она. Но для начала давайте вспомним, в чём суть дела.

«Известным советским исследователем С. А. Токаревым была выдвинута социологическая концепция, где вместо определения понятия этнической общности речь шла о «четырёх исторических типах народности в четырёх формациях: племя – в общинно-родовой – охватывает всю группу людей на данной территории, объединяя их кровно-родственными связями; демос – при рабовладельческой – только свободное население, не включая рабов; народность – при феодализме – всё трудящееся население страны, не включая господствующий класс; нация – в капиталистической и социалистической – все слои населения, расколотого на антагонистические классы». Приведённая выдержка показывает, что в понятие «этническая общность» вкладывалось совсем иное значение, которое, может быть, в чём-то и помогает, но лежит вне поля зрения исторической географии и вообще естественных наук. Поэтому спор с этой концепцией был бы неплодотворен, так как он свёлся бы к тому, что называть этносом. А что толку спорить о словах?» — (III. А есть ли этнос? Этнос как иллюзия)

Итак, развитие этноса зависит от ступени развития, на которой находится общество. То есть, от общественно-экономической формации. Вот от этого мы и будем танцевать.

Итак, какие же вопросы ставит перед этой концепцией Гумилёв.


Антимарксизм Гумилёва

Начать придётся с того, что Гумилёв в своей книги выступает с явных антимарксистских позиций.

«В теории исторической мысли издавна сложились две концепции, бытующие и в наше время: всемирно-историческая и культурно-историческая. Первая трактует историю народов как единый процесс прогрессивного развития, более или менее захвативший все области, населённые людьми. Впервые она была сформулирована в Средние века как концепция «четырёх империй» прошлого: ассирийской, персидской, македонской, римской и пятой – «Священной Римской империи германской нации», возглавившей вместе с папским престолом католическое единство, возникшее в Западной Европе на рубеже VIII–IX вв. (Chretiente).

«Прогрессом» при такой системе интерпретации событий считалось последовательное расширение территорий, подчинявшихся имперской власти. Когда же в XIV–XVI вв. Реформация разрушила идеологическое единство Западной Европы и подорвала политическую гегемонию императоров Габсбургской династии, всемирно-историческая концепция устояла и была просто несколько иначе сформулирована. Теперь прогрессивной была признана «цивилизация», под которой понималась культура опять-таки Западной, романо-германской Европы, причём бывшие «язычники» и «схизматики» были просто переименованы в «дикие» и «отсталые» народы. И тех и других даже пытались называть «неисторическими». Эта система, правильно именуемая «европоцентризмом», в XIX в. воспринималась, часто неосознанно, как сама собою подразумевающаяся и не требующая доказательств» — (XII. Мысли о Всемирной истории. Два аспекта всемирной истории)

Если мы учтём явное негативное отношение Гумилёва, то решительно непонятно, как вообще могла выйти эта книга в Советском Союзе! Неважно, что под этой концепцией понимали в  14 или 16 веке. Важно другое. На позиции истории, как процесса прогрессивного развития стоит такое направление исторической мысли, как исторический материализм! А если учесть, что исторический материализм нельзя отделить от марксизма, то получается, что Гумилёв не согласен с марксизмом и выступает с антимарксистских позиций! Да, именно, так оно и есть.

«Исходя из мысли К. Маркса об историческом процессе как взаимодействии истории природы и истории людей, можно предложить первое, наиболее общее деление – на стимулы социальные, возникающие в техносфере, и стимулы природные, постоянно поступающие из географической среды. Каждый человек не только член того или иного общества, находящегося в возрасте, определяемом воздействием гормонов. То же самое можно сказать про долгоживущие коллективы, которые в социальном аспекте образуют разнохарактерные классовые государства или племенные союзы (социальные организмы), а в природном – этносы (народности, нации). Несовпадение тех и других очевидно» — (III. А есть ли этнос? Признака для определения этноса нет)

Этнос — это не общество. Эту мысль раз за разом Гумилёв повторяет в своей книге. Собственно говоря, следующая часть третьей главы так и называется. И с самого начала этой части Гумилёв начинает выдвигать возражения.

«Но существует и иная точка зрения, согласно которой «этнос… – социально-историческая категория, причём его генезис и развитие определяются не биологическими законами природы, а специфическими законами развития общества». Как это понять? Согласно теории исторического материализма, спонтанное развитие производительных сил вызывает изменение производственных отношений, что порождает диалектический процесс классообразования, сменяющийся процессами классоуничтожения. Это глобальное явление, свойственное общественной форме развития материи. Но причём тут этногенез? Разве появление столь известных этносов, как французы или англичане, хронологически или территориально совпадает со становлением феодальной формации? Или эти этносы исчезли с её крахом и переходом к капитализму? И ведь в той же Франции «социально-историческая» категория – Французское королевство охватывало уже в XIV в. кроме французов кельтов-бретонцев, басков, провансальцев и бургундов. Так разве они не были этносами?» — (III. А есть ли этнос? Этнос – не общество)

Хороший аргумент, если не учитывать контекст книги. Определение этноса у Гумилёва отсутствует! То определение, которое даёт Гумилёв и которое есть в списке терминов, определением не является. Я это уже показал при разборе второй части. Определение дано с ошибкой — оно слишком широкое. Следовательно, когда сам Гумилёв говорит о французах и англичанах, как об этносах, мы не знаем, кого именно в виду он имеет. Это, во-первых. И, во-вторых, это не критика концепции Токарева. Это критика своего ложного представления о концепции Токарева. Концепция Токарева говорит, что французы и англичане не исчезают с переходом к капитализму, а, наоборот, только возникают! Так что первый вопрос Гумилёва поставлен, мягко говоря, некорректно. И в рамках науки ответ на него находится очень легко.

«Цыгане вот уже тысячу лет как оторвались от своего общества и Индии, потеряли связь с родной землёй и тем не менее не слились ни с испанцами, ни с французами, ни с чехами или монголами. Они не приняли феодальных институтов обществ Европы, оставшись иноплеменной группой во всех странах, куда бы они ни попадали. Ирокезы до сих пор живут маленькой этнической группой (их всего 20 тыс. человек), окружённые гипертрофированным капитализмом, но не принимают в «американском образе жизни» участия. В Монгольской Народной Республике живут тюркские этносы: сойоты (уранхайцы), казахи и другие, но, несмотря на сходство «материального и духовного развития общества», они не сливаются с монголами, составляя самостоятельные этносы. А ведь «уровень развития общества, состояние его производительных сил» одни и те же. И наоборот, французы выселились в Канаду в XVIII в. и до сих пор сохранили своё этническое лицо, хотя развитие их лесных посёлков и промышленных городов Франции весьма различно. Евреи в Салониках живут эндогамной группой свыше 400 лет после своего изгнания из Испании, но, по данным 1918 г., они скорее похожи на арабов, чем на своих соседей – греков. Точно так же немцы из Венгрии внешним обликом походят на своих соплеменников в Германии, а цыгане – на индусов. Отбор изменяет соотношение признаков медленно, а мутации, как известно, редки. Поэтому любой этнос, живущий в привычном для него ландшафте, находится почти в состоянии равновесия» — (III. А есть ли этнос? Этнос как иллюзия)

Ещё один пример из той же серии. Оппонент засыпается множеством примеров и кажется, что ответа у него нет. Но это не так! Да, исторический материализм утверждает, что основой культуры, как и любого другого элемента общественной надстройки, является экономика. Но, разве исторический материализм утверждает, что люди разных культур не могут жить в одной формации? Разве исторический материализм запрещает цыганам образовывать браки с цыганами, а евреям с евреями, сохраняя народные корни жизни у тех и у других? Где об этом говориться в концепции исторического материализма? Гумилёв пользуется тем, что подавляющее большинство читателей не знают данной концепции и не хотят разбираться в ней. Отсюда можно привести любой пример, и сказать, что он противоречит историческому материализму. Но это не спор в рамках науки!


Некорректные примеры

И ещё один пример из той же истории, но теперь к нему присоединятся и другие мотивы.

Сначала Гумилёв задаёт вопрос.

Однако откуда берутся вспышки и почему инерционные процессы так удивительно похожи друг на друга? На этот вопрос должна ответить всемирно-историческая концепция, но, увы, те средства, которые имеются у исторической науки, дают возможность только описать его. — (XIII. Мысли об этнической истории. Принцип неопределённости в этнологии)

Про вспышки и инерционные процессы мы будем говорить в соответствующем месте. Здесь нас интересует ответ самого Гумилёва.

«Первое, что приходит в голову, самое простое и доступное объяснение наблюдённого факта – это попытка сопоставить его с той или иной формацией, основанной на том или ином способе производства. По этому пути пошёл Н. И. Конрад, дефинировавший следующие положения: «Рабовладельческая формация характеризуется не рабством как таковым, а общественным строем, в котором рабский труд играет роль способа производства, определяющего экономическую основу общественного бытия на данном этапе истории народа».

В общественном развитии есть своя логика, в последовательности событий – своя. Между обеими системами есть взаимосвязь и даже обратная связь, но именно её наличие показывает, что тут не одна система отсчёта, а по меньшей мере две.

Поясняю. Черты рабовладельческой формации, отмеченные в Египте, Вавилоне, Элладе, Индии и Китае, дают основание зачислить эти общества в одну таксономическую группу, но ни в коем случае не позволяют утверждать их генетическую преемственность или реально бытовавшую взаимосвязь. Зато как «культура» каждое из перечисленных государств взаимодействует с соседями, стоявшими на совсем иных ступенях общественного развития. Например, такие рабовладельческие центры, как Афины и Коринф, составляли одно целое с земледельческими Фивами, скотоводческой Этолией и Фессалией и даже с Эпиром и Македонией, где наличествовал разлагающийся родовой строй. Но все вместе – это Эллада, которую сами древние греки считали целостностью» — (XIII. Мысли об этнической истории. Две системы отсчёта)

То, что рабский труд является основным способом производства, вовсе не запрещает других способов производства. Тем более что рабовладельческая формация, как и средневековье имеет разные степени развития. Есть раннее Средневековье, есть развитое Средневековье, а есть позднее Средневековье. Даже одна страна в рамках этой формации может существенно отличаться от себя самой, находясь на разных стадиях средневековья. И надо же такому случиться, что и античность также бывает ранней и поздней, например. Я не историк, поэтому прошу не обижаться, если случайно запутался в терминологии. Но историку Гумилёву такие вещи, вообще-то, полагается знать! Если это ранняя античность, то нет ничего удивительного, что в ней ещё присутствуют черты родоплеменного строя. Они, собственно говоря, и при феодализме, и при капитализме спокойно существуют. Так к чему этот пример?

Но интересно здесь другое. С каких это пор греки считали себя чем-то единым с македонцами? С момента завоевания македонцами?  Тогда, наверное, трудно было считать как-то по-другому. Но при чём здесь явно более раннее время, о котором говорит Гумилёв? Это явно некорректный пример, в котором мешанина отдельных фактов подаётся без какой-либо системы.

«Хозяйство Египта в период феодализма медленно, но неуклонно приходило в упадок, а в Европе в то же время и при тех же социальных взаимоотношениях имел место небывалый подъём земледелия и ремёсел, не говоря о торговле. В плане нашего исследования это означает, что ландшафт в Египте в это время был стабильным, а в Европе преображался радикально. Внесение же антропогенных моментов в рельеф Египта в XIX в. – прорытие Суэцкого канала – связано с проникновением туда европейских народов, французов и англичан, а не с деятельностью аборигенов-феллахов.

В Англии XVI в. «овцы съели людей» при начинающемся капитализме, а в Монголии XIII–XIV вв. овцы «съели» тунгусов-охотников, живших на южных склонах Саян, Хамар-Дабана и на севере Большого Хингана, хотя там даже феодализм был неразвитым» — (XVI. Становление антропогенных ландшафтов. Развитие общества и изменение ландшафта)

Здесь некорректность примеров прямо таки бросается в глаза. Почему Египет сравнивается с Европой, а не с отдельной страной? Кстати, феодализм — это крайне растяжимое во времени понятие. В Египте точно за всё это время хозяйство катилось к упадку? А точно ли во всей Европе имел место «небывалый подъём»? Сравнивать Англию 16 века с Монголией 13 века так же корректно, как сравнивать автомобиль с телегой. Даже если и там, и там, «овцы съели людей». В Англии в 16 веке идёт бурное развитие капитализма. Остаётся только признать, что и в Монголии в 13 веке бурно развивался капитализм. Такое открытие!

Мне даже неинтересно, что именно Гумилёв хочет подтвердить или опровергнуть этими примерами. Это некорректные примеры, граничащие с прямой ложью.

Иногда попадаются откровенно курьёзные примеры.

«Изучая детали и общий ход компаний Цезаря в Галлии, Помпея – в Сирии, Марка Антония – в Парфии и Клавдия – в Британии, мы видим, что успехи сопутствуют римским орлам только там, где сопротивление исключительно слабо. Парфия была страна бедная, и династия Аршакидов не пользовалась популярностью в Иране, потому что считалась «туранской». И тем не менее она удержала границу по Евфрату. А когда римские легионеры столкнулись с китайскими арбалетчиками у Таласа в 36 г. до н. э., те перестреляли римлян, не потеряв ни одного бойца. Поэтому можно заключить, что римляне побеждали варваров лишь потому, что варвары слабели быстрее римлян» — (XVII. Взрывы этногенеза. Взрыв этногенеза в I в. н.э)

Честно говоря, прочитав выделенное предложение, я был, мягко говоря, ошарашен. И было от чего! Ведь из контекста прямо следует, что Римская империя в 36 году до нашей эры воевала с Китаем! И где-то у Таласа римские легионы были разбиты! Пятью минутами и двумя сигаретами позже я всё же полез в Википедию за информацией. Всё оказалось ещё веселее, чем я думал!

«Существует гипотеза, основанная на интерпретации сведений из «Истории ранней Хань», о том, что на стороне Чжичжи в этой битве участвовал отряд римлян, использовавший традиционные римские оружие и тактику. В пользу этой версии говорят два косвенных доказательства: упоминание того, что ворота крепости прикрывал отряд пехотинцев, построенных «подобно рыбьей чешуе» (что очень напоминает римскую «черепаху»), и описание крепости (земляной вал, двойной частокол, сторожевые башни), указывающее на влияние не греческой или парфянской, а римской фортификации. Вероятный источник комплектования отряда — легионеры армии Красса, сдавшиеся в плен после битвы при Каррах и отправленные парфянами служить на восточную границу»

Во-первых, войны Рима с Китаем всё-таки не было. Отряд пленных римлян мог участвовать в сражении, но это совсем ничего не говорит о состоянии римского войска. А во-вторых, Гумилёв, не задумываясь, выдаёт научную гипотезу за факт! Такими методами Гумилёв подтверждает свою правоту.

Я мог бы ещё привести массу примеров, интересных и не очень. Но я не буду этого делать. Мне важно показать приёмы, которыми Гумилёв пользуется в своей «дискуссии» с оппонентами. Хотя к примерам нам ещё предстоит вернуться. Но сделаем мы это в другой раз.


Хамство по отношению к оппонентам

Я уже приводил в первой статье пример с Артамоновым

«Особое место занимает точка зрения М. И. Артамонова, известного археолога и историка хазар. По его мысли, родившейся вследствие долгих занятий археологическими, т. е. мёртвыми культурами и памятниками, лишёнными саморазвития, но разрушающимися от течения времени (об этом см. выше), «этнос, как и класс, не социальная организация, а состояние, при этом зависимость человека от природы тем меньше, чем выше его культурный уровень; это прописная истина». Согласиться трудновато.

Организм человека входит в биосферу Земли и участвует в конверсии биоценоза. Никто не может доказать, что профессор дышит иначе, чем бушмен, или размножается неполовым путём, или нечувствителен к воздействию на кожу серной кислоты, что он может не есть, или, наоборот, съедать обед на 40 человек, или что на него иначе действует земное тяготение. А ведь это всё зависимость от природы того самого организма, который действует и мыслит, приспосабливается к изменяющейся среде и изменяет среду, приспосабливая её к своим потребностям, объединяется в коллективы и в их составе создаёт государства»  — (Введение. Определения понятия «этнос»)

Я прошу заметить, что в приведённой цитате Артамонов говорит о разной степени зависимости человека от природы в разных культурах. При этом о полной независимости речи не идёт! Гумилёв же, приводя очевидные банальности, говорит о полной независимости человека от природы, приписывая при этом эту очевидную глупость уважаемому учёному! Это не есть метод научной дискуссии. Гумилёв хотел опровергнуть Артамонова, а показал своё неумение вести дискуссию и откровенное хамство к коллеге.

И хотя на форуме «Авроры» нашлись отдельные персонажи, которые утверждали, что Гумилёв  имел право на такие выпады в отношении своих коллег, я придерживаюсь иной точки зрения. Приписывать свои мысли оппоненту нельзя ни в коем случае. Это уже некорректный приём! А если в результате такого приписывания ваш коллега выглядит дураком и вы это доказываете, то это однозначное хамство. Я далёк от мысли, что мне кого-то в чём-то удастся убедить. С фанатиками разговаривать бесполезно. Жалко только, что от Гумилёва  эти персонажи взяли не желание к большим знаниям, а именно неуважение к людям с иной точкой зрения. Впрочем, какой поп — такой и приход.

Приведу ещё один пример и на сегодня мы закончим.

Однако существует иная точка зрения: «…Социальные факторы, образующие этнос, этническое самосознание в том числе, ведут к появлению сопряжённой с ним популяции, т. е. перед нами картина, прямо противоположная той, которую даёт Л. Н. Гумилев» — (XIII. Мысли об этнической истории. История культуры и этногенез)

Гумилёв здесь делает вид, что приводит цитату Юрия Владимировича Бромлея из его работы «Этнос и этнография».  Именно делает вид! Потому что это одно предложение, совершенно вырванное из контекста. И нам совершенно непонятно, о чём идёт речь. Важность контекста я показал в примере с Римлянами. И всё же, давайте предположим, что здесь мог иметь в виду Юрий Владимирович. Ну, он явно критикует Гумилёва. Речь идёт об этносе, о популяции, об этническом самосознании. Так вижу, наверное, не я один. Но, возможно, у меня плохое зрение! Вот что видит Гумилёв.

«Таким образом, дискуссия о том, лежит ли бытие в основе сознания, или, напротив, сознание – в основе бытия? Действительно, при такой постановке вопроса предмет для спора есть. Разберёмся.

Каждый учёный имеет право выбрать для своего логического построения любой постулат, даже такой, согласно которому реальное бытие этноса не только определяется, но и порождается его сознанием. Правда, его мнение не смогут принять ни верующие христиане, ни материалисты. Поскольку акт творения материальной реальности приписан человеческому сознанию, поставленному выше Творца мира или на его место, то с этим не согласятся христиане. А философы-материалисты не примут тезиса о первичности сознания» — (XIII. Мысли об этнической истории. История культуры и этногенез)

Вот так, на ровном месте, за непонятно какое возражение в свой адрес, Гумилёв бросает в своего коллегу обвинение в идеализме! И, самое главное, ответить ему нельзя! Текст написан на бумаге. Его прочтут тысячи читателей. Тысячи фанатиков встанут под ружьё на защиту Гумилёва. И ведь никто из них не удосужиться понять, в чём дело. Просто все будут знать, что оппоненты Гумилёва — болваны-идеалисты. Я искренне хочу, чтобы правда когда-нибудь восторжествовала, и Гумилёв получил бы от потомков то, что ему на самом деле причитается. Пусть и посмертно.


Заключение

Некорректная критика чужих гипотез, некорректные примеры, хамство и ложь в отношении оппонентов — вот те приёмы, с помощью которых Гумилёв ведёт дискуссию.  Вы можете относиться к данной статье как угодно, но приведённых примеров вы опровергнуть не сможете. Это была черта, за которой заканчивается наука и начинается теория пассионарности!





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.09.23 02.31.24ENDTIME
Сгенерирована 09.23 02:31:24 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3308750/article_t?IS_BOT=1