Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

(Не) Оправданная жестокость

Эй, не верь ему
не спи,
после чтоб не сетовать.
Видишь из-за ихних спин морду зверя этого.
В.В. Маяковский,  март, 1921

Часть 1. Культ силы

Культ силы обычно набирает свою силу и  оттачивается чаще в уличных боях подростков  и  означает «у кого сила тот и прав». А кто прав - тот и диктует остальным окружающим как правильно им жить.

Вспомним - как это происходит. Какой-то молодой парень прошелся не по своей улице, и получил «люлей».  В следующий раз он один не сунется на эту улицу. И тогда уличные подростки группируются, сколачивают банду для увеличения своей немощной индивидуальной силы. Следующий шаг - наращивание своей силы, а попросту, подготовка к драке, тренировка в спортивных спаррингах, закалка и наращивание мышечной массы в качалках (такие места для занятий были не только в вашем дворе, но и в древней Спарте). Ощущение своей групповой силы в уличных боях (в победах и поражениях) придает уверенности в завладении контроля над некой территорией: «Это моя улица! … Это мой район! ... Это моя земля! … Это моя территория!».

Следующий шаг мало чем отличается от поведения стайных животных, которые кормятся с охраняемой ими территории (например, волки, шимпанзе и многие другие). В нашем случае кормление – это не только ремесленная деятельность, но и охота, добыча или грубое изъятие различных ценностей на своей подконтрольной территории (в том числе и в форме дани). Охота идет на тех, кто не способен защитить себя и своё - своё имущество, свой дом, свою семью, свою девушку, своих людей, свою улицу, своё дело. Первая добыча дает возможность почувствовать сладость проявления своей силы и возможности для ее укрепления, т.е. для вооружения или перевооружения (ножи, кастеты, дубины, цепи заменяются на что-то более опасное и грозное). И вот, наконец, главная награда –  роскошная и вероятно короткая жизнь. Сила (которая не внутри человека, а снаружи) не вечна и не бесконечна – новая сила вытесняет старую!

«Время ... истощает силу всякой тирании», Плутарх. («Катон (Младший)»).

Сила, вкусившая победу и власть, как правило, соблазняется окружающей роскошью, девушками, модными тачками, кабаками с «правильной» музыкой и дорогим алкоголем, и прочей мишурой, так чтобы она была заметна для оставшейся серой массы «слабаков». Отнесение к роскошной жизни зависит от исторического и местного контекста. Хотя, на мой взгляд, понятия роскоши и роскошной жизни Древнего Рима или Древней Греции во многом схожи с современными (сравните: симпозиумы (пиры), музыка, легкомысленный секс, бои гладиаторов; свой огромный дом с прислугой и с изысканными интерьерами, банями и приусадебными садами, полями; стильный костюм,  сшитый на заказ; коллекции оружия и предметов искусства, завидные породы лошадей и повозок; серебро, золото, бриллианты и многое другое, а вместо смартфонов – своя стая почтовых голубей). Роскошная жизнь (на более высоком уровне требования к роскошной жизни значительно меняются) и поддержание своих боевых сил (привлечении новых бойцов и сторонников) требуют новых вливаний и соответственно дополнительного изъятия с подконтрольной территории ресурсов, которые неизбежно ограничены. Это путь к выходу за пределы своей территории, своей сферы деятельности и наступлению на «чужую песню». И в тоже время необходима защита опекаемых ими людей на своей территории от чужих поползновений. Расширение подконтрольной территории ведет к войне и экономическим конфликтам с другими группировками.

Внутреннее напряжение в нескончаемых конфликтах надламывает людей иногда быстрее, чем внешние обстоятельства. Рано или поздно человек становится беспечным и проигрывает другим. И ради чего тогда всё это (преклонение перед силой) было нужно, не ради же роскошных похорон или бегства в далекие края в конце пути (или на нары как альтернатива), в тот момент, когда приходит новая сила?  

Такой цикл может повторяться: «Обрел силу – Добыл ценностей – Роскошно гульнул - Встретился с другой силой – Потерял силу».                                  «Украл, выпил, в тюрьму. Романтика!»,- из известного фильма.

Все ходы в этой истории известны и с тем или иными отклонениями повторяются давным-давно и там, где господствует культ силы. Когда такие люди воспитанные в культе силы приходят во власть, они воспроизводят эту культуру отношений на своем более высоком уровне. На политическом небосклоне можно увидеть отражение подросткового поведения уличных банд в отношениях политических группировок. Культ силы пронизывает сверху донизу, потесняя другие идеологии, или же прикрываясь ими. Излюбленная тема политологов – кто кого, кто с кем дружит и против кого, ничего вам не напоминает?

 «Сила есть, ума не надо»,- как говорила моя бабушка. Культ силы подавляет любое творчество как форму беспорядка, хаоса творения, так и формы выделения кого-то из толпы, кто не всегда может защитить себя, до поры до времени («художника может обидеть каждый», «не стреляйте в пианиста он играет как может»). Но и при культе силы поощряется творчество, которое,например, увеличивает силу (например, создание нового оружия), а также творчество, которое обслуживает роскошную жизнь. Всё остальное для слабаков, «ботанов» (хотя, ботаника, действительно, ну, очень трудоемкая дисциплина для запоминания). Ботаники и прочие творческие люди склонны убегать оттуда, где царит культ силы туда, где царит, творческая атмосфера, и где нет надсмотрщиков с  плетками.

Сила всегда привязана к контексту или к определенной ситуации - то, что в одном случае представляет силу, в другом ею не является. Сила в культе силы – это не только физическая сила, она охватывает различные способы влияния, воздействия на других и повеления ими. Еще раз, кто силен (или обладает атрибутами силы и власти) - тот и прав, другими словами, можно сказать, и так, кто более влиятелен - тот и прав. Слабый всегда не прав, а если даже он и прав, то загляни в начало предложения.

Неважно кто виноват, важно кто прав. В культе силы сильный всегда прав (а тот, кто прав «тот и заказывает музыку»). «Кто виноват?» и «Что делать?» - это вопросы из другой, параллельной культуры. Ответы на эти вопросы в культе силы очевидны, у кого Сила, тот и прав, и тот решает, что делать, и кто виноват. Доказать что-либо противное стороннику культа силы невозможно (это просто пустословие). Только демонстрация своей силы может обратить внимание другого сторонника культа силы, но все это происходит сугубо в рамках этого культа.

Культ силы порождает культ новой силы и так воспроизводит себя испокон веков. Вспомним древнее изречение: зло порождает зло. Добро, с большой буквы, в истории культа силы не слышно и не видно, поскольку добро и зло слабо различимы (критерии лежат в плоскости другой культуры). Например, в басне И.Крылова (или Лафонтена «Le Loup et l'Agneau», как угодно) - волк съел ягненка (сильный выжил, а слабый погиб). И что здесь добро и что зло с точки зрения сторонника культа силы? Выживает сильнейший! Нечего здесь понимать и «ломать голову»! Иначе придется признать нечто, что заставить переоценить свою прошедшую жизнь и не найти в ней особого смысла (кроме как обрести силу, чтобы выжить и роскошно покушать, если удаться).

«У сильного всегда бессильный виноват: Тому в Истории мы тьму примеров слышим, Но мы Истории не пишем; А вот о том как в Баснях говорят ... Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». ИА Крылов.

Заметьте, никто не будет проявлять жесткость в отношении другого без повода, тогда придется признать свою мерзость и подлость, и слабость. Но бывает и так, что в состоянии аффекта «отключается мозг» - «когда не ведаешь что творишь». Хулиган не может просто так, беспричинно проявить свою жестокость к другому. Он легко найдет подходящий повод для нападения на улице, например, попросит закурить, а ответ ему покажется обидным. Конечно, в случае психотического и маниакального нарушения характера (глубокая психопатология) человек выбирает такие поводы для нападения и проявления своей жестокости, которые становятся понятными только психиатру, и только после длительного обследования, и то не во всех случаях. Общество часто гипертрофирует такие индивидуальные психопатологии, считая их слишком распространенными. Хотя сама извращенная культура в обществе может способствовать распространению и декомпенсации этой психопатологии индивидов.

Человеческое сознание не выносит неоправданных поступков и любой даже примитивный аргумент должен сработать, например, «Да все так делают, поэтому и я так делаю, иначе нельзя». Обязательно нужен повод для применение своей силы (вплоть до убийства в состоянии аффекта) как оправдание своей жестокости к другому - более слабому в данный момент. Этот повод нужен не для отпущения грехов, а для того чтобы спустить на других энергию своего гнева, злости и обид, некогда нанесенных другими, когда  проявляющий жестокость был слаб (не говоря уже о неосознанном отыгрывании детских травм, нанесенных родителями). Повод – это некая своя правда, чтобы оправдать проявление своей жестокой силы по отношению к другим, заслуживающим, того чтобы их тоже обидели, как бы в отместку.

«В чем Сила, брат? В Правде!» - это лозунг сторонников культа силы, оправдывающих свою жесткость, когда другие аргументы (другой правды) уже не требуются. Не понимаете о чем я? Представим похожую сцену на сцену из популярного фильма «Брат 2». Завтра к кому-то домой врывается молодой человек с пистолетом в руках, перед этим застреливший придирчивую вахтершу в подъезде, и спрашивает кого-то, держа пистолет возле его носа: «Скажи мне, неплательщик коммунальных расходов на газ, в чем сила? А сила - в правде! Не платил за газ, обманул одних хороших людей.  И будешь наказан лишением всего твоего имущества».

У каждого своя правда - правда его жизни. И кто же прав? Прав тот, у кого сила в руках, ибо это и есть культ силы. Выходит, что не «Сила в Правде», а «Правда в Силе». Никого, кроме вас, ваша правда не интересует, если вы пребываете в местности, где царит культ силы! (Так в чем сила, брат? В твоей правде!? Которую никто не слышит!? Трудности?! Так это твои трудности и они только начинаются!).

Популярный фильм с хорошими актерами «Брат (2)» – это ода оправдания жестокости в безысходной и несправедливой социальной жизни, но это требует отдельного комментария, а я о культе силы.

Почему так? Потому что кто-то живет в культуре, где большая часть вопросов решается через силу, в широком смысле этого слова. А культ силы это удел слабых духом и возможно крепких внешне, снаружи. Внешняя сила как форма индивидуального превосходства – это, скорее всего, способ гиперкомпенсации их внутренней слабости и их слабых сторон, таких как комплекса неполноценности (например, «Я, на самом деле, не только слабак, но и дефектен!»), обделенности («Мне вечно ничего не достается!»), покинутостиЯ чувствую, что я забыт и покинут. Меня никто не любит и я совсем одинок в этой жизни»), нарциссизма (Например, «Такое!? Только не со мной! Ведь Я особенный!»). Сила превращает несостоятельность в состоятельность, подспудно, ведущую к усилению собственной значимости, которую в определенном культурном формате замечают и признают только при проявлении и демонстрации своей силы.

Если кто-то «бедный ягненок», то ему могут сказать, «ну, стань волком и съешь ягненка». Или стань «акулой бизнеса» – научись плавать и дышать под водой, нырни в океан, там очень много рыбы. Если бы ягненок умел все это, то он родился бы акулой или какой-либо хищной рыбой поменьше.

Культ силы маскируется под благовидный вид, он старается имитировать благопристойность, в противном случае неизбежно открытое противостояние с другой группировкой или превосходящей силой. Язык слабаков при общении с более превосходящими по силе людьми, в определенной степени насыщен заискиванием («Чего изволите-с…, Не угодно-с ли Вам…»), возвеличиванием собеседника («Вы такой Великий человек …») и самоуничижением («А мы люди простые… »), лизоблюдством («Без Вас бы давно всё рухнуло… .»), часто хорошо скрывающим внутреннее равнодушие или даже легкое презрение к собеседнику (не путать с вежливостью как открытой и нейтральной позицией – неприменения силы друг к другу).  

«Кто умеет льстить, умеет и клеветать», Наполеон Бонапарт, император Франции.

Сторонники культа силы будет задействовать различные ресурсы и силы ровно настолько, насколько хватает ума и сопротивления сторонников других культов. Культ силы часто «прячется на задворках», и мгновенно выскакивает, когда не срабатывают более высокие культурные формы общения. Сила – она выпрыгивает мгновенно как будто из-за угла, так же скоро как гнев и злоба одолевает человека, в отличие от печали, медленно наступающей и окутывающей человека как облако.  

Культ силы это способ борьбы за жизнь и разборок между слабаками, которые немного сильнее или немного слабее друг друга. Уверенные в своей силе люди предпочитают договариваться, для них бой как последняя мера, когда договор не срабатывает (это воинский культ чести, но об этом позже).

«Нас больше, поэтому вы должны подчиняться нам!» - это способ демонстрации своей силы. Проявление силы всегда начинается с устрашения, эскалируя свои угрозы по нарастающей (в животном мире аналогичная ситуация – зачем драться, когда можно грозно порычать и изобразить угрожающую позу – «Разинь глаза, не видишь кто сильнее?»). Однако у людей сами угрозы могут быть оторваны от реальности, реальных возможностей и их способностей реализовать свои «угрозы» и добиться победы над «слабаками» («А если не будут брать - отключим газ!», из известного фильма). 

«Люди пугают других, чтобы не бояться самим», Тит Ливий.

Чем больше устрашения в сообществе (и соответственно страхов применения наказания), тем выше должен быть контроль за исполнением предписанного. Но если этот контроль не эффективен, то и сила, от которой исходят страхи наказания, ослабляется быстрее и обесценивается. Эта ловушка культа силы, в которой увядает обретенная когда-то сила. Чем круче демонстрация силы, тем быстрее нарастает слабость контроля. Кажущимся выходом из ловушки культа силы служит выборочная инквизиция в чрезмерно пугающей форме. Но сила устрашения проигрывает, когда резко возрастает число отклонений от предписаний.

При доведении системы управления группой до абсурда через максимизацию угроз применения силы – сам объект управления неожиданно становится абсурдным, которым невозможно больше управлять с помощью страха. Когда слишком много «Нельзя», тогда бессмысленно бояться, люди вынуждены быть более наглыми, чтобы добиваться того что они хотят. Зачем подчиняться чужой воле при полном игнорировании своей воли? Это неизбежный бунт, протест против навязывания чуждых форм поведения и опутывания своей жизни различными «Но». Даже при эффективно налаженном контроле и исполнении наказаний за множество «Нельзя», люди, постепенно обретая личную свободу, будут больше наглеть в преследовании своих желаний, что приведет к большей рассогласованности их действий и соответственно к большей неупорядоченности в зарегулированном сообществе. Единственно возможным решением на рост хаоса с точки зрения силы - это добавить еще одно наказание и пожестче.  Оставим что-то недосказанным, я не могу говорить здесь обо всем.

Почему новое наказание вновь жестокое? Потому что придется как-то оправдать все предшествующие жестокие наказания, если это новое решение вдруг не будет связано с наказанием. Нельзя наказывать безнаказанно за ненаказуемое поведение – требуется некая идеология наказаний, оправдания своей строгости и жестокости. Волей неволей порождается понятие «хорошести», хорошего поведения (в смысле покорного и послушного) с точки зрения культа силы, чьим требованиям по определению невозможно соответствовать (те, кто соответствуют, перестанут бояться, а это недопустимо – плохой пример для других, основа для подрыва власти и авторитета). Кодекс хорошего поведения должен быть абсурдным, если выполняешь одно требование, то обязательно нарушишь другое. («У сильного всегда бессильный виноват»). Алогичность характерная черта культа силы.  («Неувязочка!? Да, мне … ваша неувязочка»). Зачем нужны эти интеллектуальные споры, когда можно просто силой или угрозами заставить другого публично признать нечто, что пожелаешь (например, что «Земля плоская»), по крайней мере, если не нарвешься на сильного духом (например, на такого как Джордано Бруно, который бесстрашно сказал судьям: «Сжечь - не значит опровергнуть!»)? Логика в речах и поступках возникает только в присутствии другой силы, с которой можно и нужно считаться (А остальные «Все в с(з)ад!»).

Сила без хитрости - слишком тупа, чтобы выглядеть угрожающей силой и подняться на следующий уровень. Хитрость компенсирует слабости, усиливает недостаточную силу, а порой и вовсе ее подменяет. Иногда для устрашения достаточно бывает одной хитрости. Хитрость – это не столько развитый интеллект, сколько – скрытность и ложное отвлечение, ловкость и изворотливость, внезапность и действие на опережение соперника. Хитрость обескураживает любые ожидания соперника. Соперник пребывает в неизвестности при столкновении с хитрым противником. А недоверие частично обезоруживает хитрость, которая теряет свое преимущество в силу встречного недоверия и подозрительности. Таким образом, культ силы порождает атмосферу всеобщего недоверия, неопределенности исхода и непредсказуемости будущего, поскольку всё запланированное может внезапно измениться по воле и хитрости других. Усталость от недоверия, напрасных ожиданий и страха ввергает в уныние, и взывает к желанию забаррикадироваться или спрятаться от всех, забраться в уютную крепость с толстыми стенами, где все предсказуемо. Например, рост числа заборов, замков, сейфов, шлагбаумов, охранников и пр. наглядно характеризует атмосферу недоверия в обществе. У кого больше силы и влияния у того оказывается и больше хитрости. Проблема в том, что кого-то легко обманывать, чтобы победить, а кого нет. Например, если народ будет неоднократно и подло обманут то, это повлечет за собой негативные последствия, когда даже высокие заборы не спасут.

Степень деструктивности во времена расцвета культа силы может зашкаливать. Те слабаки, которые не могут отвечать тем, кто посильнее их, срывают свой гнев и обиды на всем, что попадает под руку (ценные вещи, витрины, стены в общественных местах, подъезды, дороги, гадя в пригородных лесах, загрязняя реки, озера и многое другое). Когда эта орава разрушителей объединяется в большую силу (словно стая пугливых пираний) – это  мощь, и не дай бог повстречаться ей на пути.

Выявить чужую слабость и с презрением бросить её в лицо своего визави – это такая инвективная культура в среде «слабаков» (кстати, при афазии речи – ругательства и междометия забываются в последнюю очередь, после этого речь исчезает полностью). Ощущение собственной слабости при сопротивлении унижению своего достоинства, побуждает к встречному унижению других («Я слабый? Да,  ты, сука, еще слабее!», «Ты дурак! Да, ты сам дурак!») или из зависти к чужой силе, которую якобы не унижают, или ради мести за унижение себя другими. Вы можете дополнить это своими примерами.

Унижение человека возможно не только за счет прямого унижения другого, но и за счет демонстративного самовозвеличивания. Статус в контексте культа силы воспринимается исключительно как проявление и демонстрация силы, поэтому необязательные атрибуты власти – это способ самовозвеличиваниякосвенного унижения других). Степень принижение других задает общую планку для остальных, выше которой всех выскочек наказывают. Выскочка может стать выше других слабаков, а он ведь тоже слабак (в глазах сильного), поэтому демонстрация своей силы с подчеркиванием собственного величия укажет выскочке его место и принудить безоговорочно занять «свое» место. Культ силы - это культура принуждения. Сторонники культа силы, несмотря на весь страх, который они излучают, к сожалению, часто просто инфанты, застрявшие на уровне подросткового развития.

Вытравить из себя слабость, страх и трусость через оправданную жестокость - на самом деле, загнать этот страх и гнев на реакцию собственного унижения глубоко внутрь, чтобы, в конце концов, «не ведать, что творишь» и ощутить хотя бы на мгновение свое могущество и силу. Но в результате такой внутренней психологической борьбы пострадает невинный (невинная душа) и, скорее всего, появиться новый адепт культа силы.

Сенаторы Луций Валерий и Марк Гораций отвечали восставшим плебеям: «Ненавидя жестокость, вы сами выказываете жестокость и, не обретя еще свободы, уже хотите господствовать над противником», как описывает  историк Тит Ливий. 

Ситуации беспомощности и безысходности способствуют установлению зависимой реакций на ощущение собственной внутренней слабости и внешней немощности в форме подчеркнутой демонстрации силы (в том числе и мнимой), где это только возможно. Мучительный вопрос человека, остро ощущающего свою слабость: «А вообще-то, есть ли во мне сила?». Или иначе как это описано у Ф.М. Достоевского: «Тварь ли я дрожащая или право имею?». А в противном случае человека ждет депрессия, изоляция, самокопание и самоуничижение. А повседневное натаскивание себя в проявлении своей силы, хоть и слабой для кого-то, в форме унижения другого, несколько укрепляет веру в себя и свои силы и способствует выживанию в контексте культа силы.

Человек слаб – и это главный повод для развития культуры. Осознание своей слабости и слабости человечества как всего рода требует что-то делать с этим - своими страхами, тревогами, соблазнами, иступленными криками, гневом, яростью и прочими тягостными чувствами. Когда кто-то победил свою слабость - это становится рецептом для других, надо лишь повторить или улучшить рецепт.

Унижение другого (включая самовозвеличивание или самоунижение) – это ключевая  и отличительная особенность культа силы.

Когда каждый на своем уровне подливает масло в огонь унижения другого человека, создавая замкнутый круг унижения – унижения одного человека побуждают к новым унижениям им других или к самоунижению. Если в обществе культ силы становится преобладающей мотивацией, то не только вы унижаете других, но и вас унижают, но тогда и ваши дети будут униженными или будут унижать других, и их дети тоже – до тех пор, пока не появится новый формат культуры, способный ограничить влияния культа силы. Новый культ не будет без изъянов, решив старые проблемы, он создаст  новые – ведь развитие это процесс. Культ силы можно проследить на всех уровнях и слоях общества, и в разных странах, но это не обязательно, что он будет преобладающим, и не будет сосуществовать с другими культурными формами.

Не буду рисовать все черными красками, даже о культе силы можно сказать пару хороших слов. Культ силы учит, чтобы оставаться сильными необходимо быть не только в форме (в своей силе), но и быть верным своим товарищам, стоять плечом к плечу, стоят друг за друга (круговая порука). Боевое братство ценит верность, доверие и дружбу, а предательство жестоко карает. Милосердие также не чуждо и прорывается в культе силы. Милость к избранным как снисхождение к более слабому показывает и великодушие, и манифестацию своей силы.

Продолжение во второй части о Культе силы, вывернутого наизнанку.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.10.21 03.56.24ENDTIME
Сгенерирована 10.21 03:56:24 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3322467/article_t?IS_BOT=1