Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

От ведической религии к исламу

 — Тина, не могли бы вы рассказать об основных фактах своей биографии?

- Моя жизнь явственной чертой делится на две части — до и после принятия ислама. Это было подобно выходу из воды на сушу. Я до сих пор не знаю, что мной руководило на первой и большей части моего жизненного пути — то ли природная любознательность, то ли жажда социального успеха. С одной стороны, я всегда любила учиться... С другой стороны, я всегда стремилась к дневниковым пятеркам, спортивным достижениям, красным дипломам и карьере... В конце третьего десятка наступило материальное пресыщение — вселенная исполняла все мои желания с точностью до мелочей, но это не приносило внутреннего упоения. Тогда я оставила хорошую работу, продала машину, оставила маме на попечение свою собаку и уехала из Москвы — к счастью, у меня были деньги, время и отсутствие обязательств перед другими людьми, благодаря чему я могла остановить бесконечную гонку, чтобы разобраться в себе, обрести внутренний смысл своего существования. Я много путешествовала, жила в Индии и на Кавказе, посещала святые места и учителей из разных традиций, много практиковала. После года «скитаний» я вернулась домой с ответами на свои вопросы.

— Как вы пришли к занятиям цигун? И не просто в качестве человека, практикующего эту систему, но в качестве «мастерицы», как Вы себя называете. Кто были Вашими учителями на этом пути?

- Тогда я пробовала все, что мне казалось интересным. Мое знакомство с цигуном началось с женских практик — больше всего меня заворожила медитация, я просто не могла ее не делать, не смотря на наличие различных любопытных техник в этой даосской системе. Благодаря медитации я впервые соприкоснулась с тем, о чем до этого знала только из книг. Впоследствии арсенал практик расширялся, но в регулярном пользовании остались только самые нужные и любимые. Именно им я и обучаю в своем Центре — делюсь с другими тем, что приносит пользу мне самой. Познакомившись с успешными мастерами цигун и оценив все возможности этой системы, я определила свои цели в даосских практиках — на данный момент я достигла того, что мне нужно. Теперь, по сути, просто поддерживаю свои результаты в практиках, так как основной вектор моего развития теперь перенаправлен в духовную область.

Работа с энергией открыла для меня совершенно другой, более тонкий план материального мира и стала переходным этапом к духовным практикам.
В основном моими мастерами были европейцы — для меня, как человека, тяготеющего к логике и анализу, такое взаимодействие было более эффективным и комфортным, чем адаптация к совершенно чуждой для меня китайской культуре отношений. Если не считать мои длительные путешествия, я всю жизнь живу в Москве, и вытравить из меня западное мировосприятие не представляю возможным (и нужным).

Мастерицей я себя называю в шутку, реальный статус мастера предполагает гораздо более высокий уровень владения ци — мне для реализации моих жизненных задач и духовного развития столько не нужно, я не готова вкладывать столько времени и сил в развитие магических сверхспособностей — поддержание здоровья и нормального уровня энергии, баланс ума и эмоционального состояния, на мой взгляд, этого достаточно для современного человека, живущего активной социальной жизнью.

- Тина, Вы, насколько я понимаю, не родились в мусульманской семье, но приняли ислам, уже будучи взрослым человеком. Каким был ваш путь в ислам? Вы посвящены в суфийский тарикат Чиштийя. И, насколько, я знаю, проявляете живой интерес к духовности другого суфийского братства, Тиджанийя, в линии швейцарского шейха Фреди Боллага.

- Я родилась в обычной русской семье. Хотя я прошла таинство крещения еще будучи младенцем, христианкой я себя никогда не чувствовала — в нашей семье следование этой традиции не практиковалось. Посты и молитвы мы не соблюдали, в церковь не ходили, Библию не читали. Поэтому для моей мамы принятие мной другой традиции не стало чем-то катастрофическим, скорее, наоборот, благодаря исламу я стала гораздо больше ее любить и заботиться, а на каком языке я молюсь и как держу пост — не имеет принципиального значения.

Моя любовь к исламу зародилась благодаря двум событиям. Во-первых, мне повезло встретить достойных мусульман, внутренние качества и стремления которых отличались от того, к чему я привыкла. Во-вторых, еще за несколько лет до принятия ислама я стала пробовать мусульманские практики. В наиболее сложные периоды я интуитивно начинала делать намазы (ежедневные пятикратные молитвы), которые давали серьезную защиту от внешнего давления и внутренних кризисов. После каждого месяца поста — рамадана — пластами уходила внутренняя агрессия и напряжение.

Но последней каплей стал зикр в кругу моих друзей из тиджанийского суфийского ордена — ни одна медитация не давала мне такой гармонии ума и сердца. Если во время медитации нужно постоянно все контролировать: ци — здесь, шен — там, то во время зикра достаточно просто отдаться Богу — остальное все делается само, без каких-либо усилий: успокаивается ум, наполняется сердце, выстраиваются внутренние потоки энергии. Молитва поднимает на самый высший, божественный уровень, возвращаясь обратно, человек оставляет с собой частичку этой божественной чистой энергии, с каждым разом пропитываясь ею больше и больше — именно это приводит к очищению и внутренней трансформации.Чуть более трех лет назад, когда я созрела, чтобы принять осознанное следование Богу, у меня не стояло вопроса, какую традицию выбрать — мой прямой путь к Богу однозначно лежит через ислам, что, кстати, в переводе с арабского означает «покорность Богу».

- Что есть тассавуф (суфизм) для вас? Какова цель суфизма?

- Суфизм — это более глубокое погружение в ислам, этот этап связан с инициацией и принятием учителя (шейха). В наше время популярны семинары по отдельным суфийским практикам, и слава Богу, пусть люди соприкасаются с исламом в разных плоскостях. Но в отношении суфизма как духовного пути я все-таки придерживаюсь классической позиции: шариат, пять столпов ислама - фундамент, на который опирается суфизм. Бог посылает к нам пророков, которые передают целостные системы духовного очищения, и отдельные части этой системы не могут полноценно трансформировать человека. Чтобы конь стремительно рассекал пространство, у него должны быть здоровыми все четыре ноги.

- Правда ли (простите, я сейчас нарочито наивно и упрощённо выражаюсь, ибо все метафизические тонкости не втиснуть и в гору книг), что цель суфия – стать ангелом?

- Впервые встречаюсь с такой интерпретацией, насколько мне известно, люди, ангелы и дьяволы — это совершенно разные творения Бога. Мне ближе позиция суфийской святой Рабии аль-Адавии:«Господи! Если буду поклоняться Тебе из боязни ада — сожги меня там. 
Если буду поклоняться Тебе из надежды на рай — изгони меня из него.
 Но если буду поклоняться Тебе ради Тебя Самого — не укрывай от меня Твою вечную красоту».

Я не знаю, смогу ли я к концу своей жизни полностью очиститься от влияния нафса, своей животной природы, избавиться от своего эго или развить совершенную любовь к Богу. Мне будет достаточно, если в последний момент жизни мое сердце будет погружено в молитву. Есть такое утверждение, что если в момент смерти человек произносит священную молитвенную фразу «Нет бога, кроме Бога», его душа попадает в Рай. Это непросто, поэтому многие шейхи дают своим ученикам как практики, позволяющие глубже погрузиться в молитву, так и рекомендации постоянно повторять зикр, когда это возможно — засыпая, просыпаясь, готовя еду, в дороге, в лифте — где угодно. В критический момент, когда душа выходит из тела, ум цепляется за то, к чему привык — либо за тело с его материальными привязанностями, страхами и гневом, либо за Бога и его имя.

— В каком качестве вы участвуете в работе Центра арабской каллиграфии? Организатора, преподавателя?

- Все началось с моего желания изучать арабскую каллиграфию. Моя уверенность в том, что в Москве есть все, разбилась о пустые поисковые запросы в Яндексе — курсов исламской каллиграфии я не нашла. Поэтому, когда друзья познакомили нас с Василием Кассабом, мы решили организовать Центр арабской каллиграфии. По факту я не являюсь самой усердной ученицей, все-таки моя природа — не в творчестве, а в управлении. Но нашим студентам курсы очень нравятся, и Центр постепенно развивается.

— По вашим словам, если молитесь вы по Корану, то питаетесь по Ведам. Пожалуйста, расскажите о своей системе питания. Что она собой представляет? Какие продукты входят в ваш повседневный рацион? Большинство мусульман – не вегетарианцы, но, наверное, противоречия здесь нет?

- Вегетарианкой я являюсь около трети моей жизни, и это произошло задолго до того, как я приняла ислам. Отказ от мяса у меня произошел естественным путем — в какой-то момент я просто не смогла его есть. Мне не нужно для этого применять силу воли — я просто его не хочу, поэтому мне не приходится заменять мясо соевыми продуктами, так как нет потребности в получении соответствующих вкусовых ощущений.

Проблемы «что съесть» у меня нет, скорее, наоборот. В мире существует большое многообразие вкусной еды, это огромное заблуждение, что вегетарианцы питаются только травкой — из моего дома еще никто не уходил голодным, и я могу накормить дюжину здоровых мужчин. Основные рецепты, конечно, черпаю из аюрведической кулинарии, которая базируется на активном использовании специй — именно они позволяют создать огромное разнообразие вкусов. Если кто-то хочет стать вегетарианцем, но слишком привязан к мясу, я рекомендую воспользоваться одним замечательным ведическим принципом: вегетарианство нужно начинать не с отказа от мяса, а с разучивания 200 вкусных блюд, тогда переход не будет таким сложным.

В исламе употребление мяса в пищу разрешено, правда, с большими ограничениями. И, естественно, это не является обязательным. Заклание животного происходит согласно сложной процедуре, с произнесением определенных молитв — животное приносится в жертву, только такое мясо считается освященным и дозволенным в пищу. Нельзя есть хищников, падальщиков, мертвечину, свинину, кровь. А уж сколько животных стоит умерщвлять для насыщения своего желудка при наличии других способов — это уже другой вопрос. И уж точно Пророк и его сподвижники не ели мясо с картошкой три раза в день — согласно их жизнеописаниям они очень много постились. Мясо всегда являлось едой богатых, в наше время, по-моему, мы просто пресытились материальным изобилием и имеем искаженный вкус. Единственное полное исследование вегетарианства в исламе я нашла у Свами Прабхупады в книге «Об исламе».

В современном человеке меня поражает следующий факт — большинство мясоедов не осознают, что они едят, они не способны смотреть на процесс убийства и уж тем более сами убить того, кого они едят, в этом таится огромное лицемерие. Куриные окорочка не растут на деревьях и в морозильных камерах, это были самые настоящие птички в перьях, которым отрубили голову, и еще несколько минут их полуживое тело билось в конвульсиях.

Если мы посмотрим на изменение религиозных законов по мере появления новых духовных традиций, то очевидно, что каждая последующая разрешала часть из того, что было запрещено предыдущей — сейчас время Кали-юги, сознание людей деградирует, поэтому Бог передает через своих пророков все более простые и доступные знания и правила. В наше время часть людей не может не есть мясо, поэтому им был передан дозволенный способ максимального очищения этого действия. В Коране описано много случаев, когда Бог сначала запрещал некоторые действия, например, половую жизнь во время поста в священный месяц Рамадан, но, поскольку люди слабы и нарушали бы этот завет, он дозволил это после захода солнца. И это особая милость Бога — делайте то, что не можете не делать, но так, как повелено. Так начинающий свое развитие человек будет хоть как-то ограничивать свои материальные привязанности и постепенно прогрессировать, а более сильному следует стремиться делать больше, чем вменено в обязательный минимум. Если внимательно читать Коран, то при описании благ, которые можно употреблять в пищу, чаще всего указываются фрукты, овощи, финики, а мясо — гораздо реже и далеко не во всех случаях.

У меня был внутренний конфликт, связанный с обязательным ежегодным жертвоприношением животного во время праздника Курбан-байрам. Я так и не смогла найти другого способа выполнять это обязательное предписание, его нельзя заменить ни деньгами, ни добрыми делами, ни постом. Внутреннее согласие с собой помогли обрести два факта. Во-первых, у меня никогда нет сомнений в исламе и Боге, он не дает ни одной лишней или неточной заповеди, если я не понимаю ее смысла, нужно искать ответ. Во-вторых, в одном суфийском трактате я нашла объяснение, которое легло в мое сердце, что во время такого жертвоприношения мы закладываем свою животную душу. Смирившись, каждый год я отправляю деньги за животное в Дагестан или Индию, где от моего имени выполняют этот обряд.

Ислам считает серьезным грехом запрещение того, что является разрешенным, поэтому, если меня спросят, разрешено ли в исламе употребление мяса, я отвечу: «Да», а на вопрос, стоит ли есть мясо, я отвечу: «Нет». Если будет нужно, я готова готовить мясные блюда для моего мужа, но все-таки надеюсь, что он будет вегетарианцем, или хотя бы не будет иметь привязанности к мясу. Когда я была в Каире, я останавливать в доме одной суфийской гостеприимной семьи. Из уважения ко мне они не готовили мясо целую неделю, хотя я их искренне убеждала, что это совсем не обязательно; я знала, куда еду и не была готова диктовать условия в чужом доме. Вот это я называю истинной духовностью и служением людям — мне так и не удалось их отговорить.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.20 21.01.18ENDTIME
Сгенерирована 06.20 21:01:18 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3323029/article_t?IS_BOT=1