Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Вторник 20:00

Архив вебинаров

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Нигилизм Сверхчеловека

Ответ на комментарий читателя http://worldcrisis.ru/crisis/serjiano к моей статье.

Моя статья «Оправданная жестокость. Часть 1» (http://worldcrisis.ru/crisis/3322467) - это не исторический экскурс (читайте более талантливых авторов на эту тему, чем я), это только описание модели (паттернов) социальных отношений и взаимодействий (и пока только ее 1 часть). Говорить об историчности модели разумнее после прочтения 3-й части (но судить вам). Модель это будто трафарет вы накладываете на явления социальной жизни и смотрите, что совпадает, а что отклоняется, и это дает пищу для дальнейших размышлений и выводов. Оглянитесь вокруг и скажите себе кого вы вчера обидели или унизили, а может быть Вас кто-то нечаянно задел и оскорбил. Обида мстит за обиду, но не обязательно обидчику. Это всё проходит не так безобидно как кажется. Дети учатся обижаться еще на первом году жизни.

Я также не рассматриваю свою модель с точки зрения других социальных теорий и через призму концепций традиции, модернизма и постмодернизма. Это не означает, что я не имею соответствующей подготовки для того чтобы сделать это. Но не считаю возможным утяжелять описание такими детальными сравнениями (на мой взгляд, это и так трудоемкая для восприятия статья). Однако мое изложение затрагивает морально-этические учения, которые не изменились, по сути, с давних времен, но, пожалуй, стали только более детализированными. Вопросы религии и смерти – очень важны и я коснусь их немного в третьей части. Но Ваше замечание о Сверхчеловеке Ницше - это интересный поворот темы. Давайте вместе поразмыслим  о Сверхчеловеке.

Фридрих Ницше – этот яркое событие в философии XIX века, он взбудоражил умы других мыслителей того времени и не только того. Талантливый молодой профессор Базелевского университета, который после публикации своих концепций, спустя некоторое время в итоге оказался в психиатрической клинике.

Если мы обратимся к тезисам Ницше, мы слишком углубимся и не уловим главного из того что я хочу сказать. А как сказал известный психиатр и поклонник Ницше Карл Ясперс, Ницше побуждает нас проникать в «диалектические» извивы его мыслей посредством «как бы тренировки в двусмысленности». Но хотя бы один тезис  Ф. Ницше надо рассмотреть:

Вот воззвание Ницше к братьям по оружию, «Так говорил Заратустра»: «Любите мир как средство к новой войне, и мир короткий – сильнее,  чем мир продолжительный …. Вы утверждаете, что благая цель освещает даже войну? Я же говорю вам: только благо войны освещают всякую цель. Война и мужество совершили больше великого, чем любовь к ближнему. Не сострадание, а храбрость ваша спасала доныне несчастных.  … Вы дурны? Ну что ж братья, мои! Окутайте себя возвышенным - мантией для всего дурного …».

Вот, еще одна цитата на ту же тему, но более короткая. «Жизнь есть результат войны, само общество средство для войны», Ницше, «Воля к власти». Я читаю в этих строках – жизнь есть преклонение перед силой, которая в результате борьбы за выживание различных сил подчиняет себе все общество и  эксплуатирует его в своих интересах. То, что Ницше провозглашает как цель Сверхчеловека, примерно  звучит, в моей интерпретации, как: Мы воюем за себя, чтобы выжить и чтобы в своей свободе (точнее в  своих творческих  безобразиях и дурости) найти своё и обрести себя, невзирая на противодействия «родителей», чью роль играет религия (т.к. «Бог [отец] умер!»). Для меня это является не только наглостью в самореализации, но и формой унижения других в неистребимом культе силы (т.е. культурным днищем) и исходной точкой отсчета для развития культуры.

Перейдем к идее Сверхчеловека – это идея и процесс возвеличивания себя над другими, над другими народами или всем человечеством, или над самим Богом (или же подняться до Бога). Если мы говорим о возвеличивании над другими людьми то, тогда я отсылаю Вас к своей статье (чтобы не повторяться), если над традицией, то давайте поразмышляем вместе.

«Взгляни! Эта чаша готова вновь опустеть, а Заратустра хочет снова стать человеком. Так начался закат Заратустры», Ницше.

Возвеличивание человека над традицией, включая традиционную культуру и религию в которой человек воспитывался, вынуждает либо преуспеть в развитии этой культурной традиции и ее экспансии, либо  отграничить себя от традиции и всего старого. А возможно совсем отовраться от прежней традиции посредством обретения новой силы (или способностей), чтобы сотворить нечто или породить, например, новую культуру или вообще новую жизнь общества («с молочными реками и кисельными берегами» - понятно, что не ради же страданий делать это). «Человек это не определившееся животное», Ницше.  Ницше не знает, куда идти человеку, но уверен, что знает от чего следует отказаться – определиться и перестать быть «животным» (в смысле обрести свободу воли и сделать выбор) и не пребывать там, где он сейчас пребывает, т.е. в традиции. Таким образом, главное - трансформация себя в Сверхчеловека: стать кем-то новым, принципиально другим и великим («и чтоб золотая рыбка служила у меня на посылках»), отбросив оковы обыденности, предшествующей зарегламентированности. (Разве это не война? “Bellum omnium contra omnes” - Война всех против всех).  

Главный вопрос насколько величие соответствует обретенной силе (или способностям жить по-новому)? Если наличная сила неадекватна задекларированному величию, то рано или поздно человека ждет разочарование, депрессия и психиатрическая клиника (или “out of  context). Если величие приходит после обретения и демонстрации своей силы (равно как и способностей или творческой реализации), тогда остается лишь вопрос - заслуживает ли это сотворенное человеком одобрения (почести) или осуждения (позора). Но если возвеличивание самого себя опережает обретение силы – это, скорее всего, случай психопатологии или событие примитивной культуры, извращенной под влиянием культа силы или культа силы наизнанку.

Так  что же говорил сам Заратустра? Не зря же Ницше обращается к Заратустре (Заратуштре).

Заратуштра, по мнению некоторых современных авторов, это жрец, который был изгнан из некого племени, обитавшего в районе Челябинска, и нашел пристанище в Малой Азии, в Мидии, где озвучил свои концепции в  Авесте («Первой вести»). Но это всё легенды, точно никто не знает. Я воспользуюсь работой авестийского астролога Павла Глобы и его изложением Авесты, но не его точкой зрения на обсуждаемые вопросы (см. П.Глоба, «Живой огонь», 2008, хорошая книга, рекомендую).

Итак, Заратуштра абсолютизирует Зло! Зло существует изначально и противостоит Добру.  Зло существует отдельно, независимо и олицетворяется Богом. Зло проистекает в этом мире из-за неправильного выбора, по причине того, что дух зла Ариман (Ангра-Манью) вторгся в воплощенный мир Ахура-Мазды (задуманным Божественным Разумом), чтобы разрушить его и паразитировать на нем.  Злой дух Ариман борется с духом добра Спента-Манью, силой света (злой дух поглощает свет) в сердцах людей, обладающих свободой воли. Ангра-Манью побуждает человека идентифицироваться с собой и своим духами, и противопоставить себя миру (зло оскверняет дух человека). Его ассистент - искусительница Друдж («Обманщица») соблазняет душу человека, и склоняет его к обману себя и других (и тогда человек оправдывает свои жестокие поступки).  И наконец, ассистент злого духа Аза (олицетворяет ужас и страх) завладевает телом человека, тогда человек теряет свою свободу воли и открыто наслаждается злом, и воспринимает себя Сверхчеловеком. «У зла две руки: ложь и страх», как сообщает Павел Глоба, а добро:  «… обладая двумя мечами: знанием (против лжи) и силой (против страха)».  Авеста говорит, что людей, полностью победивших злых духов в своей душе, нет. Таким образом, Авеста говорит нам, что силы добра - это «Правда (против обмана и лжи)» и «Сила (против страха и ужаса)». Вам это ничего не напоминает: «В чем сила, брат? А сила – в  Правде»?  

Заратуштра отрицает прежнюю традицию, что Бог может быть одновременно добрым и злым! Он сообщает миру, что Ахура Мазда спроектировал свой мир идеальным (в нем только Добро), ведь он единый творец и сама Мудрость Владыки мира. «Но вдруг, откуда не возьмись» возникает Ариман, бог зла, который проникает в мир Добра, чтобы разрушать и забирать энергию. Но как даже в теории допустить и, тем более, трудно представить сотворение мира вообще без разрушений и без тьмы, пока туда не вторгнется дух зла (тьма, разрушение и прочие бяки). Непонятно, кто и зачем наделяет человека свободой воли и значит возможностью делать неправедные поступки в мире Добра, если дух Аза отнимает свободу воли (очень сложная концепция для моего восприятия)? Зло изначально в этом мире, поэтому неистребимо. И всё зло стекается и проистекает от человека? Так человек может быть злом, со злом в душе, олицетворять зло, поскольку неправильно выбирает в жизни под влиянием духов зла. Отсюда вывод Заратуштры - всё в руках человека (точнее его свободы воли; животные исключаются - им зло недоступно, т.к. у них нет воли), если все люди будут делать правильный выбор, то зло уменьшится в этом мире. (Да, неужели?! Прямо утопия Сен Симона!). Несмотря на то, что Заратуштра отрицал, что «Бог не может быть одновременно и добр и зол», он приходит к выводу, что человек может быть одновременно и добр и зол! Фактически человек управляем одновременно с двух сторон духами добра и зла, и в нем происходят не прекращающиеся муки совести, ибо зло неистребимо, а только может уменьшиться (Но мы-то знаем, что достаточно одного комара, чтоб не спать полночи).

Но во всем этом, по-моему, есть одна трудноразличимая и странным образом неуловимая сторона – это роль и отношение других людей, которая может быть намного важнее злых духов. Моральная оценка со стороны наблюдателя вашей правды жизни может зависеть от самого наблюдателя, т.е. кто-то видит в этом зло (например, убийство), а кто-то добро (например, убийство мерзкого человека). И самооценка своего поведения может разбиться о скалы морали других людей, а вовсе не от падения под влиянием злых духов (впрочем, и от этого тоже – под гнетом самоистязания). Бесспорно, от самого человека тоже зависит, кто он и как он себя воспринимает – укрепляет ли о свой дух в борьбе со злыми духами (с Богом Ариманом) или нет. Это принцип необходимого (саморазвития) и достаточного основания (признания другими)! Человек может быть одновременно и добр и зол, и это зависит от угла зрения на это других (мораль (предписания) сама по себе без общественного мнения ничтожна)! Духовное самопознание замкнутое на самое себя – практически исключено (это доказывает феномен Маугли)! Не путайте уединение для размышлений и рефлексии после интенсивного обучения (как например, в случае с Буддой) с самопознанием в полном одиночестве (возможно наедине с духами добра Спента-Манью и духами зла Ангра-Манью, я не знаю). Кстати, есть версия, что Гаутама Будда учился авестийскому учению у персидских магов- зерванистов.

Соотносить свое поведение с предписаниями Бога, игнорируя мнения окружающих, способно порождать  серьезные противоречия, которые заканчиваются иногда казнью. Это тоже самое, что стать Сверхчеловеком с новым мышлением (с новыми предписаниями) в отрыве от других людей, мыслящих традиционно. Сверхчеловек жаждет власти, чтобы подавить традиционных людей (и обесценить их традиционные ценности), повелевать ими, чтобы осчастливить кого-то из них («И если верно, что греки погибли вследствие рабства, то мы погибнем вследствие отсутствия рабства», говорит Ницше).

Но если Сверхчеловек не опирается на других, то тогда  (на кого?) на Бога, т.е. на свою веру – а значит, вынужден стать фанатиком (А у Ницше - «Бог умер», тогда пустота и полная неопределенность, и для него единственное за что можно зацепиться - это сам процесс). Фанатик тот человек, который бредит – т.е. он не воспринимает никаких противоречащих аргументов (тем более чужой правды), кроме, согласующихся с его верой (его бред не поддается коррекции, по определению, и он ничего не боится). Такая связка «Знания» и «Силы» («Я знаю точно, без всяких сомнений и колебаний,  и поэтому ничего не боюсь!») – это сгусток воли повелевать или навязывать. Это классический психотик, который натягивает свое ментальное представление (неоднозначные идеи) о мире на эту реальность, которая намного шире этих идей (это похоже на то как кто-то носит чужие рубашки явно не по размеру (и на которой спереди написано «Я Сверхчеловек», а сзади «Так говорил Заратустра») или ходит в звериных шкурах (см. культ оборотней), он как бы живет не в этой реальности, он как бы человек не от мира сего, и тем не менее он здесь, с нами)! Это не просто психопатология (и не хочу всё сводить к клинике), это такая философия жизни и нигилизма и ее надо понимать.  Это можно было бы сформулировать в своеобразную дилемму.

Дилемма нигилиста:  

  • быть с этим народом тяжелоЭтот народ не такой как хотелось бы мне, и …»),

  • а вдали от него еще хужеЯ, на самом деле, не такой как хотелось бы мне, и …»).

Такое двойное отрицание (себя и других), когда заявленное величие не соответствует наличным силам (своеобразный крах, душевный надлом многих идеологов революции).

«Моралей столько, сколько культур»,- сказал Шпенглер.

Нигилист воспаряет над народом с новой моралью (или же с отрицанием всякой морали, «Мы имморалисты»,- говорил Ницще), а затем его сил не хватает ни чтобы жить по новой морали (новым предписаниям или новым регламентам жизни, так как эта мораль еще не разделяется  народом, поэтому она ничтожна по своей силе), ни чтобы вернуться и жить по старой морали (так как эта мораль больше не разделяется им самим с народом, поэтому она ничтожна по своей силе)! Личная трагедия в том, что человек мыслил себя грандиозным и тем, кто изменит или изменяет этот мир к лучшему, но, в конце концов, всё в мире идет своим чередом (или возвращается к этому, «собака лает, караван идет»), а человек осознает свое ничтожество (потерю сил, величия и сверх-человечности).

Но это не безвыходная ситуация и бывает иной исход нигилизма. Сиддхартха Гаутама (5-6 век до н.э.), принц по происхождению из семьи Капиталавасту, не мог смириться с тем обществом, где страдает народ. После продолжительного поиска причин страдания, оказался вдали от общества, понимая, что и учения которые он освоил - не годятся, и что он сам не таков как хотелось бы (по крайней мере, до определенного момента страдал от напрасных поисков причин страданий и напрасных умозрений). Под тенью дерева бодхи в роще Урувелла, Гаутама, осознав четыре благородных истины, обрел силу изменения себя (просветление), и нашел правильный восьмеричный путь, как изменить себя (позже хинаяна, «Будь светильником самому себе») и помочь измениться другим (махаяна). Он обрел мудрость и только после этого к нему пришло Величие Будды (а не наоборот). Разные люди - разные судьбы.

В заключение у меня вопрос к Вам. Как Вы думаете, почему пик увлечений ницшеанством в нашей стране пришелся  ровно на то время, когда многие неглупые люди устремились обесценивать прежнюю советскую традицию? И почему сегодня вновь имя Фридриха Ницше всплыло? Это уже какая-то «традиция отрицания традиции» как сказал Ортега-и-Гассет.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.



IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.05.20 02.13.01ENDTIME
Сгенерирована 05.20 02:13:01 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3324690/article_t?IS_BOT=1