Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

«Лучше стоять за высокие темпы, чем сидеть за низкие»: немного о чудесах российской статистики

Цитата в заголовке приписывается советскому экономисту Станиславу Струмилину, дослужившемуся до должности замначальника Госплана СССР и академика. И действительно, Струмилин благополучно пережил сталинское время и скончался в 1974 г. А произнесена эта фраза была в середине двадцатых годов, когда среди большевистского руководства еще бывали дискуссии и часть большевиков (например, Лев Троцкий и Евгений Преображенский) выступали за ускоренную индустриализацию, другие же, самым известным представителем которых был Николай Бухарин — за медленную. Сталин между этими взглядами лавировал, в конечном счете заняв «троцкистско-преображенскую» позицию, что не помешало ему, конечно, расправиться со всеми этими тремя шибко умными участниками дискуссии. Мудрый Струмилин догадался, куда ветер дует.

Догадался не только Струмилин, но и прочие советские статистики и госплановцы. Под их руководством выходили такие цифры, что нищий Советский Союз, куда немногие загранкомандировочные счастливчики чемоданами везли все от жвачки до джинсов, чуть ли не США опережал. И многие наивные западные маститые экономисты, никогда не бывавшие за железным занавесом, этому верили. Нобелевский лауреат Пол Самуэльсон утверждал, что с середины 80-х по середину 90-х годов СССР обгонит США по абсолютному ВВП. Йосеф Шумпетер написал знаменитую книгу «Капитализм, социализм и демократия», в которой на вопрос может ли выжить капитализм, отвечал, что нет — ведь социализм, мол, более производителен.

Спустя почти столетие история возвращается в виде фарса. Свежие первоапрельские — да, именно в этот день 2019 г. —  новости от Росстата: рост ВВП за 2018 г. пересмотрен (хотя он был оценен всего два месяца назад), и в какую сторону? Ну конечно же, в сторону ускорения! Новость практически не вызвала интереса СМИ. Привыкли. Не вызвала комментариев известных экономистов — все уже сказано, повторяться неохота. Так какие же чудеса со статистикой мы видим сейчас?

Предыдущий министр экономики Алексей Улюкаев с начала экономических потрясений 2014 года неоднократно допускал весьма скептические оценки российской экономики, прославившись цитатой про то, что «экономика достигла дна» — Улюкаев, понятно, имел в виду, что дальше будет лучше, но звучало все это двусмысленно. В ноябре 2016 года Улюкаева арестовали по обвинению в получении взятки и затем осудили на 8 лет тюрьмы. Новым министром экономики стал «молодой технократ» Максим Орешкин, непрерывно излучающий оптимизм. 4 апреля 2017 г. Росстат, ранее находившийся в подчинении Правительства РФ (то есть, учитывая личность премьера, фактически в свободном плавании), был подчинен Минэкономики. Это само по себе выглядело довольно странно: Минэкономики по определению отвечает за экономический рост, а Росстат должен быть как бы независимым арбитром того, что происходит в экономике. В декабре 2018 г., как раз накануне выпуска годовой отчетности, Росстат возглавил Павел Малков, ранее руководивший департаментом госуправления в Минэкономики и никакого отношения к статистике не имевший (предыдущий многолетний глава Росстата Александр Суринов был профессиональным статистиком). И дело пошло на лад. Надо сказать, что официальная статистика изрядно портила картину отчетности по предыдущим майским указам 2012 года, о которых сейчас официальная пропаганда предпочитает умалчивать.

Ведь нам обещали увеличение размера реальной заработной платы по стране на 40−50% к 2018 году; заработных плат работников медицины и преподавателей вузов — вдвое от средней по региону, а школьных учителей — до средней по региону. А что вышло? Реальные заработные платы снизились в 2012—2017 гг. более чем на 5%, реальные доходы населения — более чем на 10%. Не достигнуто увеличение заработных плат врачей и ученых, не сравнялась заработная плата учителей со среднерегиональной. Сильнее всего провал по врачам: этот показатель не достигнут нигде, даже в богатой Москве, где зарплата врача лишь дошла до среднего уровня по региону, но никак не стала в два раза выше.

По остальным позициям в одних регионах эти показатели достигнуты, в других нет. Но какой ценой? Ценой массовых увольнений. Ведь, грубо говоря, если было два врача с зарплатой по 100 рублей, то уволив одного, мы второму можем поднять зарплату в два раза. Количество врачей, например, сократилось с 703 тыс. в 2012 году до 566 тыс. к 2018 г. Кроме того, имели место различные статистические махинации. Каким образом они производились? Путем ликвидации или сведения к минимуму дополнительных выплат (это особенно актуально для учителей, у которых была примерно равная «базовая» и «стимулирующая» часть зарплаты — за классное руководство, выслугу лет, результаты контрольных работ, участие детей в олимпиадах, прохождение курсов повышения квалификации и т. п.), рассчитывался рост не общего дохода работника на руки, а некоей «базовой» заработной платы. Таким образом, «по указу» зарплата может расти, а то, что на руки — падать. Эти истории столь вопиющи, что о них сообщала в своем докладе даже официальная пропутинская организация «Общероссийский народный фронт», ссылаясь, разумеется, на отдельные перегибы на местах.

Потому в новых майских указах 2018 г. о таких скучных вещах, как реальные зарплаты и реальные доходы населения не сообщается, а предлагается считать что-то более духовное и глубинное — например, количество людей, ведущих здоровый образ жизни к такому-то году. Как не сложно понять, нарисовать по этому критерию можно что угодно.

Но вернемся к Росстату. В чем две главные проблемы с ним? Во-первых, статистика является весьма узким и специализированным предметом, мало понятным даже большинству экономистов. Во-вторых, статистика основана на отчетности предприятий, доступа к которым широкая публика не имеет. В-третьих, статистика включает в себя разного рода досчеты и оценки, простейшим примером которых является оценка занятости в неформальном секторе. С различными методиками в разных странах можно спорить, но наиболее ценна в статистике ее сопоставимость — то есть, наличие данных по одной и той же методике за много лет. Сейчас новый руководитель Росстата как раз объясняет, что методики надо срочно менять. А министр финансов Антон Силуанов в декабре 2018 года, когда стало ясно, что по итогам года опять что-то нехорошее с доходами населения вырисовывается, отдельно раскритиковал именно этот показатель, назвав качество его оценки «ужасным». Дело видимо было в конфузе Владимира Путина на декабрьской пресс-конференции, когда он сообщил, что реальные доходы населения растут, в то время как по данным Росстата они наоборот, упали. Премьер-министр Д. Медведев, выступая в январе 2019 г. на Гайдаровском форуме, вообще удивил экономистов, спросив «…Все задаются вопросами, как теперь правильно считать валовый внутренний продукт. И вообще, надо ли его считать или пора отказаться от этого показателя, чтобы адекватно отразить состояние экономики». Свою глубинную мысль он не пояснил, оставив аудиторию в недоумении, кто именно эти «все» — среди экономистов идут споры о методиках, но уж никак о необходимости таких подсчетов.

Итак, давайте чуть проиллюстрируем на примерах, как мы вдруг стали «более лучше одеваться», говоря словами Светы из Иваново. К примеру, Росстат аж пять раз (!) пересматривал данные за 2015 год. Догадайтесь, в какую сторону каждый раз. Поначалу, сообщалось о падении экономики на 3.7%. Наконец, остановились на 2.5%. По 2016 году вообще вместо изначального спада на 0.2% оказался рост на 0.3%. Рост 2017 г. повысили с 1.5% до 1.6%. Промышленное производство тоже взбодрилось на пару процентов. В 2015—2018 гг. наблюдались разнообразные удивительные вещи. То резко прыгала статистическая погрешность. То в условиях падения доходов населения происходил бодрый «нефиксируемый статистически рост в малом бизнесе». То «нефиксируемый статистически рост инвестиций». То наблюдался значительный разрыв, как в 2018 г., между, вроде, ростом реальных зарплат и снижением реальных доходов (разница между ними в том, что доходы учитывают пенсии и доходы от предпринимательской деятельности) — рост зарплат аж на 6.8% при падении доходов на 0.2%. Всегда под вопросом цифры инфляции, вызванные эффектом того, что, грубо говоря, хлеб дорожает быстрее, чем «мерседесы». Так, за 2018 г. Росстат насчитал инфляцию в 4.3%. Сравните ее, например, со своей платежкой за ЖКХ за прошлый год.

Настоящий скандал по итогам 2018 г. вызвали показатели роста строительства, которые в январе-ноябре 2018 г. составляли 0.5%, а по итогам года — 5.3%. Известный экономист и бывший директор департамента макроэкономического прогнозирования министерства экономики Кирилл Тремасов, уволившийся как раз с приходом Орешкина, прямо заявил о фальсификациях, на что министр вместо содержательных возражений обвинил экономиста в том, что тот, мол, критикует вместо того, чтобы работать над улучшением ситуации в стране. Впрочем, вскоре в интервью«Ведомостям» Дмитрий Орешкин постарался несколько сгладить впечатление и заявил, что, мол, в 2018 году была такая разовая история и на 2019 г. его ведомство прогнозирует замедление темпов роста экономики. В февральском бюллетене Центрального банка «О чем говорят тренды» эта история со строительством также ставится под сомнение, хотя и в вежливой форме. Какие выводы мы можем сделать из всей этой истории? О том, что если раньше Росстат был скорее интересен властям как некий термометр, то теперь он интересен как источник хороших новостей.

Это не новая в мире ситуация. Недавно в фальсификации экономической статистики с целью получения кредитов МВФ обвиняли Аргентину, был громкий скандал. Экономисты много лет ставят под сомнение китайскую экономическую статистику, полагая ее завышенной. Существует даже «индекс Ли Кэцяна» — так зовут многолетнего китайского премьера. Есть байка, что он признался в некоем частном разговоре, что китайская экономическая статистика фальшива и лично он смотрит только на три показателя — динамику энергопотребления, грузовых перевозок по железным дорогам и объем кредитов, выданных банками, а не на ВВП. Сам Ли Кэцян, понятно, в этом не признается.

В экономике для межстрановых и межвременных сравнений приняты так называемые «таблицы Мэдиссона», названные в честь недавно умершего британского экономиста Ангуса Мэдиссона, основавшего этот проект. Там авторы за много веков и по разным странам пытаются считать ВВП в долларах 1990 г. Понятно, это спорная методика. Но наблюдая за происходящим в последние годы, хочется пожелать ученым начать считать ВВП «в методике 2013 г.» — до начала известных геополитических событий.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.19 08.48.48ENDTIME
Сгенерирована 06.19 08:48:48 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3331666/article_t?IS_BOT=1