Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

сегодня , Вторник 20:00

Архив вебинаров

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Куда заводит человека — история...


Строго говоря, менеджеру вообще не следовало бы рассуждать о том, сколько врут историки...

Потому что работа самого менеджера — это продажа воздуха в чистом виде. Управлять людьми, продажами, процессами — часто означает всего лишь умение уверенно врать в глаза, «быть г.вном» для подчиненных, приписывать себе результаты чужой работы и того, что произойдет само-собой. В таких случаях, как правило, руководствуются принципом «не разрушай чужие иллюзии, чтобы не разрушали твои». Попробую ослушаться... Потому не судите строго... 

Тому, кто привык воспринимать на веру школьные уроки математики и физики — сложно поверить, что в тех же стенах на уроках Истории изучают нагромождения вранья как безусловные истины. Историки никогда не писали и не пишут правду. История — это просто ремесло. Они пишут, потому что им платит Заказчик. Наукообразную хрень в заданном направлении. А настоящее прошлое и настоящие уроки Истории — ценный товар, и инфантильно предполагать, что эти уроки тебе бесплатно даст государство. 
Свернуть )


Объем информации каждое десятилетие увеличивается на порядок. Потому о прошлом понаписано очень много. В итоге говорить сегодня про историю России, Украины или даже Европы в целом — это как описывать историю запущенной болезни. 


После революции молодая «советская» культура оказалась «смешана» из очень странных ингредиентов… Из сегодняшнего дня довольно странно смотреть на ту эпоху. Во-первых, там почти не оказалось места «русскому». Обрыв связей с «русским культурным полем» - сегодня представляется, как этакая нигилистская блажь революционной молодежи и чудовищное необъяснимое засилье евреев в гос.аппарате. 

Но этого есть и другое объяснение — представления о стабильности романовской власти сильно преувеличены, а свою связь с (так называемым) «еврейством» ощущало гораздо больше людей, чем это представляется сегодня. И после революции произошел не «отказ от русских корней» — а сбрасывание насаждавшейся царизмом туземной идеологии. 

Русская государственная идея для большинства населения была чуждой. Во-первых, потому что население в подавляющей массе было безграмотно и занято бытовыми вопросами. И «русская» идея конца 19-го века — была не более, чем «фишкой» немецкого императорского Дома. Частью «официоза», элементом «туземной политики» немецкой династии, от которого честного здравомыслящего человека выворачивало наизнанку. 

Когда захудалый немецкий род с пафосом отметил 300 лет своего правления и приписал себе права на огромные территории — это так же не коснулось населения. Но обвал старой государственности, развитие образования, железных дорог, телеграфа, радио — привели к тому, что литературные труды историков конца 19-го века разошлись сильней, чем аналогичные работы их предшественников. И получился резонанс. 


Та же ситуация была и на (в) Украине. В начале 20-го века Малороссия бурлила - местные элиты хотели самостоятельности, самоопределения, богатства... Они сравнивали себя с соседями: с завистью смотрели на Румынского короля. С ненавистью — на Петербург, с презрением - на престарелого австрийского императора и с ужасом — на нагайки (соседнего Донского) казачества... Страна была разнородной, и для вспышки мог сойти любой повод... 


На (в) Украине отчаянно искали себе национальную идею, чтобы отличаться от соседей. Не столько от современных русских — сколько от той «русской» политики, как ее проводила немецкая хунта. Когда историк Михаил (Сергеевич) Грушевский нашел в средневековых австрийских хрониках сведения о неких племенах «укров» - повод отделить себя от Петербурга возник. Грушевский закрепил в своих работах это «понятие». К слову, работы Грушевского высоко оценили поляки и австрийцы. Которые тоже пытались принизить значение Германской Империи, подчинившей себе в конце 19-го века всю Европу. Позднее профессор оказался в числе главных создателей независимой Украины в 1917 году. Его (правда, заочно) избрали председателем первой украинской Центральной Рады. Через неделю опальный историк вернулся из ссылки (в Москве — может быть, это шутка, потому что неплохое место для ссылки) и он лично возглавил первый украинский парламент, попутно фактически возглавив национальное движение за национальную государственность. 


С точки зрения науки — ситуация, в которой оказался Грушевский, невозможная. Самому придумать национальную идею (как историку) и самому же ее отстаивать (как политику). Такого конфликта интересов серьезный ученый обязан избегать. А тут авторитет ученого работал на национальную реформу, а политическая программа — вдохновляла ученого на все новые радикальные «идеи». 

Не зря говорят, что обе профессии: и политика и историка — чем то похожи на проституцию... Эти две профессии одновременно — задали убийственное направление. Грушевский пошел вразнос, стал президентом Украины, в этом качестве вел переговоры с Временным правительством... После захвата власти большевиками. Грушевский объявил о независимости Украины. Независимость продержалась совсем недолго. Идею не поддержали ни внутри страны, ни за ее пределами. 

В конце 20-го века Грушевский неожиданно стал СИМВОЛОМ, его работы вдруг оказались в основании Истории новой страны. Его теория сформировала целое поколение сограждан, выросших на противопоставлении «Украина – не Россия». 

При другом ходе Истории псевдонаучные изыскания Грушевского могли бы оказаться забавным недоразумением и анекдотом. Таким же, как работы 99,9% подобных историков. 

Ситуация не уникальна. Подобный же резонанс получили петербургских и московских историков к 300 летию Дома Романовых. 



Каждые 10 лет объем существующей информации удваивается. История русской революции выросла из советской литературы 1950-60-х годов и осмысления себя советской интеллигенцией. Романтический бред советских писателей, цензурированные воспоминания. Через поколение этот вымысел оброс подробностями, свидетелями, деталями — и стал восприниматься как безусловная Истина. Любые сомнения в адекватности наших представлений о том, что на самом деле происходило в нашей стране всего век назад — сегодня воспринимаются, как бред. 

Однако у событий начала 20-го века есть детали и акценты, которые позволяют реконструировать наше прошлое совсем иначе -и взять из него другие уроки. 

О каких «деталях и акцентах» речь:в государственной системе не было стабильности (нищета, голод, неудачные религиозные реформы, разборки элит). Была жестокая борьба кланов как внутри промышленных элит, партий, так и представителей военной верхушки страны. 

Однако в начале 20-го века произошел разрыв традиций, преемственности, письменности, документооборота, календаря. После нескольких проигранных войн (включая мировую), двух революций, Гражданской войны, эпидемий — произошла полная смена элиты (не только в России, и не только правящая, но и культурная). Изменилось культурное поле, образование оборвались связи с прошлым... Население, страну и его «правящую хунту» трясло и «колбасило» несколько лет... 

Это время сегодня представляют через романовскую версию, но именно в этом упрощении и состоит главная ошибка... Не было справедливой стабильной системы, которую разрушили революционеры. 


Историки помещают Церковный раскол в 17-й век. Но преследования старообрядцев — это реальная политика конца 19-го века. Сегодня Иоанн Кронштадский считается святым. Но этот представитель романовской хунты не только подверг анафеме Льва Толстого. Этот (пардон) «святоша» призывал Власть не признавать браки, заключенные вне официальной церкви (и не разрешать наследование имущества, нажитого в «непризнанных» браках, то есть на законных основаниях проводить конфискацию имущества старообрядцев — в пользу церкви и государства). Главой Официальной церкви был Глава государства. И эта оккупационная политика Романовых — естественным образом касалась не только 2 миллионов «официальных старообрядцев», но и большинства населения. 


Культурная жизнь Империи до 1917-го года была жестко регламентирована. Публичное несогласие с проводимой (Императорской семьей) Государственной политикой и цензурой — означало бунт и обязательное наказание. 

Под культурной жизнью понималась вся отечественная История. Понимание своего прошлого — было частью государственного официоза. 

Например, точные даты исторических событий, начиная аж с 9-го века, были четко и однозначно определены не кем иным, как самой Екатериной Второй. Спорить с Историей — это было спорить с монаршим мнением – возражать Власти, правосудию. Оспаривать полезность варягов для русской Истории — было все равно, что сомневаться в правах на престол немецкой династии. Несогласие с официальной версией Истории - означало спор с Высочайшими персонами. То есть, было сомнением, оспариванием, подрыванием, бунтом… Пантеон Величайших имен русской Истории — был сформирован немцами, в немецких интересах и с немецкими колониальными установками. 

А то, что вся эта «туземная лабуда» назвалась «русской историей» - так для туземцев это и делалось. Словом, альтернативным взглядам на свое прошлое - до революции никакой дороги не было.


Можно было только следовать «генеральной линии». То, что преподавалось в Университетах, было реализацией заданной программы – и только в жестко определенных границах. Нарушители границ дозволенного – получали обструкцию и наказания. Шаг вправо – шаг влево – и ты больше не профессор, не преподаватель, не известный писатель, а осужденный, лишенный прав каторжанин или (если «повезет») просто ссыльный… 

Правдивая история и сейчас дело опасное, а тогда в царской России она была откровенным государственным преступлением, и «чудаков», занимавшиеся поисками в истории, просто не могло быть. По крайней мере, на свободе. 


С падением самодержавия, Общество, Культура, История — вырвались из «границ», установленных оккупантами. Критика самодержавия перестала быть делом отморозков и антисоциальных элементов. 

Свежий ветер ударил в голову и опьянил… 
Интеллигенцию и представителей культуры «прорвало». 
Резкие и радикальные точки зрения – стали нормой. Признаться, какую-то ревизию «зарвавшаяся» и бездарная Власть действительно заслуживала. 

Но пересмотр пошел не только по форме бывшего режима, но и по основам культуры общества и народа. Деятели культуры буквально соревновались, кто предложит более оскорбительную по отношению к ушедшей эпохе точку зрения. 

В новых координатах варяги оказались просто бандитами, 
Петр – узурпатором, садистом и сифилитиком, 
Екатерина – вероломной блядью во главе военной хунты. 
Строго говоря, это было заслуженно, аргументировано и стало общепризнано. 

Это — цитаты из тогдашнего учебника Русской Истории виднейшего историка новой власти - Михаила Покровского. Его имя было присвоено старейшему университету страны – МГУ. Подобные радикальные точки зрения формировали общественное мнение. 


Однако умер Ленин, от власти отодвинули Троцкого, затихли троцкисты. Покровский нашел Вечный покой в Кремлевской стене. 

И к концу 1930-х страна пресытилась ревизионизмом. С уничтожением прогерманского Коминтерна стране оказались нужны какие-то «корни». Из этих корней больше всего было «романовского фольклора» в честь 300 летия династии. 

Из него и погасили интерес к народным корням. Не вдумываясь в адекватность образов, в конце 1930-х из «нафталина» достали фигуры Невского, Петра, Суворова, Екатерины, Пушкина, Ломоносова, порядком забытые после Революции. Государственная кино-пропаганда приступила к формированию опор государства в том виде, как мы теперь их понимаем. 

Эти исторические фигуры — сформировали Единую советскую нацию и (в целом, почти) единое государство. Этот «культурный разворот» СССР – к русской истории – был одним из самых примечательных событий в Истории страны. Национальные корни – стала той опорой, благодаря который народ выстоял в жестокой войне. 

Словом, шараханья в своем культурном наследии из стороны — в сторону были обычной практикой начала 20-го века. Разве что именно последний культурный разворот 1930-50х годов — оказался самым «живучим»...

Но!… 

Тогда в конце 1930-х годов, когда обновленная интеллигенция отходила от «культурного сквозняка», и Власть заново собирала по крохам культурное поле (включая Историю) своей страны, туда попало много из дореволюционной пропаганды. 

Из лубочной примитивной романовской пропаганды, другого вранья, насквозь пропитанного лживыми «установками», не тронутого объективной ревизией и цинизмом революционной эпохи. Потому что троцкисты и коминтерновцы не удосужили этот бред никаким вниманием. 

То, что получилось – назвали «историей страны», историей народа. 
Но — это не было историей народа. 
Это было историей семьи, точнее - историей борьбы этой семьи за богатство и власть... Царские семейные хроники без критического разбора попали в совсем другой жанр. И не верные представления о своем наследстве – не только поддержали народ в годы войны, но и отравили весь народ, сбив его с толку. 

Семейные исторические хроники гордятся победами семьи, а не победами народа. Война, грабежи и разврат – примеры доблести для семейной истории. В координатах истории народа эти «достоинства» является примером непотребства. Семейные склоки, похабные анекдоты, дрязги, сомнительные победы – не подвергались сомнения, и вошли через Историю в культурное поле нации и государства.

Чужие архетипы оказались в фундаменте нового дома. 
Насильственное насаживание немецких принципов — стало восприниматься как нормальное. Светская бестолковость дворцовых интриг — стала восприниматься, как Сама История.

В подсознание через Историю попало много разного... 
И не нужно удивляться, что на таком «кривом» фундаменте 
с тех пор потряхивает и стены и крышу. 


Если такой фундамент не подправить – он развалится, подмяв под себя жильцов и соседей. И что-то похожее сегодня происходит на (в) Украине. Примеры из прошлого убеждают, когда падает большой дом – достается на орехи даже мародерам и провокаторам… 


И подобный взгляд на свою Историю получили не только русские, но и украинцы, кавказцы и азиаты. 

Получилось так, что главные герои любого народа, все те, кто строили заводы и манфактуры, были врачами и инженерами, охраняли мир и покой, шли на восток, осваивали Север, плавали по морям – следов в такой официальной Истории — почти не оставили... 

Такую «легенду» создали под себя оккупанты, которых интересовало имущество, его переписывание «под себя», и совсем не занимало реальное общество с его институтами самоуправления. 

Ядовитая История Романовых - создает «оккупантов».

Нежелательные имена и конкуренты – Романовым были не нужны. Да и обыватель поддался на романовские «басни с клубничкой». Всю славу и доблесть Романовы – медленно, но верно переписывали под себя. А для чего еще существовала официальная история? 

Из Истории исчезли настоящие дела Строгановых, Демидовых, Меньшиковых. Шуваловых, Лопухиных, Шуйских... а остались в основном интриги и сплетни: кто - кого (извините) трахнул, чьи рога из под шляпы торчат, чьи ноги видели из под одеяла, кто громче рыгнул или пукнул... ТО, что это называют «наукой» - для того и существует маркетинг. Чтобы выгодней продать чушь и басни, их называют пафосно и многозначительно. 

Реальную культуру и историю народа не сможет смести никакая революция. 

Но когда система построена на «химерах» и вымыслах, которые не разделяет и над которыми открыто насмехается общество – значит, государство станет таким же слабым и нелепым, как объединяющая его идеология. 

Россия распалась, когда над тогдашней Властью не смеялся только тупой и ленивый. СССР распался, когда над советским официозом не потешался только тупой и ленивый. Сегодня произошла подмена ураинской Истории и разваливается общество. Русская история трещит по швам — и если сегодня дан приказ этого не замечать, то завтра может оказаться поздно. 

Таким же будет отношение наших современников — к будущему распаду сегодняшнего государства – к той «обертке», в которую пытались заново пере-паковать народ и государство. 

И таким же станет итог внедрения в сознание старых басен в новой упаковке, если эти басни не поменять. 


Если в основу поведения – заложена «химера», то появляются проблемы в простых жизненных реакциях. Например, историю искусственно удлинили, и события задвоились события – нормальный человек будет видеть цикличность, там, где ее нет и подсознательно верить в предопределенность и цикличность – больше, чем нужно. Человек чаще видит бессмысленность, «рок», снижает мотивацию. А на деле, грешит: считает работой Б-га – заблуждения и ошибки других людей и себя самого. 

Фальшивая история создает фальшивых лидеров, отравленная История - излучает яд... Не случайно у сегодняшних грабителей кумирами являются герои самых жестоких и кровавых периодов: Петр «Великий», Иван «Грозный», Екатерина «Великая», «освободители», «миротворцы», а страдания 99% населения оправдываются натянутыми «изысканиями» Историков «с ограниченной социальной ответственностью».





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.



IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.05.21 16.43.12ENDTIME
Сгенерирована 05.21 16:43:12 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3332444/article_t?IS_BOT=1