Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Вторник 20:00

Архив вебинаров

Самиздатский магазин (продаёте книги без комиссий) и гонорарный журнал для профессиональных авторов: «Информаг A LA РЮС»



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Инструменты самоорганизации и целевой вектор Системы. Дихотомия справедливости


Темы, предлагаемые к обсуждению: специфика коллективизма – сравнение общины и унитарного порядка; роль государства и частного сектора в экономике будущего; кооперация – инструмент оптимизации или способ хозяйственной самоизоляции; критерии коллективной эффективности – святая простота или мудрая самодостаточность; разночтения в понимании всеобщей справедливости; и, на закуску, очертания будущей организационной модели


Результаты прошедшего обсуждения

Хотелось бы, в первую очередь, поблагодарить участников жаркой дискуссии, развернувшейся после выхода предыдущего выпуска и отметить, что попытка обсуждения свежих альтернативных сценариев будущей экономической модели оказалась несколько преждевременной. Неожиданно возникла более острая и, как выяснилось, актуальная проблема.

В предвкушении грядущих перемен, которые должны затронуть самые что ни на есть фундаментальные принципы системной интеграции, ребром снова встает глубинный вопрос выбора стержневой парадигмы. Все остальное уже второстепенно, так как автоматически вытекает из концептуального вектора стратегической повестки.

Однозначное единодушие сложилось в понимании основополагающих принципов будущего социодизайна, который видится выстроенным на какой-то коллективистской платформе с опорой на идеологию всеобщей справедливости. Казалось бы, очевидные вещи, но, на самом деле, это, безусловно, важный результат, от которого уже можно отталкиваться для развития дальнейших теоретических построений. По крайней мере, значительно сужается спектр поиска, так как наметившийся мейнстрим вносит некоторую определенность, задавая рамки возможных вариаций.

Но на этом консенсус, в общем-то, и заканчивается, разветвляясь множеством различных сценариев. Кто-то ратует за общинно-артельный путь нового становления страны, другие выступают за всеобщее братство и продвигают идею Союза 2.0. Важно, что это принципиально разные по своей сути направления, по которым придется принимать решение в первую очередь, так как от него будут зависеть все последующие модельно-логические построения.


Сверхзадача

Но прежде, чем приступить к увлекательному погружению в глубины социодизайна, необходимо разобраться с еще одним важным моментом, который тоже выпукло проявился в процессе обсуждения. Есть сомневающиеся в целесообразности создания/существования больших централизованных систем. Казалось бы, зачем, вообще, нужна вся эта великодержавная риторика? Какие плюсы от экспансии гигантизма? И наиболее удачным выглядит предложение одного из участников дискуссии, сформулированное в характерном элегантном стиле. Цель – в самой экзистенциальной идее поддержания этнокультурной преемственности, что достигается только сообща и в большом масштабе. Если кому-то эта задача покажется простой, вынужден огорчить. Большинство геополитических образований прошлого, как правило, очень печально заканчивали свои дни, унося в могилу и собственное население.

Речь не идет о сиюминутных результатах в расчете на одно поколение – а после нас, как говорится, хоть потоп. Нет, наоборот, имеется в виду выживание государства в какой-то продолжительной исторической перспективе, что недостижимо без определенных успехов в глобальном геополитическом противостоянии, то есть обусловлено множеством факторов. Это и обороноспособность, и экономическая мощь, и сильная идеология, и, само собой, обладание передовой технологической платформой.


Артели

Набирающая сегодня популярность идея формирования нового общества на основе выделения самоорганизованных трудовых коллективов требует серьезного осмысления. В чем их главное отличие от обычных коммерческих организаций? Безусловно – в характере социальных связей. Они значительно более прочные, что обеспечивает высокий уровень взаимного доверия, но ограничивает возможности внутреннего чисто административного управления. Да, привычный бюрократический стиль руководства здесь практически не применим по причине отсутствия четкой структуры, а также иерархического взаимоподчинения. Первую скрипку здесь всегда играют неформальные харизматичные лидеры.

Речь, конечно, идет о легендарном общинном способе хозяйствования, где люди связаны не только работой, но и бытовыми условиями.  Сложно представить здесь внедрение статей Трудового Кодекса. Как, например, уволить такого человека? Это же изгнание с насиженного места вместе с семьей и всем скарбом, на что, безусловно, должно быть какие-то очень веские причины. Специфика такой группы – единство интересов всех ее членов, что принципиально отличается от демократического социума, где меньшинству приходится подчиняться большинству при сохранении права на противоположное мнение. В традиционной общине этого нет. Не согласен – уходи! Инакомыслие неприемлемо. Огромный плюс, вне всяких сомнений, состоит в том, что внутренний конфликт практически исключен. Это обеспечивает удивительную стабильность.

Но даже у самой красивой медали есть и обратная сторона. Отсутствие плюрализма, к сожалению, сдерживает процессы творческого поиска. Такие организационные формы, в действительности, подходят лишь для примитивных видов деятельности, таких как монотонный труд вдалеке от центров цивилизации, где хозяйственный уклад устоялся, а созидательная инициатива не востребована. Но, если честно, этот функционал – первый в очереди на автоматизацию, то есть не имеет стратегического потенциала.

Тогда возникает вопрос – зачем, вообще, двигать бесперспективные проекты? Готов допустить, что в них есть определенный смысл – это прекрасное оружие борьбы с наступающим постиндустриальным декадансом. Единомышленники, ведомые общей целью сохранения жизнеутверждающих культурных устоев покидают загнивающую реальность. Классическая община – безусловно, идеальная форма ментально-ценностной консервации. Но не стоит забывать печальный опыт старообрядчества, выбравшего как раз этот тернистый путь. Они ушли, но не смогли вернуться, превратившись в жалкие сектантские сообщества.


Кооператорский бум

Хотелось бы сразу отделить зерна от плевел. Параллельно под эгидой законодательства о потребительских кооперативах развивается и быстро набирает популярность одноименное направление предпринимательства, нацеленное на максимальное использование предоставляемых льгот и коммерческих преимуществ. Это, в первую очередь, конечно, инструменты налоговой оптимизации, а также механизмы объединения мелких производителей с их постоянной клиентской базой в единые хозяйственные схемы с элементами натурального обмена, что само по себе к общинному способу хозяйствования прямого отношения не имеет. Здесь нет коллективистской основы. Это, просто, одна из рыночных форм собственности и не больше, но которая, что важно, позволяет создавать закрытые хозяйственные схемы, то есть может способствовать становлению автономных самоорганизованных структур в условиях социальной деградации.


Неутешительный вывод

В любом случае артельно-общинный формат нельзя рассматривать как перспективный стратегический сценарий. Хотя, само направление может представлять интерес, с точки зрения сохранения культурной идентичности, но не факт, что оно окажется реально эффективным. Ведь задачу поддержания ментальной преемственности способны решать и более гибкие структуры, развивающиеся внутри идеологически враждебной среды. Это, безусловно, непростой путь, но который, на поверку, демонстрирует определенную жизнеспособность. По крайней мере, этнические диаспоры прекрасно справляются с этой задачей на продолжительных исторических интервалах.


Проблема фрагментации

А давайте разберемся, что, собственно, представляет собой общинный уклад, с точки зрения интегральных системообразующих основ? Ведь, по сути, это отдельные и совершенно независимые социально-экономические организмы, ведомые исключительно собственными внутригрупповыми интересами. Так, в чем здесь, извините, принципиальное отличие от индивидуализма как такового, если посмотреть на ситуацию сверху – с уровня большой системы? Да, в общем-то, разницы нет. Просто уменьшается количество элементарных экономических субъектов, а на место рационального человека приходят более крупные, а значит и влиятельные игроки зачастую с совершенно разнонаправленными мотивами, не говоря уже о проблеме их согласованности с центростремительным вектором общегосударственного масштаба.


Онтология вопроса

Генезис общинности оброс множеством романтических мифов, но, в действительности, скорее всего, представляет собой продукт крепостничества, когда помещик-феодал насильно объединял хозяйства в такие, своего рода, «концлагеря» для собственного удобства, чтобы проще было выжимать из них максимальные доходы. Обычно сюда пытаются притянуть древнюю родоплеменную основу. Определенное сходство, конечно, есть, но, по сути, это принципиально разные общественные формы. В первом случае имеет место трудовой коллектив, объединенный целями совместного выживания, а во втором – большая семья, как своеобразное развитие стайной организации приматов.

Что касается, племенного уклада, построенного исключительно на родственных связях, то он уже очень давно проиграл в конкурентной борьбе более прогрессивным формациям. Да, и крепостные общины не выдержали капиталистического напора. Другими словами, и в том, и в другом случае речь идет о заведомо проигрышных морально устаревших моделях. Поэтому логичнее будет закрыть этот вопрос и перейти к обсуждению каких-то более перспективных сценариев, вероятно, лежащих в плоскости масштабирования коллективных возможностей, максимальной интеграции и концентрации ресурсов, что абсолютно необходимо для осуществления долгожданного технологического прорыва.


Унитарный порядок

Безусловно, речь идет о каких-то централизованных формах коллективизма. В памяти сразу всплывают очертания Сталинского социализма, который, кстати, очень неплохо себя зарекомендовал, продемонстрировав беспрецедентные для своего времени темпы эконмического роста. И в этом, похоже, состоит подсказка о будущей роли государства в экономике. Очевидно, что для вертикально-интегрированной системы плановые механизмы госуправления просто необходимы. И еще один важный штрих – такие центростремительные процессы всегда подчинены какой-то руководящей идеологической линии.


Роковая «оттепель»

Кстати, существует мнение, что именно отказ от Советской мессианской мечты в пользу пришедшего на смену культа потребления, собственно, и заложил бомбу замедленного действия под прочно выстроенное Сталинское здание Союза. И это похоже на правду. Многие возразят, что хватит, мол, пичкать людей разными утопическими идеями, делая их них доверчивых ведомых марионеток. Ведь «очевидно», что общество, состоящее из самодостаточных критически мыслящих индивидов намного эффективнее. Но, в действительности, это не так. «Святая простота» – ключевой системообразующий аспект, так как только легковерные люди способны безоговорочно следовать идеологическим догматам доминирующей доктрины.


Сила простодушия

В самом деле, практика показывает, что стабильную живучесть демонстрируют именно те системы, в которых люди способны сохранять «детскую наивность» своей ценностной парадигмы. Яркий пример – Штаты. Их дикие, крайние и бессмысленно жестокие формы капитализма удивительно устойчивы уже на протяжении достаточно продолжительного периода времени. И это объяснимо. Они умудряются поддерживать в чистоте своего сакрального идола – Золотого Тельца. Если вдруг схема даст трещину, то они очень быстро столкнуться с проблемами крушения ментальной целостности. А пока культ денег прекрасно работает и дает «инфантильной» Америке такую силу, которая позволяет удерживать глобальную гегемонию и осуществлять бесперебойную выкачку ресурсов из мировой хозяйственной системы.


Важное правило

Но для того, чтобы общество сохраняло свое «наивное простодушие», должно выполняться необходимое условие. В базовую идеологическую доктрину нельзя включать взаимоисключающие положения, каковыми, например являются плановая экономика и рынок. В их основе две противоположности – коллективистское начало и предпринимательская инициатива, которая всегда крайне эгоцентрична. Они просто гасят друг друга, каждый раз позволяя человеку смотреть на мир с позиции философской относительности и делать выбор на собственное усмотрение. Очевидно, что решения принимаются ситуационно, в зависимости от того, что выгодно в конкретный момент. Когда дела идут хорошо – все ратуют за свободу, но как-только начинаются проблемы – взывают к порядку и социальной справедливости. И это недопустимая роскошь для системы, так как она начинает гнить изнутри.


Государство в экономике

Получается, что нельзя декларировать равенство возможностей, а потом бить активистов по рукам. Так возникают двойные стандарты, разрывающие систему. Другими словами, популярная схема, когда государство занимается крупняком, а предприниматели мелочевкой, долго работать не может. Рано или поздно какой-нибудь условный «Галицкий» разрастается естественным образом и тоже начинает претендовать на серьезный масштаб. Граница влияний постепенно размывается, что очень ярко продемонстрировала Китайская экономика.

Придется выбирать – или открытый рынок (естественно, при внешнем управлении), или очередной «Союз» на каких-то новых идейно-ментальных началах и с передовым технологическим укладом. В первом случае все понятно – сквозная тотальная либерализация всех процессов как лейтмотив реформ (по Кудрину). А если за основу принимается плановый подход, то под госуправление заводится все, что оно способно вытянуть. Остальное отдается на откуп предпринимательству на какой-то ограниченный промежуток времени, пока власть ни научиться администрировать эти несвойственные направления, что кстати, очень напоминает Сталинский подход, когда кооператорам предоставлялись широкие полномочия в тех областях, заниматься которыми у Советской администрации просто не хватало сил. Но никто, безусловно на них ставку не делал. Ведь еще Ленин предвидел, что буржуазность будет разлагать социалистическое сознание.


Очередной «закон Мерфи»

Другими словами, эффективное общество по определению состоит из «простаков», которые либо с детской наивностью и придыханием зачарованно любуются бумажками с изображением Бенджамина Франклина, либо, не задумываясь, самоотверженно жертвуют всем ради какой-то абстрактной мечты, следую зову юношеского максимализма. Безусловно, второй тип социальной интеграции имеет значительно больший потенциал развития. И здесь важно подчеркнуть, что общество, состоящее из зрелых самодостаточных (себе на уме) индивидов обречено на неминуемую катастрофу, просто потому что никто не станет совершать «сумасшедшие» поступки – а это и проявления героизма, и акты самопожертвования, без которых не бывает победы в глобальном противостоянии.


Очертания модели

Да, что-то, наконец, начинает проясняться. Если отбросить эмоции, личные симпатии и предпочтения, то в сухом остатке можно выделить актуальный общественный запрос на реальный политический и экономический суверенитет страны, что просто недостижимо без технологического прорыва уже в ближайшем будущем. А это, как известно, требует высокой степени социализации населения, сосредоточенного в индустриально-технологических центрах с целью централизации усилий и концентрации ресурсов для прогрессивного развития. Очевидно, что данное описание больше всего напоминает унитарную форму коллективизма, на сегодняшний день, кстати, очень успешно применяемую в корпоративном менеджменте, но изначально разработанную еще в рамках проекта Советской плановой («Сталинской») экономики.

Если это подход принять за основу, то в стержневую центрическую схему включается все, что способно эффективно администрироваться на основе современных информационных технологий, то есть, грубо говоря, весь сектор, экономики, представленный крупным бизнесом. Остальное придется передавать рынку, на какой-то неопределенный срок, пока технологическое развитие не позволит встроить эти направления в плановую систему.


Этика

Краеугольной, конечно, является проблема всеобщей справедливости, так как само это понятие, по сути, очень расплывчато и часто понимается по-разному. Можно пытаться оценивать вклад каждого и распределять блага соразмерно полученным результатам. Но существует и другой, не менее популярный подход – равенство доходов вне зависимости от индивидуальной полезности. И здесь тоже придется однозначно определяться, так как разночтения в этом вопросе недопустимы. Важно, что выбор должен учитывать исторический путь и ментально-ценностный архетип народа.


Что дальше?

Здесь необходимо отметить, что справедливость, являясь определяющим фактором социодизайна, а также инструментом самоорганизации и достижения коллективного результата, все-таки не должна становиться самоцелью и подменять собой идеологию более высокого уровня. Здесь нельзя зацикливаться. Обществу нужен вектор движения в направлении какой-то великой цели, которой не может выступать какая-нибудь статичная категория, типа равенства. Ну, поделили все поровну и что дальше? Думаю, эта комплексная тема мировоззренческого фундамента требует отельного рассмотрения...

Таким образом, в результате проведенного исследования хотелось бы вынести на обсуждение уважаемой аудитории три базовых тезиса:

  1. приоритет унитарного коллективизма над общинностью;
  2. под плановое управление заводится все, с чем оно способно справиться, максимально ограничивая рынок;
  3. следует определиться с адекватными принципами справедливости, которые во многом зависят от выбора мировоззренческих концепций, разбор которых будет предложен вниманию уважаемого читателя в следующем выпуске…





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.



IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.05.20 14.49.54ENDTIME
Сгенерирована 05.20 14:49:54 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3336127/article_t?IS_BOT=1