]яяяяЊ>
Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать
]яяяяV>



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Банки, юпитеры и быки


В банковском мире России разрастаются «чёрные дыры», которые Центробанк пытается заделывать с помощью «печатного станка». «Чёрные дыры» – это разрыв между обязательствами коммерческих банков и реальной величиной активов и собственного капитала. Разрывы могут возникать в результате ошибок банкиров, но чаще всего они являются результатом их недобросовестных махинаций.

«Заделка дыр» осуществлялась до недавнего времени путем предоставления Банком России кредитов так называемым «дырявым» банкам – преимущественно через Агентство страхования вкладов (АСВ).

В позапрошлом году (1 мая 2017 года) президент РФ Владимир Путин подписал закон о создании Фонда консолидации банковского сектора (ФКБС), на 100% принадлежащего ЦБ РФ. Отныне спасение «дырявых» банков Центробанком стало осуществляться с помощью ФКБС путем прямого участия Фонда в капитале спасаемых банков. К сегодняшнему дню ФКБС поучаствовал в спасении восьми таких. Первым стал банк «ФК Открытие» (санирование началось 29 августа 2017 года), последним – Московский индустриальный банк (решение принято в январе 2019 года).

Использование ФКБС в качестве инструмента санирования означает, что Банк России фактически становиться владельцем санируемых банков. Вроде бы на время, но нет ничего более постоянного, чем временное.

Когда Банк России полтора года назад объявлял о санации «ФК Открытие», он уверял, что она должна закончиться через полгода, после чего ФКБС выйдет из капитала банка. Сегодня на календаре апрель 2019 года, никаких признаков на выход не видно. Есть лишь признаки того, что потребуется докапитализация банка и новые десятки и сотни миллиардов рублей.

По оценкам известного рейтингового агентства «Фитч», с 2013 г. (когда к управлению Банком России пришла Э. Набиуллина), на санацию российских банков было потрачено 45 млрд долл. В виде кредитов через АСВ – 17 млрд долл., в виде вложений ФКБС – еще 28 млрд долл.   Думается, агентство «Фитч» оценило расходы на санацию банков весьма консервативно. При нынешнем валютном курсе сумма 45 млрд долл. эквивалентна примерно 3 трлн руб. А ведь еще в июне прошлого года сам Центробанк признавал, что на санацию только трех банков – «ФК Открытие», БИН и Промсвязьбанк он потратил 2,8 трлн руб.

Параллельно шел процесс «прополки» банковских «грядок» – отзыва лицензий у коммерческих банков по таким основаниям, как финансовая несостоятельность, мошенничество и даже уголовные преступления в финансовой сфере. А это тоже требовало денег для компенсации потерь вкладчикам в пределах страхуемых сумм (в настоящее время – 1,4 млн руб.). По оценкам «Фитч», АСВ на эти цели потратило 29 млрд долл. В конечном счете, указанные расходы ложились на Центробанк, т.к. АСВ (формально являющаяся самостоятельной государственной организацией) очень быстро исчерпала свои ресурсы и далее стала функционировать за счет кредитов Центробанка.

В феврале прошлого года ЦБ Эльвира Набиуллина заявляла, что основная работа по «прополке грядок» и санированию завершена, что, мол, в банковской системе остались лишь здоровые и добросовестные организации. В общем было обещано процветание банковского сектора экономики.

Между тем за прошлый год лицензии были отозваны еще у 58 банков, что даже выше, чем в предыдущем 2017 году (51 банк). На начало марта текущего года количество банков, сохранивших лицензии, составило 477. Для сравнения: еще в 2014 году число банков превышало 1000. Реально функционирующих на начало текущего года было менее 400. По предварительному прогнозу рейтингового агентства «Эксперт РА», рынок в текущем году покинут не менее 50 кредитных организаций. Сокращение кредитных организаций будет происходить в том числе в результате добровольной сдачи лицензий, а также в результате их поглощения более крупными банками. Вероятно, абсолютное число закрытия в более отдаленном будущем несколько сократится, но относительная их величина (процент по отношению к оставшемуся количеству) не уменьшится. Очевидно, что продолжение «прополки» банков означает новые выплаты пострадавшим вкладчикам по линии АСВ. Естественно, конечным плательщиком будет Центробанк, кредитующий АСВ.

Впрочем, самым конечным плательщиком будет население страны, ибо «печатный станок» ЦБ будет разгонять инфляцию, а инфляция – скрытая форма налогообложения всех членов общества.


«Бессмертные» банки и санации

А как насчет санаций? Вроде бы Центробанк уже выявил «ядро» российских банков, которые, с его точки зрения, здоровы и смогут не только обходиться без помощи финансового мегарегулятора, но и станут «локомотивом» развития банковской системы России. Это «ядро», согласно нормативным документам Центробанка, названо «системно значимыми банками». А в кругу профессиональных банкиров и финансистов такие банки окрестили «бессмертными». Определен список «бессмертных», состоящий из 11 банков: ЮниКредит, Газпромбанк, ВТБ, «АЛЬФА-БАНК», Сбербанк, «Московский Кредитный Банк», «ФК Открытие», РОСБАНК, «Промсвязьбанк», «Райффайзенбанк», «Россельхозбанк».

В указанном списке мы видим два банка, в отношении которых в 2017 году Банком России была начата процедура санации – «ФК Открытие» и «Промсвязьбанк». Второй из них фактически стал государственным, предназначенным для проведения операций по государственному оборонному заказу. В силу его особого (закрытого) статуса сказать точно, закончилась ли его санация, трудно. А вот в отношении «ФК Открытие», к которому, кстати, был присоединен еще один санируемый банк – БИН, сказать о завершении санации точно нельзя. Открываются все новые обстоятельства, которые увеличивают оценку «дыр» банка «ФК Открытие» и БИН-банка. Уже после того, как ФКБС вступил во владение «Открытием», этот банк превратился в «дочернюю» структуру Банка России, встал вопрос о необходимости новых вливаний в «Открытие». Возникла ситуация, которая, мягко выражаясь, называется «конфликтом интересов». Банк России – финансовый мегарегулятор, который призван осуществлять банковский надзор над всеми кредитными организациями Российской Федерации. Не делая никаким банкам послаблений и исключений. Он должен быть справедливым и бесстрастным. А может ли «мама» быть бесстрастной по отношению к своей «дочке»? – Навряд ли. Даже после приобретения банка «Открытие» Фондом консолидации банковского сектора у новоявленной «дочки» открылись новые «болезни». С точки зрения неписанных норм Банка России, «дочку» следовало готовить к отправке на «кладбище». А ее продолжали накачивать «лекарствами», то бишь деньгами. Более того, ей присвоили звание «системно значимого банка». А это уже двойная гарантия того, что «мама» будет и дальше тратить на «дочку» деньги, не считая их.


Неофициальные санации «Юпитеров» банковского мира

В списке «системно значимых» есть банки, которые под санацией не находятся, но на которые Центробанк, тем не менее, регулярно тратит большие деньги.

Ведь у Центробанка в заветном списке «бессмертных» есть еще одна любимая «дочка» – Сбербанк (доля Центробанка в капитале Сбербанка – 50% плюс одна голосующая акция; более 40% акций принадлежат нерезидентам). Многолетние отношения «мамы» и «дочки» демонстрируют вопиющий конфликт интересов. Мы знаем крылатую фразу «Quod licet Iovi, non licet bovi». В переводе с латинского: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку». Применительно к рассматриваемому случаю фразу можно переиначить: «Что дозволено Сбербанку, не дозволено другим банкам». Сбербанк находится в состоянии перманентной санации, только помощь «дочке» со стороны «мамы» не афишируется и не именуется «санацией» (дабы никого не пугать).

  • Во-первых, эксперты отмечают, что Центробанк как орган банковского надзора достаточно толерантно относится к нарушениям банковских нормативов «дочки».
  • Во-вторых, Центробанк при необходимости щедро кредитует «дочку». Так, в 2008-2009 гг. Сбербанк получил от «мамы» десятилетний кредит на сумму 500 млрд руб. В 2014 году ему «мамой» было предоставлено 200 млрд руб. в виде субординированного кредита. Уверен, что если потребуется, то Банк России выдаст Сбербанку новые кредиты.

У Банка России на подхвате в деле финансовой «подпитки» системно значимых банков находится правительство. Тема участия государства в такой подпитке» обширная. Так, государство размещает свободные бюджетные средства на депозитах почти исключительно банковских «Юпитеров».   Крупнейшим получателем денег федерального бюджета является ВТБ, на    1 февраля текущего года на его счетах находилось 649 млрд рублей бюджетных денег. Кроме того, крупные суммы бюджета держали Сбербанк (409 млрд рублей), Газпромбанк (275 млрд рублей) и ставший оборонным Промсвязьбанк (239 млрд рублей). Другая форма «подпитки» – предоставление системно значимыми банками кредитов государству.

Сейчас актуальным является вопрос о кредитной «помощи» субъектам Российской Федерации, у многих из которых дефициты бюджетов хронически дефицитны. Однако «помощь» совсем не бескорыстная.

Процентные ставки по кредитам регионам достигают 15 и более процентов годовых. Тут впереди все те же лидеры «группы 11» в лице Сбербанка и ВТБ Но, судя по всему, крылатую фразу «Quod licet Iovi, non licet bovi» можно применить ко всем банкам из списка «системно значимых». Все они Юпитеры, все они бессмертные «боги». Банк России только что обнародовал очередной, мартовский «Обзор рисков финансовых рынков». С 2016 года ЦБ ввел для российских банков предусмотренный «Базелем-3» норматив краткосрочной ликвидности (Н26). Для тех банков, которые не справляются c выполнением норматива рыночными методами, ЦБ предусмотрел безотзывные кредитные линии (БКЛ) – займы под ставку в разы ниже ключевой (0,5% годовых). По состоянию на начало года получателем денег Банка России в виде БКЛ были ВТБ (298 млрд руб.) и ЮниКредит Банк (10 млрд руб.). На 1 марта сумма кредитов БКЛ уже составила 619 млрд руб. Как отмечается в обзоре, деньги были предоставлены четырем из 11 крупных российских банков, отнесенных к категории «системно значимых».

«Юпитеры» российского банковского мира требуют все больше денег. Растущие аппетиты «бессмертных» банков покрываются за счет «печатного станка» Центробанка, разгоняющего инфляцию.

В любом учебнике по экономике Центробанк называют «кредитором последней инстанции». Но на самом деле «конечной инстанцией», оплачивающей «оздоровительную» вакханалию в российской банковской системе являются граждане России. Ибо в тех же учебниках инфляцию справедливо называют «скрытым налогообложением». А в некоторых учебниках даже признается, что основное бремя такого скрытого налогообложения ложится на простых граждан. Бенефициарами же являются банкиры, особенно из разряда «Юпитеров». Некоторые полагают, что кредитную пирамиду Банк России может строить «до небес» – подобно Вавилонской башне. Нет, это опасное заблуждение. Будет раскручиваться опасная спираль инфляции. Экономика может войти в «инфляционный штопор», с которым Центробанк не сможет справиться. Такое в истории ХХ века уже случалось.


Банк «Траст» как ассенизатор

Одним из средств поддержания «системно значимых» банков на плаву стало создание банка «плохих долгов». В качестве такого финансовый регулятор определил банк «Траст». В свое время он был передан на санацию банка «ФК Открытие». После того, как банк «ФК Открытие» сам попал под санацию, банк «Траст» в марте прошлого года был переведен под крыло Фонда консолидации банковского сектора. Позднее (летом 2018 года) к «Трасту» был присоединен банк «Рост», который находился сначала под санацией БИН-банка, а затем (в марте прошлого года) был переведен под крыло ФКБС. Банк непрофильных активов (так его официально величают) заработал в июле 2018, объединив активы санируемых «ФК Открытие», БИН-банка, Рост-банка, Промсвязьбанка и самого «Траста».

Банк непрофильных активов в кругу профессиональных банкиров и финансистов называют «ассенизатором». Он помогает «очищать» банки (в первую очередь, системно значимые) от плохих, «токсичных» активов.

Под таковыми понимаются активы, реальная цена которых не сопоставима с той, которая фигурирует в бухгалтерской документации. Как сообщает банк «Траст», порядка 45% баланса банка в настоящее время приходится на «финансовые инструменты», а фактически это в основном «мусорные бумаги». На балансе у «Траста» находится 21 предприятие, в которых банк является контролирующим акционером. В дальнейшем число таких компаний будет расти по мере реализации процедуры взыскания. В активах банка порядка 15% относится к строительной отрасли, 14% – к рынку недвижимости и аренды, 7% – к проектам в области энергетики, 4% – к сельскому хозяйству и животноводству. Банк «Траст» растет как на дрожжах. По состоянию на 1 января текущего года его активы уже составили 1,73 трлн руб. По этому показателю он занял восьмое место, фактически оказавшись в компании системно значимых банков, которые, понятно, являются лидерами по величине активов.

Когда принималось решение о превращении «Траста» в банк непрофильных активов, Банк России заявлял, что через «Траст» удастся вернуть от 40 до 60% проблемных активов. Позднее Банк России о 60% уже не вспоминал, а называл цифру 40%. А сейчас уже говорит о 20%. Если банки, входящие в «список 11» считаются «бессмертными», то «Траст» можно назвать банком, приговоренным к смерти. Это российский аналог американского банка Уолл-стрит «Леман Бразерс». Его в 2008 году потопили вместе с плохими долгами, которые были на него перегружены с других банковских гигантов США. Идея банка «плохих долгов» родилась отнюдь не в России. Она родилась на Западе во время финансового кризиса 2008-2009 гг.


«Чёрные дыры» банковской системы и «бессмертие» «Юпитеров»

Банк России о будущем «Траста» предпочитает не говорить. Очевидно, что «Траст» – банк, у которого по определению уже имеется «дыра» и которая (опять же по определению) будет расти. Банк России может регулярно подпитывать через ФКБС банк «Траст», не допуская чрезмерного разрастания «дыры» (для этого придется задействовать «печатный станок» ЦБ).

А может и просто наблюдать за тем, как будет расти эта «дыра», ничего не предпринимая, доведя страну (сознательно или неосознанно) до полного коллапса. В конце концов эта «черная дыра» может засосать всю российскую экономику.

На наших глазах выстраивается многоярусная пирамида, состоящая из следующих этажей:

  • Банк России как кредитор последней инстанции;
  • Фонд консолидации банковского сектора;
  • банк «Траст» и системно значимые банки (11 банков);
  • прочие банки;
  • предприятия реального сектора российской экономики с их «хорошими» и «плохими» активами.

Банк России для поддержания пирамиды должен все более активно задействовать «печатный станок». С 2013 года Набиуллина твердит, что он своей главной задачей видит так называемое «таргетирование инфляции» (между прочим, это грубейшее нарушение Конституции России, статья 75 которой гласит, что главной задачей ЦБ является защита и обеспечение устойчивости рубля). Боюсь, что вместо «таргетирования» инфляции Центробанк может спровоцировать гиперинфляцию.

Параллельно Банк России продолжит отзывы лицензий у рядовых банков, которые будут поглощаться «системно значимыми банками». «Быки» банковского мира станут пожираться «Юпитерами». Хорошие активы будут попадать на балансы «Юпитеров», а проблемные – на баланс «Траста». Все «Юпитеры» банковского мира будут находиться на высшем уровне, около Банка России. Кто-то из экспертов даже предполагает, что со временем в России возникнет конструкция, напоминающая Федеральную резервную систему США. Мол, в России останется десяток или дюжина банковских «Юпитеров» и они превратятся в аналоги Федеральных резервных банков (ФРБ), составляющих ФРС США. Напомню, что в США имеется 12 ФРБ, а ФРС США – лишь структура, которая координирует деятельность дюжины Федеральных резервных банков.

Правда, различие между предполагаемой российской конструкцией и американской системой принципиальное. Членами каждого Федерального резервного банка США являются сотни коммерческих банков, кои являются корневой системой всей американской банковской системы. А в России могут возникнуть 10—12 банковских гигантов без такой корневой системы.

Любая финансовая или экономическая буря может повалить такие гиганты в несколько минут. «Бессмертие» таких гигантов окажется эфемерным.


О построении государственного капитализма в банковском секторе

Многие эксперты говорят, что, мол, сегодня наблюдается огосударствление банков. Мол, большинство системно значимых из них, включенных в список ЦБ, уже государственные (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Промсвязьбанк, «ФК Открытие», Россельхозбанк). Два российских банка в списке пока частные (Альфа и Московский кредитный банк). Но скоро финансовый регулятор и до них доберется, и они окажутся под Банком России. И в этом списке государственных системно значимых банков впереди всех и с большим отрывом находится Сбербанк. На 1 января 2019 года его активы составили 28,56 трлн руб., или 30,44% всех активов банковской системы России. Еще более впечатляюще выглядит показатель прибыли. В истекшем году совокупная прибыль всех российских банков была рекордной – 1.345 млрд руб. В том числе прибыль Сбербанка составила 811,1 млрд руб., или 60,3% всей прибыли российского банковского сектора.

Нас уверяют, что Сбербанк – государственный банк. Но ведь он – «дочка» своей «мамы». А «мама», т.е. Банк России лишь формально является государственной структурой. Де-факто он не относится к государству. ЦБ, как записано в Конституции (статья 75), действует независимо от органов государственной власти. А для наиболее непонятливых в статье 2 Федерального закона о Центральном банке России прямо записано, что ЦБ не отвечает по обязательствам государства, а государство – по обязательствам ЦБ.

Как мы знаем, «мама» не была замечена в симпатиях к стране своего пребывания, т.е. Российской Федерации. Свои активы Центробанк России размещает преимущественно за рубежом – на депозитах иностранных банков и в долговых бумагах иностранных казначейств.

В частности, географическая структура международных резервов ЦБ РФ на 1 октября 2018 года выглядела, в процентах, следующим образом:

  • Россия (золото в хранилище Центробанка) – 16,6;
  • Франция – 15,1;
  • Китай – 13,6;
  • Германия – 12,1;
  • США – 10,4;
  • Япония – 7,0;
  • Великобритания – 5,0.

А ведь это почти бесплатное кредитование заграницы. Станут ли «дочки» вести себя иначе? Конечно, они будут подобно «маме» работать на заграницу.

Повторим, в Сберегательном банке 50 процентов акционерного капитала плюс 1 акция принадлежат Банку России, остальное – почти исключительно частные акционеры, причем около 40 процентов всего капитала принадлежит нерезидентам. Значит, более 300 млрд руб. прибыли Сбербанка досталось иностранцам. По нынешнему курсу рубля получается без малого 5 млрд долл. На фоне прибыльности зарубежных ведущих банков очень хороший результат.

Некоторые эксперты вхождение Банка России в капитал российских банков называют «социалистической тенденцией». Такое мнение ошибочно. Тот процесс, который мы сегодня наблюдаем в банковском секторе России, можно назвать переходом от частнокапиталистического уклада к государственному капитализму. Капитал банков может быть формально государственным, но при этом работать они могут отнюдь не на Россию, а финансовые результаты таких банков незаметно приватизируются бенефициарами как российского, так и иностранного происхождения (тема интересная, особенно для прокуратуры, Следственного комитета и Росфинмониторинга).


Радикальной банковской реформы не избежать

Вот такая бандитская и паразитическая схема под вывеской «оздоровление банковской системы» задумана в Банке России. «Бессмертие» «Юпитеров» российского банковского мира будет обеспечиваться за счет народа (инфляция в результате использования «печатного станка» Центробанка) и уничтожения рядовых банков. А также путем расчленения предприятий российской экономики на куски, называемые «хорошими активами» и «плохими активами».

Надо отдавать себе отчет, что в экономике, где всем заправляет независимый от государства Центробанк, предприятия реального сектора не воспринимаются как средство, обеспечивающее рост валового внутреннего продукта и, тем более, рост благосостояния народа.

Для банков – они лишь объекты поглощений и предметы спекуляций. Большинство банков паразитировали и продолжают паразитировать на теле едва живой российской экономики. Если они сумеют доесть это тело, то наступит смерть и этих банковских паразитов. Вот такой невеселый сценарий развития событий рождается в моей голове после торжественных реляций Банка России о том, что оздоровление банковской системы близится к успешному завершению.

Остановить этот убийственный процесс может только радикальная банковская реформа. Наподобие той, которая проводилась в СССР в конце 1920 — начале 1930-х годов. Тогда удалось остановить нараставшую в банковской системе энтропию и подготовить страну к началу индустриализации.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.
]яяяяK>


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.19 18.43.16ENDTIME
Сгенерирована 06.19 18:43:16 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3342643/article_t?IS_BOT=1