Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

«Эффект гранаты, брошенной в курятник»: как миллиардеры переиграли помощника президента

В соавторстве с Юлией Титовой

Как крупнейшим бизнесменам удалось сохранить сверхприбыли в споре с Андреем Белоусовым

В начале августа 2018 года помощник президента Андрей Белоусов со спокойным сердцем уехал в отпуск. Его отдых оборвали звонки из Москвы: коллеги требовали объяснить, что за безумная идея «изъять деньги у металлургов» пришла ему в голову. Незадолго до отпуска Белоусов написал президенту Владимиру Путину письмо, содержание которого неожиданно стало публичным. В письме говорилось, что правительство ищет источники финансирования «майского указа» президента и что одним из них может стать «изъятие в федеральный бюджет» дополнительных доходов компаний-экспортеров. Список 14 металлургических и химических предприятий с дополнительными доходами на 500 млрд рублей прилагался. На документе стояла виза президента: «Согласен».

После публикации списка потенциальных жертв Белоусова попавшие в него девять публичных предприятий потеряли в стоимости около 400 млрд рублей, то есть чуть меньше, чем у них хотели изъять. Но всего за несколько месяцев жесткий разговор об изъятии сверхприбылей в бюджет перетек в дискуссию об инвестициях, причем на выгодных для бизнеса условиях.

«Делиться надо»

«Это попытка изнасиловать бизнес» — такова была единодушная реакция участников списка после прочтения письма Белоусова Путину, вспоминает один из миллиардеров, пожелавший остаться неназванным. Бизнесмены получили завизированный президентом документ от своих источников в правительстве. Затем сотрудники двух компаний из списка передали эту бумагу прессе. Белоусов знает, кто это был, но имена не раскрывает. Помощник президента не стесняется в выражениях: «Ну какие же дураки! Надо же, такие миллиарды и такие идиоты». По его словам, бизнесмены «сами себе в ногу выстрелили», вызвав не только падение стоимости собственных компаний, но еще и породив народный гнев.

«Я у одного из них спрашивал потом: «Вот зачем ты это сделал, чего добился-то?» А он отвечает: «Ну мы там все были в шоке, когда узнали» — вспоминает Белоусов

«Власти неоднократно говорили о неповышении налогов, стабильности правил игры. И тут это…» — разводит руками совладелец компании из известного списка. Нормальная реакция — защищаться, когда кто-то чужой пытается считать деньги в твоем кармане, говорит миллиардер из списка Forbes. И бизнес принялся отчаянно защищаться. Алексей Мордашов F 4, владелец «Северстали», самой рентабельной (по EBITDA) металлургической компании мира, написал министру промышленности и торговли Денису Мантурову, что инициатива Белоусова повергнет экономику в стагнацию, и пригрозил, что «Северсталь» в ответ на это сократит свою инвестпрограмму.

Владимир Лисин, председатель совета директоров НЛМК, комментируя письмо Белоусова, рассказал анекдот. Заяц, открывший в лесу нерентабельный обменник с курсом 1 рубль к 1,2 рубля, наплевав на убытки, радовался наплыву клиентов.

«Нафига мне рентабельность, зато какие обороты!» — процитировал Лисин

Помощник президента не оценил юмор, ответив, что «делиться надо». Один из миллиардеров, чьи компании в тот список не попали, соглашается с Белоусовым:

«Государство поддерживает бизнес и вполне имеет право требовать чего-то взамен»

Так чего же требовало государство в лице помощника президента Белоусова? Сам он, вспоминая о событиях августа 2018-го, уверяет, что произошла путаница: бизнес совершенно неправильно прочитал его письмо, а слив его журналистам, добился «эффекта гранаты, брошенной в курятник».

«В список попали прежде всего те компании, которые должны переходить на наилучшие доступные технологии (НДТ). Именно в этой связи и была подготовлена бумага» — рассказывает он

НДТ гарантируют максимальную защиту окружающей среды и регламентируют требования к используемым в конкретных отраслях технологиям.

В России закон о переходе на НДТ появился в 2014 году, и «список Белоусова» первоначально был перечнем компаний, которым в первую очередь следовало бы перейти на эти технологии, уверяет автор письма. Расчеты на 500 млрд «изымаемых» рублей должны были доказать, что у бизнеса есть средства на обновление технологий.

«Мы показали: вот же, у компаний есть деньги, причем они появились из-за ослабления рубля, буквально из воздуха. Подразумевалось, что эти деньги можно было бы направить на внедрение НДТ, а не на увеличение дивидендов» — рассказывает Белоусов

Резолюция президента «Согласен» тоже имеет свой особый перевод. На языке чиновников это означает, что Путин разрешает правительству заняться изучением вопроса, а не что он одобряет саму концепцию, говорит Белоусов и подтверждает источник в Минфине. Пресс-секретарь Владимира Путина также пояснял: президент своей подписью согласился лишь на проработку идеи.

В письме о НДТ речь не шла. Белоусов докладывал президенту о возможности повышения доходов федерального бюджета от мировых цен на ресурсы и колебания курса рубля. Успешный опыт изъятия в бюджет нефтегазовых сверхдоходов в размере 600 млрд рублей, возникших из-за девальвации, Белоусов предлагал распространить и на компании металлургической, горнодобывающей, химической и нефтехимической промышленности. Налоговая нагрузка на выручку компаний этих секторов в среднем составила 7%, а вот нефтяники и газовики при налоговой нагрузке 28% остаются рентабельными.

Законы и проекты

Инициативу Белоусова обсуждали везде. Чиновники профильных министерств не понимали, что от них требуется, а в правительстве не понимали, как реагировать, вспоминает GR-менеджер металлургической компании. Начались многочисленные совещания и встречи. Министры Денис Мантуров и Максим Орешкин дискуссию об изъятии сверхдоходов у металлургов назвали нецелесообразной. За компании из списка заступился и Минфин.

«Ему на тот момент деньги были не нужны, бюджет был профицитен» — объясняет совладелец компании из списка

«У Белоусова есть черта — он очень упертый, его очень сложно переубедить. Но нужно же было куда-то выруливать» — вспоминает собеседник из металлургической компании

В конце августа на площадке РСПП встретились Белоусов, экономический вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов, глава РСПП Александр Шохин и представители попавших в список компаний. Белоусов хотел видеть на встрече не топ-менеджеров, а акционеров, но многие из них были в отпуске.

Бизнес просил правительство «заменить кровавую секиру на щит», вспоминает источник Forbes из корпоративного сектора. После встречи в РСПП напряжение спало. Силуанов заверил, что налоги для компаний останутся неизменными, ничего изымать у них не будут. Он предложил компаниям на строго добровольной основе направлять деньги не только в НДТ, но и в инфраструктуру и цифровизацию. Правительство же будет их за это всячески поощрять.

«Мы услышали от коллег, что ряд их проектов не реализовывался из-за определенных проблем, и готовы тут подставить плечо» — заявил Силуанов после встречи на площадке РСПП

Правительство пообещало в ускоренном режиме подготовить законодательную базу, стимулирующую инвестиции, и совместно с бизнесом обсудить конкретные проекты. Предложенное Силуановым плечо оказалось достаточно привлекательным: если от «списка Белоусова» бизнес был в ужасе, то к новой рабочей группе, созданной для обсуждения законопроектов и инвестпроектов, не замедлили подключиться компании вне списка, например, Polymetal и ТМК.

Вдохновить миллиардеров на инвестиции в России должны два документа: о специнвестконтрактах (СПИК 2.0) и о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). Первый законопроект содержит «стабилизационную» составляющую — гарантии стабильных условий для бизнеса по налогам и тарифам на 6 лет или 12 лет в зависимости от стоимости проектов. Его главная цель — поддержка новых технологий. Второй законопроект связан со списком: он предполагает налоговый возврат, защиту инвесторов от изменений условий ведения бизнеса и всяческие преференции, например, субсидирование процентных ставок по кредитам. То есть компании, над которыми какое-то время висел дамоклов меч изъятия сверхдоходов, теперь готовятся получить приятные бонусы от правительства.

Но обсуждение законопроектов, особенно второго, затянулось. В ходе переговоров бизнес начал запрашивать у государства больше, чем может дать ему взамен, рассказывает миллиардер, пожелавший остаться неназванным.

«Коллеги стали выдвигать слишком много условий для этих инвестиций. Все пытаются максимально защитить свои вложения» — говорит он

Возникли и технические разногласия в правительстве, рассказывает источник Forbes в кабинете министров: Орешкин и автор законопроекта, замминистра финансов Андрей Иванов спорили о процедуре выделения денег на проекты.

Распри, как это нередко бывает, прекратил президент. На съезде РСПП в марте 2019 года Путин призвал правительство как можно быстрее заканчивать работу с законопроектом и вносить его в Госдуму.

«Строго говоря, все сроки, которые мы себе ставили для подготовки этого законопроекта, вышли» — уже спустя неделю заявил премьер-министр Дмитрий Медведев

Тем временем рабочая группа активно рассматривает инвестпроекты. Они разбиты на три группы.

  • Первая — это все, что связано с нацпроектами, их инициируют власти (например, скоростная дорога Москва — Казань).
  • Вторая группа — это проекты, которые бизнес сам инициирует для выполнения нацпроектов, например, по поддержке экспорта, по медицине и т. д.
  • Третья группа — личные проекты компаний, не связанные с национальными целями.

На пригодность проекты фильтруют РФПИ и ВЭБ, но конечное решение остается за Минфином, объясняет замминистра финансов Андрей Иванов.

Сейчас в индикативном списке Минфина 1000 проектов на 70 трлн рублей. В высокой стадии готовности 30 проектов, средняя стоимость каждого — около 10 млрд рублей. У Белоусова немного другие цифры: общее число принятых проектов — 250, общая сумма — 12 трлн рублей. Никто из бизнесменов не захотел рассказать Forbes о собственных проектах и «списке Белоусова» в целом, поскольку «тема тонкая, сенситивная». Возможно, секретность связана с тем, что Минфин при формировании заявок заставляет компании подписывать NDA — договор о неразглашении.

Дедушкина хитрость

«Есть такая функция — радеть за государственные интересы, и это как раз про Белоусова» — говорит топ-менеджер госкомпании, входящей в рабочую группу по инвестициям

По его словам, не все в окружении президента понимают, что является важным, а что нет.

«А Белоусов понимает и может отфильтровать, и завернуть разные инициативы» — говорит он

Белоусова называют одним из главных идеологов нынешней экономической модели России. И всплеск инвестиций бизнеса идеально ложится в одно из положений последнего «майского указа» Путина — увеличить инвестиции в основной капитал к ВВП до 25% к 2024 году.

Жесткие формулировки письма об изъятии сверхприбылей были актом психологического давления или чем-то вроде приглашения к диалогу, сигнала компаниям активизировать инвестиционную деятельность, предполагает бывший сотрудник экономического блока правительства. По словам другого бывшего чиновника, эпатировать, чтобы потом наладить диалог, — это вполне «в стиле Андрея Рэмовича».

«Такая «дедушкина хитрость»: напугать компании, чтобы они стали сговорчивее, — рассуждает GR-менеджер металлургической компании. — Бизнес снова выступил в роли дойной коровы»

Неудивительно, что бизнес выдвигает множество условий своих инвестиций и хочет льгот.

Сам Белоусов уверяет, что синергия средств бизнеса и государства напрямую с ускорением экономического роста и «майским указом» не связана. После встречи в РСПП в августе он подтвердил, что деньги на «майский указ» в бюджете есть, дополнительных источников не нужно.

«Определенный вклад в рост экономики, конечно, будет, но все это делается не для того, чтобы получить макроэкономическую отдачу» — отмечает он

Тем не менее, если государство вложится, эффект от инвестиций может быть колоссальным, считает совладелец металлургической компании.

Однако глобальные проекты требуют глобальных вливаний, и поддержка инвестиций может дорого обойтись государству. Эксперты опасаются, что правительству из-за этого придется кроить уже существующее пространство льгот, годовые затраты на которые сейчас составляют 3–3,5 трлн рублей, говорит советник ИНСОР Никита Масленников. Никто из опрошенных ведомств пока не готов говорить о стоимости предлагаемых бизнесу льгот.

«Пока рано обсуждать и считать то, чего нет» — говорит замминистра финансов Иванов

Он уверяет: цель правительства — минимум изменений для бизнеса, никто ничего кроить не будет.

«История со «списком Белоусова» разрулилась, но осадочек, конечно, остался. Все-таки по бизнес-логике компании не обязаны удовлетворять желания государства» — говорит совладелец компании из списка

В целом история получилась вредная, считает GR-менеджер металлургической компании.

«Выходит, что помощник президента, а не Госдума или правительство обладает околозаконодательной инициативой. И он может в любой момент предъявить невообразимые требования» — недоумевает он

Самое главное и самое неприятное для бизнеса в России — это когда тебе государство обещает одно, а затем меняет правила игры, говорит миллиардер, пожелавший остаться неизвестным.

«Критически важна последовательность того, что обещанные меры господдержки должны быть безусловны и не должны быть предметом постоянной дискуссии» — повторил он несколько раз





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.


Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.06.25 23.40.45ENDTIME
Сгенерирована 06.25 23:40:45 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3377079/article_t?IS_BOT=1