Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Mp3baza.net скачать музыку бесплатно


->

АКСИО-8. Часть 4. Отношение власти к народу.


Продолжение обзора. Начало:

"Часть 1. Состояние умов."
"Часть 2. Отношение населения к власти."
"Часть 3. Отпадение народа от государства."

На какие «исторические типы» более всего похожа современная российская власть, и о какой власти мечтают граждане?

Задавая вопросы о «феодализме», «рабовладении», «фашизме» и пр., мы не предполагали, что все наши респонденты точно понимают, что это за варианты общественного устройства, каковы их основные характеристики, закономерности и т. д. Наша гипотеза состояла лишь в том, что у людей есть некий эмоциональный образ этих общественных систем, на который они и будут опираться при ответе. Для тех же граждан (которых благодаря блестящим успехам власти в деле реформирования системы образования в России становится всё больше и больше), у кого нет никакого представления об упоминаемых в вопросах типах общественного устройства и, следовательно, нет никакого эмоционального образа соответствующих «режимов», прямо в тексте вопросов были помещены краткие описания, чтобы хоть какой-то образ у них сформировался непосредственно в ходе опроса.

Хочется отдельно подчеркнуть: нас интересовал только один аспект — отношение власти к народу.

Из таблицы хорошо видно, что практически все респонденты хотят жить при таком отношении власти к народу, как при одном из двух вариантов общественного устройства: «как при социал-демократах» и «как при социализме». На жизнь при четырёх других вариантах согласны только 4% опрошенных в совокупности. Таким образом, общественное мнение в России отвергает эти четыре варианта категорически.

Соответственно, по приведённым данным, не вдаваясь пока в подробный анализ, можно сделать вывод о том, что только два варианта отношения власти к народу — «как при социал-демократах» и «как при социализме» — вызывают у людей положительные эмоции. Все же остальные варианты приводят к отрицательным эмоциям.

Итак, 12% респондентов обозвали нынешнее отношение власти к народу «рабовладельческим», 21% — «феодальным», 46% — «дико-капиталистическим» и 6% — «фашистским». Если считать полюсом зла «фашизм» (а в представлении граждан России — потомков победителей фашизма в Великой Отечественной войне — это, скорее, так и есть), до него российской власти ещё далеко: только 6% граждан настолько плохо к ней относятся, что приравняли её к фашистской. Однако российская власть твёрдо встала на путь, который ведёт к полному отторжению власти народом, и стойко по нему идёт.

Именно поэтому 85,1% (!) граждан России (именно столько получается, если суммировать все «голоса», отданные «отрицательным» примерам отношения власти к народу) при определении своего отношения к власти сопоставляют её с крайне негативными историческими аналогами, выражая таким образом своё явное отторжение. И только 10,7% жителей России думают, что отношение власти к народу напоминает что-то приличное — «социал-демократическое» (7,8%) или даже «социалистическое» (2,9%).

В целом получается довольно неприглядная картина:

В СМИ пишут, что сейчас в России для оценки деятельности властей разных уровней вводят KPI (от англ. Key Performance Indicators), то есть показатели эффективности властей в достижении стратегических и тактических целей, которые перед ними поставлены. К достижению каких именно целей стремятся наши власти — бог весть, нам (народу России) об этом не докладывают. Но какая, скажите на милость, может быть у власти эффективность в достижении каких бы то ни было целей при таком отношении к ней народа? Если власть не переломит данную тенденцию, то ей придётся чуть раньше или чуть позже столкнуться с тем или иным вариантом политической и социальной дисфункции, потому что народ ей уже оценку поставил, и никаких признаков, которые говорили бы о том, что оценка эта может улучшиться, пока не видно. Или власти ждут, когда это отношение проявится не в опросе, а «весомо, грубо, зримо»? Но ведь когда это произойдёт, будет поздно что-то предпринимать. К тому же…

В настоящее время, как многие знают, в Москве началась серия санкционированных и несанкционированных акций (митингов, шествий, пикетов и пр.), связанных с идущей кампанией по выборам в Мосгордуму. Акции эти организованы очевидными врагами России — оранжоидами, белоленточниками и пр. прозападным активом. И только этим объясняется то, что они не могут собрать по-настоящему массовые акции протеста. Но не стоит забывать, что эти акции идут во взрывоопасной обстановке: либералы выходят протестовать против власти в то время, когда 85% граждан эту власть уже на дух не переносит. Да, либералы и прочие прозападные белоленточники снискали себе такую «прекрасную» репутацию в народе, что поддерживать их соглашаются только безусые юнцы, тоскующие по «движухе», и старые, проверенные, профессиональные кадры национал-предателей. Однако любое горение у бочки с порохом — опасный опыт. На что, по-видимому, граждане либералы и рассчитывают: все их усилия направлены на то, чтобы вызвать у этих 85% пока сидящих дома обывателей острое желание выйти на улицу и продемонстрировать своё отношение к власти наглядно. А вот на что рассчитывает власть, сказать затруднительно. По всей видимости, она, в полном соответствии с мнением о ней народа, считает народ быдлом, не заслуживающим внимания, и уж тем более размышлений.

Обратимся к подробному анализу ответов.

Хотя отторжение власти — практически константа во всех социально-демографических группах, тем не менее некоторые небольшие отличия в ответах имеются, и эти расхождения интересны с точки зрения более точного понимания состояния умов в различных стратах российского общества.

Если внимательно рассмотреть ответы в группах различного возраста, то становится видно, что наиболее ясное (и очень скверное) отношение к власти в группах среднего возраста — от 26 до 65 лет. При этом интересно, что вместе с возрастом растёт доля тех, кто обзывает существующую ситуацию «диким капитализм», и уменьшается доля тех, кто именует её «феодализмом». Вероятно, накопление жизненного опыта, неизбежное с возрастом, позволяет более ясно увидеть реальную картину российского криминального капитализма и понять, что именно он — причина наличествующего отношения власти к людям.

Что же касается людей относительно молодых, то понимания у них меньше, а неприятия власти столько же, поэтому они чаще соскальзывают в сторону простых «ругательств», называя существующее отношение власти к людям «феодальным».

Интересны и позиции самых младших и самых старших респондентов в нашем опросе — входящих в группы от 16 до 25 и старше 66 лет (рис. 5). Именно в этих группах наибольшее число людей, считающих отношение российской власти к народу приемлемым или хотя бы терпимым. Видимо, в обеих группах относительно больше, чем в остальных возрастных группах, людей, которые либо ещё не начали активную трудовую жизнь (учащиеся, студенты и пр.), либо уже её закончили (пенсионеры), и поэтому они, с одной стороны, как бы иждивенцы государства, а с другой — мало с властью взаимодействуют, так как в активной жизни мало участвуют. Вот и получается, что именно они значимо чаще, чем другие (относительно, не абсолютно!), относятся к власти терпимо.

Вместе с ростом уровня образования уровень приемлемости отношения власти к людям заметно снижается (видимо, больший угол обзора, который даёт образование, позволяет людям лучше ощутить всю невозможность тех степеней вседозволенности и наглости, которые позволяет себе наша власть в отношении граждан). Соответственно, и отпадение высокообразованной части народа от государства заметно более решительное, чем у остальных категорий. Хотя всё равно различия исчисляются считанными процентными пунктами: неприятие власти почти тотальное.

Одновременно с этим высокообразованные граждане значительно чаще (51%), чем остальные, считают, что неприемлемые манеры нашей власти более всего напоминают «дикий капитализм», а не в «феодализм» или «рабовладение». То есть существующие отношения они считают нормальными для капитализма, то есть если хотим капитализм — получим вот такое отношение власти. (В формулировке вопроса специально было написано «дикий капитализм» — в качестве некой уступки тем людям, которые со времён перестройки считают, что капитализм — это самый лучший общественный строй, потому что именно при нём возможно 100 сортов колбасы. Эти люди продолжают верить, что существует какой-то «хороший», «правильный» капитализм, при котором и 100 сортов есть, и отношение к людям нормальное.)

Уровень образования респондентов, по-видимому, сказывается и на зависимости распределения ответов от места жительства респондентов. С одной стороны, в городах население в среднем более образованно, чем в сельской местности, и полученные данные могут быть объяснены этим. С другой стороны, чем дальше от городов — тем дальше от власти, и поэтому представления «деревенских» могут быть основаны на специфическом опыте общения с некоторыми конкретными представителями власти, в то время как городские жители имеют счастье общаться с властью более постоянно и более полноценно.

Идём дальше. Очень показательными оказались зависимости ответов на вопрос о том, на какие исторические аналогии наводит отношение современной российской власти к народу, от того, к какому социальному слою относит себя человек.

С повышением социального слоя, к которому относит себя респондент, растёт и желание увидеть во власти что-то хорошее. То есть самоидентификация с высшими слоями общества приводит к частичной идентификации с властью, в результате чего положительные оценки власти даются в 4 раза чаще, чем среди людей, отпавших от государства и разместивших себя в подошве общественной пирамиды.

Обратное тоже верно: чем ниже от вершины общественной пирамиды помещает себя человек, тем более он недоволен властью, даже, можно сказать, обозлён против неё, и тем чаще он награждает её «нехорошими» эпитетами вроде «рабовладения» или «фашизма».

Ответы в зависимости от душевого дохода респондента похожи на предыдущие:

Зато зависимости от «субъективного уровня дохода» более интересные. Чем более бедным чувствует себя человек, тем более он озлоблен против власти. С ростом самоощущения обеспеченности и даже богатства — растёт и желание оценить власть повыше. И, казалось бы, в этом нет ничего удивительного: в государстве, построенном для богатых, так и должно быть.

Однако в группе респондентов, оценивающих свои доходы как значительно выше среднего уровня, оценки «фашизм», «рабовладение» и «феодализм» выбираются довольно часто. Если считать оценку «фашизм» выражением крайнего неприятия власти, то группа с самой высокой самооценкой доходов оказывается наиболее обозлённой: 11% представителей этой группы выбрали соответствующий вариант ответа.

Получается, что либо среди граждан, считающих себя очень хорошо обеспеченными, значительное число недовольных отношением власти к народу, либо представители этой группы несколько подзабыли (или никогда не знали), что такое фашизм, либо они недовольны отношением власти к какому-то другому «народу», не к тому, о котором отвечают все остальные группы. Например, субъективно богатые недовольны отношением власти к ним, богатым — дескать, давят бизнес, не дают развиваться предпринимательской инициативе, налоги высокие и т. п. В таком случае становятся понятны и 11% ответов «социализм» в группе с доходами «значительно выше среднего». Только в таком случае «социализм» выступает не как положительный пример отношения власти к народу, а в качестве причины недостаточной заботы власти о богатых. Типа устроили в стране «совок», платят стипендии и пенсии, льготы разные многодетным — вот и приходится увеличивать налоги, а денег на поддержку бизнеса не хватает. Трудно сказать, как на самом деле взаимосвязаны оценки, но одно ясно: самые богатые настроены против власти так же жёстко, как и самые бедные. То есть власти опираться не на кого: её все сильно не любят. Возможно, по разным причинам, но от этого не легче.

Некоторое удивление вызывает зависимость представлений о характере отношения российской власти к народу от политической ориентации. Причём удивительно не то, что граждане с различной политической ориентацией почти одинаково решительно настроены против власти: против власти настроено большинство во всех группах респондентов. Удивительны те интерпретации этого недовольства, которые проглядывают за ответами.

Вот, например, группа граждан «либеральной» политической ориентации. Казалось бы, с чего бы им быть недовольными отношением власти к народу? — ведь они исповедуют ту же самую идеологию, что и власть предержащие, то есть должны быть в основном довольными достигнутыми «успехами». Ан нет! Именно в группе «либералов» самая большая доля тех, кто обозвал власть «фашистами» (10%), самая большая доля тех, кто обругал власть «рабовладельцами» (17%), и самая же большая доля тех, кто назвал происходящее «феодализмом» (32%). Одновременно именно «либералы» меньше всех других групп склонны называть отношение власти к народу похожим на «дикий капитализм» (31%). Интересно ведь: всё построено по «либеральным» чертежам, построено именно то, что задумано — капитализм, но «либералы» этого признавать не хотят, а страшно недовольны и ругают власть разными нехорошими словами.

А в чём дело-то? Возможно, они ждали какого-то мифического «просвещённого» капитализма, а им построили «дикий», и они недовольны именно этим? Но, вообще-то, капитализм бывает только дикий — то есть свободный. А если его начать регулировать, то это будет против свободы рынка, либерализма и др. капиталистических правил! Это будет уже что-то другое!

Но, возможно, они считают построенный капитализм как раз слишком зарегулированным, слишком монополистическим, а «просвещённый», «правильный» капитализм представляется им более свободным и более конкурентным, каким он описан в учебниках по макроэкономике? Однако каждый, кто читал учебники по истории, должен помнить, что такой капитализм — свободный и конкурентный — в природе не встречается. И существовал он примерно 20 лет в XIX веке в Англии. И так напугал его свидетелей, что его быстро ликвидировали и никогда больше нигде в мире не допускали. Поэтому такой капитализм — это по определению нечто мифическое, как сферический конь в вакууме.

Ещё возможно, что капитализм дикий «либералам» всё же нравится, а не нравится им то, что власть — это не они сами лично, а какие-то другие дяди. То есть всё вроде, как они хотели, но они сами не смогли (не успели) занять такое место, чтобы пожинать плоды. И их неприязнь к власти — это озлобление людей, несправедливо, с их точки зрения, отодвинутых от власти. Вот если бы это были они — всё было бы совершенно не так, а правильно! А поскольку это не они, то власть — «фашисты»!

Что касается граждан с другими политическими ориентациями, то их ответы в целом удивления не вызывают. Наибольшее число более или менее довольных граждан (23%) — среди «консерваторов», то есть открытых сторонников существующего в стране общественного устройства, а значит, и власти. Но при этом большинство (74%) этих же «консерваторов» властью недовольны и ругают её разными словами. А вот «коммунисты» ожидаемо видят корень зла в «капитализме» — половина из них (50%, и это больше, чем в любой другой группе) указали, что отношение власти к народу более всего напоминают отношения при «диком капитализме».

Главный вывод в том, что касается отношения народа к российской власти, прост: в российском обществе сформировался некий антивластный консенсус, который включает подавляющее большинство людей всех социально-демографических групп, имущественного положения, разных убеждений. Властью никто не доволен, в отвержении власти все сходятся. Этот антивластный консенсус практически такой же монолитный и мощный, как и консенсус относительно присоединения Крыма. Да, тот консенсус был провластный. Но он сформировался 5 лет назад, а с тех пор много воды утекло… Теперь же сформировался противовластный консенсус — все ругают власть последними словами. Пока на диване. Но это не навсегда.

Можно посмотреть данные для различных федеральных округов и субъектов Федерации — возможно, хорошо зная ситуацию в этих округах и регионах, специалисты смогут объяснить выявленные различия мнений.

Что касается причин формирования выявленного антивластного консенсуса, определяющего отпадение народа от государства, то, помимо уже указанных выше причин, полезно обратиться к взаимосвязи ответов на вопрос о том, что именно напоминает гражданам отношение власти к народу, и ответов на вопросы о наличии или отсутствии в России социального государства и об удовлетворённости властью.

Сначала о «социальном государстве» и его влиянии на восприятие гражданами отношения власти к народу (рис. 14). Нет никаких сомнений в том, что мнение о том, есть ли в России социальное государство (что бы респонденты ни понимали под этим термином), оказывает прямое влияние на то, с каким знаком воспринимают люди отношение власти к народу.

Легко видеть, что чем яснее респонденты видят в России «социальное государство», тем чаще они считают, что в России отношение к власти напоминает «положительные» «социал-демократию» и «социализм». Так, среди тех, кто видит «социальное государство» особенно хорошо, 34% считают, что власть относится к народу, как при «социал-демократии», и 16% — как при «социализме».

И напротив, чем хуже респонденты различают контуры «социального государства» в России, тем чаще они склонны сравнивать отношение нынешней российской власти к народу с таким отношением, которое ассоциируется с «малопочтенными» «рабовладением», «феодализмом», «диким капитализмом» и даже «фашизмом», и одновременно в упор не видят ничего общего с «социал-демократией» и «социализмом». Так, среди тех, кто вообще не наблюдает в России «социального государства», 12% отношение власти к народу более всего напоминает «фашизм», 23% — «рабовладение», 24% — «феодализм» и 37% — «дикий капитализм». При этом «социал-демократию» или социализм» это отношение власти к народу напоминает только 1% из этой подгруппы.

Если сложить ответы с одинаковым знаком в обоих вопросах, то получится довольно яркая картина:

Итак, для 95% (!) из тех, кто «социального государства» в России совсем не видит или почти не видит, отношение власти к народу неприемлемо. А среди тех, кто «социальное государство» в России видит хорошо или хоть как-то, считают неприемлемым отношение власти к народу 49%, то есть почти в два раза меньше. Приемлемым же отношение власти к народу среди свидетелей «социального государства» в России считают 44% — против 3% в группе отрицающих «социальное государство». То есть почти в 15 раз больше! Это, безусловно, достаточно яркая зависимость.

Правда, нельзя уверенно говорить о её направленности, то есть о том, что на что влияет: мнение о «социальном государстве» на восприятие отношения власти к народу или восприятие отношения власти к народу на мнение о «социальном государстве». Более того, возможно, что есть какой-то третий фактор, которые одновременно влияет на оба эти вопроса. Но для нас важно, что факт наличия связи между этими мнениями можно считать установленным.

Это означает, в частности, что любое заметное народу движение государства и власти в сторону «социального государства» будет влиять (в положительную сторону) на мнение народа о характере власти, и, следовательно, уменьшать скорость процесса отпадения народа от государства и плотность сформировавшегося в российском обществе антивластного консенсуса. И наоборот: любое видимое движение власти в сторону демонтажа «социального государства» будет увеличивать скорость отпадения народа от государства и плотность и гомогенность антивластного консенсуса.

Сразу возникает, естественно, вопрос о пенсионной реформе… Но об этом речь у нас впереди.

Наконец, рассмотрим связь ответов на вопрос о качественном восприятии власти с ответами на вопрос об удовлетворённости властью.

Как легко видеть, корреляция между ответами есть, и она существенная. Так, среди граждан, которые абсолютно удовлетворены властью, 33% и 25% считают, что отношение власти к народу России более всего похоже на «социал-демократию» и на «социализм», соответственно. А среди граждан, которые совершенно не удовлетворены властью, таких набралось только по одному проценту, зато 10% считают, что отношение российской власти к народу более всего напоминает «фашизм», 19% — «рабовладение», 24% — «феодализм» и 42% — «дикий капитализм».

Для более ясного понимания зависимости сложим, как и в предыдущем случае, однонаправленные ответы в обоих вопросах:

Полученная картина очень сильно напоминает предыдущую: для 94% (!) из тех, кто не удовлетворён властью, отношение власти к народу неприемлемо, а среди тех, кто властью удовлетворён, считают неприемлемым отношение власти к народу 47%, то есть ровно в два раза меньше. Приемлемым же отношение власти к народу среди удовлетворённых властью считают 46% — против 4% в группе не удовлетворённых. То есть почти в 12 раз больше. Соответственно, мы видим прямую зависимость между удовлетворённостью властью и выбором «положительных» вариантов ответов в вопросе о том, какой строй напоминает нынешняя власть в России, и наоборот — между неудовлетворённостью властью и выбором «негативных» вариантов ответов на этот вопрос.

Таким образом, можно уверенно говорить о том, что интерпретация ответов верна, так как результаты её очевидно коррелируют с прямым вопросом об удовлетворённостью властью.
 

Продолжение:  Часть 5. Запад, Восток, или Больше социализма!





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.09.23 08.58.43ENDTIME
Сгенерирована 09.23 08:58:43 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3430111/article_t?IS_BOT=1