Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 

Mp3baza.net скачать музыку бесплатно


->

Бюргерский прагматизм и новые европейские ценности

В соавторстве с Александром Павловым

Какая связь между речью Макрона перед французскими дипломатами, визитом Меркель в Пекин и Франко-прусской войной 1870 - 1871 гг.   

Мир входит в эпоху глобальных трансформаций и создания новых союзов. В Старом свете на роль моторов и идеологов этих геополитических процессов претендуют две извечные соперницы – Франция и Германия.

Ангела Меркель совершила трехдневный визит в Китай, Эммануэль Макрон выступил с программной речью перед французскими дипломатами с призывом идти на Восток, Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди, как старые друзья, обнялись на сцене Владивостокского экономического форума. Все эти события вполне выстраиваются в ряд весьма красноречивых сигналов, свидетельствующих о возможности построения новых глобальных экономических союзов. Европа, не очень-то заинтересована в том, чтобы в этих союзах главенствующая роль принадлежала только Китаю. Но она вынуждена считаться с такими вызовами, как масштабная экономическая экспансия со стороны Поднебесной и тем, что возможный торговый союз КНР и России может состояться без учетов интересов ЕС.

Немного истории. На протяжении последних 150 лет, начиная с Франко-Прусской войны и до сравнительно недавнего времени, пальма первенства лидера континентальной Европы переходила от одного государства к другому. По итогам Франко-Прусской войны произошло объединение всех германских земель и образование Второго рейха. Францию же ждали значительные репарации и Парижская коммуна -  страна оказалась на грани разрухи. Итоги Первой мировой войны известны. Германия потерпела поражение, пала империя, Вильгельм Второй отрекся от престола. Во время Второй мировой войны Франция вообще оказалась полностью оккупированной Третьим рейхом.

Если, в первый раз, когда Германия взяла верх над Францией в 1871 году, на нее были наложены репарации в размере 5 миллиардов франков золотом, то уже во втором противостоянии репарации были наложены на Германию и уже в куда большем размере, и составляли сумму, эквивалентную 100 000 тонн золота. Для сравнения: в Форт-Ноксе хранится восемь тысяч тонн. Германия завершила выплату репараций за Первую мировую войну только аж 3 октября 2010 года. То есть, если посмотреть через призму истории, то становится понятно, что с каждым разом, когда эти страны сменяли друг друга в борьбе за лидерство в континентальной Европе, тектоника  событий увеличивалась на порядки, разжигая таким образом межнациональные противоречия.

После Второй мировой войны это противостояние не вылилось в форму военных конфликтов. Напряжение было снято и благодаря тому, что по настоянию тогдашнего руководства Советского Союза репарации для Германии были ограничены 20 миллиардами долларов США. Половина пошла в пользу СССР, вторая половина – остальным участникам антигитлеровской коалиции. Это было каплей в море, так как одному только Советскому Союзу был нанесен ущерб в размере 360 миллиардов долларов. Таким образом, один из факторов противоречий был нивелирован. Европа обрела долгожданный мир. Германия и Франция вошли в число стран, основавших Евросоюз. В 1953 году Конрад Адэнауэр и Шарль де Голль подписали знаменитый Елисейский договор о дружбе и сотрудничестве. В январе нынешнего года этот договор был обновлен – новое соглашение в Аахене подписали Эммануэль Макрон и Ангела Меркель. Французский президент тогда заявил: «В ЕС, пострадавшем от кризиса, речь идёт о создании сильного альянса внутри Европы. Франция и Германия должны проявить ответственность и сделать так, чтобы их голоса были услышаны».

Аахенское соглашение еще раз документальным образом закрепило лидерство Германии и Франции в рамках Евросоюза. Но, похоже, новые вызовы подвигли их лидеров претендовать и на роль проводника Европы к новым экономическим объединениям за пределами Старого света. И здесь опять проявилось соперничество между двумя европейскими тяжеловесами.

Если внимательно проанализировать речь Макрона 27 августа, то становится ясным, что Франция выступает глашатаем идеи о новом «восточном» векторе европейской политики с включением в будущие геополитические альянсы Китая, России и других новых азиатских экономик. «Посмотрите на Индию, Россию и Китай. Ими всеми движет гораздо более сильное политическое вдохновение, чем есть сегодня у европейцев. Они смотрят на мир с настоящей логикой, настоящей философией и представлениями, которые мы потеряли в определенной степени. Все это очень сильно изменило расклад и смешало карты», - французский президент говорит и о смене геополитической ментальности, о новой философии, где западные подходы и ценности уже не являются доминантой.

Любопытно, что Макрон обо всем говорит абсолютно прямо. «Мы должны задуматься о нашей собственной стратегии, потому что две страны, у которых сегодня есть настоящие карты на руках — это США и Китай. Нам предстоит сделать выбор насчет этой великой перемены, великого перелома: будем ли мы младшими союзниками той или другой стороны? Или чуть-чуть одного и чуть-чуть другого? Или же мы будем пытаться вести свою собственную игру и оказывать влияние?», - в этом сигнале Макрона не усматривается никакой двусмысленности, это прямой призыв к смене вектора для Европы. При этом, французский президент, делая реверансы в сторону США, не очень-то считается с мнением Трампа в этом вопросе, говоря о том, что «враги наших союзников – не обязательно наши враги».

Причем, Макрон пытается играть все более самостоятельную роль в регулировании основных глобальных конфликтов. Так, совсем недавно именно он предложил выделить Ирану кредитную линию в 14 миллиардов евро в обмен на возврат к сворачиванию иранской ядерной программы. Инициативу французского президента «забанили» в Белом доме. Постпред США при Евросоюзе Гордон Сондлэнд четко высказал позицию США: «Что касается вопроса по идее Макрона, я думаю, что правительство США изучает это. Но, как я сказал, наша политика заключается в поддержании максимального давления на Иран».

На роль апологета восточного курса претендует и Германия, извечный соперник Франции в Европе. В Берлине, похоже, тоже внимательно читали речь Макрона. И канцлер Германии Ангела Меркель на излете своей каденции деятельно включилась в борьбу за лидерство в продвижении идеи сближения с Востоком.  Она отказалась от роли арбитра в разрешении кризиса в Гонконге, фактически проигнорировав письмо лидера гонконгских протестующих Джошуа Вонга, попросившего ее о помощи. Канцлер не изменила программу своего визита в Китай. Очевидно, что она не хочет никакого недопонимания  с китайской элитой.

Нынешняя встреча с председателем КНР Си Цзиньпином очень важна для Меркель по ряду причин. Уже сейчас Китай – крупнейший торговый партнер Германии. В 2018 году товарооборот между странами составил почти 200 миллиардов евро. Полным ходом идет подготовка к  ноябрьскому  ЭКСПО в Китае, в котором примут участие более двухсот немецких компаний. На этом фоне отсутствие должного интереса к поддержке требований гонконгских демонстрантов со стороны немецкого канцлера выглядит, как победа бюргерского прагматизма над идеологией европейских ценностей. Это уже вызвало волну острой критики в адрес Меркель в западной прессе.

В Пекине речь шла не только о защите немецких инвестиций и последствиях американо – китайской торговой войны, но и о том, чтобы застолбить позицию европейской державы, в которой Китай увидит главного лоббиста участия Европы в грядущих переделах и возможных альянсах.

Со стороны как Германии, так и Франции, все больше поступает сигналов к налаживанию полноценного торгового сотрудничества с Россией. Свежие свидетельства этому – и встреча Путина и Макрона в форте Брегансон 19 августа, и недавнее заявление главы бундестага Вольфганга Шойбле, подвергшего критике противников российского газопровода «Северный поток – 2». По мнению Шойбле, "саботирование проекта окольными путями не является разумным решением с общеевропейской точки зрения". Все это можно рассматривать и как попытку вырвать Россию из объятий «большого китайского брата», все большее сближение с которым дает ей новые рычаги воздействия на Европу, в том числе, по вопросу ослабления санкций.

Вырисовывается картина, когда в Европе набирают силу мощные центры влияния, лоббирующие восточный вектор развития европейской экономики. Кроме Франции и Германии, с Китаем активно сотрудничает Италия, первой из стран G7 присоединившаяся к глобальному китайскому проекту «Новый шелковый путь».  Остается открытым вопрос, кому будет принадлежать главная роль в этих процессах.

Сами же китайцы действуют вполне в духе мудрости своего Лао Цзы, сказавшего, что невозможно разрубить те узы, которые ничем не удерживаются. Они просто упорно и последовательно тратят миллиарды на инвестиционные проекты в Европе и других странах, обволакивая мир невидимыми узами своей экономической экспансии.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.09.23 19.24.13ENDTIME
Сгенерирована 09.23 19:24:13 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3442480/article_t?IS_BOT=1