Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

5.5.1. Международные сети до эпохи господства финансового капитала

Полную книгу в электронном виде  можно приобрести здесь: http://worldcrisis.ru/crisis/delyagin_book

            Первыми транснациональными сетями стали религиозные ордена и общества, сложившиеся задолго до Вестфальского мира и возникновения государств в их традиционном сегодняшнем понимании. Иногда они создавали территориально обособленные общины, существовавшие длительное время в качестве протогосударств (яркий пример - гуситы), иногда – полноценные государства, субъекты мировой политики (Ливонский и Странноприимный[1] ордена), иногда развивались в порах обществ, влияя на них в своих интересах (тамплиеры, масоны).

            Наиболее старые подобные сети из доживших до наших дней - банкирские дома. Сложившиеся в конкурирующих городах Северной Италии (прежде всего Генуе и Венеции), с их приходом в упадок они перенесли центр своей деятельности в Англию, став одним из факторов ее превращения в Британскую империю (см. параграф 7.1.3.). Правда, еврейские (включая марранские[2]) финансовые сети, менее формализованные и потому менее известные сегодня, были как минимум не менее значимы.

            Гипертрофированная известность Ротшильдов (наряду с их глобальными конкурентами Рокфеллерами) не только связана с их доминированием в мировых финансах[3], но и призвана отвлечь внимание от других часто относительно самостоятельных, пусть и связанных с ними «старых» и «новых» банкирских домов – Варбургов, Бэрингов, Кунов и пр. [173, 330], не говоря о финансовой деятельности Ватикана, крохи информации о которой проявляются в разнообразных и поражающих воображение, но неизменно эффективно заминаемых скандалах [333].

            Тем не менее нельзя игнорировать глобальное лидерство Ротшильдов [233]; так, «в XIX веке представители Ротшильдов возглавляли Банк Англии, а также вносили средства в его уставный капитал… Ротшильды могли выдвинуться как наиболее мощная группа акционеров, …получившая в оперативное управление «старые европейские деньги» (корпоративная спайка старинных финансовых домов Европы: Дельмонте, Суассо, Карвахаль, да Сильва, Медина, Гидеоны, Варбурги, Шиффы, Ротшильды и другие)» [330].

            Ключевым фактором сохраняющегося и по сей день стратегического британского превосходства является умение власти ставить существующие (или создавать новые) сетевые структуры – будь то банкирские дома, морские пираты[4], масоны или купеческие компании (см., например, К.Фурсов «Держава-купец» об Ост-Индской компании и ее весьма диалектических отношениях с Британской империей как государством [323]) – на службу своим интересам, формируя этим эффективный субъект стратегического действия [318] - внутриэлитную группу, объединенную хорошо осознаваемыми ее членами долгосрочными интересами, обладающую инструментами воспроизведения и поддержания своего влияния. Благодаря этому умению, в частности, королевская семья Британии и сейчас остается одним из глобальных «центров силы».

Пример 18

Некоторые скрытые достижения британского гения

Среди выдающихся и незаслуженно забытых побед Британии, демонстрирующих преимущество управления через субъекты стратегического действия над традиционными иерархическими методами, особое место занимает Великая Французская революция.

«На …организацию «народного восстания» во Франции британцы выделили 24 млн фунтов… — эту цифру озвучил премьер… Питт. Лорд Мэнсфилд в Палате общин назвал «деньги, полученные на разжигание революции во Франции… хорошим вложением капитала». Англия с помощью …французских [масонских] лож и французских финансистов вела …финансово-экономическую войну... 1) была …создана инфляция — напечатано 35 млн. …не обеспеченных ассигнатов; 2) была искусственно создана нехватка зерна... Велась …информационно-психологическая война, наносились удары и по коллективному сознанию, и по коллективному бессознательному… Мягкое правление Людовика XVI британско-масонская пропаганда представляла как жестокое; король и королева… дискредитировались...

Уже во время самой революции во Франции, особенно в Париже, активно действовала британская разведка — как британские агенты, так и их местные «помощники»… В 1792 г. …британская разведка направила во Францию агентов с целью дестабилизировать политическую ситуацию с помощью раскручивания спирали насилия. Среди организаторов и неистовых творцов террора были хорошо проплаченные агенты Лондона — прямые и влияния [4], причем британцы работали и с «белыми» (роялисты) и с «красными» (эбертистами).

…Это …свидетельствует о наличии тройного субъекта…, который, оседлав законы исторической ситуации, запустил… революционный процесс во Франции и пытался контролировать его. Это… банкиры. Как писал Ривароль, 60 тыс. капиталистов (…финансисты и денежные спекулянты) и «кишмя-кишащие агитаторы решили судьбу революции» [40]. Это… масонские ложи. Это… часть британского истеблишмента и его орудие — спецслужбы» [315].

Перед Великой Французской революцией Англия уступала Франции по всем параметрам – от экономической и военной мощи до практики правоприменения, – но виртуозное раздувание внутренних противоречий повергло ее конкурента по доминированию на континенте в прах (как за два века до этого мощь Испании была подорвана натравливанием пиратов на ее растянутые коммуникации[5]: только за 1582 год убытки Испании превысили фантастические для того времени 1,9 млн.дукатов [286]). Разумеется, движение энциклопедистов, увенчавшееся Великой Французской революцией, было не спецоперацией какой-то проницательной группы заговорщиков, а проявлением новых сил, зревших в недрах средневековой Европы, - но именно английская управляющая система смогла увидеть, своевременно оценить и использовать его в стратегическом отношении, по-видимому, оказав ему существенную помощь.

Стоит вспомнить и обрушение России в Смуту начала XVII века: Иван Грозный ради сдерживания западных соседей пытался вступить с Англией в союз, ради которого дал английским купцам исключительные привилегии. Когда союз не удался, он эти привилегии, вызвавшие к тому времени серьезную внутреннюю напряженность, отобрал, но затем вернул, рассчитывая породниться с английским королевским домом. Его смерть (современники были уверены в отравлении, подтвержденном после вскрытия гробниц в 1963 году, как и отравление сына Ивана[6], - правда, не наиболее популярным тогда мышьяком, а ртутью) была вызвана то ли отказом перекрестить Русь в католичество (как раз в 1582 году в Москву прибыл папский посланник иезуит Антонио Поссевино, перед этим обеспечивший по просьбе Ивана Грозного к папе Римскому мир с Польшей [78, 124, 183]), то ли реакцией ближайшего окружения на реальные перспективы брака с английской княжной Мэри Гастингс.

Не случайно дьяк Андрей Щелкалов, сообщая о смерти Ивана Грозного английскому послу Боусу, назвал его «вашим английским царем» [189]. Бориса Годунова, который, по одной из версий, лично участвовал в убийстве своего покровителя Грозного, современники звали «ласкателем англичан». После его смерти даже ходили слухи о его бегстве в Англию со всей казной под видом купца.

Но, если русские цари безуспешно стремились к политическому союзу с Англией против своих европейских противников, английские короли рассматривали Россию с коммерческой точки зрения.

Англия утвердилась в качестве одной из морских держав Европы лишь после развертывания торговых отношений с Россией и во многом за счет них (как в 60-70-е годы XIX века немецкие банки развились, став основой создания единого немецкого государства, на спекуляциях в России благодаря либеральным реформам Александра II). Перелом в положении Англии наступил только в 1588 году после гибели испанской «Непобедимой Армады», но еще и в 1601 году ее военно-морской флот насчитывал лишь 35 кораблей и был не просто сравним, но и слабее флотов двух других держав – Испании и Нидерландов, имевших по 40 кораблей [323].

Значимость тогдашней торговли с Россией для Англии сейчас невозможно представить (и она никогда не сознавалась в России): тогда английская торговля была еще невелика. В первой половине XVI века в Англии было лишь 169 богатых купцов, а морская торговля с Востоком контролировалась португальцами (первые известия о богатстве Могольской империи и перспективности торговли с Индией принес в Англию купец Фитч только в 1580-е годы, - более чем через сто лет после «хождения» Афанасия Никитина, а первое плавание в Индийский океан совершила экспедиция Ланкастера в 1591-94). Первая коронная колония - Вирджиния – возникла в 1624 году (после безуспешных попыток колонизировать американское побережье основанной в 1606 Вирджинской компанией).

Московская компания, созданная в 1551 году и до 1698 обладавшая монополией на торговлю с Россией (а действовавшая и вовсе до 1917 года), была не менее эффективна, чем Ост-Индская (созданная 31 декабря 1600 года и упраздненная в 1858 из-за восстания сипаев). Об ее успехах свидетельствует восьмикратный (с 6 до 48 тыс. фунтов стерлингов) рост только основного капитала с 1553 по 1564 годы – еще до получения монопольного права пользоваться Северным путем, «искать» железо и строить завод на Вычегде (1567 год), а также разрешения торговать в Нарве, Казани, Астрахани и осуществлять через Россию транзит в Персию (1569 год) [189].

Более поздние выдающиеся достижения английской дипломатии - убийство Павла I, собравшегося вступить в союз с Наполеоном[7] и успевшего даже направить казачий корпус на завоевание Индии, равно как и активное участие в организации сначала Февральской революции (включая зверский допрос и убийство Распутина), а затем гражданской войны в России, а после Второй мировой войны - сохранение эффективного контроля за получающими формальную независимость колониями [302] и многие другие - мы не будем рассматривать здесь в силу их общеизвестности.

            Яркие факты не должны заслонять от нас главного, ключевого конкурентного достоинства британской системы управления, - а с ней и слившихся с ней международных сетей, проявившегося еще до эпохи господства финансового капитала.

            Оно заключается не в создании субъекта стратегического действия, а в умении ставить его себе на службу надолго, а часто и навсегда: на все время его существования. Ведь создать субъект стратегического действия неизмеримо проще, чем обеспечить его устойчивость, развитие и сохранить его на службе его создателей, не дав ему начать преследовать собственные цели, что обычно ведет к катастрофическим последствиям. Классический пример подобного развития событий, возможно, дает, как ни прискорбно, история советских спецслужб (см. пример 53).

 


[1] Фамильярно (в дословном переводе) именуется порой Орденом госпитальеров; точное название – Иерусалимский, Родосский и Мальтийский орден св.Иоанна, чаще зовется Иерусалимским, Мальтийским или орденом иоаннитов.

[2] Марраны - евреи, формально принявшие христианство, чтобы остаться в католических странах после запрета иудаизма (из-за неприятия складывающимся абсолютизмом альтернативной - финансовой – власти, его нежелания платить долги, из-за разрушительности ростовщичества, как в 1290 году в Англии).

[3] «Представители семей Варбург, Кун, Леб, Голдман Сакс, Шифф и Ротшильд переженились между собой и образовали большую …семью банковского дела. Семья Варбург, которая управляет Deutsche Bank и BNP, породнилась с Ротшильдами в 1814 году в Гамбурге. Якоб Шифф эмигрировал в Америку в 1865 году. Он объединил свои усилия с Авраамом Куном и женился на дочери Соломона Леба. Леб и Кун женились на сестрах друг друга, и создание династии Кун Леб было завершено. Феликс Варбург женился на дочери Якоба Шиффа. Две дочери Голдман вышли замуж за двух сыновей из семьи Сакс, создав Голдман Сакс» [30].

[4] Лишь одна цитата: «Первоначальное накопление в Англии — это грабеж не только своего населения и церкви, не только национальный…, но и международный грабеж. Дж. М. Кейнс посчитал, что награбленное Дрейком — 600 тыс. фунтов — позволило Елизавете, отказавшейся признать договор между Испанией и Португалией о разделе мира [184], не только погасить все (!) внешние долги, но еще и вложить 42 тыс. в Левантскую Компанию (венецианцы), а из доходов этой Компании был составлен первоначальный капитал Ост-Индской Компании… Если скромно принять ежегодную норму прибыли за 6,5%, а уровень реинвестирования прибыли за 50%, то 42 тыс. фунтов, инвестированные Елизаветой из награбленного Дрейком в 1580 г., к 1930 г. дали бы иностранных инвестиций на …4,2 млрд фунтов, что и соответствовало действительности [36]. Вот …последствия дрейковского грабежа для британского процветания. А фундамент этого процветания — …грабеж, «крышуемый» короной» [315].

[5] Правда, мощь Испании была уничтожена все же главным образом не английским противодействием и нападениями поощряемых Британией пиратов, а массовым притоком серебра, в отсутствие способных аккумулировать его финансовых институтов разложившим не только элиту, но и все испанское общество – до ремесленников включительно. «Экономику Испании - главной колониальной державы того времени - этот поток серебра… разорил, превратив воинов, крестьян, ремесленников в авантюристов, бездельников и мотов, чьи легко доставшиеся деньги обогащали не собственную страну, а нидерландских купцов» [219].

Финансовых же институтов не оказалось в наличии в нужный момент из-за изгнания евреев (которыми была ключевая часть тогдашних финансистов) в 1492 году: сложившийся в борьбе с арабами абсолютизм в силу своей военной природы не умел делиться властью и изгнал из страны потенциальных конкурентов, крепнувших на развитии рынка, - лишив себя и свою страну их потенциала.

[6] В его смерти Иван IV был обвинен в рамках «информационной войны» заведомо ложно, - но так эффективно, что это обвинение уже в новое время было заново (и вновь в политических целях) впечатано в сознание нации гениальной картиной И.Е.Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» (мало кто помнит ее название: она известна как «Иван Грозный убивает своего сына»).

[7] «Они промахнулись по мне 3 нивоза, но попали в меня в Петербурге», - говорил Наполеон об англичанах и убийстве Павла I. «И на острове Святой Елены, вспоминая об убийстве Павла I, с которым Наполеон сумел установить дружеские связи, он начинал всегда с имени [бывшего английского посланника, высланного из России Павлом I в 1800 году после перехвата его депеши с сообщением, что «государь буквально не в своем уме»] Уитворта» [207]. Уже будучи посланником в Дании, тот участвовал в организации убийства Павла I и привода к власти англомана Александра I через своих влиятельных партнеров при дворе [100, 344].

Полную книгу в электронном виде  можно приобрести здесь: http://worldcrisis.ru/crisis/delyagin_book





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.12.06 16.29.26ENDTIME
Сгенерирована 12.06 16:29:26 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3447360/article_t?IS_BOT=1