Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

завтра , Воскресенье 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Государство-корпорация – евразийский реванш

Хотелось бы поделиться некоторыми соображениями на тему конфликта восточной и западной ментальности, которая, безусловно, стара как Мир, но будет раскрыта в неожиданно свежем и оригинальном ключе, с точки зрения перспектив тотального выхода из сложившегося глобального застоя в новое более продвинутое состояние за счет  становления иной формации – так называемого государства-корпорации как архео-футуристической реинкарнации старого восточного типа сознания

Дихотомия сознания. Хотелось бы поблагодарить участников прошедшего обсуждения за огромную работу, проделанную направлении  поиска того заветного пути развития страны, который мы гордо величаем «нашим». И в этом ключе интересной выглядит гипотеза Льва Серебрянникова о существовании  моносфер – своего рода проявлений сверх-ментальности, формирующих определенные типы сознания.

Он полагает, что к моменту распада СССР в мире существовало две основных моносферы как два превалирующих типа сознания. западный – на основе интересов, то есть эгоцентрических императивов, прекрасно описываемых с помощью модели рационального человека с его фундаментальной индивидуалистической прагматикой и восточный как система взглядов, то есть идей, опирающихся на комплексную целесообразность и, соответственно, философию коллективизма.

Далее, выдвигается предположение, что новый виток планетарного развития невозможен без победы восточной моносферы над западной, что должно привести к революции сознания, то есть к новому этапу его становления. Получается, что механизм планетарного прогресса состоит как бы в борьбе этих полярных ментальных начал, что периодически приводит к сильным организационным прорывам мирового масштаба.

Извечный спор. И в самом деле, это мировоззренческое противостояние не затихало ни на минуту на протяжении последних столетий. Если раньше оно  проявлялось в риторическом споре западников и славянофилов, то сегодня выливается в концептуальный конфликт либералов и патриотов. Меняются термины, но суть все та же. А в чем она состоит? Неужели, первые не любят Родину? Да, вряд ли. Для человека с нормальной психикой это маловероятно. Или может быть вторые выступают против прогресса? Тоже, нет. Наоборот – ратуют за технологический прорыв.

Получается, и те и другие за все хорошее, против всего плохого. И никого не радует образовавшийся застой. Очевидно, что реформы (причем кардинальные) нужны как воздух. С этим никто не спорит. Да, бой коррупции! Да, борьба с бедностью! Но в чем принципиальная разница? И она, конечно, есть. Первые призывают к простому копированию успешного европейского опыта или, называя вещи своими именами, к тотальному переходу на западный тип сознания с интеграцией в счастливое глобальное пространство. Решение, бесспорно, очень привлекательно своей простотой, но, как выяснилось, чревато серьезными проблемами. Международный рынок перенасыщен, все ниши плотно заняты. Уже на подходе нас встретили злобным оскалом, оттеснив в итоге на периферийную роль ресурсного придатка.

Но и это еще не все… неизбежно возникают серьезные внутренние препятствия при попытке навязать западный тип сознания в отечественных реалиях. Очевидно, что классический либерально-рыночный «пакет» в полной мере здесь прижиться не может. По-детски наивный буржуазный нарост лишь прикрывает старую глубинную коллективистскую ментальность, которая, безусловно, жива, хотя сохранилась не в лучшем виде, претерпев невероятные деформации. Дух соборности еще будет какое-то время витать в воздухе до тех пор, пока его носители не сойдут с исторической арены, а значит шанс на реванш все еще есть.

В недалеком прошлом. А всегда ли деньги (а точнее, их счастливые обладатели) правили Миром? Сегодня это может показаться неправдоподобным, но это не так. Серьезное восхождение новой капиталистической формации началось лишь с XVI века, что было вызвано небезызвестными событиями, получившими название промышленной революцией в Западной Европе. Прежде же восточная моносфера доминировала безраздельно на всем планетарном пространстве. Все древние империи (в их числе и Римская) строились на этой основе.

А сегодняшний глобальный лидер – Западный Мир – светоч и центр современной цивилизации влачил в те стародавние времена жалкое существование на задворках восточно-центричной ойкумены, где безоговорочную гегемонию удерживали властители Великого Шелкового Пути. И с этим фактом не поспоришь. Так, даже после открытия морского пути в Индию султаны великолепной Порты еще долго хозяйничали в Средиземноморье.

Что же объединяло континентальные империи старого типа, раскинувшиеся по всей территории Евразии от Китая до Адриатики? Это были феодальные государства, созданные кочевниками и построенные на принципах патриархата, авторитарной деспотии и жесткого сословно-кастового деления. В них, как правило, социальные лифты были очень слабо развиты, то есть ни о какой инициативе снизу не могло быть и речи, что привело к печальным результатам. Эти социально-экономические системы застыли, перестали развиваться и были тотально уничтожены. В начале XX века пал последний оплот чистого восточного сознания – Османская империя, а в конце того же столетия приказал долго жить Советский проект – сильно законспирированная производная той же формации (внешне прозападная, но с выраженными глубинными признаками азиатской ментальности).

Да, похоже, это закономерно – продолжительное доминирование приводит к стагнации. И здесь на помощь прогрессу приходит механизм конкуренции моносфер. Тогда, получается, что в текущих реалиях возникла обратная ситуация, когда застой угасающей западной цивилизации открывает окно возможностей для хорошо забытого старого восточного пути...

Текущее положение вещей. Прежде чем рассуждать о дальнейших перспективах, сначала хотелось бы понять, а что, собственно, представляет собой та геополитическая система, о которой идет речь, то есть чем является РФ сегодня? Ведь принято считать, что это геополитический приемник Союза. Да, это правда, но только де-юро.

А если по сути, то в глаза бросается удивительный феномен деградации сегодняшней РФ по сравнению с предшествующим уровнем организации Союза, что противоречит закону необратимости эволюции больших систем, при условии, конечно, что имеет место реальная преемственность. Но если посмотреть правде в глаза и признать, что прежняя система просто, погибла, была деминерализована и поглощена "мировым финансовым пылесосом", то все встает на свои места. Геополитически мы просто превратились в периферийный элемент победившей системы, которая, как ни странно, пребывает на более низком уровне организации развития. Получается, что такое тоже бывает…

И это косвенно подтверждается множеством признаков отсутствия как политического, так и экономического суверенитета страны, о которых сегодня не судачит только ленивый. Да, Россия утратила субъектность, потеряла свой прежний статус и превратилась в подсистему. Но люди, пережившие глубокий кризис и оказавшиеся в новых геополитических реалиях остаются носителями той старой ментальности и рассуждают по привычке в терминах прежней парадигмы. Власть интуитивно улавливает этот запрос и беспринципно манипулирует массовым сознанием, поддерживая расхожий миф о великой преемственности. Но в действительности ничего этого нет, а есть только мечта… и воплощать ее придется с нуля.

Передача эстафеты. Нужно отдать должное, что тогда в далеком переломном XVI веке свой уникальный исторический шанс Западная Европа не упустила. Их по-варварски алчная эгоцентричность, прежде вызывавшая презрение у развитого Востока, неожиданно дала невиданный толчок сначала в технологической, затем и экономической сфере на основе безудержного стремления нарождающегося класса буржуазии к обогащению, отголоски которого беспрестанно звучат в современном обществе и по сей день. Но, пик пройден. Эта формация точно также достигла предела своих возможностей, погружая современный Мир в болото очередного цивилизационного застоя.

image

Несмотря на то, что сегодня на циклические теории принято смотреть с определенной долей скепсиса, но в данном случае историческая спираль выглядит вполне реалистичной схемой передачи геополитической пальмы первенства. Очередная формация набирает силу, постепенно захватывает все пространство, достигает пика могущества и застывает из-за отсутствия объективной конкуренции. Чтобы потеснить гегемона, требуется какой-то иной императив. А все новое, как говорится – хорошо забытое старое. Получается, что где-то на периферии цивилизации, где остатки предшествующих культурных пластов сохранились в каких-то достаточно осязаемых формах, они, оплодотворенные доминирующими прогрессивными идеями, постепенно прорастают, превращаясь в конкурентоспособных оппонентов и постепенно все громче заявляют о себе.

Так, народный дух старого соборного коллективизма, чудом переживший колониальное рабство жестокого режима Романовской империи, впитав идеалы европейского гуманизма, дал Миру новый уникальный в своем роде образчик восточного типа сознания – Советский реванш, который, правда, в глобальном противостоянии победить не смог, но четко продемонстрировал новый вектор цивилизационного движения и вероятную географическую локализацию его будущей метрополии.

Этот глобальный Мир. Хотелось бы сразу развенчать один очень расхожий миф о многополярности как нормальном состоянии геополитической среды, несмотря на то, что такая точка зрения очень популярна. Ее толкают известные отечественные мыслители, на самом деле, выдавая желаемое за действительное в угоду и с учетом сложившейся политической конъюнктуры. Ведь несравнимо приятнее представлять себя маленьким независимым региональным центром, чем колониальным сырьевым придатком. Но правду не скроешь, она торчит из всех щелей!

И сложившаяся сегодня ситуация недвусмысленно опровергает саму идею многополярности. Штаты – все еще мощнейший «глобальный финансовый пылесос», полностью подчинили все мировые социально-экономические тренды. Но гегемония привела к утрате стимулов к развитию. Образовалась классическая стационарная диссипативная структура (прекрасно описанная И.Пригожиным), которая, как известно, не способна самостоятельно развиваться. Получается, что какая-то эволюционная сила должна обеспечить очередной толчок и вывести цивилизацию из анабиоза.

Другими словами, рано или поздно время «Ч» наступает. В теории систем это называется точкой бифуркации, когда возникают условия для появления того самого многополярного мира, о котором мечтают наши политологи, но только это происходит в очень короткой исторической перспективе – на период  конкурентной борьбы за гегемонию между новыми претендентами и до момента финальной развязки, когда победитель в очередной раз бесцеремонно навяжет новую глобализацию по своим лекалам.

А по другому и быть не может. Обладание хоть каким-то пусть даже ситуационным преимуществом обязательно реализуется. И это закономерное проявление Второго Начала. Если есть градиент, то он гарантированно двигает систему в сторону равновесия. Очевидно, что горячий предмет, помещенный в холодную среду, ее нагреет. Здесь то же самое. Глобализация так же естественна, как выравнивание температур физических тел. И таких примеров в истории предостаточно: повсеместная эллинизация в результате завоеваний Александра, Древний Рим, империи Чингизидов, современный Западный проект. Кто следующий?

От истоков. Чтобы ответить на этот вопрос (хотя бы гипотетически), важно разобраться в самой механике становления альтернативной реальности.  Скорее всего, процесс появления нового гегемона будет протекать по схеме, сходной с предшествовавшими аналогами, то есть должна прорасти какая-то старая реликтовая форма, доминировавшая до капитализма. А где она лучше всего сохранилась? Похоже, в глубинах Евразии – в лесостепных просторах, где крепко окопалась ее древняя первооснова. И вспыхнувший (похоже досрочно) Советский проект – лишь веское тому подтверждение.

В самом деле, на лицо много совпадений, которые сложно объяснить банальной случайностью.  Это и властная деспотия, и выраженный вождизм, и этно-толерантность, и коллективизм. Отличие от старого восточного уклада только в отказе от  кастовости и патриархата, хотя культ мужчины-воина, все-же сохранился. Но, так или иначе, этот проект проиграл в геополитическом противостоянии, а значит, требует серьезной доработки. Наверное, неправильно пытаться строить очередную точную копию Союза. В одну реку два раза не войдешь.

«Красный» проект. Да, идея великой реинкарнации приобретает все большую популярность. Сильно продвинулся в этом направлении небезызвестный на портале автор Борис Митрофанов. Он сформулировал пять фундаментальных системообразующих принципов:

  • Общее выше частного
  • Справедливость выше закона
  • Духовное выше материального
  • Служение выше владения
  • Власть выше собственности

Да, нельзя не отметить глубину проработки и смысловую непротиворечивость идеологического концепта, но насколько, вообще-то, справедливо называть его «красным»? По сути он ближе к Ясе Чингисхана, чем к гуманистическим идеалам французской революции. Также здесь мало общего с классическим материализмом – главным светочем «прогресса». Да и термины вроде «духа» не очень вписываются в атеистическую парадигму. Другими словами, даже невооруженным взглядом видно, что речь идет о каком-то новом социальном устройстве с опорой скорее на исконные первоосновы, чем на проявления западного социализма. Вырисовывается что-то архео-футуристическое

Взять хотя бы первый тезис (общее выше частного), так как он, безусловно, ключевой. Настоящее коллективистское общество не может на полном серьезе культивировать антропоцентризм, который априори устанавливает приоритет частных эгоистических интересов над общественными, призывая государство исправно служить человеку, а не наоборот. Восточный уклад строится на обратном (утилитарном) подходе, когда на первое место всегда ставится всеобъемлющая целесообразность, которая определяет единую стратегию с вытекающими из нее индивидуальными задачами и жизненными целями. Это очень напоминает живой организм, где каждая клеточка включена в общий процесс, направленный на совместное выживание и развитие.

image

Власть и общество

Государство-корпорация. Интерпретируя наши пять принципов в описание желаемой  организационной формы, по сути, получаем вертикально-интегрированную структуру с высоким авторитетом  власти, где интересы маленького человека подчинены мессианской стратегии общества, априори направленной в сторону светлого будущего. При этом человек защищен от произвола, притеснений и самодурства со стороны начальства.  Частная собственность не приветствуется, но заслуги и определенный социальный статус обеспечивают доступ к различным пакетам благ (особенно эксклюзивным).

Вам это ничего не напоминает? Если отбросить коммерческий аспект, то в наибольшей степени под это описание подходит современная корпорация. Конечно, бизнес-структуры функционируют в своей узкой нише, обеспечивая удовлетворение лишь экономических потребностей индивида. Остается очень широкий круг вопросов, которые являются исключительно прерогативой государства – безопасность, обороноспособность, социальная сфера, медицина, образование, наука (особенно в части развитие фундаментальных направлений).

И, кстати, сама эта тема не нова. Гипотеза о неизбежном вытеснении государство транснациональными компаниями муссируется уже давно. Но как мы видим, здесь имеет место серьезное противоречие – бизнес-процессы заточены исключительно на получение прибыли и ни на что другое. Программы по устойчивому развитию и социальной ответственности – всего лишь ответ на запрос потребителя, то есть банальный элемент маркетинга.

Да, само собой, классическая коммерческая корпорация не способна ни заменить, ни вытеснить государство, но, сам этот феномен, возникший спонтанно где-то в глубинах рыночных реалий вызывает определенный интерес как результат естественного эксперимента, демонстрирующего определенный тренд в развитии систем управления в целом. Ведь, в самом деле, более эффективных больших социально-экономических систем пока наблюдать не приходится.

Но почему мы всегда смотрим на отношения государства и корпорации как на противостояние? Ведь возможен их синтез. Да, препятствием является пресловутый коммерческий аспект. Но что мешает, вообще, от него отказаться? Безусловно, придется выстраивать целеполагание на каких-то более жизнеутверждающих императивах, но организационная суть от этого не измениться. Более того, что между централизованным государством и вертикально интегрированной корпорацией нет каких-то принципиальных системообразующих противоречий. Они должны легко синтезироваться. Яркий положительный пример – японская экономика.

Похоже, что появление этой новой социальной формы  в виде государства-корпорации – просто вопрос времени. Но сначала должен сформироваться актуальный общественный запрос. Огромный плюс этого сценария в том, что весь наработанный в лоне корпоративного менеджмента управленческий инструментарий можно легко реплицировать в сферу нового госуправления. И это будет прорыв.

Ведь очевидно, что современные коммерческие структуры уже достаточно эффективны, но не способны решать широкий спектр социальных вопросов. При этом архаичная государственная машина хоть и пытается исполнять свой непосредственный функционал, но банально не тянет и вынуждена сбрасывать с себя непосильное бремя. В итоге, разваливаются социальные институты. Происходит их деградация и скатывание в какое-то примитивное первобытное состояние.

image

Да, нераскрытой осталась непростая тема – как будут функционировать эти новые государства-корпорации, отказавшись от простого и понятного императива погони за наживой? Очевидно, что придется уходить от привычных методов стимулирования индивидуальной активности. И, похоже, это только пойдет на пользу обществу… По крайней мере, определенные аргументы в по этому поводу были изложены в предыдущей статье. Другими  словами, для того, чтобы сделать окончательные выводы, необходимо разобраться, как будет работать механика  социальной активации в новых реалиях…

Предлагается обсудить выдвигаемую гипотезу о закономерном появлении в недалеком будущем нового типа государственных образований, организационно напоминающих современные коммерческие корпорации как результат очередной реинкарнации восточного типа сознания, при этом вопросы, касающиеся механики социальной активации в рамках данной формации будут представлены вниманию уважаемого читателя в следующем выпуске…





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.
Михаил Делягин

"Конец Эпохи. Том 2
Специальная теория глобализации"

pdf,fb2,epub - 800 страниц
Купить за 499р.



IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2020.02.29 04.30.59ENDTIME
Сгенерирована 02.29 04:30:59 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3474613/article_t?IS_BOT=1