Мировой кризис - хроника и комментарии
Публиковать

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

19 Ноя, Вторник 20:00

Архив вебинаров



Новости net.finam.ru

Rambler's Top100 Rambler's Top100  
 


->

Как живет опора Путинленда: Пермский край

Базисом существующего режима в Северной Евразии являются вовсе не олигархи или высшая федеральная служилая знать, которая давным-давно обзавелась гражданствами стран агрессивного НАТО вкупе с дворцами и виллами там же. Железобетонной основой путинской вертикали выступают достаточно многочисленные слои регионального и ведомственного чиновничества и силовиков.

15.10.2019

Речь идет о вполне себе обычных россиянах, которые волей судеб сделали карьеру в региональных судах, Следственном комитете, МЧС, МВД, местных управлениях ФСБ, местной прокуратуре, а также администрациях субъектов федерации и районов. В настоящее время они формируют нижние и средние этажи россиянской неофеодальной знати, которой и море по колено, и на законы плевать, поскольку в их отношении они не применяются без согласия Москвы.

Просто как пример: летом этого года 21-летняя студентка Милана Ахмедова в Челябинске каталась на Mercedes-Benz GLA 250 4MATIC (стоимость машины в самой простой комплектации начинается от примерно 1,9-2 миллионов рублей) и на пешеходном переходе (!) сбила насмерть парня. Итог? Уголовное дело в отношении убийцы было прекращено за "примирением сторон", а статусной девушке суд даже вернул права. Можете и дальше давить смердов. По неподтвержденной информации, семья студентки заплатила одинокой матери погибшего якобы 3,3 миллиона рублей. Сведения о семье Ахмедовой тщательно затирались в Интернете, но по косвенной информации стало ясно, что это типичный для регионов альянс чиновников-бизнесменов. Небольшая подборка таких случаев выкладывалась ранее (и это в стране, где за украденный мешок картошки пополаны отправляются на пару лет на зону!).

Теперь немного о Пермском крае. Это с одной стороны относительно развитый и промышленный регион РесФеда. С другой — вымирающий и достаточно депрессивный. В условиях путиномики такое выглядит нормальным. С 1990 года численность населения края только по официальным данным снизилась с 3,1 до 2,6 миллионов человек. Средняя начисленная зарплата (после налогов) в крае в первой половине 2019 года составила около 33 тысяч рублей. Точных данных о средней медианной зарплате нет, но, видимо, она на 4-5 тысяч рублей ниже. Это фоновые данные.

В наше исследование попали данные по 712 чиновникам Пермского края, собранные на основании открытых данных. Это депутаты из Законодательного собрания края и Пермской городской думы, чиновники администрации губернатора края и администрации Перми, а также чиновники правительства края. Помимо них — высшие чиновники краевой прокуратуры и Следственного комитета края, а также судьи местных судов (Пермский краевой и арбитражный суды, районные суды города Перми). В выборку не попали чиновники Росгвардии, ФСБ, МВД, районных судов Пермского края, чиновники районных администраций края и так далее. То есть, наше исследование охватило примерно 10-15% от 7-8 тысяч краевых чиновников среднего и высшего уровня. Это не очень много, но найти доходы "силовиков" (которых среди местной знати большинство) в открытых источниках практически невозможно.

Скачать файл исследования можно по ссылке. Что же может быть интересного в этом небольшом исследовании?

Общий размер доходов этих 712 чиновников составил около 3,5 миллиардов рублей в год (не считая бонусов и т.п.). То есть, чуть менее 60 миллионов долларов. Если экстраполировать эти данные на все остальное чиновничество этого субъекта федерации, то его минимальные доходы начинаются где-то от 500 миллионов долларов в год (от 32 миллиардов рублей), а где заканчиваются, сказать сложно.

Много ли это относительно региональной казны? Фактический консолидированный бюджет Пермского края в 2018 году составил чуть менее 150 миллиардов рублей (притом, что в регионе было собрано до 410 миллиардов рублей налогов), а его доходы от НДФЛ составили 46,5 миллиарда рублей. То есть, теоретически высшее и среднее краевое чиновничество (числом на более 7-8 тысяч человек) практически целиком сжирает весь налог на доходы физических лиц, собранный в 2,6-миллионом регионе! Это если представить, что краевая казна их содержала бы. Естественно, неконсолидированный бюджет Пермского края с плановым расходами в размере 120 миллиардов рублей (около 45 тысяч рублей на человека, что в 3-4 раза меньше, чем в Москве), тащить на своих плечах эту прожорливую ораву в одиночку просто не в состоянии.

Поэтому не будем забывать, что судьи, чиновники прокуратуры и Следственного комитета (как и чиновники МЧС, Росгвардии, МВД, ФСБ) получают деньги от федерального правительства, а доходы депутатов Законодательного собрания и городской думы Перми помимо зарплаты включают, как правило, внебюджетные источники доходов. Так что для чистоты эксперимента будем учитывать только чиновников администраций, Следственного комитета, судов и прокуратуры (без депутатов).

Средний месячный декларируемый доход судьи или судейского чиновника в Пермском крае в 2018 году составил более 183 тысяч рублей, что в 6 раз выше средней зарплаты по региону. Схожие данные по прокуратуре края — более 165 тысяч рублей. А вот в Следственном комитете работают, на первый взгляд, недокормыши: на человека там приходится всего чуть более 85 тысяч рублей в месяц. Но секрет прост: в нашем исследовании взяты данные за 2012 год! Подробных данных за 2018 год нет даже на сайте ведомства, поэтому можно смело говорить, что у работников СК в среднем те же самые 180-190 тысяч рублей сейчас, вряд ли меньше. Схожий порядок цифр месячных доходов у чиновников администрации губернатора, администрации города и правительства Пермского края — примерно 195 тысяч рублей. Аналогичные цифры месячного дохода и у тех депутатов ЗакСобрания, которые работают там как на основном месте работы (таковых было менее половины от 60 народных избранников). Не сильно отстают региональные городские думы: например, средняя зарплата депутатов гордумы Соликамска в 2017 году варьировала от 130 до 190 тысяч рублей. Плюс льготы: например, каждый депутат пермского ЗакСобрания имеет месячный бюджет в 175 тысяч рублей на своих помощников:

Пресс-центр Законодательного собрания опубликовал релиз, согласно которому депутат может иметь до 10 помощников, работающих по срочному трудовому договору, и до 10 помощников, работающих на общественных началах. Общий ежемесячный фонд заработной платы на всех помощников составляет 175 тыс. рублей. Депутат самостоятельно определяет состав своих помощников и оценивает качество их работы. Соблюдение трудового законодательства обеспечивает аппарат Законодательного собрания Пермского края.

Впрочем, с депутатами все относительно просто и понятно: это средний слой региональной номенклатуры и бизнесменов, который заинтересован в приобретении определенной пайцзы или "индульгенции" в условиях служилого евразийского государственного аппарата. Депутат регионального и районного законодательного собрания имеет парламентский иммунитет, включающий в себя неприкосновенность, свидетельский иммунитет, неответственность. Естественно, в рамках "понятий" это может быть нарушено, но... без такого встраивания в "вертикаль" они вообще обречены.

Однако, уровень зарплат чиновников — это лишь верхушка айсберга. Нельзя не признать, что Москва разумно поступила, выделив группу чиновников и силовиков в регионах от общей массы населения, наделив ее зарплатами в разы большими, чем средний региональный уровень. Да еще идущими прямо из федеральной казны. Это однозначно повышает лояльность местных кланов и семей федеральному центру.

Классическая ситуация выглядит так: муж/жена заседает в суде или работает в прокуратуре, второй супруг — депутат, а родственники пристроены директорами принадлежащих семье бизнесов. У всех людей из этих "мафий" только декларированные доходы превышают средние зарплаты в регионе на порядок или даже больше. Например, у генерал-лейтенанта юстиции и главы СК РФ по Пермскому краю (2013-2018 годы) Марины Заббаровой в 2014 году общий декларируемый доход составил 3,42 миллиона рублей (285 тысяч рублей в месяц или почти в 10 раз выше средней зарплаты), а у ее супруга, бывшего министра правительства края Рафаила Заббарова — 2,95 миллиона рублей в год. То есть, пара госслужащих (один, правда, уже бывший) за год "намыла" только официально 6,5 миллионов рублей или около 200 тысяч долларов по тогдашнему курсу.

Такая же ситуация и сейчас. У преемника Заббаровой, Сергея Сарапульцева, годовой декларируемый доход — 2,8 миллиона рублей, а у его жены — более 4,2 миллиона рублей. В целом, доходы пермских "следователей" прыгают как украинцы на Майдане, и это давно никого не удивляет. Повторим, это только легализованные доходы!

Однако, есть и закономерные проблемы. В любом регионе РФ местное высшее и среднее чиновничество в краткие сроки формирует свои группы, которые подминают под себя большую часть местного бизнеса, выедая и выдаивая изнутри экономику региона. В последние несколько лет федеральная власть в силу объективного сокращения финансовых потоков внутри страны занялась региональными "асабиями", и в прессу стали попадать некоторые пикантные подробности благополучия региональных сатрапов. То есть, вовсе даже не олигархов или федеральных бонз (к вопиющему и хамскому богатству которых пополаны уже привыкли), а местных руководителей.

Так, у задержанного еще в 2015 году губернатора "богатого" Сахалина Александра Хорошавина только наличными были найдены порядка 1 миллиарда рублей (280 миллионов рублей, 6 миллионов долларов, 727 тысяч евро, 388 тысяч швейцарских франков и 217 тысяч британских фунтов стерлингов), а стоимость его недвижимости также составила более 1 миллиарда рублей. Речь, конечно, идет об активах, которые были записаны непосредственно на чиновника. Когда осенью 2015 года федералы "громили" банду губернатора Коми Вячеслава Гайзера, то только изъятые ювелирные украшения считали даже не килограммами, а центнерами:

В рамках уголовного дела следователями СК России совместно с оперативными сотрудниками ФСБ России провели более 80 обысков в Республике Коми, Санкт-Петербурге и Москве. Было изъято более 60 килограммов ювелирных изделий, 150 часов стоимостью от 30 тысяч до 1 миллиона долларов, более 50 печатей и штампов юридических лиц, задействованных в реализации офшорных схем, финансовые документы по легализации похищенных активов на сумму более 1 миллиарда рублей.

Естественно, все это верхушка айсберга. У экс-главы Клинского района Московской области Александра Постриганя одного только недвижимого имущества было изъято на 9 миллиардов рублей. Федералы планомерно разрабатывают подмосковный клондайк:

В СИЗО уже находятся уже бывшие глава Серпуховского района Александр Шестун и глава Клинского района Александр Постригань. У каждого из них СК РФ обнаружил недвижимость и предметы роскоши на миллиарды рублей.

При этом в прессу перестали давать подробные данные о том, сколько же денег было изъято у чиновников. Вероятно, счет идет на миллионы долларов. Это не говоря уже о других "игрушках". Так, в феврале 2018 года подробные результаты обыска во дворце и.о. главы правительства Дагестана Абдусамада Гамидова не пубиковались. Однако, силовики сообщили, что ими были изъяты золотой пистолет ТТ, два автомата Калашникова и еще два пистолета. Все это хранилось незаконно: ничего не поделать, Кавказ.

Резюмируем. Опорой путинской вертикали власти в каждом регионе РФ выступает 2-3-4% его населения, которые представляют из себя тесно переплетающийся клубок чиновничьих (силовых) мафий и бизнеса вкупе с их клиентеллой (семьи, родственники, друзья). Усредненный декларируемый месячный доход каждого представителя этих групп в среднем в 8-12 раз выше средней зарплаты по региону (это как минимум минимумов). Реальные доходы еще выше.

Эти люди и формируют региональный спрос на дорогие автомобили, недвижимость, рестораны и т.п. Существующее положение дел, которое дает им возможность не только иметь доходы на порядки выше средних по региону, но и статусные гарантии неприкосновенности и неподотчетности для "земского суда" и общих законов, их вполне устраивает. Так что даже если РесФед вдруг будет захвачен инопланетянами-людоедами, то их режим будет обслуживаться этими же людьми.

Единственное, что снизит их лояльность федеральному центру — это резкое падение их ренты. Впрочем, решить эту "проблему" Москва всегда может усиленной ротацией местных кадров и отправкой некоторых из них в спортивно-оздоровительные лагеря усиленного режима. Как это уже было в истории Северной Евразии (а сейчас происходит в Дагестане, например). Тем более, что в регионах никто сожалеть этим гнидам не будет: на их места быстро найдутся другие.


Рисунок Василия Ложкина.





>
Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

Change privacy settings    
©  Михаил Хазин 2002-2015
Андрей Акопянц 2002-нв.


IN_PAGE_ITEMS=ENDITEMS GENERATED_TIME=2019.11.13 22.28.06ENDTIME
Сгенерирована 11.13 22:28:06 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/3477269/article_t?IS_BOT=1