Мировой кризис - хроника и комментарии

Ближайший вебинар ДИСКУССИОННОГО КЛУБА

Воробьев Артур
31 Май 20:00
Артур Воробьев "Российская судебная система - современное состояние"

Архив вебинаров >>




Новости net.finam.ru




Rambler's Top100 Rambler's Top100  


  << Пред   След >>

М.Хазин Прогноз на 2008 год.

Михаил Хазин
Москва и подмосковье
5477 дней
 8139.18
Михаил Хазин [khazin]  
05.01.2008 14:26

Традиционный экономический прогноз на 2008 год.


Экономический прогноз на 2008 год

Как это принято на сайте Worldcrisis.ru, начинается традиционный новогодний прогноз с анализа сделанного год назад прогноза на год истекший, 2007. В соответствии с ним, основным процессом, характеризующим ушедший год, должно было стать взаимодействие стихийного (то есть без определенного, согласованного всеми участниками, сценария) выхода участников мирового финансового процесса из доллара с попытками элиты «Западного» процесса приостановить этот процесс любыми средствами, как монетарными (повышение учетной ставки ФРС США), так и политическими, и чисто военными.
В прогнозе было точно отмечено, что период повышения учетной ставки в США закончится в прошедшем году, в связи с тем, что позитивный эффект от него резко сокращался, а негативный, в виде углубления депрессивных эффектов в экономике, явно нарастает. Собственно, многие эксперты, в том числе даже американские, в конце года отметили, что, возможно, рецессия в американской экономике уже началась. Я соглашусь с этим мнением по существу, отметив лишь, что слово «рецессия» тут не совсем подходит, поскольку обычно используется для описания циклического спада, а текущий кризис носит ярко выраженный структурный характер.
Отметим, что в прогнозе не было впрямую сказано, что в прошедшем году начнется период снижения учетной ставки ФРС США, хотя и был отмечен процесс, который делал это снижение почти неизбежным. Речь идет о попытках элиты «Западного» проекта консолидировать свое проектное пространство, и в экономическом, и в политическом смысле, процессе, конечная цель которого получила у нас условное наименование «Атлантического единства». Как отмечалось в прогнозе, для своего логического завершения (вплоть до создания единой «западной» зоны свободной торговли и единой валюты) этот процесс требует серьезной реструктуризации финансовой системы США, которая накопила слишком много «плохих» активов. В прогнозе много говорилось о росте совокупного долга США, деривативном «навесе» и проблемах с американским рынком недвижимости, и именно они сыграли свою роль в августе-сентябре прошедшего года, когда разразился кризис ипотечных долгов и связанный с ним кризис ликвидности, потребовавшие дальнейшего снижения учетной ставки ФРС.
В прогнозе нет точного описания этого кризиса и, скорее всего, его и нельзя было дать. Дело в том, что «странный» момент его начала (август, «мертвый сезон» мировых финансовых рынков), скорее всего, был связан с субъективными причинами, решением элиты «Западного» проекта начать наконец реструктуризацию американской финансовой системы. Однако то, что в 2007 году была высокая вероятность начала долгового кризиса в той или иной форме, не было отмечено в прогнозе, что является явным его недостатком.
Вместе с тем, следует отметить, что результатом этого осеннего кризиса ста

л существенный вброс ликвидности в финансовую систему не только в США (и за счет снижения ставки, и за счет упрощение доступа к средствам ФРС для большинства американских банков), но и Европы. Хотя сегодня еще рано делать окончательные выводы, судя по объему выданных в еврозоне стабилизационных кредитов, а главное, по масштабу их пролонгации, дело явно идет к превращению евро в полноценную эмиссионную валюту.
В прогнозе много говорилось об экономических проблемах Европы и отношениях с Россией. В истекшем году все спорные вопросы решались в пользу сотрудничества с США, как это и было предсказано. Это являлось следствием описанных в прогнозе фундаментальных геополитических причин, и еще даст свои долгосрочные последствия, как будет написано в собственно прогнозной части настоящего текста. А заключенный в конце года Лиссабонский договор (о котором, естественно, в прогнозе ничего не говорится) хотя и не решает фундаментальных проблем Европы, однако создает механизм, за счет которого, может быть, они будут решаться.
Отмеченные в прогнозе региональные экономические процессы (в Латинской Америке, Ближнем Востоке, Юго-Восточной Азии), в общем, проистекали примерно так, как в нем и было описано. Более того, в 2007 году некоторые крупные страны мира, в том числе Китай, явно объявили о постепенном выходе из доллара как главной резервной валюты.
В прогнозе на 2007 год было прямо сказано о том, что международные финансовые организации попытаются решить задачу сохранения status quo в мировой финансовой системе за счет создания механизмов «более справедливого» распределения эмиссионных денег. В реальности такая работа велась, причем основным ее центром стала система ВТО. Была сделана попытка, как решить проблему Дохийского раунда по ВТО, так и повысить авторитет этой организации за счет вступления в нее России. Отметим, что эти задачи, судя по всему, более или менее внятным результатом не завершились. Кроме того, по итогам первого этапа реструктуризации финансовой системы США явно существенно увеличилось участие «сторонних» инвесторов в капиталах крупнейших системообразующих финансовых структур долларового мира, что означает расширение списка тех лиц, которые допущены до распределения официальной прибыли. В то же время, в систему управления этих финансовых институтов, то есть к распределению эмиссионных денег, эти инвесторы допущены не были, их не пустили даже в состав советов директоров.
Что касается второй задачи международных финансовых организаций (то есть, фактически, элиты «Западного» глобального проекта), разработки и отработки технологий будущего взаимодействия валютных зон, то она явно решалась, что можно было видеть по утечкам с соответствующих встреч и конференций, однако до завершения этого процесса пока далека. К тому же, как будет показано ниже, элита «Западного» проекта еще надеется на сохранение своего контроля над мировой финансовой с

истемой. А вот в части участия, точнее, неучастия, России в этом процессе, прогноз, к сожалению, оказался совершенно верным.
В заключение анализа прогноза на 2007 год отметим, что выводная его часть, состоящая в том, что никаких острых проблем в мировой экономике этот год не принесет, оказалась абсолютно верной. А вот углубление подспудных процессов происходило активно, и именно эти процессы определят развитие ситуации в наступившем году.
Но для того, чтобы прогноз на будущее хотя бы минимально соответствовал реальным процессам, необходимо более или менее адекватно определить, на какой стадии развития кризиса находится мировая экономика и, самое главное, как этот процесс воспринимают те, кто сегодня в состоянии целенаправленно влиять на происходящие события. Прошедший год, по моему мнению, дал достаточное количество сигналов, на основании которых можно делать более или менее обоснованные выводы. К таковым, во-первых, можно отнести то, что впервые официальные представители «Западного» проекта (к которым, в частности, можно отнести нового премьера Великобритании Г.Брауна) начали говорить о том, что современная структура мировых финансов нежизнеспособна.
Во-вторых, начинать в августе реструктуризацию американских финансов было, в общем, не обязательно. Теоретически, можно было тихо выкупать обязательства части обанкротившихся владельцев заложенных домов и поддерживать status quo еще на какое-то время, но было именно что принято решение о принципиальной реструктуризации финансовой системы.
В-третьих, операция по созданию «центра силы» в Евросоюзе, заключение Лиссабонского договора, предусматривающего введение постов президента и министра иностранных дел ЕС, была, во многом, проведена вопреки интересам основных союзников Вашингтона в регионе. Такие жертвы США, вообще говоря, не свойственны, и значит, что-то очень существенное они должны были получить взамен. Скорее всего – как раз поддержку Европы в части создания системы «Атлантического единства».
Есть и еще достаточно много сигналов, которые могут быть интерпретированы в рамках изучаемого вопроса, многие из них рассматривались на сайте в течение года. Однако каждый из них достаточно спорен для того, чтобы выносить его в этот текст, так что их можно обобщить под собирательным образом «экспертное мнение» автора настоящего прогноза.
Но главными, все-таки, стали еще два события. Одно - смена политики ФРС США, разворот от политики повышения ставки к ее снижению. Причем разворот этот не был очевидным – даже в рамках голосования членов комитета по открытым рынкам ФРС были споры. Но только на первом этапе. А вот дальше – все четко выстроились в рамках единой стратегии. При этом других действий по изменению ситуации к лучшему не наблюдается, более того, не исключено, что в рамках ослабления денежной политики в финансовую систему влили денег даже больше, чем в н

ее поступало под фиктивные ипотечные активы. Тогда зачем же задействовать последний ресурс, действие которого явно ограничено во времени (ставку нельзя опускать ниже нуля)? Чуть дальше мы попытаемся дать ответ.
Другое – отказ Европы от колоссальных сельскохозяйственных субсидий своим производителям. Теоретически, такой отказ долгое время был категорическим требованием развивающихся стран Латинской Америки, Африки и Азии, производителей которых страны Евросоюза не пускали на свои рынки. И на первом этапе могло показаться, что это событие лежит в одном русле с активностью, проявленной руководством Евросоюза в части вступления в ВТО России – то есть что страны «Запада» готовы пойти на уступки в рамках Дохийского раунда и реанимировать ВТО. Однако вступления России в ВТО пока не состоялось и не очень понятно, когда состоится, а рынки Европы как были закрыты, так таковыми и остались – только механизмы их контроля изменились. А значит, опять-таки, дело здесь в другом.
А теперь вернемся к кризисным процессам в мировой экономике. Элита «Западного» проекта не может их не видеть – уж коли прямо об этом говорит. И, в общем, не может не понимать, куда идет дело: если бы денежные власти США и ЕС не влили бы в августе-сентябре на рынки объемы ликвидности, сравнимые по масштабу с агрегатами М0 своих денежных систем, то «черный вторник» по образцу 1929 года уже бы случился. А какие могут быть с их точки зрения варианты развития событий?
Полностью остановить эмиссию невозможно – во всяком случае, по своей инициативе. Поскольку это неминуемо вызовет резкое падение ВВП как США (которые, напомню, производят около 20% мирового ВВП, а потребляют – аж целых 40), так и в Евросоюзе. Который не только экспортирует значительную часть своей продукции в США, но и в страны – экспортеры в США. То есть значительную часть своих доходов ЕС получает от эмиссии долларов. А значит, эмиссионное надувание финансовых пузырей будет продолжаться еще некоторое время, хотя уже понятно, что многие из них находятся на пределе существования, после недвижимости дело дошло до кредитных СВОПов, а там, глядишь, и еще что-нибудь найдется. А само состояние дел на мировых финансовых рынках, как показали осенние события, таково, что крупной катастрофы одного из них могут не пережить и все остальные. Значит, главная задача, стоящая перед элитой «Западного» проекта – во-первых, минимизировать катастрофу для себя, а, во-вторых, максимизировать ее для конкурентов.
Вторую задачу можно решить двояко: либо за счет приоритетного использования внеэкономических способов, либо – экономических, точнее даже, финансовых. Собственно, политические перипетии США в ушедшем году (включая знаменитый доклад американской разведки об отсутствии у Ирана военной ядерной программы) как раз показывают, что в руководстве этой страны и элите «Западного» п

роекта шла острая дискуссия о методах борьбы с конкурентами и победила концепция экономического влияния. Не будем спорить о том, что лучше, но в сделанном выборе, безусловно, существенную роль сыграли чисто рациональные мотивы, поскольку военные методы, мягко говоря, очень затратны.
Другими словами, сделанный в ушедшем году выбор состоял в том, что в рамках дилеммы между (полу)военной диктатурой с подавлением конкурентов военной силой и сохранением «демократической» модели с использованием экономических рычагов выбор был сделан в пользу последней. Дело тут, правда, скорее всего, было не в прелестях «демократии» (иначе не было бы мучительных колебаний почти весь срок президента Буша-мл, включающих организацию терактов 11 сентября 2001 года, а в том, что «вытащить» посткризисную экономику в рамках исключительно американского рынка, емкость которого к тому же упадет в разы, невозможно. А распад мира на валютные зоны сделает «чужие» рынки практически недоступными. Значит, еще до начала острой стадии кризиса необходимо подготовить объединение рынков базовых стран «Западного» проекта, а затем его осуществить, что несовместимо с диктатурой в США. Политическая целесообразность здесь явно вытекала из экономической – после принятия решения о построении «Атлантического единства» команда «неоконов» в американской элите была обречена.
Отметим, что главный конкурент США – Китай, скорее всего, эту дискуссию не оставил незамеченной и в 2007 году начал активную реализацию программы «сброса» долларовых активов путем приобретения на них всего, что можно купить за деньги. Речь идет и о различных недвижимых активах (типа месторождений в Африке), и о технологиях, и о товарах. Например, о закупке большого количества авиалайнеров в Европе. При этом была разработана замечательная схема, при которой покупки в Европе делаются в кредит, причем в качестве залога выступают номинированные в долларах активы, в частности, американские казначейские обязательства. Понятно, что в случае начала острой стадии кризиса, европейские банки получат не возврат долгов в евро, а именно эти залоговые активы. Сделать тут, впрочем, уже ничего нельзя – в рамках действующей финансовой системы отказаться от таких схем просто невозможно, поскольку казначейские бумаги США имеют (в некотором смысле, по определению) высший рейтинг надежности.
В предстоящем году Китай будет активно наращивать эту программу, как и программу повышения внутреннего спроса и через два-три года резко сократит свою зависимость от кризиса современной финансовой системы.
По состоянии на сегодня, начало дефляционного шока, резкое сокращения совокупного мирового спроса, ставит эту страну (как и многие другие страны экономика которых сильно зависит от экспорта) перед явной угрозой экономического коллапса. Нужно напомнить, что экономиче

ское развитие Индии и Китая идет не путем «размывания» экспортных доходов по всему обществу (как было в СССР), а путем рекрутирования все новых и новых миллионов человек из системы традиционного для этих стран образа жизни в рамки современного производства с, в общем, западными стандартами потребления. И если в России в 90-е годы средний уровень жизни упал раза в полтора, то в этих странах, в случае резкого сокращения экспорта, картина будет совсем иная. Большая часть населения (для Китая – около миллиарда человек) этого практически не почувствует, но появится колоссальная по европейским или американским масштабам (десятки миллионов человек) группа, которой, фактически, будет предложено вернуться из нормального (по нашим меркам) общества почти в доисторический период.
В таких странах как Япония или Россия падение уровня жизни будет сравнимо с началом 90-х у нас или с «Великой» депрессий в США – то есть сокращение уровня потребления примерно раза в полтора-два. И то, и другое – острейший социально-политический кризис, но вполне совместимый с сохранением правящей элиты. А вот в Китае средний уровень жизни может упасть и меньше, зато у некоторой значительной группы – существенно глубже. Теоретически, исторические традиции Китая позволяют такие группы просто нивелировать (и не обязательно физически, т.н. «культурная революция» тому пример), но надо понимать, что именно эта группа является символом движения Китая к лидерству во всем мире. Иными словами, борьба с потерявшими привычную основу для существования «западниками» в китайском обществе означает его замыкание, резкое усиление акцентов, направленных «вовнутрь», с соответствующим ослаблением внешней активности. А если еще учесть, что «западники» получат активную поддержку из-за рубежа, то можно смело говорить о том, что такой сценарий практически неминуемо выведет Китай и другие страны с аналогичным устройством общества из борьбы за приоритетные позиции в мировой экономике и геополитике. Наша страна, впрочем, как и Япония, сегодня конкурентом для «Западного» глобального проекта не является, а вот Китай ему надо вывести из строя обязательно - иначе о первенстве США и, вообще, «Западного» проекта, говорить не приходится.
Но, еще раз повторим, такой вариант руководители Китая (и, возможно, Индии) считают и предпринимают контрмеры. Это означает, что если уж «западом» выбран вариант не силового, а финансово-экономического взаимодействия, то начало острой стадии кризиса, сценарий дефляционного шока, резкого падения совокупного мирового спроса, должен быть запущен в течение не более двух лет . Теоретически, логику здесь можно даже продолжить, тем более, что такие рассуждения все равно принципиальны для сценария на 2008 год. В ноябре следующего года в США состоятся президентские выборы и делать кризис под них – как-то неправильно. В январе 2009 к власти

приходит новая (антикризисная) администрация и, после того, как в течение полугода она осваивается на новых местах, в частности, согласовывает свои позиции с руководителями Евросоюза, можно начинать операцию. Иными словами, с точки зрения логики, рукотворный дефляционный шок следует ожидать во второй половине 2009 года, а в 2008 году никаких потрясений быть не должно.
Разумеется, все это верно только в том случае, если принять на веру описанную выше логику руководителей «Западного» глобального проекта. Отметим, что альтернативной просто не видно – разве что считать этих людей клиническими идиотами. Но если принять, то можно сказать, что вероятность того, что новым президентом США станет признанный антикризисный менеджер Рудольф Джулиани, становится значительно выше, несмотря на то, что он республиканец. А вот шансы Х.Клинтон и Б.Обамы можно оценить как невысокие – поскольку нет никакой уверенности, что они будут адекватны стоящей перед страной задаче.
Возвращаясь к первой задаче, которая стоит перед «Западным» проектом, необходимо отметить, что его лидеры, скорее всего, рассматривают развитие ситуации именно в рамках сценария дефляционного шока по образцу 1929 года. Это хорошо видно по многочисленным заявлениям западных экспертов и чиновников, кроме того, именно этот вариант оптимален с точки зрения экономического ослабления конкурентов. Да и отказ от силового сценарий подтверждает такую оценку ситуации.
Самым неприятным последствием кризиса 1929-30 годов с точки зрения управляемости процессом со стороны элиты, было разрушение банковской системы страны. Падение жизненного уровня населения, если его можно списать на внешние факторы и частично компенсировать за счет господдержки, по всей видимости, не представляется такой уж опасной. Во всяком случае, падение жизненного уровня в два раза пережили как сами США во времена Великой депрессии, так и, например, Россия в 90-е годы и социально-политической катастрофы это не вызвало. На самом деле, впрочем, нынешняя ситуация в США существенно отличается от ситуации 29 года, но об этом позже.
А вот разрушение банковской инфраструктуры, особенно, «на местах», то есть той его части, которая непосредственно связана с инфраструктурой, обеспечивающей жизнедеятельность рядовых граждан и малого бизнеса, может стать очень серьезной проблемой. Даже более серьезной, чем в 1929-30 гг., поскольку современная институциональная структура американской экономики значительно более сложная, чем почти восемьдесят лет назад. И если в период активной эмиссионной накачки главную роль в экономике играют крупные банки, через которые напечатанные деньги «легализуются» в экономике, то после дефляционного шока ключевую роль будут играть мелкие и средние региональные банки, обеспечивающие связь с экономической инфраструктуры на местном уровне.
Но многие годы эмиссионного бума серьезно подорвали надежность и качество именно этих институтов. В качестве активов

они выбирали (в том числе и по рекомендациям крупных банков-корреспондентов, своих, так сказать, «старших товарищей») как раз те активы, которые сегодня поставлены под серьезные сомнения. Для крупных банков, особенно впрямую допущенных к эмиссионным деньгам, это не проблема. А для региональной банковской сети, как показал опыт 1929-30 годов, да и Японии начал 90-х, это станет катастрофой. И если исходить из логики неизбежности рукотворного дефляционного шока, то получается, что главной задачей денежных властей США является реструктуризация именно региональной банковской сети, существенное оздоровление ее активов.
Что при этом будет с крупными банками – в общем, наплевать. Во-первых, часть из них можно и обанкротить (в том числе с крупным иностранным участием), поскольку не так уж и много их нужно на всю страну. Во-вторых, их главное преимущество – международная сеть, может быть как единое целое передана тем из них, которые будет сочтено целесообразным сохранить. В-третьих, само значение этой сети в условиях дефляционного шока резко упадет. Ну и, наконец, в конце концов, можно обанкротить вообще все крупные банки, поскольку доступ к эмиссии практически автоматически делает крупным любой финансовый институт.
Приведенный анализ дает возможность достаточно четко описать ту систему действий и событий, которая ожидает мировую экономику в 2008 году. Этот год будет характеризоваться постоянно идущей реструктуризацией финансовых институтов зоны доллара, причем акцент будет делаться на выявление все новых и новых ненадежных инструментов. Реструктуризация будет состоять в том, что крупные американские финансовые институты будут выкупать у региональных эти ненадежные инструменты, оздоровляя их балансы и принимая на себя дополнительные риски. Компенсироваться они будут частично за счет эмиссионных денег, частично, за счет средств иностранных инвесторов. Некоторые из которых будут искренне рады войти в капитал системообразующих банков, куда их ранее не пускали, а некоторые, понимая неизбежность дефляционного шока, считая, что в рамках непосредственного участия в крупнейших американских банковских институтах, они смогут лучше защитить свои капиталы.
Не исключено, что часть этих крупных финансовых институтов будет вынуждена обанкротиться еще в текущем году. Однако, скорее всего, эта процедура произойдет путем разделения этих структур на составные части по направлениям деятельности, которые и будут выкуплены другими участниками рынков. Банкротств типа «Энрона» ожидать не приходится, современное состояние мировой финансовой системы таких катаклизмов может не пережить.
При этом будет происходить постепенная адаптация бюджетных систем США и Евросоюза. Именно в рамках этой процедуры, скорее всего, и были сокращены сельскохозяйственные дотации в ЕС. Целью этой процедуры является объединение рынков Европы и Северной Америки.
Развитие ситуации на финансовых рынках станет продолжением тенденций, сложившихся в предыду

щем году. Ускоренный рост цен на «реальные» (в рамках действующей экономической модели) активы, постепенное (но не принимающее катастрофические формы) ослабление доллара и рост альтернативных валют, быстрый рост доходов нефтеэкспортеров и стран, имеющих крупные экспортные поставки в США.
Международный товарооборот будет активно расти не только в денежном, но и в натуральном выражении - за счет повышения покупательной активности стран – владельцев крупных долларовых активов. Россия, впрочем, как всегда здесь останется «не при делах», поскольку нашими финансами руководят люди, слепо подчиняющиеся элите «Западного» проекта, кровно заинтересованных ныне в том, чтобы найти как можно больше «емкостей» для сброса избыточной ликвидности. Собственно, кроме России непонятно даже, куда ее сегодня можно сбрасывать – дураков больше нет. А значит, Россия останется в наступившем году единственной в мире крупной страной, страдающей от избытка спекулятивных капиталов при явном недостатке капитальных инвестиций.
Собственно говоря, на констатации этого факта, что 2008 год станет для мировой экономики, в некотором смысле, повторением года предыдущего, разве что с некоторым углублением сложившихся тенденций, можно было бы и закончить прогноз. Если бы не два обстоятельства. Первое состоит в том, что мы могли неверно рассчитать тот сценарий, который выстраивает мировая финансовая элита. Не говоря уже о том, что такого сценария может вообще не быть, хотя это крайне маловероятно. В этом случае именно в следующем году черты этого альтернативного сценария должны проступить явно – поскольку, как уже говорилось, ресурса последнего «предохранительного» механизма, снижения учетной ставки ФРС, точно не хватит больше, чем на два года.
Неоднократно проводимый анализ событий 1929 года показывает, что кризис произошел как раз в тот момент, когда ФРС начала ужесточение денежной политики. Но в условиях постоянного снижения ставки, в качестве детонатора дефляционного шока может выступить и прекращение смягчения денежной политики – просто в связи с исчерпанием соответствующих механизмов. Так что если в январе ФРС еще раз снизит ставку, в чем на сегодня нет никаких сомнений, то временной горизонт текущей финансовой политики будет составлять где-то конец 2009 года, если только элита «Западного» проекта не предъявит что-то очень основательное и радикальное. Что, впрочем, все равно будет означать слом тенденции последних десятилетий.
А вот второе обстоятельство более интересное. Дело в том, что внимательным читателям этого сайта не может не быть понятно, что сценарий 1929 года, под который, как мы предполагаем выше, «заточена» политика элиты «Западного» проекта, в принципе не может быть повторен в нынешних условиях. Проблема в том, что, в отличие от Америки 20-х годов прошлого века, современная экономика США страдает не от циклического монетарного кризиса,

а от кризиса структурного. Подробно об этом можно прочитать на сайте или в книжке А.Кобякова и автора настоящего прогноза, нас же сейчас интересует только одно обстоятельство: суть этого кризиса состоит в том, что довольно значительная часть американской экономики существует исключительно за счет внеэкономического перераспределения ресурсов. Механизм этого перераспределения построен на эмиссии доллара (аналогичный по содержанию механизм в СССР был основан на централизованном перераспределении) и дефляционный шок его неминуемо разрушит.
Разумеется, собственно эмиссию после начала острой стадии кризиса можно будет и продолжить, хотя это существенно сократит его «оздоровительный» эффект для экономики, и, главное, резко затруднит взаимодействие в рамках «Атлантического единства». Кроме того, в связи с резким сокращением экономики вообще, а ее финансовой части особенно, относительная доля эмиссии по отношению к текущим финансовым потокам для поддержания отраслей, составляющих десятки процентов от нынешней величины ВВП США, должна резко возрасти – что резко усилит ее негативное влияние.
Анализ, сделанный автором настоящего текста в начале 2000-х годов по статистическим данным конца 90-х, показал, что доля американской экономики, которая практически полностью находится на «дотационной эмиссии», на тот момент составляла где-то 12-15% от ВВП. С учетом эффекта мультипликации, связанного с межотраслевыми потоками, долю, которая критическим образом зависит от эмиссионного дохода, нужно увеличить еще на 15-20%. За прошедшие годы, с учетом увеличения масштаба эмиссии и роста экономики США, этот объем должен был еще более вырасти.
Иными словами, расчеты депрессионного спада ВВП, на которых, судя по всему, основаны сценарные расчеты элиты «Западного» проекта, должны быть существенно дополнены. В исходном варианте этого сценария должно произойти примерно 50-процентное падение ВВП США, растянутое на несколько лет после дефляционного шока, причем на фоне аналогичного и даже, у некоторых нынешних мировых экономических лидеров, более сильного спада. В реальности же к нему должно добавиться как минимум 30%-е и практически мгновенное (до года) после дефляционного шока, структурное сжатие экономики.
Такое существенное изменение делает позитивный (для «Западного» проекта) эффект от этого сценария практически неосуществимым. Более того такое масштабное отклонение от «базового» варианта резко ослабляет США по отношению к их основным геополитическим конкурентам, прежде всего, Китаю и, скорее всего, делает невозможным операцию по «консолидации» базовой проектной территории в рамках «Атлантического» проекта. Впрочем, эти рассуждения уже выходят за рамки горизонта годового прогноза.
В заключение, остается сделать одно важное замечание. Описанная в

ыше ошибка в реальном развитии сценария дефляционной части кризиса (гипотетическая, разумеется), возможна по той причине, что собственно расчетами, оценками и моделированием занимаются не сами представители элиты, а специально подготовленные для этого люди – экономисты и финансовые аналитики. Однако их на протяжении как минимум двух поколений готовили в рамках системы, в которой доминируют монетарные представлений об экономике – из-за чего структурные факторы в их видении явно уходят на второй план, с чем неоднократно сталкивался автор настоящего прогноза, по всей видимости, первым объяснившим структурные причины нынешнего кризиса мировой экономики.
В то же время, часть «Западной» элиты, а также другие элитные группы, в «Западный» проект не входящие, могут и понимать (возможно, путем внеэкономических методов анализа), что описанные выше планы обречены на провал, а XXI век будет веком сложного взаимодействия нескольких центров сил. И главной задачей большинства игроков, претендующих на свое место в рамках этой геополитической игры, в такой ситуации является не допустить, чтобы один из них на начальной стадии не получил слишком большой ресурс. Иными словами, нельзя допустить, чтобы по итогам острой стадии кризиса кто-то из участников геополитической схватки оказался намного сильнее других.
Сценарий «Западного» проекта, рассмотренный выше, не предполагает существования сильной России. Даже более того, возможно, не предполагает ее дальнейшего существования в принципе. И современная российская элита, либо напрямую поставленная «Западом», либо находящаяся под давлением его ценностной базы, активно реализовывает эту задачу. Но неудача описанного выше сценария лишает эту элиту ресурсов для самостоятельного выживания, что ставит Россию перед прямой угрозой распада. В этом случае, тот ресурс, который по базовому сценарию элиты «Западного» проекта, его конкуренты должны направить на сопротивление его доминированию, в реальности может быть направлен на захват построссийского «наследства». В частности, Китай почти наверняка направит его на взятие под контроль Дальнего Востока и Сибири.
Допустить такой вариант категорически невозможно ни одному из потенциальных игроков на мировой геополитической арене XXI века, поскольку противостоять Китаю в этом случае будет почти невозможно. А значит, этим участникам мировой «игры» категорически необходимо обеспечить за оставшийся срок возникновение в России национальной элиты и дать ей ресурс, за счет которого она сможет самостоятельно «отбиться» от притязаний внешних сил. Да, разумеется, это создаст по итогам кризиса дополнительный центр силы на планете, но, в конце концов, пять их или шесть – разница непринципиальная, чего нельзя сказать о случае, когда есть один центр силы – и все остальные. И нельзя исключать, что работа в этом отношении станет значимым фактором для России и всего ми

ра в наступившем году, хотя подробнее об этом – в прогнозе для России.

М.Хазин, 1-5 января 2008 года.

Просмотров за 24 часа 1 всего 589
  << Пред   След >>
К этому материалу имеется 234 комментария. Для просмотра комментариев вам необходимо ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ 
Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Михаил Хазин : другие публикации

Вторая часть моего интервью Nevex'у

О разных ассоциациях

Михаил ХАЗИН. #Говорит Москва. "Владимир Путин: Дно кризиса пройдено". (20.05.2016)

Все публикации

Последние публикации на сайте

Саша Корпанюк Герой украинского Луганска! На кого равняться?

Старцев Вадим Британские врачи: отказ от животных жиров принес «катастрофические последствия»

Ринат Минаев Свершилось: Путин официально повысил пенсионный возраст чиновникам.

Все новое

Обсуждение: 234 комментария, последний - 09.11.2008 10:19,

Просмотр и участие в обсуждениях доступно только зарегистрированным пользователям.

Регистрация на сайте так же позволит вам выставлять оценки материалам и комментариям, получать рассылки самых интересных материалов сайта, и массу других полезных возможностей!

Если вы были зарегистрированы ранее, войдите на сайт
Логин или email:    Чужой компьютер
Пароль:    Забыли пароль?


   
Если нет - зарегистрируйтесь сейчас
Логин*:
Допустимы только маленькие латинские буквы
Вас зовут*:  
(введенное имя будет использоваться для именования вас на форуме, в ваших материалах и др.)
Пароль*:    Повторите пароль:   
e-mail*:
Этот e-mail будет использован для доставки вам сообщений от сервера. Адрес скрыт от просмотра всеми, кроме вас, и не передается третьим лицам. Не рекомендуется использовать почтовые адреса сервисов hotmail.com & live.com! Эти сервисы не принимают почту от нашего сервера.
Проверочный код:

Чужой компьютер
    

Или войдите на сайт через какую-нибудь социальную сеть

вход через соцсети





Материалы данного сайта могут свободно копироваться при условии установки активной ссылки на первоисточник.

©
Михаил Хазин, Андрей Акопянц
2002-2013


IN_PAGE_ITEMS=368100ENDITEMS GENERATED_TIME=2016.05.24 09.35.46ENDTIME
Сгенерирована 05.24 09:35:46 URL=http://worldcrisis.ru/crisis/368100/article_t?